Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Антропологическая элитология

Покупка
Основная коллекция
Артикул: 695033.02.01
К покупке доступен более свежий выпуск Перейти
В монографии рассматриваются основополагающие вопросы одного из главных разделов элитологии, который занимается проблемами элитности субъекта элитных страт. Работа посвящена анализу элитарного вида индивидуального и общественного сознания. В ней затрагиваются элитологические аспекты, связанные с теорией элитной личности, культуры, образования и истории. Предназначена широкому кругу читателей.
Карабущенко, П. Л. Антропологическая элитология : монография / П.Л. Карабущенко. — Москва : ИНФРА-М, 2022. — 340 с. — (Научная мысль). — DOI 10.12737/995429. - ISBN 978-5-16-014637-9. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/1861890 (дата обращения: 21.07.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
АНТРОПОЛОГИЧЕСКАЯ 

ЭЛИТОЛОГИЯ

П.Л. КАРАБУЩЕНКО

Москва 
ИНФРА-М 

2022

МОНОГРАФИЯ

УДК 316.344.42(075.4)
ББК 60.54
 
К21

Карабущенко Павел Леонидович — доктор философских наук, про
фессор, профессор Астраханского государственного университета

Карабущенко П.Л.

К21  
Антропологическая элитология : монография / П.Л. Карабущен
ко. — Москва : ИНФРА-М, 2022. — 340 с. — (Научная мысль). — 
DOI 10.12737/995429.

ISBN 978-5-16-014637-9 (print)
ISBN 978-5-16-107136-6 (online)

В монографии рассматриваются основополагающие вопросы одного из глав
ных разделов элитологии, который занимается проблемами элитности субъекта 
элитных страт. Работа посвящена анализу элитарного вида индивидуального 
и общественного сознания. В ней затрагиваются  элитологические аспекты, связанные с теорией элитной личности, культуры, образования и истории.

Предназначена широкому кругу читателей.

УДК 316.344.42(075.4) 

ББК 60.54

ISBN 978-5-16-014637-9 (print)
ISBN 978-5-16-107136-6 (online)

© Карабущенко П.Л., 2020

Введение

Человек — мера всех вещей.
Протагор
Мерой всего, что существует, 
является человек, но не всякий, а лишь 
мудрец.
Демокрит
Мерой всего, что существует, 
является Бог.
Платон

Элитология — это наука об элите, а точнее о том, кто является 
элитой, и о том, кто считает себя элитой, но элитой на самом деле 
не является. В этих двух ипостасях отражены сама суть и вместе 
с тем противоречие элитологии как науки об элите, как идеологии 
элиты и как сознания самой элиты. Таким образом, перед нами 
расширенное понимание элиты как социокультурного, а не только 
социально-политического явления, где на первом месте стоит изучение принципа элитности, главного критерия в определении качества и природы самой элиты.
Элитология — сравнительно молодая научная дисциплина, 
имеющая, однако, глубокие исторические корни. Как наука элитология возникла в конце 1980-х — середине 1990-х гг. в России 
и связана с научной деятельностью патриарха российской элитологической мысли Геннадия Константиновича Ашина (21.10.1930, 
Нижний Новгород — 2011, Москва). Именно он стал в советский 
период отечественной истории первым популяризатором западных 
теорий элит, а в настоящее время — главным идеологом элитологии 
как комплексной науки. Сегодня мы уже вправе говорить о том, 
что существует не только русская школа теории элит, но и о том, 
что именно Россия в 1990-х гг. стала родиной самой элитологии. 
Правда, мы должны также со всей ответственностью признать, что, 
для того чтобы элитология окончательно стала самостоятельной 
наукой, необходимо приложить еще много усилий. Но уже сегодня 
видно, что элитология — самая перспективная наука конца ХХ столетия. Темпы ее развития указывают на то, что процесс ее формирования как самостоятельной научной дисциплины значительно 
опережает аналогичные процессы из истории развития других популярных общественных наук уходящего столетия (прежде всего 
социологии и политологии).
Именно в 1990-е гг. элитология открыто заявила о себе как 
о науке. Ее притязания на самостоятельное научное бытие на
прямую связаны с ее стремлением выйти из-под идейной зависимости политической идеологии, в плену которой находились практически все прежние теории элит. Между тем элитология встречает 
достаточно жесткое сопротивление со стороны идеологов и методологов социологии и политологии, берущих под сомнение целесообразность введения даже самого термина «элитология» в научный 
обиход. Эти консервативные антиэлитологические настроения 
легко объяснимы. В этих «возражениях» речь идет вовсе не о принципах изучения элиты и элитности, а содержится скрытая попытка 
сохранения монополии на указанную научную проблематику. Для 
социологии и политологии выгодно, чтобы не было элитологии, 
а сохранялись бы разрозненные теории элит. Им удобнее «растаскивать» элитологическую тему по своим «научным квартирам» 
и интерпретировать ее согласно своим принципам, а главное, возможностям. Такая позиция не только эгоистична (с точки зрения 
этики), но и ошибочна (с точки зрения методологии). Единая элитология, конечно, отнимает у этих и многих других «старых» наук 
кусок их пирога, но лишь ту его часть, которая по праву рождения 
является ее собственностью. При этом бросается в глаза тот факт, 
что элитологии по большей части достаются не самые лучшие куски 
этих наук. Ей еще длительное время придется сидеть на сухарях 
и воде, прежде чем из этого получится единая отраслевая научная 
дисциплина. Но уже сейчас элитология должна заявить о своих 
притязаниях на научность, должна приложить максимум стараний 
для ее теоретического и методологического оформления. Для этого 
необходимо разрабатывать как общие методологические, так и отдельные отраслевые стороны элитологии. Необходим самый широкий спектр исследований. Разнообразие таких исследований как 
раз и должно вывести методологов на прояснение основ научного 
статуса данного направления.
Настоящая работа посвящена изучению одного из таких разделов элитологии. Она исследует все то удивительное, что есть 
в самом человеке. Анализу того, что заставляет человека одновременно и восхищаться, и ужасаться своей природой, самим собой. 
Идея человеческой избранности и уникальности отдельно взятой 
личности является центральной темой всей мировой философии, 
литературы и религии. Идея человека есть идея его непрерывного 
самосовершенствования. Именно этими проблемами непосредственно и занимается такая отрасль антропологии и элитологии, 
как антропологическая элитология. Еще Платон сделал одно весьма 
важное наблюдение, которое может стать программным лозунгом 
всей антропологической элитологии: «…мы [философы] считаем 
самым ценным для людей не спасение во имя существования, как это 
считает большинство [т.е. массы], но достижение совершенства 

и сохранение его на всем протяжении своей жизни» (Платон. «Законы», 707d). Именно в процессе совершенствования раскрывается 
подлинная сущность человека, и именно этой проблемой и занимается антропологическая элитология.
Антропология и элитология — две самостоятельные научные 
дисциплины, которые в настоящей работе обретают свое идейное 
единство и общность в поиске и постановке интересующих их 
вопросов. Насколько оправданно, насколько вообще правомерно 
такое сочетание — «антропологическая элитология»? Ответ на этот 
вопрос мы получим в самой этой работе, если, конечно, докопаемся 
до сути, обозначенной в самом названии этой книги проблемы.
Существующий ныне в общественной науке стереотип легко 
относит элитологию к числу политических наук, совершенно неоправданно, я бы даже сказал, ошибочно, замыкая ее на изучении 
природы политической элиты. Между тем политическая элита — 
это всего лишь один из типов элит, коих чрезвычайное множество 
и где эта самая политическая элита подчас играет не столько позитивную, сколько негативную роль. Поэтому одной из главных 
целей настоящего исследования является преодоление этого, несомненно, негативного стереотипа, мешающего, по нашему глубокому 
мнению, общему ходу развития элитологии как самостоятельной 
научной дисциплины. На наш взгляд, не политическая элитология является доминирующей частью этой научной дисциплины, 
а именно антропологическая находится в базисном ее основании. 
Необходимо в корне изменить свое отношение к элитологии как исключительно политической науки. Элитология — это комплексная 
научная дисциплина, которая должна начинаться именно с антропологической своей части. Саму антропологическую элитологию, 
конечно же, должен предварять историко-методологический блок, 
описывающий и объясняющий как ее историческое прошлое, так 
и основные принципы методов ее изучения. Но последовательность 
изучения природы элитности вообще должна идти от антропологии 
к социологии и политологии. Тем выгодно и отличается элитология от теорий элит, что она изучает не столько элиту, сколько 
элитность в целом. Итак, предметом элитологии является, прежде 
всего, элитность, а уже затем ее производная — элита. Именно антропологическая элитология, по нашему мнению, в наибольшей 
мере как раз и раскрывает сущность «элитности» в то время, как 
политическая элитология эту сущность всячески пытается от нас 
скрыть. Поэтому предметом политической элитологии и является 
«элита», предметом антропологической элитологии — «элитность». 
Так как «элита» есть производная «элитности», то и приоритет антропологической элитологии над политической не должен вызывать у нас особых возражений.

Антропологическая элитология изучает природу человеческой 
уникальности, т.е. избранности. Ее интересует один единственный 
вопрос: почему одних людей считают великими, а других нет; почему одни люди достигают в жизни успеха и признания, в то время 
как другие (быть может, не менее одаренные) терпят фиаско? 
Речь, таким образом, идет об изучении тех качеств человеческой 
личности, которые способствуют формированию человеческого 
достоинства, а значит, и антропологической избранности. Именно 
проблема личности является центральным вопросом всей антропологической элитологии.
Человеческая избранность есть следствие притязания личности 
на признание со стороны значимой для нее реальности. Утверждение самосознания личности в социальном и временном пространстве является одним из основных источников отчуждения 
личности, ее самоопределения, в осознании ею своей самобытности, 
неповторимости, уникальности, избранности…
О превосходстве человека над всем остальным природным 
миром мы знаем исключительно благодаря стараниям самого человека. Начиная с первых философских систем, мы только и слышим 
о достоинстве всего человечества и о недостоинстве отдельных 
субъектов, дискредитирующих это достоинство. Даже бог у человека говорит ему о том, что он может и должен быть лучше, чем 
является на самом деле. Видимо, совесть человеческая выработала 
на всем протяжении его истории некие защитные меры, с помощью 
которых она и спасает этот биологический вид от деградации. 
И самым действенным средством этого спасения оказываются социальная среда, культура и религия.
Степень актуальности. В настоящее время элитология прочно 
обретает свое место в ряду не только социальных и политических, 
но и гуманитарных наук. Это стало возможным благодаря гуманизации самой этой науки, ее обращения к проблеме человека. 
Движение общего развития человечества в сторону информационного постиндустриального общества с открытыми политическими и культурными системами заставляет общественные науки 
все больше гуманизироваться, подчинять общечеловеческим ценностям социальные и политические интересы.
Вышедшие в последнее время работы в области элитологии 
в большинстве своем показывают, что элитология получает свое 
достойное развитие исключительно в качестве социально-политической науки1. Такой же, в принципе, характер носят и защища
1 
См.: Ашин Г.К. Элитология: смена и рекрутирование элит. М., 1998; ГаманГолутвина О.В. Политические элиты России. Вехи исторической эволюции. 
М., 1998; Ашин Г.К., Охотский Е.В. Курс элитологии. М., 1999.

емые кандидатские и докторские диссертации1. Обращает на себя 
внимание то, что практически нет работ, которые бы с позиции 
гуманитарных дисциплин подходили к изучению элитности не как 
социально-политического или экономического явления, а как общечеловеческого социокультурного феномена. Таким образом, 
в элитологии на первое место нами ставится проблема элитарного 
сознания, т.е. вопрос о субъекте элиты. Анализ этого субъекта 
элиты во многом должен определить качества как самой элиты, 
так и критерии, по которым идет сам процесс элитизации. К сожалению, политическая элитология весьма обстоятельно, но в то же 
время и односторонне рассматривает предмет элитологии, видя 
в нем преимущественно социально-политические, а не антропологические процессы. Наша задача — показать всю глубину и степень 
значимости для общей элитологии ее антропологического раздела. Обратить внимание элитологов на существующие проблемы 
именно антропологической элитологии, занятой изучением субъекта элиты и проблемой элитизации личности в частности.
Заполнить эти лакуны может антропологическая элитология. 
В конце ХХ столетия антропологическая элитология становится 
доминирующим разделом всей элитологии. Интерес к человеку, 
которого мы относим к элите, перерастает в проблему анализа духовного мира избранной личности, элитной в силу своей антропологической уникальности, а не в силу занимаемого ею социальнополитического статуса. Критерии идентификации субъекта элиты 
по антропологическим параметрам дают абсолютно иные показатели, чем те, которые ныне используют в прикладных исследованиях политологи и социологи. Антропологические критерии более 
жесткие и совершенно лишены идеологических пристрастий и политических симпатий. Антропологические критерии элитности свидетельствуют о персональном достоинстве человека как субъекта 
элиты. При этом показатель социального статуса является по от
1 
См.: Понеделков А.В. Политико-административная элита: генезис 
и проблемы ее становления в современной России (региональный политологический анализ. Специальность 23.00.02 — политические институты 
и процессы. М., 1995; Маркин А.Н. Менталитет римской имперской аристократии в изображении К. Тацита и Плиния Младшего (некоторые аспекты). 
Диссертация на соискание ученой степени к.ист.н. по специальности 
07.00.03. — всеобщая история. Древний мир. М., 1996; Суслов А.А. Теория 
элит в социальной философии. Диссертация на соискание ученой степени к.ф.н. по специальности 09.00.11. — социальная философия. Волгоград. 1997; Гаман-Голутвина О.В. Политические элиты России: процессы формирования и тенденции развития (историко-политологический 
анализ). Автореферат. М., 1998 (специальность 23.00.02 — политические 
институты и процессы).

ношению к антропологическому показателю всегда вторичным, 
а не первичным фактором.
Антропологическая элитология призвана изучать степень раскрытия человеческого достоинства и уровень достигнутого им совершенства. Она также заглядывает и в пропасть человеческого падения, 
но лишь заглядывает, предоставляя социальной психологии и философии изучать этот уровень антропологического существования.
Антропологическая элитология предлагает свой особый путь 
рекрутирования элиты, исключающий всякую случайность и социально-политический субъективизм. По нашему мнению, только 
антропологические критерии могут дать точные определения содержания понятия субъекта элиты. Определение этих критериев 
позволит удалить из элиты все случайные элементы (псевдоэлиту), 
по злой иронии записавшиеся в эту избранную страту. Устранение 
этого «мусора» поможет самой элите избежать дискредитации ее 
идеи и обвинения в некомпетентности своей деятельности.
Цели и задачи исследования. Сегодня антропологическая элитология является столь же мало изученной проблемой, как и сама 
элитология в целом. В этом плане (в плане изученности) больше 
всего повезло социально-политической элитологии, чем антропологической. По нашему мнению, окончательное становление современной элитологии станет возможным лишь тогда, когда она определится не только со своей историей и методологией, но и когда 
все ее составные части получат в равной степени теоретическое 
и прикладное развитие. Развитие антропологической элитологии 
поэтому имеет весьма актуальное значение для развития всей этой 
науки в целом, так как устраняет указанный выше недостаток.
К основным целям настоящего исследования относится также 
и проблема выявления антропологических критериев, с помощью 
которых можно с большим основанием идентифицировать субъекта элиты, невзирая на его социально-политический статус. Политическая элитология как раз и грешит примитивизмом предлагаемых ею критериев элиты, что позволяет неэлитным элементам 
весьма часто при благоприятных условиях проникать в избранную 
страту. В настоящее время в элитологии преобладают в основном 
именно политические критерии элитности, что весьма затрудняет 
анализ иных типов элит.
Перед настоящей работой стоят следующие задачи: 1) выявление методологических основ элитологии; 2) анализ истории развития антропологической элитологии в рамках антропологической 
философии; 3) определение места и роли «теории сверхчеловека» 
в развитии доктрины антропологической элитологии; 4) дать как 
можно более адекватное описание природы элитарного сознания; 
5) на основе теории элитарного сознания выйти на проблему эли
тологии личности («элитоперсонализм»); 6) показать связь элитарного сознания и теории элитной культуры и, наконец, 7) дать 
системный анализ вопроса элитарного и элитного образования как 
образовательного процесса, направленного на достижение элитарного уровня сознания и овладения ценностями элитной культуры.
Таким образом, структура антропологической элитологии может 
быть нами определена следующим образом: а) исторические основания антропологической элитологии; б) элитология и «теория 
сверхчеловека»; в) элитология сознания; г) элитология личности 
(или элитологический персонализм); д) элитология культуры; е) 
элитология образования.
Главной особенностью антропологической элитологии является ее аполитичность (быть вне всякой идеологии — ее основной 
принцип) и антисоциальность — элита для которой понятие прежде 
всего интеллектуальное (духовное), а не социальное (имущественное). Об этом писали все элитологически мыслящие авторы 
от Платона и Сенеки до Ф. Ницше и Н. Бердяева. Антропологическая элитология в большей мере является персоналистической философией, видя в субъекте элиты прежде всего присутствие элитного сознания, а уже затем анализирует занимаемое им социальное 
положение.
Таким образом, предметом настоящего раздела элитологии является антропологическая стратификация, основанная на психической, духовной и интеллектуальной дифференциации. Иерархические показатели антропологического фактора должны служить 
причинами для социальных и политических иерархий. К сожалению, на практике это справедливое стратификационное решение 
было всегда недостижимым утопическим мечтанием «конфуциев» 
и «платонов», неоднократно предлагавших социальное переустройство общества по этому принципу. В наше время антропологическая элитология возлагает большую надежду на грядущее 
постиндустриальное общество, при котором доминирующую позицию займут именно информационные и образовательные технологии, а следовательно,  непременно возрастет роль человеческого 
фактора во влиянии на общественное развитие.
Степень изученности темы. Вопросами антропологической элитологии стала заниматься еще античная философия. В этом плане 
у нас имеются надежные исторические основания, с помощью которых можно конструировать модель современной структуры антропологического вида элитологии. В основном проблема духовной 
избранности представлена такой излюбленной темой всей философии, как «мудрость» и «мудрец», «гениальность» и «гений», «совершенство» и «совершенные», «сверхсознание» и «сверхчеловек». 
Избранность в сфере духа и сознания всегда была меккой всех изы
сканных умов, стремившихся выделиться из окружающей их массы. 
Поэтому антропологическую элитологию мы можем встретить буквально в любой философской системе, в любой книге по философии, 
теологии или этике. Практически все выдающиеся умы человечества 
считают, что природа человека несовершенна, он есть незавершенная 
идея Бога. Причем сам Бог предоставил человеку возможность 
по своему желанию завершить это дело путем активного творчества. 
Человек перед необходимостью совершенства — вот, пожалуй, 
основная тема антропологической элитологии.
Ныне активно употребляемое нами словосочетание «антропологическая элитология» должно заставить нас привлечь к анализу 
всю ту литературу, которая непосредственно связана с вопросами 
антропологии и элитологии. Однако анализ этих источников показывает весьма скудное и ограниченное информационное пространство, в котором практически отсутствуют общие точки научного соприкосновения этих двух научных дисциплин. Этот 
информационный вакуум объясняется тем, что научный интерес 
антропологии и элитологии никогда не был направлен на изучение 
общих проблем, они никогда не смотрели друг на друга как на потенциальных партнеров в деле решения общих вопросов. Процесс 
их научного сближения начался буквально в последние годы и еще 
не достиг того уровня, когда можно говорить о теоретическом анализе поставленной проблемы. Поэтому специальных работ по антропологической элитологии нет, а те, что имеются, весьма схематично и поверхностно передают содержание данного вопроса.
Мы имеем отдельные, как правило, случайные, выходы антропологии на тему анализа трансформации элитарного в массовое1 
и практически обнаруживаем полное отсутствие интереса к антропологии со стороны ведущих социально-политических элитологов 
ХХ века (в этом плане предпочтительнее выглядят культурологи)2. 
Анализ психического у субъекта элиты, как мы это видим, например, у В. Парето или Х. Ортеги-и-Гассета, еще не означает, что 
у этих авторитетов теорий элит был устойчивый интерес к элитологической антропологии. В этом смысле элитологические воззрения 
Н.А. Бердяева и К. Мангейма являются более антропологическими, 
но, как правило, именно этих авторов чаще всего и не относят к элитологам по причине самобытности их мышления.

1 
См.: Ильин В.В., Панарин А.С., Бадовский Д.В. Политическая антропология. М., 1995. С. 23–24.
2 
См.: Давыдов Ю.Н. Искусство и элита. М., 1966; Давыдов Ю.Н. Искусство 
как социологический феномен. К характеристике эстетико-политических 
взглядов Платона и Аристотеля. М., 1968; Гуревич П.С. Элитарная культура // Философские науки. № 1. 1997. С. 111–114.

К покупке доступен более свежий выпуск Перейти