Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Перевод и коммуникативная ситуация

Покупка
Артикул: 636404.04.99
Доступ онлайн
375 ₽
В корзину
Предлагаемая читателю монография представляет собой опыт изучения закономерностей перевода с точки зрения коммуникативно-функционального подхода. В работе предлагается классификация коммуникативных ситуаций с использованием перевода, выделяются различные стратегии перевода, а также переводческие тактики, обеспечивающие реализацию соответствующих стратегий в рамках различных коммуникативных ситуаций. Излагаются основные положения коммуникативно-функционального подхода к переводу. Для специалистов в области теории и практики перевода, студентов переводческих факультетов и факультетов иностранных языков, обучающихся по направлению «лингвистика» (профиль «Перевод и переводо-ведение»), магистрантов и аспирантов.
Сдобников, В. В. Перевод и коммуникативная ситуация : монография / В. В. Сдобников. - 4-е изд., стер. - Москва : ФЛИНТА, 2022. - 463 с. - ISBN 978-5-9765-2112-4. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/1875610 (дата обращения: 20.04.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
В.В. Сдобников

ПЕРЕВОД  
И КОММУНИКАТИВНАЯ 
СИТУАЦИЯ

Монография

4-е издание, стереотипное

Москва
Издательство «ФЛИНТА»
2022

УДК 81’25
ББК 81

С27

   Перевод и коммуникативная ситуация : монография / 
В.В. Сдобников. — 4-е изд., стер. — Москва : ФлИнта, 2022. — 
463 с. — ISBN 978-5-9765-2112-4 . — Текст : электронный.

Предлагаемая читателю монография представляет собой опыт изу
чения закономерностей перевода с точки зрения коммуникативно-функционального подхода. В работе предлагается классификация коммуникативных ситуаций с использованием перевода, выделяются различные 
стратегии перевода, а также переводческие тактики, обеспечивающие 
реализацию соответствующих стратегий в рамках различных коммуникативных ситуаций. Излагаются основные положения коммуникативнофункционального подхода к переводу.

Для специалистов в области теории и практики перевода, студентов 
переводческих факультетов и факультетов иностранных языков, обучающихся по направлению «лингвистика» (профиль «Перевод и переводоведение»), магистрантов и аспирантов.

© Сдобников В.В., 2015
© Издательство «ФлИнта», 2015

УДК 81’25
ББК  81

ISBN 978-5-9765-2112-4 

Р е ц е н з е н т ы :

д-р филол. наук, проф. В.И. Карасик 
(Волгоградский государственный социально-педагогический университет);
д-р филол. наук, доцент Е.В. Терехова 
(Дальневосточное отделение Ран, Владивосток)

Сдобников В.В.

С27 

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕнИЕ ..................................................................................................... 6

Глава I.  Сущность коммуникативно-функционального подхода 

к переводу .....................................................................................9 

1.1.  Становление коммуникативно-функционального подхода  

к переводу в западном переводоведении .................................... 9

1.2.  Становление коммуникативно-функционального подхода  

к переводу в российском переводоведении ................................26 

1.3.  Основные положения коммуникативно-функционального  

подхода к переводу. Определение перевода ..............................40 

Глава II.  Типология коммуникативных ситуаций 

с использованием перевода .......................................................48

2.1.  Структура акта двуязычной коммуникации .............................48 

2.2.  Коммуникативная ситуация и ее составляющие ..................61 

2.3.  Основные параметры коммуникативной ситуации ..............64 

2.4.  Специфика коммуникативной ситуации 

двуязычного общения ...................................................................70 

2.5.  Основные типы коммуникативных ситуаций  

с использованием перевода ..........................................................73 

2.5.1. КСП первого типа ........................................................... 75

2.5.2. КСП второго типа ..............................................................84

2.5.2.1. КСП-2: автор Ит — инициатор перевода ...........85

2.5.2.2. КСП-2: получатель Пт — 

инициатор перевода ............................................87 

2.5.2.3. КСП-2: заказчик перевода — 

инициатор перевода .............................................89

2.5.2.4. КСП-2: переводчик — инициатор перевода .......90

2.6.  Фактор адресата в КСП ................................................................93
2.6.1. Фактор адресата в КСП-1 ................................................. 95

2.6.2. Фактор адресата в КСП-2 ..................................................99

2.6.2.1. Фактор адресата в ситуации КСП-2автор .............101 

2.6.2.2. Фактор адресата в ситуации КСП-2recipient ......... 102

2.6.2.3. Фактор адресата в ситуации КСП-2buyer ............104 

2.6.2.4. Фактор адресата в ситуации КСП-2trans ...............107 

Глава III. Типы стратегий перевода. Тактики перевода,  

переводческие операции ......................................................... 110

3.1.  Основные подходы к определению стратегии перевода ...........110 

3.2.  Общее определение стратегии перевода .................................123 

3.3.  тактики перевода, переводческие операции: дефиниции .......136 

3.4.  типы стратегий перевода ........................................................... 145

3.4.1. Стратегия коммуникативно-равноценного перевода:  

определение .................................................................150 

3.4.2. Использование стратегии 

коммуникативно-равноценного перевода 
в разных видах КСП ........................................................152

3.4.3. Стратегия терциарного перевода: определение ............161

3.4.4. Использование стратегии терциарного перевода 

в разных видах КСП ........................................................165

3.4.5. Стратегия переадресации: определение ..........................170

3.4.6. Использование стратегии переадресации 

в разных видах КСП ........................................................171 

3.5.  Распределение стратегий перевода 

по коммуникативным ситуациям: общие выводы ......................175 

3.6.  Переводческий анализ — этап формирования стратегии 

перевода .......................................................................................181 

Глава IV. Тактики перевода как способы реализации  

переводческих стратегий .........................................................199

4.1.  тактики реализации стратегии 

коммуникативно-равноценного перевода в КСП-1 ...................200

4.2.  тактики реализации стратегии 

коммуникативно-равноценного перевода 
при осуществлении социального перевода ..............................221 

4.3.  тактики реализации стратегии 

коммуникативно-равноценного перевода в КСП-2 ................. 238

4.3.1. тактики перевода специального текста 

как способы реализации стратегии 
коммуникативно-равноценного перевода .....................238

4.3.2. тактики перевода рекламного текста  

как способы реализации стратегии 
коммуникативно-равноценного перевода ....................258 

4.3.3. тактики перевода художественного текста 

как способы реализации стратегии 
коммуникативно-равноценного перевода ......................270

4.3.4. Комплексная реализация тактик перевода  

художественного текста .................................................374

4.4.  тактики реализации стратегии терциарного перевода .............391 

4.5.  тактики реализации стратегии переадресации .........................413 

Заключение ....................................................................................................438

Библиография ................................................................................................442 

Список лексикографических источников ...................................................460

Источники иллюстративного материала ....................................................461

ВВЕДЕНИЕ

В истории становления и развития лингвистической теории перевода как науки довольно четко выделяются два этапа. Для первого 
этапа (50—80-е годы ХХ в.) характерен особый интерес к вопросам 
соотношения оригинала и перевода на различных языковых уровнях, к выявлению различий и черт сходства между языками, влияющими на процесс перевода, к описанию переводческих операций 
(трансформаций), т.е. к технологическим аспектам перевода, определяемым совпадением/несовпадением структур языков, сталкивающихся в процессе перевода. Решение указанных вопросов осуществлялось прежде всего на основе сопоставления оригинала с его 
переводом. таким образом, основной подход к изучению перевода 
на первом этапе развития переводоведения можно охарактеризовать 
как сугубо лингвистический, или текстоцентрический. Вместе с тем 
уже на первом этапе научного осмысления феномена перевода наблюдаются попытки выйти из узкого круга сугубо лингвистических 
проблем и исследовать прагматические факторы перевода. Уверенное обращение к исследованию прагматических аспектов перевода 
в 70-е годы и обращение к вопросам, связанным с культурой (cultural 
turn), в 80-е годы [Snell-Hornby 2006] ознаменовали начало нового 
этапа в развитии науки о переводе. В 80—90-е годы обозначилось 
заметное расширение как объекта, так и предмета переводоведческих исследований: в сферу внимания ученых попали культурологические аспекты перевода, связанные с особенностями перевода как 
способа обеспечения межъязыковой и межкультурной коммуникации [Комиссаров 1990], социолингвистические и этнопсихолингвистические факторы, влияющие на процесс и результат перевода, 
особенности переводческой деятельности, связанные с личностью 
переводчика как вторичной языковой личностью [Халеева 1989], 
подверглись изучению и психолингвистические аспекты посреднической деятельности переводчика [Пищальникова 1999; Сорокин, 

Марковина 1988; Пшёнкина 2005]. Переводческий акт, переводческая деятельность в целом стали пониматься как способ обеспечения межкультурной коммуникации между разноязычными субъектами, решающими определенные задачи. Учет особенностей коммуникантов, определяемых их принадлежностью к разным языковым 
коллективам и разным культурам, стал априорным моментом в современных переводоведческих исследованиях. антропоцентрический подход, предполагающий изучение не только текстов, но и тех, 
кто ими пользуется и их создает, возобладал над текстоцентрическим подходом, хотя это и не затронуло в необходимой степени такую область переводоведения, как дидактика перевода. Итак, можно 
утверждать, что в последние десятилетия в науке о переводе сложились предпосылки формирования нового подхода к изучению и осуществлению перевода, который мы предлагаем называть коммуникативно-функциональным. не исключая полностью возможность 
применения текстоцентрического подхода для изучения частных, 
технологических аспектов перевода, коммуникативно-функциональный подход открывает путь к осознанию сущностных характеристик переводческой деятельности.
В работе формулируются основные положения коммуникативно-функционального подхода к переводу. Отказ от сугубо лингвистического, текстоцентрического подхода к переводу предполагает 
рассмотрение переводческого акта в рамках определенной коммуникативной ситуации с учетом ее наиболее значимых параметров. Исследования, нацеленные на постижение сущности перевода как деятельности, опираются на современные переводоведческие концепции, 
позволяющие выделить не только лингвистические, но и экстралингвистические факторы, влияющие на процесс и результат перевода. 
Образуя теоретическую и методологическую основу коммуникативно-функционального подхода к переводу, современные переводоведческие концепции способствуют выявлению зависимости самого 
характера переводческого процесса, а также осуществляемых переводчиком действий от структуры коммуникативной ситуации, в которой осуществляется перевод, и целей переводческой деятельности, 
осознаваемых переводчиком в рамках определенной коммуникативной ситуации. До настоящего времени эта зависимость оставалась 

скрытой от внимания исследователей, и этот факт в определенной степени определил наличие существенных расхождений во взглядах 
переводоведов на сущность перевода как деятельности.
С точки зрения коммуникативно-функционального подхода в 
работе дается определение понятию «перевод», предлагается типология коммуникативных ситуаций с использованием перевода, 
определяется содержание таких понятий, как «стратегия перевода» 
и «тактика перевода», обосновывается зависимость стратегии перевода, реализуемой переводчиком, от специфики самой коммуникативной ситуации, в которой перевод осуществляется, рассматриваются способы реализации различных стратегий перевода в разных 
коммуникативных ситуациях (тактики перевода).
Конечной целью проведенного исследования является выработка новой парадигмы переводоведческих исследований, основанной 
на учете всех формантов коммуникативной ситуации, включая цель 
перевода. В рамках данной парадигмы представляется возможным 
по-новому взглянуть на суть «старых» переводческих проблем и 
предложить им новое решение, соответствующее реальному характеру переводческой деятельности и тем требованиям, которые предъявляются к ней в реальной жизни.

Глава 1. СУЩНОСТЬ 
КОММУНИКАТИВНО-ФУНКЦИОНАЛЬНОГО 
ПОДХОДА К ПЕРЕВОДУ

1.1. Становление 
коммуникативно-функционального подхода 
к переводу в западном переводоведении

Коммуникативно-функциональный подход к переводу основан 
на положении о включенности переводческого акта в широкий контекст межъязыковой и межкультурной коммуникации, в процесс 
общения — непосредственный или опосредованный — между автором оригинала и получателями перевода. К числу компонентов коммуникативного акта, таким образом, следует относить, помимо текстов оригинала и перевода, самих субъектов коммуникативной деятельности, т.е. автора исходного сообщения, получателя перевода, а 
также переводчика. В целом структура акта переводной коммуникации 
соответствует представлению Р. Якобсона о структуре одноязычной 
речевой коммуникации, которая в качестве необходимых элементов 
включает адресанта, адресата, сообщение, контекст, код и контакт [Якобсон 1975: 198]. В условиях двуязычной коммуникации задача переводчика заключается в достижении той цели, ради которой осуществляется перевод, цели, определяемой самими условиями ситуации 
двуязычной коммуникации. При этом сами тексты оригинала и перевода выступают в качестве инструментов коммуникации, инструментов обеспечения определенного коммуникативного воздействия 
на получателя. При установлении степени успешности определенного акта межъязыковой коммуникации (адекватности перевода) следует принимать во внимание, насколько полно результирующий текст 
(Пт) соответствует той цели, с которой он создавался, и условиям коммуникативной ситуации с использованием перевода. В этом заклю
чается коммуникативно-функциональный подход к осуществлению 
и изучению перевода как вида деятельности, обеспечивающей коммуникацию между разноязычными коммуникантами в рамках их 
предметной (производственной или познавательной) деятельности.
несмотря на то что коммуникативно-функциональный подход к 
переводу зародился во второй половине ХХ в., своими корнями он 
уходит в глубокую историю переводческой деятельности. К числу его 
«предтечей» можно с полным правом отнести Цицерона и св. Иеронима, которые настаивали на передаче смысла оригинала, а не его 
слов («non verbum e verbo, sed sensum exprimere de sensu»). Установка 
на передачу смысла текста свидетельствует об осознании переводчиками того, что получатель перевода в большей степени заинтересован 
в понимании именно смысла, а не в уяснении языковых особенностей 
его выражения в тексте оригинала или значений использованных в 
оригинале слов. Здесь уже прослеживается определенный учет — может быть, не вполне осознанный — потребностей и ожиданий получателя перевода. И это при том, что и Цицерон, и Иероним вели речь 
о переводе Священного писания, где, как писал Иероним, «и порядок 
слов есть таинство» (verborum ordo mysterium est).
Еще более отчетливо мысль о необходимости донести смысл текста до сознания реципиента перевода звучит в теоретических работах 
Мартина лютера и практически воплощена в его переводе книг нового и Ветхого Заветов. Перевод Священного писания на понятный 
каждому немцу язык должен был способствовать укреплению убежденности человека в истинности христианского учения, укреплению 
веры в Господа. таким образом, перевод рассматривался в качестве 
средства обеспечения определенного коммуникативного воздействия на читателя, если говорить современным языком. не случайно 
М.Я. Цвиллинг, комментируя переводческие принципы Мартина лютера, изложенные в «Послании о переводе и заступничестве святых», 
утверждает, что «здесь... последовательно проводится не только 
принцип нормативности перевода, но и его прагматической полноценности, оптимального соответствия ожиданиям получателя, беспрепятственного восприятия в соответствии с признанными им нормами вербального (и реального) поведения» [Цвиллинг 2009: 76]. 
Обобщая компоненты переводческой системы Мартина лютера, 

М.Я. Цвиллинг утверждает, «что в них как бы в свернутом виде содержится весь позднейший путь развития науки о переводе — учение 
о смысловом инварианте, о прагматической направленности перевода, о нормативности переводных эквивалентов и т.д.» [Цвиллинг 
2009: 76]. Упоминание о прагматической направленности перевода 
для нас является особенно ценным, поскольку подтверждает наше 
утверждение о роли Мартина лютера как одного из «предтечей» 
коммуникативно-функционального подхода к переводу.
Однако основы коммуникативно-функционального подхода к 
переводу сложились в более или менее законченном виде лишь во 
второй половине ХХ в. Именно в это время языкознание значительно расширило область своих интересов: «...от исключительного внимания к развитию и структуре языковых систем оно обратилось к 
широкому кругу проблем, определяющих возможность использования языка как орудия мысли и средства речевой коммуникации» 
[Комиссаров 1999а: 3]. В центре внимания лингвистов оказалась 
смысловая сторона языковых единиц и речевых произведений, связь 
языка с мышлением, реальной действительностью, с обществом и 
его культурой. В рамках переводоведческих исследований, наряду с 
филологическим, лингвистическим и социосемантическим подходами, появился и коммуникативный подход, в основе которого — такие заимствованные из теории коммуникации понятия, как источник, сообщение, рецептор, обратная связь, процессы кодирования и 
декодирования. Большой вклад в развитие современного переводоведения внесли исследования, ориентированные главным образом 
на рецептора перевода, анализирующие прагматическое воздействие или коммуникативный эффект и способы достижения такого 
эффекта [Комиссаров 1999а: 8]. таким образом, конкретный переводческий акт, равно как и переводческая деятельность в целом, стали рассматриваться (хотя и далеко не всегда) в широких рамках 
межъязыковой и межкультурной коммуникации.
Можно обоснованно предположить, что изначально основы коммуникативно-функционального подхода возникли в западном переводоведении, а затем были восприняты и получили развитие в отечественной теории перевода [Сдобников 2009а]. Представляется, 
что наибольший вклад в формирование данного подхода внесли ра
боты Ю. найды, представителей лейпцигской переводоведческой 
школы, переводоведов Западной Германии, а также некоторых других представителей западной переводческой мысли.
Из числа «некоторых других представителей западной переводческой мысли» прежде всего следует отметить Дж. Касагранде, который 
в своей статье «Цели перевода», опубликованной в начале 50-х годов 
ХХ в., сформулировал понятие «абсолютной эквивалентности». «абсолютная эквивалентность» в представлении Дж. Касагранде предполагает обеспечение идентичной реакции читателей перевода. В качестве способа проверки эквивалентности перевода Дж. Касагранде 
предлагал изучение реакций на перевод со стороны его получателейинформантов (излагается по [Комиссаров 1999а: 49]). несомненно, 
Дж. Касагранде в определенной степени предвосхитил некоторые 
концепции переводоведческой школы Ю. найды.
Идеи Юджина найды повлияли на формирование основ коммуникативно-функционального подхода к переводу, хотя и не обрели в 
России должного признания и поддержки. наибольшую известность 
приобрело предложение Ю. найды различать два вида эквивалентности — формальную и динамическую [Nida 1964]. Если формальная 
эквивалентность ориентирована на оригинал, то динамическая эквивалентность, напротив, ориентирована на реакцию Рецептора и стремится обеспечить равенство воздействия на читателя перевода. таким 
образом, задачей перевода, по мнению Ю. найды, является создание 
на языке перевода «наиболее близкого естественного эквивалента» 
(the closest natural equivalent) тексту оригинала, а наибольшая близость, в свою очередь, определяется прежде всего равенством реакции рецепторов перевода и рецепторов оригинала.
Следует заметить, что в настоящее время требование равенства 
реакций со стороны рецепторов оригинала и перевода представляется максималистским, поскольку не учитывает существенных различий между самими рецепторами Ит и Пт, которые определяются их 
принадлежностью к разным культурам, различиями в фоновых знаниях, разным опытом и т.п. С учетом этого обстоятельства равенство 
реакций представляется недостижимым идеалом. Да и следует ли рассматривать такое равенство в качестве критерия полноты межъязыковой коммуникации, когда и в одноязычной коммуникации реак
ции разных получателей одного и того же текста могут быть различны? не случайно сам Ю. найда в своей более поздней работе [Nida 
1976] проявляет уже большую осторожность в формулировании требования равенства реакций, отходит «от крайности предыдущих монографий» [Комиссаров 1999а: 56]. В еще более поздней работе Ю. найда, вводя понятие «функциональной эквивалентности» (functional equivalence) в качестве замены понятия «динамической эквивалентности», 
ссылается на свою работу, написанную совместно с Ч. тейбером, в 
которой «the translation process has been defined on the basis that the 
receptors of a translation should comprehend the translated text to such 
an extent that they understand how the original receptors must have understood the original text» [Waard, Nida 1986: 36]. В этом утверждении 
уже нет крайностей, связанных с требованием обеспечить равенство 
реакций со стороны получателей оригинала и перевода. но важной 
остается ориентация на получателей перевода, которая предполагает создание такого текста перевода, ознакомление с которым позволило бы получателям Пт понять, как воспринимают Ит его получатели. По сути, осознание получателями перевода характера воздействия на получателей оригинала со стороны исходного текста и 
есть, по мнению Ю. найды, критерий успешности межъязыковой коммуникации.
В концепции Ю. найды наиболее привлекательной нам представляется идея вовлеченности получателя перевода в сам процесс двуязычной коммуникации, идея учета степени понимания получателем 
авторского «послания». В своей работе [Waard, Nida 1986: 33] Ю. найда пишет: «на вопрос, является ли правильным перевод, можно ответить только другим вопросом: «Правильный для кого?» Действительно ли понимают те, кому предназначен перевод, что имеется в 
виду, или текст перевода для них непонятен и вводит их в заблуждение? И если текст понятен, то возникает другой вопрос: «Понимают ли 
рецепторы авторское послание правильно?» (перевод мой. — В.С.). 
Исходя из этого найда делает вывод, что для обеспечения правильного понимания смысла текста получателями перевода необходимо 
использовать естественный эквивалент, передающий тот же смысл, что 
и соответствующая единица в тексте оригинала, учитывая при этом 
расхождения в фоновых знаниях носителей ИЯ и ПЯ.

Доступ онлайн
375 ₽
В корзину