Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Суд и право: евразийская интеграция

Покупка
Основная коллекция
Артикул: 749701.02.01
К покупке доступен более свежий выпуск Перейти
В монографии, представляющей собой итог многолетних размышлений автора на темы правосудия, судейской профессии и деятельности в контексте интеграционных процессов в современном мире на основе анализа особенностей евразийской цивилизации и их отражения при создании евразийской интеграции, рассматривается широкий круг вопросов: статус судей, в том числе международных; вопросы судебного толкования и путь от судебной позиции к норме права; дуализм международного права и его фрагментация и др. Сформированы выводы о судебном правотворчестве применительно к международной региональной интеграции. Для юристов — специалистов в области международного права, студентов, аспирантов и преподавателей юридических вузов и факультетов.
Нешатаева, Т. Н. Суд и право: евразийская интеграция : монография / Т.Н. Нешатаева. — Москва : Норма : ИНФРА-М, 2022. — 328 с. - ISBN 978-5-00156-141-5. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.ru/catalog/product/1864434 (дата обращения: 16.07.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
Суд и право: евразийская интеграция

НОРМА
ИНФРА-М
Москва, 2022

Т. Н. Нешатаева

Суд и право: 
евразийская интеграция

УДК 34.037:339.924
ББК 67:66.4(0)

 
Н59

Нешатаева Т. Н.
Суд и право: евразийская интеграция : монография / Т. Н. Нешатаева. — Москва : Норма : ИНФРА-М, 2022. — 336 с.

ISBN 978-5-00156-141-5 (Норма)
ISBN 978-5-16-016688-9 (ИНФРА-М, print)
ISBN 978-5-16-109272-9 (ИНФРА-М, online)

В монографии, представляющей собой итог многолетних размышлений автора на темы правосудия, судейской профессии и деятельности в 
контексте интеграционных процессов в современном мире на основе анализа особенностей евразийской цивилизации и их отражения при создании евразийской интеграции, рассматривается широкий круг вопросов: 
статус судей, в том числе международных; вопросы судебного толкования и путь от судебной позиции к норме права; дуализм международного права и его фрагментация и др.
Сформированы выводы о судебном правотворчестве применительно 
к международной региональной интеграции.
Для юристов — специалистов в области международного права, студентов, аспирантов и преподавателей юридических вузов и факультетов.

УДК 34.037:339.924 
ББК 67:66.4(0)
ISBN 978-5-00156-141-5 (Норма) 
ISBN 978-5-16-016688-9  (ИНФРА-М, print) 
 
ISBN 978-5-16-109272-9 (ИНФРА-М, online) 
© Нешатаева Т. Н., 2021

Н59

От автора

В этом коротком вступлении мне лишь следует объяснить то сочетание понятий, которое послужило названием работы. Выбор продиктован абсолютно личными причинами. Из студенчества вспоминаю, как профессор Д. Н. Бахрах с особым почтением к этой теме 
читал лекции о контроле судов за законами. В мои аспирантские годы профессор Г. И. Тункин однажды произнес совершенно загадочную, но запомнившуюся мне фразу о том, что международное право в значительной части развивается судами. Присутствовавший на 
защите докторской диссертации в 1993 г. другой известный профессор — В. Ф. Яковлев предложил мне судебную должность в Высшем Арбитражном Суде суверенной Российской Федерации. Судья 
Конституционного Суда РФ профессор О. И. Тиунов порекомендовал прислушаться к предложению. Но лишь через несколько лет, 
прошедших в бурных перестроечно-правовых переменах, по совету 
мудрой мамы, В. И. Нешатаевой, откликнулась на повторное предложение В. Ф. Яковлева и приступила к выполнению функций судьи 
высшего суда (Высшего Арбитражного Суда РФ), сосредоточившись 
на рассмотрении споров с участием иностранных лиц с применением норм международного права. В Высшем Арбитражном Суде РФ 
создали международно-правовое управление, а затем в Российском 
государственном университете правосудия при поддержке ректора 
В. В. Ершова была создана кафедра международного права и соответствующая специализация.
К этому времени уже пришло понимание замечания Г. И. Тункина о 
роли судов в развитии права, ибо уже были известны работы Б. Кардозо, Г. Харта, Р. Дворкина, А. Барака о судебной форме правотворчества.
В докторской диссертации я исследовала влияние наднациональных международных организаций на развитие права и в частных беседах с коллегами В. Ф. Яковлевым и Б. Я. Полонским, сожалевшими 
о распаде советской интеграции — СССР, высказала утешительную 
для них мысль о том, что такой путь возможен и для евразийских государств, но в иной форме. В 90-х гг. слова об объединительной роли 
международных организаций воспринимались собеседниками скорее 

От автора

как утопия. С идеей о возможности евразийской интеграции согласилась профессор МГУ Е. А. Шибаева.
Четверть века спустя евразийская организация, а вместе с ней и 
евразийский суд отмечают десятилетие своего существования, и, возможно, пришло время сформулировать собственные выводы о том, 
что же такое судебное правотворчество, в том числе применительно 
к меж дународной региональной интеграции. Отмечу, что это строго 
личная попытка обобщения научного и судебного опыта на основе того мировоззрения, которое сформировалось под влиянием моих глубокоуважаемых родителей и учителей.

Глава I. Евразийская интеграция: ценности

§ 1. Цивилизационные различия

История человечества представляет собой развитие цивилизации. 
Цивилизация — прежде всего общность людей, связанных друг с другом элементами (узами) однотипной материальной и духовной культуры, значительно отличающейся от элементов цивилизации другого типа. Культурные взаимосвязи людей в их историческом развитии 
в итоге определяют отношение человека определенной цивилизационной принадлежности к такому феномену, как право (система обязательных правил, регулирующих поведение людей)1.
Самюэль Хантингтон (в том числе ссылаясь на других авторов) 
пишет, что цивилизация «означает культурную целостность», «цивилизация — это явно выраженная культура». Оба этих понятия включают в себя «ценности, нормы, менталитет и законы, которым многочисленные поколения в данной культуре придавали первостепенное значение»2.
Можно определить цивилизацию как «уникальную комбинацию 
традиций, общественных структур и культуры (как материальной, так 
и «высокой»), которая формирует ту или иную историческую целостность и которая сосуществует (коль скоро их вообще можно отделить 
друг от друга) с другими подобными феноменами».
«Из всех объективных элементов, определяющих цивилизацию 
(кровь, язык, стиль жизни и т. д.), наиболее важным, однако, является 
религия. Основные цивилизации в человеческой истории в огромной 
мере связывались с великими религиями мира... 〈...〉 коренные различия между группами людей заключаются в их ценностях, верованиях, традициях и социальных институтах...»3.
«Цивилизация, таким образом, — наивысшая культурная общность 
людей и самый широкий уровень культурной идентификации, помимо того, что отличает человека от других биологических видов»4. Цивилизация определяется как общими объективными элементами, та
1  См.: Ковлер А. И. Антропология права. М., 2020.
2  Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. М., 2017. С. 48.
3  Там же. С. 48—56.
4  Там же. С. 52.

Глава I. Евразийская интеграция: ценности

кими как язык, история, религия, обычаи, социальные институты, так 
и субъективной самоидентификацией людей.
К цивилизационным социальным институтам относятся право, суд, 
государство, а в настоящее время — союзы государств. Цивилизационная принадлежность определяет базовые черты государств как субъектов права в целом и основных субъектов международного права в 
частности. Многообразие цивилизационных различий между народами и созданными ими государствами приводит к тому, что в настоящее время универсализация на основе одной цивилизации невозможна, что не исключает ее появления в будущем.
Более того, попытки создания универсальной цивилизации предпринимались неоднократно. Примером универсализма может служить 
Римская империя, разрушенная в том числе по причине различий в верованиях. В настоящее время универсализация структурно оформляется региональными интеграционными организациями, например Европейским Союзом (далее — ЕС), что, конечно, еще не свидетельствует о всеобщей цивилизационной общности1. Тем не менее тенденция 
очевидна: в регионах создаются союзы, формируются общие ценности. Возможно и взаимодействие союзов (Европа от Атлантики до Тихого океана), равно как и переформатирование, распад союзов, — тенденция еще неустойчива.
Следует согласиться с Эдвардом Мортимером, что в настоящее время на место идеологической основы цивилизации, как никогда ранее, 
встают религиозные и другие формы культурной идентичности. Религия «все чаще вмешивается в международные дела»2. Следовательно, 
гносеологически связанные с идентичностью цивилизации институты права и государства отражают или должны отражать это цивилизационное единство культуры и правовых институтов.
Региональные цивилизационные союзы возникают в ответ на угрозы развитию государств-членов: ЕС возник для целей быстрого экономического восстановления и развития государств Западной Европы после Второй мировой войны. В его основе лежала финансовая 
помощь США странам Старого Света (план Маршалла). Евразийский 
союз возник после распада Советского Союза и, как следствие, уничтожения финансовых и промышленных связей предприятий государств, 
образовавшихся на территории Российской империи и наследовавшего ей Советского Союза.

1  См.: Джонсон Б. С мечтой о Риме. М., 2017.
2  Mortimer E. Christianity and Islam // International Affairs. 1991. No. 67 (1). P. 7.

§ 1. Цивилизационные различия 
9

В настоящее время помимо задач экономического благосостояния 
появляются цели более глобальные — выживание перед лицом климатических, экономических и биологических угроз. Такие цели могут 
быть достигнуты за счет универсального союза государств, укрепления мирных интеграционных организаций путем наделения их властными полномочиями на время эпидемий и пандемий. Предложения о 
подобном развитии международных организаций прозвучали на заседании лидеров государств — участников Большой двадцатки 25 марта 2020 г.1 Подобное предложение свидетельствует о том, что возникает необходимость международно-правового преодоления цивилизационных различий.
В современном мире можно выделить четыре цивилизации, хотя 
некоторые авторы выделяют от шести до двенадцати цивилизаций2. 
При этом в каждую из них входят государства стержневого типа и 
государства, включающие элементы нескольких цивилизаций (расколотые).
1. Христианская цивилизация, которая разделяется на западную и 
восточную. Сегодня воплощением западного христианства являются 
страны англосаксонского круга и франко-германский стержень, а для 
восточного христианства стержнем является Россия.
2. Синская цивилизация, воплощением которой является Китай, основывающийся на конфуцианстве, даосизме, буддизме и т. д.
3. Цивилизация Индии и связанных с ней государств охватывает 
индуизм, буддизм и т. д.
4. Мусульманская цивилизация, которая в настоящее время не имеет стержневой страны (ранее таковой являлась Османская империя), 
что, возможно, и порождает такое негативное явление, как воинствующий ислам, стремящийся к созданию стержня — исламского государства.
Стержневое государство обеспечивает функцию сбережения цивилизационных ценностей и обязано защищать другие страны, входящие в цивилизационную группу, но имеющие сложную, дву- или 
многосоставную цивилизационную структуру («расколотое государство» в терминологии социологов3). Кроме того, выделяются го
1  См., например: URL: http://www.eurasiancommission.org/ru/nae/news/
Pages/31-03-2020-2.aspx; http://www.eurasiancommission.org/ru/Documents/%D0%9C%
D0%9E%D0%9D%D0%98%D0%A2%D0%9E%D0%A0%D0%98%D0%9D%D0%93%20
%D0%BD%D0%B0%2027.03.pdf.
2  См. об этом также: Фролов Э. Д. Проблема цивилизаций в историческом процессе // Вестник Санкт-Петербургского университета. Сер. 2: История. 2006. № 2. С. 98.
3  См.: Хантингтон С. Указ. соч. С. 223.

Глава I. Евразийская интеграция: ценности

сударства, ответственные за несколько цивилизаций (полицивилизация).
В этом смысле Россия — государство-полицивилизация, потому 
что ее культура основана на исторической многонациональности, многоконфессиональности, многокультурности. О подобном историческом 
развитии писали многие, причем самые разноплановые историки (от 
консервативных до «активистских»1), подчеркивавшие, что исторически Московская Русь отличалась от ранее сложившегося государства 
Киевской Руси тем, что позволяла мирно существовать на своей территории элементам различных цивилизаций при главенствующей роли стандартов восточного христианства. Иными словами, мультикультурализм — основа русской полицивилизации.
На полицивилизационности русского народа сказалась и сложность 
его генетического кода, тесно связанного с западноевропейскими нациями (происхождение из славян, выделившихся из народов Римской 
империи, ориентировочно спустившихся на равнину с Карпатских 
гор). Позже в этот код были включены угро-финская (уральская) и 
азиатские группы (арии). Именно эти три составляющие и определяют 
современный генетический код великорусской нации, что не исключает определяющей славянской взаимосвязи с малороссами и белороссами, входившими прежде в единство с русскими2. Каждая из славянских ветвей включала в свой состав иные народы: именно «вставные» элементы и отличают сегодня друг от друга русских, белорусов 
и украинцев. Однако три ветви славян, имеющие общий корень, — велико-, бело- и малороссы — относятся к европейской восточно-христианской цивилизации.
Отсюда основой цивилизации и, как следствие, права России в первую очередь являются христианские ценности, в том числе те, что по 
традиции ошибочно относятся лишь к «западным», прежде всего верховенство права. Учитывая происхождение российского права из римского, причем в его восточном, византийском прочтении, следует сказать, что верховенство права — также основа российских правовых 
институтов. Но ценностная основа российского права ими не ограничивается — очень большое значение имеют элементы, которые происходят от мусульманства, буддизма и т. д. и были внесены народами, 
вошедшими в состав Российской империи.

1  См.: Карамзин Н. М. История государства Российского: в 12 т. СПб., 1816—1829; 
Ключевский В. О. Курс русской истории. Собрание сочинений: в 9 т. М., 1987—1990; 
Гумилев Л. Н. Древняя Русь и Великая степь. М., 1989.
2  См.: Ключевский В. О. Указ. соч. Т. 1.

К покупке доступен более свежий выпуск Перейти