Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Искусство триумфальных врат в России первой половины XVIII века. Проблемы панегирического направления

Покупка
Артикул: 074705.02.99
Доступ онлайн
320 ₽
В корзину
Триумфальные врата первой половины XVIII века исследуются как комплексное художественное явление. Сочетая методы искусствоведческого, историко-культурного, иконографического и иконологического анализа, автор впервые в полном объеме сопоставляет изобразительные (чертежи, гравюры, рисунки и акварели) и словесные (прежде всего, описания и программы врат) источники. Особое внимание уделяется важнейшей для того периода проблематике взаимодействия общеевропейских художественных канонов Нового времени с древнерусским наследием. В обширных приложениях публикуются архивные рукописные документы, а также печатные материалы, не переиздававшиеся с XVIII столетия. Книга рассчитана как на специалистов, так и на широкий круг читателей.
Тюхменева, Е. А. Искусство триумфальных врат в России первой половины XVIII века. Проблемы панегирического направления : монография / Е. А. Тюхменева. - Москва : Прогресс-Традиция, 2005. - 328 с. - ISBN 5-89826-246-6. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/1871375 (дата обращения: 26.05.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
ПРОБЛЕМЫ ПАНЕГИРИЧЕСКОГО НАПРАВЛЕНИЯ

ПрогрессТрадиция
Москва

Е. А. ТЮХМЕНЕВА

ИСКУССТВО 
ТРИУМФАЛЬНЫХ ВРАТ
В РОССИИ 
ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ 
XVIII века 

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ ХУДОЖЕСТВ

НАУЧНОИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ
ИНСТИТУТ ТЕОРИИ И ИСТОРИИ
И З О Б РА З И Т Е Л Ь Н Ы Х  И С К УС С Т В

УДК 72
ББК 85.1
Т 98

Издание осуществлено при финансовой поддержке
Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ)
проект № 040416106

Рецензенты:
доктор искусствоведения, профессор Т.В. Ильина
доктор искусствоведения, членкорреспондент 
Академии архитектуры и строительных наук Е.И. Кириченко
кандидат искусствоведения О.В. Докучаева

Тюхменева Е.А.
Искусство триумфальных врат в России первой половины XVIII века. Проблемы панегирического направления. – М.: ПрогрессТрадиция,  2005. – 328 с., илл.

ISBN 5898262466

Триумфальные врата первой половины XVIII века исследуются как комплексное художественное
явление. Сочетая методы искусствоведческого, историкокультурного, иконографического и иконологического анализа, автор впервые в полном объеме сопоставляет изобразительные (чертежи, гравюры, рисунки и акварели) и словесные (прежде всего, описания и программы врат) источники. Особое внимание уделяется важнейшей для того периода проблематике взаимодействия общеевропейских
художественных канонов Нового времени с древнерусским наследием. В обширных приложениях
публикуются архивные рукописные документы, а также печатные материалы, не переиздававшиеся с
XVIII столетия. Книга рассчитана как на специалистов, так и на широкий круг читателей.

ББК 85.1

Т 98

© Е.А. Тюхменева, 2005
© Г.К. Ваншенкина, оформление, 2005
© ПрогрессТрадиция, 2005
ISBN 5898262466

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение

7
Глава I. Некоторые  вопросы  терминологии  
и характеристика  источников 

17
Глава II. Хроника строительства триумфальных ворот. 
Основные этапы, техника и материалы

33
Глава III. Становление маршрута торжественного шествия 
и принципы расположения триумфальных ворот 
в пространстве города

55
Глава IV. Образная структура 
триумфальных врат петровского времени. 
Источники. Инвенция и ее воплощение

67
Глава V. Идейнохудожественная программа 
триумфальных ворот второй четверти XVIII века. 
Проблемы эволюции

93
Глава VI. Вопросы иконографии и типологии архитектуры 
триумфальных врат петровского времени

111
Глава VII. Триумфальные ворота второй четверти XVIII века. 
Вариации формы

127
Заключение

147
Приложение

151
Список иллюстраций

310
Список литературы

315
Принятые сокращения

325
Summary

326

От автора

Предлагаемое издание представляет собой итог почти пятилетнего исследования.
Автор обратился к избранной теме на волне возникшего в последние годы интереса
к рубежным периодам в развитии художественной культуры России, в том числе ее
праздничной сферы. Работа была выполнена на кафедре истории отечественного искусства исторического факультета Московского государственного университета имени
М.В. Ломоносова в качестве кандидатской диссертации в рамках спецсеминара по проблемам русского искусства XVIII века.
Автор выражает сердечную благодарность научному руководителю, доктору искусствоведения, профессору О.С. Евангуловой, которую считает своим учителем, а также
доктору искусствоведения, профессору А.А. Кареву, кандидату искусствоведения О.В. Докучаевой, кандидату искусствоведения Т.В. Яблонской.
Дальнейшая подготовка рукописи к изданию осуществлялась в Научноисследовательском институте теории и истории изобразительных искусств Российской академии художеств. Ощутимую помощь в этом оказали коллеги, в первую очередь доктор
искусствоведения И.В. Рязанцев, заведующий отделом русского искусства Нового времени, и доктор искусствоведения Е.И. Кириченко.
Автор признателен сотрудникам Российского государственного архива древних актов, Российского государственного исторического архива, Библиотеки Российской академии наук, Российской национальной библиотеки, Государственного Эрмитажа
(прежде всего, заведующему научноэкспозиционным сектором отдела «Дворец Меншикова», кандидату исторических наук И.В. Саверкиной).

ВВЕДЕНИЕ

Отечественное искусство XVIII века, особенного его первой половины, окрашенной
стилем барокко, невозможно представить без насыщенной праздничной сферы — не
уцелевших в натуре пышного оформления разнообразных торжеств и театрализованных шествий, красочных фейерверков и великолепных иллюминаций. Обладавшие
серьезным общественнополитическим значением, эти области творчества играли
огромную роль в художественной жизни России Нового времени, выразив характерную для той поры прославительную тенденцию. Присутствовавшая в определенных
формах в древнерусскую эпоху панегирическая культура в XVIII столетии не только не
исчезла, но развивалась, получая иные воплощения. Настоящее исследование посвящено искусству триумфальных врат. В нем, глубоко традиционном, зародившемся еще
в период римской античности, в полной мере нашли отражение военные обстоятельства, победный пафос и имперские настроения тех лет.
Искусство триумфальных врат рассматривается на этапе его формирования в России — с 1696 года, даты постановки первых «порт», по 1750е годы. Как видно, неизвестное ранее явление зарождается в отечественной практике в царствование Петра
Великого, когда художественная культура переживает важный процесс перехода от
Средневековья к Новому времени. В течение четверти века оно преодолевает фазу становления, приобретая органичное бытование и утвердившиеся формы. Материал
30–40х годов XVIII столетия позволяет проследить эволюцию искусства триумфальных врат. Правление Анны Иоанновны и Елизаветы Петровны отличает дальнейшее
укрепление новых художественных позиций, сложение стилевого единства — господство барокко. Особо выделяются 1730е годы, на протяжении которых продолжают работать крупные деятели петровской поры и начинают свой творческий путь молодые
русские мастера, вернувшиеся после обучения за границей. В середине столетия традиция возведения триумфальных врат получает логическое завершение: возникает потребность воплотить временные произведения, рассчитанные на «злобу дня», в «долговечном» варианте, придав им ярко выраженный мемориальный статус. Триумфальные
памятники следующего периода, второй половины XVIII века, относятся уже к новой
стилевой эпохе — классицизму, пришедшему на смену барокко.
Как комплексное явление искусства, триумфальные врата, их изображения и пояснительные тексты неоднократно привлекали внимание специалистов различных областей гуманитарного знания. В знаменитых описаниях СанктПетербурга, составленном
в 1749–1751 годах А.И. Богдановым и переработанном и изданном в 1779 году В.Г. Рубаном, одна из глав отведена триумфальным сооружениям1. Там указаны не только существовавшие и создававшиеся при жизни этих авторов постройки, но также несохранившиеся, вошедшие тогда в историю памятники петровского и аннинского
царствований. В соответствии с устоявшимися панегирическими принципами обе книги открываются фронтисписом, на котором представлены триумфальные ворота с развернутой символической программой, отражающей ключевые моменты в становлении
молодого города. Непревзойденную важность триумфальной сферы в художественной
культуре XVIII столетия понимали и исследователи дореволюционного периода. Недаром обложку каталога проходившей в 1912 году выставки «Ломоносов и Елизаветин
ское время» украшает изображение московских Яузских ворот, воздвигнутых в честь
коронационных празднеств императрицы2.
Ранее других к изучению триумфальных памятников обратились историки в рамках проявившегося во второй половине XVIII века стремления к осмыслению роли Петра I в развитии России. Прежде всего, отметим монументальные труды И.И. Голикова — «Деяния Петра Великаго, мудраго преобразователя России; собранныя из
достоверных источников и расположенныя по годам» и «Дополнения к «Деяниям Петра Великаго»3. Подробно освещая активную деятельность монарха, автор говорит и об
организации торжественных шествий, сопровождавшихся строительством ворот. В некоторых случаях он описывает триумфальные ворота, опираясь, скорее всего, на изданные истолкования4. Использование Голиковым огромного количества документальных материалов позволило ученым следующих поколений нередко привлекать его
работы в качестве одного из источников. Краткие сведения о триумфальных воротах
содержатся также в трудах XIX столетия, касающихся как истории России в целом, так
и ее отдельных периодов. В этой связи назовем имена С.М. Соловьева, Н.И. Костомарова, Н.П. Ламбина, Н.Г. Устрялова, А.И. Вейдемейера и другие5. Кроме того, триумфальные
ворота упомянуты в работах В.И. Жмакина, И. Токмакова, В.С. Кривенко, повествующих
о коронациях российских императоров6.
Во второй половине XIX века на пике интереса к отечественным «древностям» появилось несколько отдельных небольших исследований, посвященных московским памятникам. Среди них выделим статью К.Т. Никольского «Триумфальныя ворота в Москве… устроенныя Святейшим Синодом в царствования Петра Iго и Елизаветы
Петровны»7. На основании архивных документов автор намечает этапы строительства
ворот, приводит имена исполнителей, уделяя большое внимание финансовоэкономической стороне вопроса. Статью Никольского дополняет источниковедческий материал: «изъяснение» триумфальных врат 1721 года, подготовленное к публикации с печатного оригинала XVIII века П.Н. Петровым8. История Красных ворот 1753 года
рассматривается в очерках И.М. Снегирева, П.И. Иванова и И.Е. Бондаренко, написанных в краеведческом ключе9. Во второй половине XIX столетия был создан также ряд
словарей, специальных журналов и сборников, в которых и сегодня можно почерпнуть
ценные данные о триумфальных воротах. Это работы Д.А. Ровинского «Обозрение иконописания в России до конца XVII века. Описание фейерверков и иллюминаций» (СПб.,
1903), Ю.Ю. Битовта «Редкия русския книги и летучия издания XVIII века» (М., 1905),
статьи в «Сборнике императорского Русского исторического общества» (Т. 34, 40, 50.
СПб., 1881, 1884, 1886), «Описание документов и дел, хранящихся в архиве Святейшаго Правительствующаго Синода» (Т. I–XII. СПб., 1868–1916) и другие. На рубеже XIX–XX
столетий прокатилась новая волна увлечения отечественной культурой первой половины XVIII века, связанная с деятельностью художественного объединения «Мир искусства». В качестве памятников архитектуры триумфальные ворота включены в каталог выставки «Ломоносов и Елизаветинское время» и дореволюционное издание
«Истории русского искусства» И.Э. Грабаря (Т. IV. М., 1913). Итак, в конце XIX — начале XX столетия возник интерес к исследованию несохранившихся триумфальных сооружений как характерному проявлению праздничной культуры, и была заложена та
полезная источниковедческая и фактологическая база, без которой невозможны современные работы.
Изучение триумфальных ворот активно продолжилось в 1950е годы, окрашенные
общим подъемом национального самосознания. Книгой, приоткрывшей завесу над
почти неизвестными временными памятниками первой половины XVIII века, стала монография А.И. Михайлова «Архитектор Д.В. Ухтомский и его школа»10. Затрагивая проблематику триумфального «искусства» в связи с деятельностью Ухтомского по восстановлению Красных ворот в Москве в 1753–1757 годах, автор, на основании широких

10
Введение

архивных изысканий, кратко освещает этапы строительства ворот, вводит в научный
обиход новые графические и письменные материалы. В контексте развития отечественного зодчества триумфальные ворота первой половины XVIII столетия рассматриваются и в общих трудах, в частности «Истории русской архитектуры», «Русской архитектуре первой половины XVIII века», вышедшей несколько позже «Истории русского
искусства»11. В появившейся в 1956 году совместной статье М.А. Ильина и В.П. Выголова «Московские триумфальные ворота рубежа XVII–XVIII веков» архитектура ворот анализируется с позиций московского зодчества Петровской эпохи12. В следующей статье
Выголова акцент сделан на триумфальных воротах, возводившихся И.П. Зарудным13.
Воссоздавая облик Синодальных врат 1721 года, ученый проводит параллели с другими произведениями мастера. Исследование триумфальных комплексов, выполненных
Зарудным, было предпринято и Е.Б. Мозговой. Она доказывает причастность этого талантливого человека к сооружению ряда ворот первой четверти XVIII века, а также обращается к изучению скульптурноживописной системы Строгановских врат 1709 года и проблеме «синтеза искусств в триумфах петровского времени»14. Вопросов
взаимодействия различных видов творчества в панегирической культуре XVIII столетия касались и историки литературы, театра, музыки — Т.В. Ливанова, К.В. Пигарев,
В.П. Гребенюк, Л.М. Старикова, М.П. Одесский15.
В 1970–1980е годы вышли в свет исследования Т.В. Ильиной, А.Н. Воронихиной
и А.Г. Раскина, посвященные триумфальным памятникам северной столицы16. В статьях
Ильиной «Новое о монументальнодекоративной живописи XVIII века (Триумфальные
ворота 1732 года)» и Воронихиной «Триумфальные ворота 1742 года в СанктПетербурге» на основе богатых графических и архивных источников реконструируются местоположение, процесс строительства этих ансамблей, приводятся имена их создателей. Пристальное внимание уделено также пластическому строю ворот.
На живописной программе триумфальных ворот первой четверти XVIII столетия
останавливается Б.Ф. Борзин в книге «Росписи петровского времени»17. Он впервые ана
лизирует образнокомпозиционную структуру некоторых панно, придавая большое
значение мастерам, принимавшим участие в возведении триумфальных комплексов.
В работе О.С. Евангуловой «Изобразительное искусство в России первой четверти
XVIII века. Проблемы становления художественных принципов Нового времени» (М.,
1987) скульптурноживописная система триумфальных ворот привлекается в качестве
одной из ярких сфер бытования аллегорических и мифологических сюжетов и образов. Отдельная публикация этого автора посвящена панегирическому наследию Н. Бидлоо, где важное место занимает проект триумфальных ворот 1709 года18. Фиксирующие ворота графические материалы интересовали историков искусства и в другом
отношении — как самостоятельные художественные произведения. В этой связи выделим труд М.А. Алексеевой «Гравюра петровского времени» и ее же статью о проблемах
атрибуции листов, изображающих триумфальные ворота19.
Ряд художественных и семантических аспектов градостроительной функции триумфальных ворот первой половины XVIII столетия раскрывается в исследованиях В.В. Кириллова, М.В. Нащокиной, Г.З. Каганова и Е.И. Кириченко. В работе «Архитектура Москвы на путях европеизации. От обновлений последней четверти XVII века к петровским
преобразованиям» Кириллов рассматривает ворота как «панегирический архитектурный жанр», где культивировались принципы искусства Нового времени, останавливается на значении триумфальных ансамблей «в создании многомерного образа барочного города»20. Публикации Нащокиной посвящены античным мотивам в триумфальном
«зодчестве» первой четверти XVIII столетия, а также затрагивают некоторые вопросы
символической интерпретации расположения ворот21. В одном из разделов книги «Петербург в контексте барокко» Каганов уделяет внимание роли триумфальных ворот
1742 года в формировании парадного облика Невской «перспективы». В Приложении,

Введение
11

написанном в соавторстве с Дж. Мэтьюзем, он подробно анализирует программу Меншиковских ворот 1714 года22. Кириченко обращается к изучению триумфальных сооружений первой половины XVIII века с позиций мемориальномонументального искусства23. В статье И.В. Рязанцева первые триумфальные памятники упоминаются
в контексте истории развития экспозиционного ансамбля в России XVIII — начала
XIX столетия24.
Несомненно важны для исследования указанной темы и труды монографического
характера — Н.М. Молевой, Г.И. Вздорнова, Т.В. Ильиной, С.В. РимскойКорсаковой,
В.Г. Андреевой, Ю.М. Овсянникова, А.Г. Каминской и другие25. В них содержатся ценные
сведения о мастерах, принимавших участие в создании триумфальных комплексов.
Большое значение имеют также справочные издания: каталоги музейных, библиотечных и архивных собраний, всевозможные словари26.
В последнее время к изучению триумфальных памятников как явлению официальной светской праздничной культуры первой половины XVIII столетия все чаще обращаются историки и культурологи, среди которых назовем имена Л.Н. Семеновой,
О.Г. Агеевой и Д.Д. Зелова27.
Несмотря на имеющуюся литературу, специального труда, посвященного искусству
триумфальных ворот в России первой половины XVIII века, до сих пор не существует.
Между тем триумфы были одной из важнейших составляющих государственной жизни той поры. Давно стоящие на службе интересов стран и правителей Западной Европы триумфальные ворота появились в России, как отмечалось, в Петровскую эпоху
и быстро стали неотъемлемым элементом официальной праздничной культуры Нового времени. Архитектурно организованные, насыщенные живописными и скульптурными произведениями, они включались в общий ритуал торжеств, являясь, по существу, его главным звеном. Наряду с панегирической литературой, искусством
фейерверков и иллюминаций триумфальные ворота обладали особым общественнополитическим значением, выступая в роли проводника абсолютистской идеологии.
Их композиционная и образная структура была направлена прежде всего на прославление деяний коронованных персон. Однако в окрашенную военным пафосом первую четверть XVIII столетия программа триумфальных ворот получила особый оттенок — подчеркнутое гражданское и патриотическое звучание. Она сделалась активным
орудием пропаганды реформ и устремлений Петра I.
Попытаемся очертить проблематику исследования. Будучи явлением временным,
злободневным, искусство триумфальных ворот должно было незамедлительно реагировать на происходившие события: на сооружение ансамблей отводился очень короткий срок. Эта ситуация требовала усилий и активной работы целого «союза» людей —
от инвенторов программ, составителей проектов и эскизов до мастеров, реализующих их замыслы. В создании триумфальных ворот принимал участие сам Петр, его
августейшие преемники и такие крупные деятели первой половины XVIII века, как
А.Д. Меншиков, купцы Строгановы, дьяк А.А. Виниус, князь А.Б.(?) Голицын, стольник
А.А. Головин, князь И.Ф. Ромодановский, граф Г.И. Головкин, граф С.А. Салтыков. Государственный размах и особое значение триумфальных памятников способствовали
концентрации ведущих художественных сил, наиболее образованной и профессиональной в ту пору группы людей. Сочинением инвенций занимались, например, Иосиф
Туробойский, Феофилакт Лопатинский, Феофан Прокопович, профессор Академии
наук по разряду «древностей и истории литеральной» Христиан Крузиус. Над проектированием и строительством ворот трудились первоклассные отечественные и иностранные кадры: И.П. Зарудный, П.М. Еропкин, М.Г. Земцов, И.К. Коробов, И.Ф. Мичурин, Д. Трезини, П.А. Трезини, А. Матвеев, И.Я. Вишняков, Г. Гзель, Л. Каравак и другие.
Изучение процесса возведения триумфальных ворот, взаимоотношений между заказчиками и исполнителями, наконец, экономической стороны вопроса поможет вос12
Введение

полнить общую картину художественной жизни Москвы и Петербурга первой половины XVIII столетия, обогатить существующие сведения о творческой биографии работавших в России мастеров.
Чрезвычайное значение, придававшееся сооружению триумфальных ворот (несмотря на их временный характер) уже делает необходимым обратиться к исследованию
этого явления, прежде всего проблем пластических искусств — архитектуры, живописи и скульптуры. На примере триумфальных ансамблей вопросы взаимосвязи разных
сфер творчества, объединенных панегирическим стилем, можно рассматривать в нескольких аспектах: с одной стороны, на общем, «межвидовом» уровне, в контексте развития отечественной культуры того периода. Обоснованием такого подхода служит
именно государственный размах, а также общие цели и задачи официальных видов
деятельности, нашедшие отражение в их содержании. Тот факт, что первые шаги в этом
направлении сделали историки литературы и театра, видится неслучайным: ведь в основе создания и триумфальных памятников, и стоящих на службе абсолютистской политики реляций, церковных проповедей в честь важных событий, праздничного оформления города, бравурных театральных постановок, прославительных музыкальных
произведений и т.п. лежит слово — текстовая инвенция. Составителями программ, а нередко и исполнителями собственных замыслов выступали в ряде случаев одни и те же
лица. В Петровскую эпоху ими были наставники, выпускники и ученики духовных академий; во второй четверти XVIII столетия, характеризующейся более строгой дифференциацией различных областей творчества, к сочинению инвенций призывали не
только церковных деятелей, но и служащих Академии наук. Этих людей объединяло
как  хорошее знание античной, средневековой и современной им литературы и философии, нескольких иностранных языков (в том числе и «мертвых»), так и владение риторикой, искусством красноречия.
По устоявшейся общеевропейской традиции создание и бытование триумфальных
врат сопровождалось выходом печатных и рукописных истолкований и описаний, гравюр, рисунков и акварелей. Сопоставление перечисленных текстовых и графических
материалов позволит проследить сложный процесс воплощения замысла — «трансформацию» слова в изображение. Вместе с тем сохранившиеся программы, описания, проекты, гравюры и рисунки можно рассматривать как самоценные произведения. Они
ощутимо обогащают современные представления о литературе и графическом искусстве первой половины XVIII века. Текстовой материал отражает становление художественного языка в России того периода.
По сравнению с другими направлениями официального искусства триумфальные
ворота предстают наиболее эффективным средством художественного воздействия.
«Гипербола» панегиризма — подчеркнутая демонстративность, требующая созидательного пафоса, возвышенной торжественности, яркой репрезентативности, крупных
форм, способных заинтересовать, убедить и поразить массовое сознание, — наглядно выражается в триумфальном комплексе. Это связано с самим характером исследуемого явления. Расположенные в определенных точках города и его окрестностей
триумфальные ворота выступают основной составляющей развернутого публичного
зрелища, предполагающего не только широкую аудиторию зрителей, но и их непосредственное участие в ритуале торжеств. Здесь все играет важную роль: организация
пространства, размеры, колористическая гамма и архитектурная форма ворот, их
скульптурноживописная система. Для усиления воздействия привлекают и другие
области творчества — пиротехнику, декламацию, музыку, пантомиму. Объединенные
в своего рода союз и рассчитанные на разные сферы человеческих чувств — визуальное и слуховое восприятие, они помогают создать праздничное настроение, атмосферу приподнятости и торжественности. Проблемы синтеза можно рассматривать
и в этом аспекте.

Введение
13

Доступ онлайн
320 ₽
В корзину