Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Электронный художественный текст: основы лингвосемиотического анализа

Покупка
Основная коллекция
Артикул: 779548.01.99
Учебное пособие посвящено анализу структурно-семантической специфики электронного художественного текста. Актуальность работы определяется обращением исследовательского внимания к активно развивающейся сфере электронной художественной коммуникации и малоизученному феномену электронного художественного текста. Учебное пособие адресовано магистрантам первого года обучения, направление 44.04.01 - Педагогическое образование (магистерская программа «Обучение иностранному языку»). Также оно может представлять интерес для широкого круга специалистов, работающих в области гуманитарных наук, преподавателей, научных сотрудников, аспирантов, а также всех, кто интересуется развитием и становлением российских и зарубежных цифровых гуманитарных исследований.
Кучина, С. А. Электронный художественный текст: основы лингвосемиотического анализа : учебное пособие / С. А. Кучина. - Новосибирск : Изд-во НГТУ, 2020. - 159 с. - ISBN 978-5-7782-4158-9. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/1870516 (дата обращения: 15.07.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
Министерство науки и высшего образования Российской Федерации 

НОВОСИБИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ 

 
 
 
 
 
 
С.А. КУЧИНА 
 
 
 
 
 
ЭЛЕКТРОННЫЙ  
ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ТЕКСТ 
 
 
ОСНОВЫ ЛИНГВОСЕМИОТИЧЕСКОГО  
АНАЛИЗА 
 
Утверждено Редакционно-издательским советом университета  
в качестве учебного пособия 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
НОВОСИБИРСК 
2020 

 

ББК 81.112я73 
         К 959 
 

Рецензенты: 

И.А. Казачихина, канд. филол. наук, доцент НГTУ 
Е.А. Федунова, канд. филол. наук, доцент НГПУ 
 

Кучина С.А. 
К 959   
Электронный художественный текст: основы лингвосемио
тического анализа : учебное пособие / С.А. Кучина. – Новосибирск : Изд-во НГТУ, 2020. – 159 с. 
 
ISBN 978-5-7782-4158-9 
 
Учебное пособие посвящено анализу структурно-семантической 

специфики электронного художественного текста. Актуальность работы определяется обращением исследовательского внимания к активно развивающейся сфере электронной художественной коммуникации и малоизученному феномену электронного художественного 
текста.  
Учебное пособие адресовано магистрантам первого года обучения, 
направление 44.04.01 – Педагогическое образование (магистерская 
программа «Обучение иностранному языку»). Также оно может представлять интерес для широкого круга специалистов, работающих в области гуманитарных наук, преподавателей, научных сотрудников, аспирантов, а также всех, кто интересуется развитием и становлением 
российских и зарубежных цифровых гуманитарных исследований. 
 
 
 
 
ББК 81.112я73 
 
 
 
ISBN 978-5-7782-4158-9  
 
 
 
 
 
 
© Кучина С.А., 2020 
© Новосибирский государственный 
    технический университет, 2020 

 

ВВЕДЕНИЕ 

Появление электронной коммуникативной среды во второй половине XX в. привело к актуализации феномена электронного текста, 
функционирование которого поддерживается особыми техническими 
условиями, а значит, предполагает появление новых текстовых категорий, обусловливает иные принципы текстопорождения и текстовосприятия, а также специфику функционирования данного типа текста в новом коммуникативном пространстве. 

В учебном пособии представлен широкий спектр материалов в об
ласти теории и практики электронной коммуникации. Автор предлагает 
комплексный подход к анализу нового типа текста – электронного, позволяющий включить в механизм анализа как вербальные, так и невербальные элементы электронного текста (звук, видео, анимацию, графику), что соответствует современным лингвистическим тенденциям в 
изучении природы текста, выходящим далеко за рамки замкнутой вербальной структуры. 

Учебное пособие состоит из введения, четырех глав, заключения и 

глоссария. Первая глава посвящена обзору отечественных и зарубежных 
исследований в области электронного дискурса, установлению терминологического аппарата, фиксирующего специфику феномена электронного художественного текста. Во второй главе рассматриваются основы 
формировании теории электронного текста в текстологии постструктурализма и особенности ее технологической реализации во второй половине 
XX в. – начале XXI в. В третьей главе представлен анализ лексической, 
семантико-синтактической, графической связности и тематико-концептуальной целостности различных типов электронных художественных 
текстов. В четвертой главе проанализированы способы резервации электронных художественных текстов. Каждый параграф сопровождается 
разделом «Вопросы и задания», направленным на контроль навыков 

понимания прочитанного материала, умения формулировать и самостоятельно артикулировать основные положения теории электронного 
текста. В разделе «Глоссарий» представлены основные термины, используемые в рамках спецкурса «Электронный художественный 
текст». При изучении той или иной темы магистранты могут обращаться к глоссарию для уточнения тех понятий, которые не были освещены в той или иной теме учебного пособия. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 

Г л а в а  1 

ЭЛЕКТРОННЫЙ ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ТЕКСТ 
КАК ОБЪЕКТ ЛИНГВОСЕМИОТИЧЕСКОГО  
АНАЛИЗА 

 
 
 

§ 1.1. ЭЛЕКТРОННЫЙ ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ТЕКСТ:  
ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ 

Исследование природы текста, его семантики и функциональности 
в современной лингвистической теории и практике выходит далеко за 
рамки ограниченной текстовой структуры. Вербальный код является основным, но далеко не доминирующим элементом в поликодовом пространстве современной коммуникации, возрастающая семиотическая 
комплексность которой является одной из определяющих тенденций. 
Цифровое пространство глобальной сети (WWW) и автономных носителей электронных данных значительно трансформирует эстетические 
ориентиры современности. Технология становится значима сама по 
себе, что не может не воздействовать на текст (в том числе и художественный), изменяя параметры его внутренней организации и способы 
восприятия реципиентом. 

Феномен электронного художественного текста в исследователь
ской практике стали обсуждать сравнительно недавно, в конце XX – 
начале XXI в. В этот период в зарубежных исследованиях сформировалась отдельная исследовательская область – цифровые гуманитарные науки / Digital Humanities, в рамках которой проводятся комплексные исследования по изучению цифровых артефактов (электронных художественных текстов, игр, инсталляций и пр.), формируются исследовательские группы и проекты по изучению электронной 

литературы, создаются отдельные направления обучения и целые факультеты1. 

К представителям данной научной области можно отнести довольно 

широкий круг исследователей (Э. Аарсет [Aarseth], К. Хэйлис [Hayles], 
Дж. Муррэй [Murray], М-Л. Риан [Ryan], Л. Манович [Manovich], 
Д.Г. Росарио [Rosario], Н. Уордрип-Фруин [Wardrip-Fruin], Ф. Бутс 
[Bootz], Дж. Табби [Tabbi], Н. Монтфорт [Montfort], Д. Грига [Grigar], 
М. Портела [Portela], П. Гендолла, Дж. Шэфер [Gendolla, Schäfer] и др.). 
Все исследования в рамках направления носят преимущественно междисциплинарный характер, что обусловлено самим предметом изучения, который в силу своей комплексной природы требует от ученых 
привлечения данных и применения методологий из различных областей 
научного знания (лингвистики, психологии, информатики, литературоведения, социологии и др.). 

В русскоязычном сегменте изучения электронного текста исследо
вания преимущественно направлены на осмысление специфики электронной коммуникации и электронного дискурса в целом, а также его 
отдельных жанровых форм (Н.А. Ахренова [Ахренова], И.В. Вашунина [Вашунина], Е.Н. Галичкина [Галичкина], О.В. Дедова [Дедова], 
О.В. Лутовинова [Лутовинова], С.И. Орехов [Орехов], И.В. Рогозина 
[Рогозина], Школовая М.С. [Школовая]). Большую группу исследований составляют работы, посвященные семиотически неоднородным, 
многокомпонентным текстам (Е.Е. Анисимова [Анисимова], Л.М. Большиянова [Большиянова], Л.С. Большакова [Большакова], Н.С. Валгина 

                                                      

1 Washington State University, USA, “The Creative media & digital culture program” (MA) http://dtc-wsuv.org/cmdc / Магистерская программа в Вашингтонском 
государственном университете предлагает обучающимся получить дипломы 
по различным направлениям современной цифровой культуры и литературы. 
University of Sydney, Australia, “Digital Culture Program”: http://sydney.edu.au/ 
arts/ digital_cultures/. Программа по современной цифровой культуре Сиднейского университета предполагает реализацию на всех уровнях образовательной программы (бакалавриат, магистратуры, PhD). King’s College, London, “Digital Culture” (BA): http://www.kcl.ac.uk/study/undergraduate/courses/digital-culture-ba.aspx. Программа бакалавриата по электронной культуре 
Кингс колледжа в Лондоне направлена на подготовку специалистов во всех 
областях современной цифровой культуры: социальных медиа, электронной 
литературы и др.  

[Валгина], А.Ю. Зенкова [Зенкова], О.Л. Каменская [Каменская], 
В.М. Клюканов [Клюканов], Е.Б. Иванова [Иванова], О.В. Мишина 
[Мишина], О.В. Пойманова [Пойманова], Ю.А. Сорокин [Сорокин], 
А.Г. Сонин [Сонин], Е.Ф. Тарасов [Тарасов] и др).  
Одна из центральных проблем в заданном сегменте связана с поиском адекватного термина, способного отразить сложный характер взаимодействия и единства элементов внутри многокомпонентной структуры семиотически неоднородных текстов. Тексты, в которых использование паралингвистических средств становится важным типообразующим признаком, Е.Е. Анисимова относит к «паралингвистически активным текстам» [Анисимова, с. 72]. 
К попытке терминологической фиксации данного феномена можно 
отнести понятие «креолизованный текст», которое вводится в лингвистический оборот Ю.А. Сорокиным и Т.Ф. Тарасовым. Исследователи 
определяют данный тип текстов как «тексты, фактура которых состоит 
из двух негомогенных частей: вербальной (языковой /речевой) и невербальной (принадлежащей к другим знаковым системам, нежели 
естественный язык» [Сорокин, Тарасов, с. 180]. Однако, по справедливому замечанию В.Е. Чернявской [Чернявская], термин «креолизованный текст» для обозначения смешанных текстов (неоднородных с 
точки зрения характера и типа элементов – вербальных и невербальных, выбранных автором для выражения коммуникативной цели и семантического потенциала) не отражает в полной мере специфики взаимодействия разнородных компонентов его структуры, поскольку за 
этим термином уже закреплено известное содержание, а именно, креолизацией называется процесс формирования языка на основе пиджинов в условиях ограничения контактов носителей языка-источника с 
носителями других не схожих с ним языков [Лингвистический энциклопедический словарь, с. 245]. 
Безусловно, характер взаимодействия вербальных и невербальных 
компонентов в тексте отличается от типа смешения и характера смешиваемых компонентов (грамматика и лексика) при формировании креольского языка. А.Г. Сонин и И.В. Беляков также отмечают, что термин 
«креолизованный» может вызвать недопонимание, так как он неизбежно ассоциируется с креолизованными языками, а страдательная 
форма данного термина предполагает, что вербальный текст именно 
подвергся процессу креолизации, чего на самом деле не происходит 
[Сонин, 2006; Беляков, 2009]. 

О.В. Пойманова определяет такие тексты термином «видеовербальные», поясняя при этом, что к данному типу текстов можно отнести 
«текст, состоящий из объединенной смысловой связи последовательности знаков, относящихся к знаковым системам двоякого рода: естественного языка и иконической, причем знаки последней из них должны 
восприниматься зрительными рецепторами» [Пойманова, с. 21]. Однако, как справедливо отмечает А.Г. Сонин, данный термин не решает 
проблему терминологического определения данных семиотически гетерогенных текстов, поскольку «видеовербален любой письменный вербальный текст» [Сонин, с. 21]. 
Р.О. Якобсон называл тексты, содержащие в своей структуре наряду 
с вербальным компонентом невербальные элементы, синкретическими 
сообщениями, представляющими собой комбинации или объединения 
разных знаковых систем. Ученый подчеркивал необходимость четко 
разграничивать при исследовании коммуникации гомогенные и синкретические сообщения [Якобсон]. Г.В. Ейгер и В.Л. Юхт в своей типологии текстов вводят понятия «моно- и поликодовые тексты». «К поликодовым текстам в широком семиотическом смысле должны быть отнесены и случаи сочетания естественного языкового кода с кодом какойлибо иной семиотической системы (изображение, музыка и т. п.)» [Ейгер, Юхт, с. 107]. 
Термин «поликодовый текст» также используется Л.М. Большияновой, которая исследует «лингвовизуальный комплекс» (сочетание газетного текста с фотоизображением) как разновидность поликодовых текстов [Большиянова, с. 51]. А.Г. Сонин определяет поликодовые тексты 
как тексты, построенные «на соединении в едином графическом пространстве семиотически гетерогенных составляющих – вербального 
текста в устной или письменной форме, изображения, а также знаков 
иной природы» [Сонин, 2005, с. 117]. 
На наш взгляд, суть феномена соединения вербальных и невербальных компонентов в рамках одного текста, безусловно, гораздо точнее 
передает термин «поликодовый», поскольку именно он отражает особое 
качество текстуальности, возникающее в результате сочетания полисемантических компонентов. По мнению В.Е. Чернявской, «термин “поликодовый текст” обращает внимание на текстуальный характер обозначенного явления, его содержательно-смысловую целостность» [Чернявская, с. 62]. 

Поликодовые тексты рассматривались в отечественной лингвистической практике с точки зрения психолингвистической теории (Л.В. Головина [Головина], Ю.А. Сорокин, Е.Ф. Тарасов [Сорокин, Тарасов]), 
теории массовой коммуникации (В.В. Сазонов, К.Б. Шошников [Сазонов, Шошников]). Несмотря на значительно расширенную за последнее 
время теорию поликодовых текстов, следует отметить, что в основном 
она направлена на осмысление комплексной структуры либо печатных 
текстов (произведений современной газетной или журнальной публицистики, комиксов, рекламных сообщений и пр. [Колодная], [Коршунова], [Кузнецова], [Кулагина] и др.), либо аудиовизуальных произведений с вербальной составляющей (кинофильмы, мюзиклы, музыкальные клипы, рекламные сообщения в видеоформате и пр. [Ворошилова], [Мишина], [Слышкин, Ефремова]). Произведениям же электронного дискурса, которые в настоящее время приобретают всё большую актуальность, посвящены лишь отдельные исследования, направленные на решение локальных проблем [Барст]. 

Несмотря на значительный вклад, сделанный русскими исследова
телями в области изучения электронного дискурса, пока не существует 
комплексного лингвистического описания электронного художественного текста, не разработаны подходы к осмыслению его сущности, учитывающие сложность и многоаспектность данного понятия. Отчасти такая ситуация объясняется амбивалентной природой электронного художественного текста. Его структура обусловлена двумя составляющими 
(вербальной и невербальной), что неизменно расширяет предметные 
рамки, выводя исследование в междисциплинарную плоскость. Электронный художественный текст является продуктом электронной коммуникации, при анализе которой исследователь помимо вербальных 
данных анализирует способ представления информации в сети, а также 
характер ее передачи и канал восприятия, посредством которого реципиент получает и перерабатывает транслируемые данные. Несмотря на 
свою экстралингвистическую природу, именно эти факторы оказывают 
существенное влияние на структуру и семантику электронного текста, 
позволяя говорить о его мультимодальном (или «мультиканальном») характере [Кибрик]. 

С другой стороны, сложность в изучении электронного художе
ственного текста связана с особым статусом его материального носителя – электронной формой (сетевой или локальной копии), которая в 
большей степени, нежели другие материальные объекты, зависима от 

технологических аспектов ее реализации. Электронный формат подвержен постоянным изменениям, связанным с регулярными обновлениями 
не только отдельных программных приложений, используемых для создания электронных художественных текстов, но и общей системы цифровых технологий (например, смена поколений интернет-сервисов Web 
1.0, 2.0, 3.0), что неизбежно влияет как на внешнюю, так и на внутреннюю структуру электронного текста, обусловливает специфику его публикации, распространения и резервации. 
Рассматривая феномен электронного художественного текста, 
сложность и неоднородность этого понятия становится очевидна уже 
на стадии выбора терминологического аппарата для определения и 
описания данного явления. Приведем наиболее частотные термины и 
терминологические обороты, которые используются в отечественной 
и зарубежной исследовательской практике. Так, электронный художественный текст называют цифровой или дигитальной литературой 
(digital literature), электронной литературой (electronic literature), сетевой литературой или сетературой (net/networked literature), гипертекстовой литературой (hypertext literature), кибературой (cyberliterature). 
Несмотря на то что перечисленные понятия довольно широко используются как академическими исследователями, так и практиками в области электронного творчества, они во многом остаются дискуссионными, среди исследователей нет согласованности в трактовке понятия 
электронного текста, а также не разработан категориальный аппарат 
для его характеристики. 
Принципиальное различие в первую очередь должно быть проведено между определениями «компьютерный» и «электронный». 
В настоящее время в лингвистической практике для характеристики 
дискурса в электронной среде используются два синонимических понятия: «компьютерный» и «электронный», которые обозначают «текст, 
погруженный в ситуацию общения, посредством электронных средств 
связи» [Лутовинова, с. 18]. Наиболее близкими к ним терминами являются «интернет-дискурс» и «сетевой дискурс», которые предполагают 
коммуникацию в рамках глобальной сети Интернет и/или во всех сетях 
(в том числе и локальных) соответственно [Лутовинова, там же]. Термины «сетевой дискурс» / «интернет-дискурс» соотносимы с понятиями 
«компьютерный дискурс» / «электронный дискурс» как категории частное / общее, где сетевой / интернет-дискурс представляет собой один из