Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Проблемы дифференциации ответственности за преступления против личности

Покупка
Артикул: 779491.01.99
Доступ онлайн
500 ₽
В корзину
Монография посвящена актуальным проблемам теории и практики дифференциации ответственности за посягательства на личность. Раскрываются вопросы разграничения основании и видов ответственности за причинение вреда интересам личности, исследуется связь процессов криминализации и дифференциации уголовной ответственности, анализируется состояние н перспективы развития системы квалифицирующих признаков составов преступлений против личности. Адресуется специалистам в области уголовного права. (Справочно: законодательство приводится по состоянию на 01 февраля 2021 года).
Мотин, А. В. Проблемы дифференциации ответственности за преступления против личности : монография / А. В. Мотин ; под ред. Ю. Е. Пудовочкина. - Москва : Знание-М, 2021. - 242 с. - ISBN 978-5-907258-41-9. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/1870424 (дата обращения: 26.05.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
МОТИН 
Анатолий Владимирович

/ / / / / / / 

ПРОБЛЕМЫ
ДИФФЕРЕНЦИАЦИИ 
ОТВЕТСТВЕННОСТИ
ЗА ПРЕСТУПЛЕНИЯ
ПРОТИВ ЛИЧНОСТИ

/ / / / / / / 
МОНОГРАФИЯ

Москва
2021

УДК 343.3/7 (035.3)
ББК 67.408.1
М85

Автор:
Мотин Анатолий Владимирович — кандидат юридических наук, 
адвокат Палаты адвокатов Самарской области

Научный редактор:
Пудовочкин Юрий Евгеньевич — доктор юридических наук, 
профессор, главный научный сотрудник — руководитель уголовно- 
правового направления Центра исследований проблем правосудия 
Российского государственного университета правосудия

Рецензенты:
Букалерова Людмила Александровна — доктор юридических 
наук, профессор, заведующая кафедрой уголовного права, уголовного 
процесса и криминалистики Юридического института Российского 
университета дружбы народов;
Дмитренко Андрей Петрович — доктор юридических наук, 
профессор, профессор кафедры уголовного права Московского 
университета МВД России имени В.Я. Кикотя

Мотин, А. В.
Проблемы дифференциации ответственности за преступления 
против личности : монография /А. В. Мотин, под науч. ред. 
Ю. Е. Пудовочкина. — Москва : Знание-М, 2021. — 240 с.
ISBN 978-5-907258-41-9 
DOI 10.38006/907258-41-9.2021.1.240

Монография посвящена актуальным проблемам теории и практики дифференциации ответственности за посягательства на личность. Раскрываются вопросы 
разграничения оснований и видов ответственности за причинение вреда интересам 
личности, исследуется связь процессов криминализации и дифференциации уголовной ответственности, анализируется состояние и перспективы развития системы квалифицирующих признаков составов преступлений против личности. Адресуется специалистам в области уголовного права.
(Справочно: законодательство приводится по состоянию на 01 февраля 2021 года).

УДК 343.3/7 (035.3)

ББК 67.408.1

ISBN 978-5-907258-41-9

М85

© Мотин А. В. 2021
© Издательство «Знание-М», 2021

Проблемы дифференциации ответственности за преступления против личности

3 

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение ......................................................................................................4
Глава 1. Межотраслевая дифференциация ответственности 
за посягательства на личность .....................................................................6
§ 1. Межотраслевая дифференциация оснований ответственности 
за посягательства на личность .........................................................................6
§ 2. Межотраслевая дифференциация видов ответственности 
за посягательства на личность .......................................................................34
Глава 2. Криминализация преступлений против личности 
и дифференциация уголовной ответственности  ....................................67
§ 1. Дифференциация уголовной ответственности в процессе 
криминализации и систематизации преступлений против личности ........67
§ 2. Привилегированные составы преступлений против личности: 
теоретико-прикладные проблемы ................................................................104
Глава 3. Квалифицирующие признаки преступлений 
против личности как средство дифференциации уголовной 
ответственности ..........................................................................................137
§ 1. Квалифицирующие признаки преступлений против личности: 
теоретический анализ ...................................................................................137
§ 2. Квалифицирующие признаки преступлений против личности: 
вопросы законодательной и правоприменительной практики .................167
Заключение .............................................................................................197
Приложения ...........................................................................................198
Литература .............................................................................................217

Мотин Анатолий Владимирович

4  

ВВЕДЕНИЕ

Дифференциация уголовной ответственности справедливо признаётся одним из приоритетных направлений уголовной политики, содержательно охватывающим едва ли не весь спектр уголовно-правовых 
решений — от криминализации общественно опасных деяний до установления оснований освобождения от уголовной ответственности. В отечественной науке ей уделяется повышенное внимание, она выступает 
темой множества диссертационных исследований, монографических сочинений и публикаций в периодической юридической печати. При этом 
анализ библиографии показывает, что изучение проблем дифференциации уголовной ответственности развивается в двух основных направлениях. Во-первых, исследование общей теории дифференциации 
ответственности, её понятий и средств (Л.Л. Кругликов, Е.В. Рогова), 
в том числе правил конструирования состава преступления (А.В. 
Иванчин), отбора квалифицирующих признаков (Т.А. ЛесниевскиКостарева), освобождения от ответственности (А.В. Ендольцева), отбывания наказания (А.В. Бриллиантов). Во-вторых, это приложение 
общетеоретических постулатов к решению задач дифференциации ответственности за отдельные виды преступлений. Именно оно и выступает той теоретико-методологической рамкой, в пределах которой 
разворачивается содержание настоящей монографии.
Дифференциация ответственности за преступления против личности 
в качестве самостоятельного предмета научного анализа в нашей литературе исследована явно недостаточно. Наука добилась определенных успехов 
в решении теоретико-прикладных задач дифференциации ответственности 
за преступления против жизни и здоровья (Э.В. Кабурнеев, М.Н. Каплин, 
Т.А. Плаксина, А.Н. Попов), против несовершеннолетних (Ю.В. Николаева, 
Ю.Е. Пудовочкин), против половой свободы и половой неприкосновенности (А.Н. Игнатов, А.П. Дьяченко). Однако как комплексный, целостный 
предмет дифференциация ответственности за преступления против личности ещё не подвергалась изучению. В связи с чем некоторые значимые 
аспекты темы остались вне рамок научного анализа. Среди них — механизм 
и средства межотраслевой дифференциации ответственности за причинение вреда личности, взаимосвязь процессов криминализации и дифференциации ответственности, правовая природа привилегированных составов 

Проблемы дифференциации ответственности за преступления против личности

5 

преступлений, систематизация квалифицирующих признаков преступлений против личности. 
Обсуждение этих вопросов составляет основное содержание предлагаемой читателю книги. Автор сознает, что их постановка и обсуждение 
не исчерпывают всего объёма темы дифференциации уголовной ответственности за преступления против личности. За пределами монографии 
остаются теоретические и конституционные основы дифференциации, использование дифференцирующих средств для градации объёма ответственности и уголовного наказания и некоторые иные. Их изучение может 
быть определено в качестве самостоятельного и перспективного объекта 
последующих научных изысканий.
Предлагая результаты своего исследования научной общественности, 
автор рассчитывает, что они способны восполнить некоторые пробелы 
в научном осмыслении темы дифференциации ответственности за посягательства на личность, могут стать основой для последующего углублённого изучения темы, а также способствовать теоретическому обоснованию 
возможных направлений развития уголовного законодательства и практики его применения.

Мотин Анатолий Владимирович

6  

Глава 1. 
МЕЖОТРАСЛЕВАЯ ДИФФЕРЕНЦИАЦИЯ 
ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ПОСЯГАТЕЛЬСТВА НА 
ЛИЧНОСТЬ 

§ 1. Межотраслевая дифференциация оснований 
ответственности за посягательства на личность

Охрана человека, его прав и свобод является конституционной обязанностью государства. В осуществлении этой обязанности оно вольно использовать любые доступные ему легитимные средства, при этом, 
как известно, уголовный закон выступает согласно принципу ultima ratio 
в качестве «последнего довода» власти в обеспечении безопасности. 
«Принцип ultima ratio в соответствии с либеральными представлениями 
позволяет сделать вывод о том, что уголовное право, как самая серьёзная 
форма вмешательства государства в правовую сферу граждан, должно быть 
использовано только тогда, когда применение других средств представляется безнадёжным»1. Это обстоятельство побуждает государство к разработке не только предупредительных, но и различных по силе воздействия 
охранительных средств защиты личности, что находит своё содержательное воплощение, среди прочего, в межотраслевой дифференциации ответственности за посягательства на интересы безопасности человека. 
Как верно отмечает Л.Л. Кругликов, «уже на самой первой ступени 
(при разделении права на отрасли, компоновке последних) им [государством — А.М.] должна использоваться идея дифференциации юридической 
ответственности. … Основанием межотраслевой юридической дифференциации… выступает прежде всего характер вредоносности соответствующего вида поведения, или, как говорят иначе, характер его общественной 
опасности, вредности»2. Межотраслевая дифференциация, — поддерживает его В.Ф. Лапшин, — присутствует уже на первых этапах разделения 

1 
Хильгендорф 
Э. 
Пунитивное 
законодательство 
и 
уголовно-правовая 
доктрина. 
Скептические замечания к некоторым руководящим терминам современной теории уголовного права // Вопросы российского и международного права. — 2012. — №  1. — С. 121.
2 
Кругликов Л.Л. Понятие, основания и виды дифференциации ответственности за преступления и иные правонарушения // Lex Russica. — 2014. — № 3. — С. 306, 307.

Проблемы дифференциации ответственности за преступления против личности

7 

всего национального права на отдельные отрасли в зависимости от предмета правового регулирования. Существование отраслей российского права 
предопределяет наличие нескольких видов юридической ответственности, 
которые присущи отдельной отрасли или совокупности отраслей системы 
права. Для каждого вида ответственности существует определённый набор мер воздействия на лиц, нарушивших установленное нормами соответствующей отрасли (отраслей) права правило поведения. При этом степень 
интенсивности воздействия (тяжести наказания), применяемого к правонарушителю, находится в пропорциональной зависимости от степени тяжести правонарушения, т.е. его общественной опасности3.
В сфере публично-правовой ответственности за посягательства на личность, как она исторически сложилась в России, существует так называемая «двухуровневая система публично-правовой охраны»4, при которой 
межотраслевая дифференциация ответственности выражается в установлении различных видов и объёмов юридической ответственности в зависимости от характера и степени вредоносности правонарушения в уголовном 
и административном отраслях законодательства5.
Проблема соотношения административного и уголовного законодательства всегда относилась к числу наиболее сложных и важных, а в современных условиях (в связи с декриминализацией некоторых преступлений 
и реформированием КоАП РФ, внесением в УК РФ конструкции административной преюдиции, оформлением, благодаря усилиям Европейского 
Суда по правам человека понятия «уголовной сферы») приобрела дополнительный стимул для глубокого и всестороннего исследования.
Исходные начала для решения вопросов соотношения уголовного и административного законодательства в деле дифференциации ответственности, в том числе за посягательства на личность, сформулировал в ряде 
своих решений Конституционный Суд РФ. Он, в частности, указал:
— в целях защиты прав и свобод человека и гражданина, обеспечения 
законности, правопорядка, государственной и общественной безопасности, 

3 
Лапшин В.Ф. Средства дифференциации ответственности в новейшей уголовно-правовой доктрине // Человек: преступление и наказание. — 2016. — № 3. — С. 105 — 106.
4 
Кузнецов А.В. Преступления в сфере несостоятельности (ст. 195 — 197 УК РФ): вопросы законодательной техники и дифференциации ответственности: автореф. дисс. … канд. 
юрид. наук. — Казань, 2004. — С. 8. 
5 
Адоевская О.А. Дифференциация ответственности за кражу по уголовному праву России: 
автореф. дисс. … канд. юрид. наук. — Самара, 2007. — С. 7. 

Мотин Анатолий Владимирович

8  

а также в иных конституционно значимых целях федеральный законодатель не только вправе, но и обязан использовать все доступные — в рамках 
предоставленных ему дискреционных полномочий — средства, включая установление административной и уголовной ответственности за те 
или иные деяния, руководствуясь при этом общими принципами юридической ответственности, которые имеют универсальное значение и по своей 
сути относятся к основам конституционного правопорядка6;
— преступлению, в отличие от иных правонарушений, присуща особая, а именно криминальная общественная опасность7, уголовная ответственность в отличие от административной ответственности установлена 
для случаев, представляющих повышенную общественную опасность8;
— административная ответственность и ответственность уголовная, будучи разновидностями публично-правовой ответственности, преследуют 
общую цель охраны публичных интересов, прежде всего, таких как защита прав и свобод человека и гражданина, обеспечение законности и правопорядка. В силу этого они имеют схожие задачи, принципы и тем самым 
дополняют друг друга. Применение мер административной и уголовной 
ответственности базируется на закрепляемых схожим образом принципах 
равенства. Потому и федеральный законодатель во многих случаях конструирует составы административных правонарушений и преступлений 

6 
Постановление Конституционного Суда РФ от 14.06.2018 № 23-П «По делу о проверке конституционности части 1 статьи 1.7 и части 4 статьи 4.5 Кодекса Российской 
Федерации об административных правонарушениях, пункта 4 статьи 1 Федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовнопроцессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования 
оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности» и пункта 4 статьи 1 Федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты 
Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс 
Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности» в связи с жалобами граждан А.И. Заляутдинова, 
Н.Я. Исмагилова и О.В. Чередняк».
7 
Постановление Конституционного Суда РФ от 27.02.2020 № 10-П «По делу о проверке 
конституционности статьи 324 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданки Н.М. Деменьшиной».
8 
Постановление Конституционного Суда РФ от 27.05.2008 № 8-П «По делу о проверке 
конституционности положения части первой статьи 188 Уголовного кодекса Российской 
Федерации в связи с жалобой гражданки М.А. Асламазян».

Проблемы дифференциации ответственности за преступления против личности

9 

как смежные, а также, принимая во внимание изменение степени общественной опасности тех или иных правонарушений, другие обстоятельства, 
зачастую преобразует составы административных правонарушений в составы преступлений и наоборот9.
Интерпретация 
этих 
конституционных 
требований 
доказывает, что в деле защиты интересов личности законодатель обязан использовать и уголовно-правовые, и административно-правовое средства, 
руководствуясь представлениями об общественной опасности посягательства, причём в силу общности целей и принципов уголовной и административной ответственности вправе использовать их как совместно, 
конструируя смежные составы правонарушений, так и последовательно, 
преобразуя составы административных проступков в составы преступлений и наоборот. 
Исходя из этого, представляется возможным определить основные направления и формы межотраслевой дифференциации публично-правовой ответственности в сфере защиты интересов личности, восполняя тем 
самым теоретический пробел в отечественной науке, которая, несмотря 
на давнюю историю проблемы, так и не подошла, по нашему мнению, к решению этой сложной проблемы.
Прежде всего, надо обратить внимание, что межотраслевая дифференциация ответственности за посягательства на личность имеет чётко выраженные два аспекта, касающиеся дифференциации оснований 
ответственности и дифференциации видов ответственности. Каждый 
из них заслуживает отдельного анализа. В рамках настоящего раздела работы речь пойдёт в дальнейшем о дифференциации оснований уголовной 
и административной ответственности.
Дифференциация оснований ответственности за посягательства на личность представляет собой конструирование законодателем составов административных проступков и составов преступлений, которые традиционно 

9 
Постановление Конституционного Суда РФ от 14.07.2015 № 20-П «По делу о проверке конституционности части 2 статьи 1.7 и пункта 2 статьи 31.7 Кодекса Российской 
Федерации об административных правонарушениях в связи с запросом мирового судьи судебного участка № 1 Выксунского судебного района Нижегородской области»; 
Постановление Конституционного Суда РФ от 10.02.2017 № 2-П «По делу о проверке 
конституционности положений статьи 212.1 Уголовного кодекса Российской Федерации 
в связи с жалобой гражданина И.И. Дадина».

Мотин Анатолий Владимирович

10  

именуются в науке «смежными», и которые описывают различающиеся 
уровнем опасности разновидности одного и того же деяния.
Такая дифференциация проявляет себя на динамическом и статическом уровнях. К сожалению, в литературных источниках этот аспект 
проблемы не учитывается при обсуждении вопросов межотраслевой дифференциации ответственности. Как правило, специалисты основываются 
на текстах УК РФ и КоАП РФ как на данности, используют их как отправную точку для решения вопросов разграничения оснований уголовной 
и административной ответственности. Такой подход не только имеет право на существование, но и вполне оправдан потребностью в решении прикладных задач правоприменения. Тем не менее, конструирование смежных 
составов правонарушений должно рассматриваться не только как результат, 
но и как определённый процесс законодательной деятельности. Он приобретает особое значение, когда законодатель принимает решение о замене 
административной ответственности уголовной и наоборот.
Такие ситуации имеют место достаточно часто. Из 53 статей 
о преступлениях против личности, предусмотренных в первоначальной 
(на 1996 год) редакции УК РФ 5 статей (то есть 9,4%) были исключены 
с последующим установлением ответственности за описанные в них деяния в КоАП РФ. Декриминализация коснулась, в частности, «ординарных» (без специальных мотивов) побоев (ст.116 УК РФ), неосторожного 
причинения средней тяжести вреда здоровью (ст.118 УК РФ), оскорбления 
(ст.130 УК РФ), «ординарной» (совершённой общим субъектом) дискриминации (ст.136 УК РФ), уклонения от уплаты средств на содержание несовершеннолетних детей и нетрудоспособных родителей (ст.157 УК РФ). 
В целом специалисты справедливо отмечают устойчивую взаимосвязь декриминализации преступлений, не представляющих большой общественной опасности, и формирования административно-деликтного 
законодательства10.
Наблюдается и «обратный» процесс. Из разряда административных проступков в категорию преступлений было переведено вмешательство в работу избирательной комиссии или комиссии референдума 
(ст. 5.2 КоАП РФ), частично криминализация коснулась таких административных деликтов, как использование незаконной материальной поддержки 

10 Аратова А.А. Административная ответственность за оскорбление: автореф. дисс. … канд. 
юрид. наук. — М., 2013. — С. 9.

Проблемы дифференциации ответственности за преступления против личности

11 

при финансировании избирательной кампании, кампании референдума 
(ст. 5.19 КоАП РФ), незаконное финансирование избирательной кампании 
(ст. 5.20 КоАП РФ), незаконная выдача гражданину избирательного бюллетеня, бюллетеня для голосования на референдуме (ст. 5.22 КоАП РФ), 
оскорбление религиозных чувств граждан (ст. 5.26 КоАП РФ).
Такая динамика (не будем вторгаться в обсуждение её причин, которые, 
разумеется, могут отражать как естественный ход событий и переоценку 
ценностей в правовом и общественном сознании, так и быть продиктованными исключительно политическими и популистскими мотивами) свидетельствует о том, что государство, реализуя конституционную свободу 
усмотрения, относительно легко меняет свой выбор надлежащего вида ответственности за то или иное правонарушение. Однако такой выбор носит особый характер. Если бы решение законодателя о декриминализации 
преступления или криминализации административного проступка не сопровождалось корреспондирующим решением соответственно в КоАП РФ 
или в УК РФ, можно было бы говорить просто о динамике в оценке общественной опасности деяния. Взаимосвязанные же изменения, касающиеся 
различий в правовой оценке разновидностей одного деяния, свидетельствуют о том, что применительно к ситуациям одного рода законодатель 
конструирует различающиеся правовые основания ответственности — различные составы правонарушений, определяя для каждого из них в дифференцированном порядке различающиеся виды правовой ответственности. 
Таким образом, этот одновременный выбор, по сути своей, представляет 
собой не что иное, как дифференциацию публично-правовой ответственности, рассматриваемую с динамической точки зрения.
В прикладном отношении такая дифференциация порождает, прежде всего, сложные вопросы, связанные с определением действия законодательства во времени, подтверждением чего служит практика 
Конституционного Суда РФ, в которой они рассматривались неоднократно.
Суд справедливо исходил из того, что принятие законов, устраняющих 
или смягчающих ответственность, по-новому определяет характер и степень общественной опасности тех или иных правонарушений и правовой статус лиц, их совершивших, вследствие чего законодатель не может 
не предусмотреть механизм придания им обратной силы, а уполномоченные органы не вправе уклоняться от принятия юрисдикционных решений об освобождении конкретных лиц от ответственности и наказания 

Доступ онлайн
500 ₽
В корзину