Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Офшорная Россия в глобальной экономике

Покупка
Основная коллекция
Артикул: 752878.01.01
К покупке доступен более свежий выпуск Перейти
В монографии анализируется воздействие рыночных реформ 1990-х годов на офшоризацию российской экономики. Динамика этого процесса тесно связана с глубинными изменениями системы офшоров в мировой экономике. Развитие этих отношений обострило дефицит инвестиций и проявило отсталость внутренних рынков, чрезмерное экономическое неравенство и забвение социального дискурса, который нарастает в российском обществе. Эти проблемы требуют решения, и авторы предлагают свои пути их преодоления. Предназначена для научных работников, аспирантов-исследователей. Может быть использована при подготовке магистров по специальностям «Экономика», «Менеджмент», «Финансы», «Экономическая история». Будет полезна всем интересующимся проблемами современного экономического развития России.
Бодров, А. Г. Офшорная Россия в глобальной экономике : монография / А.Г. Бодров, А.В. Вакурин, В.Н. Ковнир. — Москва : ИНФРА-М, 2022. — 355 с. — (Научная мысль). — DOI 10.12737/1831927. - ISBN 978-5-16-017226-2. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/1831927 (дата обращения: 19.07.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
ОФШОРНАЯ
РОССИЯ
В ГЛОБАЛЬНОЙ
ЭКОНОМИКЕ

А.Г. БОДРОВ
А.В. ВАКУРИН
В.Н. КОВНИР

Москва
ИНФРА-М
2022

МОНОГРАФИЯ

УДК 339.727.2(075.4)
ББК 65.5
 
Б75

Бодров А.Г.
Б75  
Офшорная Россия в глобальной экономике : монография / А.Г. Бодров, А.В. Вакурин, В.Н. Ковнир. — Москва : ИНФРА-М, 2022. — 355 с. — 
(Научная мысль). —  DOI 10.12737/1831927.

ISBN 978-5-16-017226-2 (print)
ISBN 978-5-16-109766-3 (online)
В монографии анализируется воздействие рыночных реформ 1990-х 
годов на офшоризацию российской экономики. Динамика этого процесса 
тесно связана с глубинными изменениями системы офшоров в мировой 
экономике. Развитие этих отношений обострило дефицит инвестиций 
и проявило отсталость внутренних рынков, чрезмерное экономическое неравенство и забвение социального дискурса, который нарастает в российском обществе. Эти проблемы требуют решения, и авторы предлагают свои 
пути их преодоления.
Предназначена для научных работников, аспирантов-исследователей. 
Может быть использована при подготовке магистров по специальностям 
«Экономика», «Менеджмент», «Финансы», «Экономическая история». 
Будет полезна всем интересующимся проблемами современного экономического развития России.

УДК 339.727.2(075.4)
ББК 65.5

ISBN 978-5-16-017226-2 (print)
ISBN 978-5-16-109766-3 (online)
© Бодров А.Г., Вакурин А.В., 
Ковнир В.Н., 2022

Р е ц е н з е н т ы:
Кропин Ю.А., доктор экономических наук, профессор Департамента банковского дела и финансовых рынков Московского финансового 
университета;
Платонов Д.Н., доктор экономических наук, профессор кафедры 
истории народного хозяйства и экономических учений экономического факультета Московского государственного университета имени 
М.В. Ломоносова

Введение

Актуальность темы. Исследование офшоров и офшорного бизнеса в России активизировались на рубеже 2000-х годов. В предмет 
теоретических исследований стали включаться все больший круг 
проблем и вопросов, что способствовало уяснению закономерностей и форм деятельности офшорного сектора и офшорного бизнеса. Среди круга рассматриваемых вопросов можно, в частности, 
выделить уточнение понятийного содержания офшоров, офшорного бизнеса, офшорных зон, налоговых гаваней, анализ развития 
офшорных зон в мировой экономике, классификацию офшоров, 
национальное и международное офшорное законодательство, офшорную политику в контексте деофшоризации национальных экономик. Важным компонентом исследования офшоров стала оценка 
их исторической динамики и классификация по различным критериям и признакам, например, специализации по видам деятельности, страновой принадлежности, объему операций, видов льгот, 
целевому предназначению и др.1
В терминах понятийных определений принято выделять и анализировать офшорные рынки, офшорный бизнес, офшорные компании как его части, офшорные зоны, офшорные юрисдикции, низконалоговые территории. По каждому понятию в научной практике 
разработаны содержательные определения, устоявшиеся наборы 
классификационных критериев, вошедшие в научный оборот 
и практический обиход и в рекомендации ведущих национальных 
и международных регуляторов.
Этот ряд следует также дополнить исходя из того, что офшоры представляют собой многостороннее явление. С одной стороны, офшоры являются продолжением национальных экономик, 

1 
Апель А., Гунько В. Обналичивание и офшорный бизнес в схемах. СПб.: 
Питер, 2002; Владимирова М.П., Теунаев Д.М., Стажкова М.М. Офшоры: инструмент налогового планирования. М.: КноРус, 2006; Горбунов А.Р. Налоговое планирование и создание компаний за рубежом. 
М.: Анкил, 1999; Данько Т.П., Окрут З.М. Свободные экономические зоны в мировом хозяйстве. М.: ИНФРА-М, 1998; Ерицян А.В., 
Азарян Р.Г. Использование офшоров в налоговом планировании. М.: 
Главбух, 2003; Пеппер Д. Практическая энциклопедия международного 
налогового и финансового планирования. Антиофшор. М.: Ирбис-Пресс, 
2002. Ч. 2; Ушаков Д.Л. Офшорные зоны в практике российских налогоплательщиков. М.: Юрист, 1999; Хейфец Б.А. Офшорные юрисдикции 
в глобальной и национальной экономике. М.: Экономика, 2008; Ronen P., 
Murphy R., Chavagneux C. Tax Haven: How Globalization Really Works. 
Itaka: NY. Cornell University, 2010.

в этом случае их называют оншорными экономиками, где зарегистрированные компании данной страны получают право открывать 
компанию в офшорных юрисдикциях. В этом качестве их можно 
определить как офшорный сектор той или иной национальной 
экономики со всеми прикладными макроэкономическими метриками. Но с другой стороны, офшоры — это важный сегмент мировой экономики и составной компонент мирового финансового 
рынка. И в том и в другом качестве офшоры уже давно переросли 
прежние функции территорий просто низконалоговых убежищ, 
обеспечивающих экономию на налогах бенефициаров собственников компаний — резидентов тех или иных сран. Также офшоры 
можно рассматривать как особый офшорный сектор мировой экономики, который отличается тем, что носит наднациональный характер. В этом качестве он стоит в одном ряду с такими явлениями 
мировой экономики, как транснациональные банки и компании, 
евровалютные рынки.
В этом ряду, выводящем капиталы из-под национального налогового регулирования, можно назвать и трастовые фонды, получившие особенно большое распространение в США как реакция 
на введение новой системы налогообложения в условиях проведения рузвельтовского нового курса.
Рассматриваемые комплексно офшоры как элементы инфраструктуры мировой экономики и мировой финансовой системы 
обеспечивают дополнительное воздействие на международный 
оборот материальных, финансовых, трудовых, информационных 
ресурсов и в этом процессе выполняют производственные, сервисные, холдинговые, транспортные и финансовые функции.
При рассмотрении проблемы ухода от налогов в инвестиционном контексте особое внимание уделяется роли офшорных инвестиционных центров в качестве важных игроков на глобальном 
инвестиционном поле. По данным ЮНКТАД, прежде чем достичь 
места назначения и превратиться в производительные активы, примерно 30% трансграничных корпоративных инвестиций проходят 
через такие офшорные юрисдикции1.
Поэтому особую значимость приобретает проблема того, как 
продукт современной мировой экономики, офшорный бизнес, 
оказывает обратное влияние на свои метрополии и в первую очередь на развивающиеся экономики. Но именно аспект выявления 
и измерения воздействия офшоров на экономики, которые питают 
и поддерживают офшорный бизнес, можно считать наиболее дискуссионным среди данной проблематики. На современном этапе 

1 
Портнов Н.А. Влияние инвестиционного климата на деофшоризацию российской экономики // Российский внешнеэкономический вестник. 2016. 
№ 6. С. 55.

исследования офшоров накопление таких данных может обеспечить дальнейшее повышение эффективности проводимой национальными государствами экономической политики.
Проблема влияния офшорного мира на российскую экономику 
продолжает оставаться значимой и актуальной в силу связанности 
небольшого по историческим меркам периода времени становления 
и развития рыночной экономики и высокой степени трансформации соответствующих экономических институтов.
Английский исследователь данной темы Джон Урри выделяет значимость изучения проблемы офшорной экономики в следующем важном аспекте: «Возникновение и постепенное развитие 
офшорных миров меняет форму современных обществ, перестраивает баланс сил, подрывает понятие ответственности, угрожает демократии и изменяет силы, движущие общественным развитием»1. 
Урри подчеркивает важность понимания того, что данный предмет 
требует теоретической разработки. «Для понимания офшоров 
нужна теория современного мира, отличная от теории глобализации. Нужен подход, подчеркивающий роль уклонения, нарушения правил, безответственности и тайн “класса богатых”, которые перестраивают мир в своих интересах»2.
Различные аспекты данной проблемы анализировались в ряде 
специальных работ отечественных экономистов3, и в частности, исследователей теневой экономики4.
В основу нашей работы легли исследования зарубежных и отечественных экономистов, внесших вклад в развитие теории офшорного бизнеса. В работе Л.Л. Фитуни5 роль офшоров в международном финансовом обороте исследована как преимущественно 
финансовых центров, которые приобрели особую роль в международной финансовой системе. Изменение роли таких центров автор 
видел в том, что «банковская деятельность в офшорах представляет 

1 
Урри Дж. Офшоры: пер. с англ. М.: Изд. дом «Дело» РАНХиГС, 2017. 
С. 7.
2 
Там же. С. 29.
3 
Булатов А.С. Параметры и оценки масштабов утечки капиталов 
из России // Деньги и кредит. 1999. № 12; Халдин М.А. Россия в офшорном 
мире. М.: Международные отношения, 2005; Хейфец Б.А. Офшорные юрисдикции в глобальной и национальной экономике. М.: Экономика, 2008; Катасонов В.Ю. Закрытый мир Финансов. Трасты и офшоры. Где прячут свои 
богатства Ротшильды и Рокфеллеры. М.: Книжный мир, 2017.
4 
Барсукова С.Ю. Неформальная экономика. М.: Издательский дом ГУ 
ВШЭ, 2004; Тимофеев Л.М. Теневые экономические системы современной 
России: теории-анализ-модели. М.: Изд. центр РГГУ, 2008.
5 
Фитуни Л.Л. Теневой оборот и бегство капитала. М.: Восточная литература, 2003.

собой не только элемент мировой финансовой системы, но и самостоятельную финансовую структуру со своими взаимодополняющими и взаимоусиливающими компонентами, некоторыми из которых легко могут воспользоваться мошенники и правонарушители, занимающиеся перемещением или “отмыванием доходов”»1. 
Этот подход ориентирует на рассмотрение офшорного сектора 
как элемента по преимуществу международного рынка капиталов, 
обеспечивающего участникам возможности арбитражных операций по валютным и процентным сделкам. Такой подход отражен 
и в российских исследованиях2.
Однако офшорные рынки являются составной частью мирового финансового рынка, в который наравне с ними входят национальные финансовые рынки и иностранные для данного национального рынка финансовые рынки. Благодаря еврорынкам все 
три компонента мирового финансового рынка связываются между 
собой в финансовую сеть3.
Значительная часть исследований посвящена анализу адаптации 
России к мировому рынку офшорных услуг, оценке проблем и вызовов, порождаемых для российской экономики глобализацией, 
рисков расширения офшорного сектора, разработке мер экономической безопасности4. Важную роль играют исследования нормативно-правового регулирования процессов, порождаемых взаимодействием российской экономики с офшорами5, взаимосвязи долговой истории советской, а потом российской экономики с ростом 
офшорного сектора Б.А. Хейфеца6. Неизменный интерес вызывает 
содержание методов и направление каналов бегства капитала через 
офшорные компании7.

1 
Фитуни Л.Л. Теневой оборот и бегство капитала. М.: Восточная литература, 2003. С. 115.
2 
Матюхин Г.Г. Мировые финансовые центры. 2-е изд. М.: ЛЕНАНД, 2016.
3 
Гришина О.А., Звонова Е.А. Регулирование мирового финансового рынка: 
теория, практика, инструменты. М.: ИНФРА-М, 2010. С. 28.
4 
Абалкин Л.И. Бегство капиталов из России // Вопросы экономики. 1998. 
№ 7; Абалкин Л.И. Еще раз о бегстве капитала из России // Деньги 
и кредит. 2000. № 2; Булатов А.С. О проблеме утечки капиталов // Деньги 
и кредит. 1999. № 2; Булатов А.С. Параметры и оценки масштабов утечки 
капиталов из России // Деньги и кредит. 1999. № 12; Халдин М.А. Россия 
в офшорном бизнесе. М.: Международные отношения, 2005.
5 
Ушаков Д.Л. Офшорные зоны в практике российских налогоплательщиков. 
М.: Юрист, 1999.
6 
Хейфец Б.А. Кредитная история России. Характеристика суверенного заемщика. М.: Экономика, 2003; Хейфец Б.А. Офшорные юрисдикции в глобальной и национальной экономике. М.: Экономика.
7 
Катасонов В.Ю. Бегство капитала из России. М.: Анкил, 2002.

Однако существует достаточно много вопросов, в которых исследователи не могут прийти к единому мнению, что и определяет 
необходимость дальнейшего углубления исследований по этой проблематике.

Глава 1
ИСТОРИЯ И ГЕНЕТИКА ОФШОРОВ

1.1. ПРЕДПОСЫЛКИ И ПРИЧИНЫ ВОЗНИКНОВЕНИЯ
ОФШОРНЫХ ЗОН

Первая известная историкам налоговая система была создана 
еще в XIV–XII вв. до н.э. крито-микенской культурой. В частности, 
при раскопках дворцов правителей Кносса и Пилоса археологи обнаружили глиняные таблички, после расшифровки которых были 
получены первые данные о налоговых сборах. В некоторых кносских табличках, в частности, упоминался налог на козьи шкуры, 
текстиль и тому подобное. Современный историк так объясняет эту 
систему: «Различные продукты сельского хозяйства и ремесла поступали в виде натуральной подати на склады дворцовых центров 
и распределялись затем в виде натуральной оплаты, прежде всего 
среди непроизводительных групп, непосредственно связанных 
с дворцом и его учреждениями, — жрецов, чиновников, торговцев, 
воинов, ремесленников, прислуги и т.п. Распределение выполняло, таким образом, с одной стороны, функции сбора налога, 
а с другой — частично также и функции оплаты государственной 
администрации, прислуги и войска…»1 Хотя происхождение и развитие налогов и налоговых систем — это другая проблематика, 
пусть и тесно связанная с данным исследованием.
Не является преувеличением предположение, что недовольство 
налогообложением возникло и развивалось параллельно с возникновением и развитием налоговых систем. Проблема заключается 
не в таких человеческих качествах, как «жадность» или «стяжательство», но в самой природе феномена «налоговых сборов», как 
такового.
По сути своей, «налог» — это изобретение государственной 
власти для обеспечения ее собственного существования. Это изобретение обосновывается, освящается и всячески поддерживается 
государством посредством законов и наказаний за их нарушение. 
Именно государство навязывает своим гражданам ту или иную 
оценку категорий и/или явлений и (в большей или меньшей степени) от имени самих граждан выдает желаемое государством — 
за «необходимое, общепринятое, обязательное». Создаваемые 
самим государством законы, когда они имеют какой-то смысл, 

1 
Бартонек А. Златообильные Микены / пер. с чешского О.П. Цыбенко. М.: 
Наука, 1991.

опираются именно на такую, формируемую государством оценку 
явлений.
Посмотрев на налоги с точки зрения здравого смысла, мы 
увидим, что взимание налогов — это самый обыкновенный грабеж, 
открытое принудительное, насильственное изъятие чужого имущества. Также известно, что оправдать себя и свои действия гораздо проще, чем от этих действий удержаться. Поэтому разговоры 
о «социальной направленности», «общественном благе» и «государственной необходимости» налогов и подобных сборов разбиваются о факты реальной жизни и практики.
В частности, в отличие от любой обычной сделки, от договора 
о «взаимной (социальной, общественной) помощи, обмене» государство не обещает и не гарантирует налогоплательщику ничего 
конкретного — медицинское обслуживание и пенсии формируются 
из других, дополнительных платежей, а «защита и безопасность» 
не только неудовлетворительны практически во всех странах, 
но и не обеспечены никакими официальными гарантиями и санкциями по отношению к государству в случае невыполнения им 
своих обязательств. Наглядно и красноречиво в законе ФРГ, например, определено отличие налогов от прочих платежей государству: налог — это платеж, исключающий какие-либо ответные 
обязательства государства1. Такая «безответность» стимулирует 
активный рост загородных дворцов и многих других трат чиновников, явно живущих не на свою скромную заработную плату.
Но поскольку развивалась система налогов, а человеческая 
мысль двигалась в этом направлении, то и противоположные 
идеи с давних времен завладевали не только массами, но и лучшими умами. Так еще Фома Аквинский (1225–1274 гг.) коротко, 
емко и точно назвал налоги «узаконенной (дозволенной) формой 
грабежа»2. Не больше и не меньше!
В XIX в. британский лорд Клайд3 заметил, что «ни один человек 
не имеет ни малейших моральных, ни каких-либо других обязательств относительно ведения своих дел таким образом, чтобы 
сборщики налогов выгребли как можно больше из его карманов».
И потому не удивительно, что еще со времен древнего мира 
вместе с введением системы налогов возникало и постоянно возрастало и серьезное противодействие налогообложению — это качество имманентно сущности человека. В частности, еще в Афинах, 
например, свободный гражданин отличался тем, что не должен был 
платить налогов. Считалось, что личные налоги несут на себе печать 

1 
Все началось с десятины: этот многоликий налоговый мир / пер. с нем. 
М.А. Козлова; В.С. Мухина. М.: Прогресс-универс, 1992. С. 42.
2 
Там же. С. 18, 406.
3 
Колин Кемпбелл (1792–1863 гг.).

рабства, а полноправные граждане полагали их унизительными для 
себя. А когда в Афинах был введен 2%-й налог на импорт товаров, все 
купцы изменили маршруты, делая двадцатимильный крюк, чтобы 
избежать уплаты этих сборов, и начали вести торговлю не в городе, 
давшем миру столько изобретений и законов, а на небольших соседних островах, где вообще не было никаких законов, как и налогов. 
А сами эти острова стали местами скопления всевозможных товаров, 
которые беспошлинно (или контрабандой) ввозились в Афины.
В античном Риме, к примеру, по свидетельству Теодора Моммзена1, при правлении Луция Корнелия Суллы (138–78 гг. до н.э.) 
в мирное время налогов не было, «граждане не платили уже никаких налогов, и единственные доходы, которые государство получало здесь, оно извлекало из отдачи в аренду оставшихся у него 
земельных участков, из сборов таможенных и некоторых немногочисленных налогов на роскошь». С неохотой признавали римляне 
и налоги с имущества. Однако жители римских провинций были 
подданными империи, но не пользовались правами граждан — они 
были обязаны платить налоги, что было свидетельством их зависимого положения. А освобождение от тех или иных налогов испокон веков и во всех странах считалось и использовалось, как 
одна из «высочайших милостей».
Желание и стремление хоть как-то снизить налоговое бремя, 
уменьшить затраты на торговлю и производство исторически реализовывалось на отдельных небольших участках территорий, изначально — на островах. И на протяжении всей истории человечества 
у различных народов и в разных странах прослеживаются попытки 
активизации международной торговли, увеличения доходов и привлечения иностранных капиталов за счет создания в той или иной 
форме на части своих территорий особых, благоприятных в налоговом отношении условий хозяйствования.
Первые территории подобного рода появились на картах несколько тысяч лет назад. В той или иной степени налоговые льготы 
для развития внешней торговли использовали древние финикийцы, 
египтяне и китайцы. Но последние в основном для поощрения 
своих купцов, ведущих внешнюю торговлю. Но «особые зоны», наоборот, имели целью привлечение на эти территории «заморских», 
«иноземных» купцов и торговцев.
Именно в это время древних цивилизаций зародилась тенденция, 
которая прослеживается и в последующие века, «балансирования» 
подобного рода территорий на грани закона. Конечно, в древние 
времена формы таких экономических «инноваций» сильно отличались от современных. Вывод бизнеса в «особые зоны» был 

1 
Моммзен Т. История Рима / подгот. текста и примеч. Ф.М. Лурье. СПб.: 
Лениздат, 1993.

К покупке доступен более свежий выпуск Перейти