Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Социальные основания права

Покупка
Основная коллекция
Артикул: 087200.14.01
К покупке доступен более свежий выпуск Перейти
Каким образом складывается урегулированный порядок в общественной системе, какие факторы вовлекаются в этот динамичный процесс и какая роль принадлежит в нем социальным и правовым нормам — на эти и многие другие вопросы отвечает автор монографии, специалист в области теории нрава. Опираясь на выводы юридической науки и других общественных дисциплин, он вводит читателя в малоисследованный мир нормативных явлений, анализирует специфику нормативного и норму как социальный регулятор, без которого невозможно поддерживать, сохранять необходимый уровень организованности общества, восстанавливать порядок в случаях его нарушения. Для студентов, аспирантов, преподавателей вузов, а также для всех, кто интересуется вопросами теории государства и права, философии нрава, социологии, политологии, этики.
Мальцев, Г. В. Социальные основания права : монография / Г. В. Мальцев. - Москва : Норма : ИНФРА-М, 2021. - 800 с. - ISBN 978-5-91768-175-7. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/1200661 (дата обращения: 25.07.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.

Социальные основания права


Г. В. Мальцев





                Социальные основания права







НОРМА ИНФРА-М
Москва, 2021

УДК 340.1
ББК 60.56
     М21



Б иблиотечная
С истома

znamum.com


        Сведения об авторе

         Геннадий Васильевич Мальцев — доктор юридических наук, профессор, член-корреспондент Российской академии наук, заслуженный деятель науки Российской Федерации.








        Мальцев Г. В.

М21     Социальные основания права: монография / Г. В. Маль      цев. — Москва: Норма: ИНФРА-М, 2021. — 800 с.
        ISBN 978-5-91768-175-7 (Норма)
        ISBN 978-5-16-004822-2 (ИНФРА-М, print)
        ISBN 978-5-16-107691-0 (ИНФРА-М, online)

         Каким образом складывается урегулированный порядок в общественной системе, какие факторы вовлекаются в этот динамичный процесс и какая роль принадлежит в нем социальным и правовым нормам — на эти и многие другие вопросы отвечает автор монографии, специалист в области теории права. Опираясь на выводы юридической науки и других общественных дисциплин, он вводит читателя в малоисследованный мир нормативных явлений, анализирует специфику нормативного и норму как социальный регулятор, без которого невозможно поддерживать, сохранять необходимый уровень организованности общества, восстанавливать порядок в случаях его нарушения.
         Для студентов, аспирантов, преподавателей вузов, а также для всех, кто интересуется вопросами теории государства и права, философии права, социологии, политологии, этики.

УДК 340.1
ББК 60.56

ISBN 978-5-91768-175-7 (Норма)
ISBN 978-5-16-004822-2 (ИНФРА-М, print)
ISBN 978-5-16-107691-0 (ИНФРА-М, online) © Мальцев Г. В., 2007

Введение: рациональные начала социального
и правового регулирования

   Самое общее и вместе с тем самое важное, что можно сказать о праве, состоит в том, что оно принадлежит к организованным системам, которые упорядочивают и регулируют нашу жизнь. По природе своей право есть нормативный регулятор, его социальное назначение проявляется в регулировании жизненных процессов, т. е. в сознательной организации порядка, его поддержании, сохранении и защите ради определенных, признанных культурным сообществом целей. Порядок и право связаны единосущием; где начинается устроение порядка, там из хаотического, неустойчивого состояния возникают строго организованные ряды элементов, законосообразные структуры, обнаруживаются ритмы и чередования фаз развития какого-либо процесса, ощущается живой пульс права, движение самоутверждающегося порядка. В сущности, право есть образ порядка, способного себя сохранять и поддерживать, подтверждать свое существование во времени и пространстве. «Регулировать — значит устанавливать границы, пределы, масштабы поведения людей, вносить в общественные отношения стабильность, систему, порядок и тем самым направлять их в определенное русло. А таким качеством обладают именно нормы права, которые применяют равную меру, одинаковый масштаб к различным людям»¹. Правовое регулирование составляет лишь часть соционормативного регулирования общества, а это последнее представляет специфический сектор более широкой сферы — социального регулирования, осуществляемого на базе множества упорядочивающих факторов, далеко не всегда сводимых к норме.

   ¹ Керимов Д. А. Методология права. Предмет, функции, проблемы философии права. М., 2003. С. 363.

Введение: рациональные начала социального регулирования

   До появления современных научных методологий юристы слабо себе представляли, до какой степени право и его регулятивный потенциал зависят от состояния более широких сфер регулирования, частью которых они являются. Полагали, что закон есть самый действенный и доступный инструмент для изменений в общественном развитии. Автономность права как регулирующей системы преувеличивали до того, что право объясняли «из права», задачи юридического регулирования выводили из потребностей самой правовой системы. Следствиями подобной аберрации представлений являются, с одной стороны, фетишизация юридических средств, максимализм ожиданий и надежд на право как источник совершенного порядка, а с другой стороны — правовой нигилизм, возникающий чаще всего в качестве реакции на неоправданные ожидания, обескураживающие последствия завышенных надежд и просто на наблюдаемые часто факты явного бессилия закона в случаях, где все уже «организовано» и «урегулировано» другими факторами, оказавшимися здесь более сильными, чем право. Если мы считаем правовое регулирование наиболее рациональным способом нормативного регулирования, требующим высочайшей квалификации от субъектов правотворчества и правоприменения, то мы должны представлять себе, по крайней мере, откуда право берет эти замечательные качества, что надо делать, чтобы оно их сохраняло и в себе культивировало. Проблема подводит, в конечном счете, к пониманию того, что такое организация, упорядочивание, регулирование вообще.
   В этой связи сразу же возникает вопрос о том, в каком отношении правовое регулирование, равно как и всякое социальное нормативное регулирование, находится к процессам саморегулирования (саморегуляции) систем, объектов, подвергающихся нормативному воздействию. Приставка «само-» в данном случае означает, что система упорядочивается автономно в соответствии с присущими ей внутренними закономерностями развития, она самодостаточна в информационном смысле, т. е. у нее имеется все необходимое, чтобы поддерживать себя и успешно развиваться. Нередко высказывают предположение, что не только природные, но и многие социальные системы способны достигать высокой степени упорядоченности на основе саморегуляции. Распространенное ныне либертарианское убеждение относительно больших саморегулятивных возможностей свободной рыночной экономики выражено в требованиях

Введение: рациональные начала социального регулирования

7

ограничить всякое внешнее, особенно государственное, регулирование, чтобы рынок, предоставленный самому себе, работал эффективно. Различие между понятиями регулирования и саморегулирования некоторые авторы доводят до разрыва и противопоставления: чем меньше объект регулируется извне, тем в большей степени он вынужден саморегулироваться. Чтобы потенциал внутренней самоорганизации и саморазвития системы мог развернуться более полно, говорят эти авторы, не нужно вмешиваться, давить со стороны, потому что грубое регулятивное воздействие на систему разрушает хрупкие структуры, из которых складывается саморегулятивный процесс. Законодателю иногда рекомендуют воздерживаться от вмешательства в определенную сферу общественных отношений, предоставить ей свободно развертываться в пространстве и времени, а уж сама система автоматически выйдет на необходимые оптимальные параметры. Отсюда проистекает своеобразный идеал: лучшее государство — то, которое как можно меньше управляет, лучшее право — то, которое как можно меньше регулирует. Мы полагаем, что подобные представления о соотношении регулирования и саморегулирования, а также вытекающие из них выводы не являются безупречными с методологической точки зрения.
   Попытаемся представить другой взгляд на этот вопрос. Известно, что все регулятивные процессы в природе и обществе могут быть описаны в терминах организации и самоорганизации, упорядочения и самоупорядочения динамических систем. Во всех случаях происходит движение внутренних элементов, идет непрерывная перестройка связей между ними, при которых система должна: а) быть способной воспринимать информацию извне, использовать ее для перехода в новое состояние; б) сохранять на каждом новом витке своего развития равновесие, устойчивость; в) обновлять свои элементы и структуры, подтверждая собственную идентичность. Эти задачи достижимы вследствие того, что внешнее регулирование и саморегулирование являются фазами единого процесса организации и упорядочения системы. Ни одна из фаз не может существовать без другой: если регулирование не вызовет внутри объекта саморе-гулятивных эффектов, оно теряет смысл, а саморегулирование без внешних направляющих воздействий обречено на постепенное ослабление, оно в конечном счете затухает. «Вечное движение» в природе и обществе сохраняется благодаря тому,

Введение: рациональные начала социального регулирования

что системы, формируя среду, детерминируются и подталкиваются действием многообразных и разнонаправленных сил. Толчок извне необходим любой саморегулирующейся системе. Но что представляет собой этот толчок? Это не просто кинетическая энергия, возбуждающая движение, но направляющее воздействие, которое исходит от факторов внешней среды, несет в себе информацию о том, как должна измениться система, чтобы не выпасть из своей природной или социальной ниши, обрести оптимальные параметры для будущего развития. Природа позаботилась о таких толчках для физических, химических, биологических и других систем, в них даны направление и пределы развития, поэтому по отношению к системам они выступают как внешние регуляторы.
   Каждый импульс влечет за собой цикл изменений, которые, захватывая на своем пути линии развития, происходящие от других внешних побуждений, постепенно ослабевают, а вся система вновь приходит в состояние равновесия вплоть до следующего импульса. В природе и обществе нет таких систем, которые могли бы двигаться только за счет внутренних энергетических ресурсов (вспомним проблему «вечного двигателя»), не нуждались бы в направленном подталкивании со стороны, а это подталкивание есть начальный момент регулирования динамических систем, за которым следуют внутренние саморегулятив-ные процессы. Таким образом, регулирование есть комплекс воздействий на систему извне, исходящих от бессознательного фактора либо сознательного субъекта, а также саморегулирование, развертывающееся внутри системы. Вначале внешний агент производит толчок и задает определенные параметры для системы, а затем вступают в действие саморегулятивные процессы, обеспечивающие необходимый эффект. Именно от этих процессов зависит, примет система заданные параметры или отвергнет их, выйдет на путь прогрессирующего развития или будет стремиться к упадку.
   Какая фаза системной организации является решающей, трудно сказать. Природные системы развиваются циклически: в пору «молодости» они, переходя от простого к сложному, развиваются по восходящей линии, а затем после некоторого расцвета начинается период регресса, который характеризуется несовпадением фаз внешнего регулирования и саморегулирования. Толчки извне, стимулы внешней среды теперь уже не вызывают адекватных реакций со стороны системы, не ведут к

Введение: рациональные начала социального регулирования

9

перестройке ее внутренней организации. Что касается социальных систем, то здесь мы видим множество вариантов соотношения внешнего регулирования и саморегулирования. Упорядочивание некоторых сфер общественной жизни требует минимума правового регулирования, но в то же время предполагает повышенную активность моральных и религиозных регуляторов. Есть социальные системы, в которых сильно развиты саморегулятивные начала, но они никогда не достигают той степени, при которой можно было бы полностью вытеснить внешние регуляторы. С другой стороны, никому никогда не удавалось подавить саморегулятивные процессы в обществе, поставить развитие системы в полную зависимость от внешнего регулирования.
   В системном плане регулирование есть внешнее воздействие или совокупность воздействий на некоторую систему, необходимые для установления и совершенствования нормального (правильного, субъективно ожидаемого, желаемого) порядка взаимодействия элементов внутри системы, а также самой системы со средой. Возможности организации взаимодействия элементов природы и общества в пределах того, что есть, и того, что должно быть, восходят к способности (функции) одних факторов вызывать изменения других, обусловливать, детерминировать их, создавать новое положение вещей. В сущности, любой фактор, который может быть использован системой в качестве причины, порождающей заранее определенные следствия в данной сфере, является потенциальным регулятором. Таким образом, системное регулирование отражает природу и особенности каузальных связей, а применительно к социальным системам можно говорить также о других связях, действующих наряду с причинно-следственными отношениями. Социальное регулирование есть воздействие субъекта на объект, человека на социальную действительность, природу, на отношения общества и природы. Это комплекс воздействий, объединенных общей целью, методами, более или менее рационализированной программой достижения порядка в какой-либо точке или секторе реальности.
   Регулирование не есть одномоментный акт, это многофазный процесс, который складывается из внешних воздействий на систему, внутренние структуры ее элементов. Невозможно представить себе регулирование как сугубо внутреннее развитие абсолютно замкнутой системы, не получающей никакого

Введение: рациональные начала социального регулирования

притока информации извне. Назначение любого регулятора (а он всегда выступает как активный фактор среды) состоит в том, что в систему привносится информация, подталкивающая ее к определенным изменениям. Действует некий план, правило, норма, иначе говоря, задаваемый системе параметр регулятивного и управляющего характера. Совокупность подобных параметров, накладываемых на систему извне, создает регулятивный эффект, реорганизует систему, вызывая внутренние изменения, в наибольшей степени отвечающие направлению ее связей с внешней средой.
   Целостной теории регулятивных процессов в природе и обществе нет, хотя многие методологические конструкции и науки об организации, возникшие только на протяжении XX столетия, могли бы претендовать на ее создание. Остается неясным, возможна ли такая теория и нужна ли она вообще, тем более что лучшие интеллектуальные силы сегодня решают задачу создания новой, неклассической картины мира, которая, безусловно, включает в себя универсальные, т. е. действительные для природы и общества, схемы развития и саморазвития, организации и самоорганизации, упорядочения и самоупоря-дочения, регулирования и саморегулирования. При всем многообразии и противоречивости формы эволюции сливаются в едином потоке мирового движения. В общем смысле регулятором является любой природный и социальный фактор, появление, наличие и действие которого вызывают определенные изменения в определенных процессах, означают преобразование последних, новый сдвиг, шаг или этап в их эволюции. При таком понимании легко устанавливается близость регулятора к понятию причины, регулирования к понятию детерминации (детерминизма). В нашем мире, действительно, причины регулируют следствия, в том смысле, что соотношение между явлениями, одно из которых необходимо вызывает (детерминирует) другое, многократно повторяется, воспроизводится постоянно либо в течение известного времени. Причина, действующая в ходе осуществления закономерности, природного и социального закона, есть не что иное, как регулятор. Однако в природе и обществе существуют корреляции явлений, не относящиеся к причинно-следственным связям, их эволюция подвержена воздействию регуляторов, которые не могут быть отождествлены с причинами. Таковы, например, временные и пространственные корреляции явлений, функциональные зависимости, веро

К покупке доступен более свежий выпуск Перейти