Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Герценовские чтения: Россия-2021. Актуальные вопросы политического знания

Покупка
Артикул: 778229.01.99
Доступ онлайн
330 ₽
В корзину
Ежегодный сборник «Герценовские чтения: Россия-2021. Актуальные вопросы политического знания» посвящен ключевым аспектам современной политической повестки дня и включает в себя материалы ежегодной межвузовской научно-практической конференции, которая состоялась 23 апреля 2021 г. на базе РГПУ им. А. И. Герцена.
Герценовские чтения: Россия-2021. Актуальные вопросы политического знания: сборник материалов научно-практической конференции (23 апреля 2021 г.) / под общ. ред. Л. А. Гайнутдиновой. - Санкт-Петербург : РГПУ им. Герцена, 2021. - 200 с. - ISBN 978-5-8064-3130-2. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/1866991 (дата обращения: 19.07.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
Санкт-Петербург
Издательство РГПУ им. А. И. Герцена
2021

ГЕРЦЕНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ: 
РОССИЯ2021. 
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ 
ПОЛИТИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ

Сборник материалов 
научно-практической конференции
(23 апреля 2021 г.)

РОССИЙСКИЙ  ГОСУДАРСТВЕННЫЙ 
ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ  УНИВЕРСИТЕТ  им.  А. И. ГЕРЦЕНА

© Авторы статей, 2021
© С. В. Лебединский, оформление обложки, 2021
© Издательство РГПУ им. А. И. Герцена, 2021
ISBN  978-5-8064-3130-2

ББК 66.2
 
Г41

Под общей редакцией доктора политических наук
заведующей кафедрой политологии
Л. А. Гайнутдиновой

Р е д ко л л е г и я:
к анд. полит. наук, доцент С. В. Смаль
ст. преподаватель М. С. Русских

О р г а н и з а ц и о н н о - т е х н и ч е с к а я  р е д а к ц и я:
канд. полит. наук, мл. научный сотрудник С. Ю. Зайцев

О т в е т с т в е н н ы й  с о с т а в и т е л ь:
канд. полит. наук, мл. научный сотрудник С. Ю. Зайцев

Г41         Герценовские чтения: Россия–2021. Актуальные вопросы политического знания. Сборник материалов научно-практической конференции (23 апреля 2021 г.) / под общ. ред. Л. А. Гайнутдиновой. — 
Санкт-Петербург : Изд-во РГПУ им. А. И. Герцена, 2021. — 200 с.
ISBN 978-5-8064-3130-2

Ежегодный сборник «Герценовские чтения: Россия–2021. Актуальные вопросы политического знания» посвящен ключевым аспектам современной 
политической повестки дня и включает в себя материалы ежегодной межвузовской научно-практической конференции, которая состоялась 23 апреля 2021 г. 
на базе РГПУ им. А. И. Герцена.

ББК 66.2

СОДЕРЖАНИЕ

РАЗДЕЛ I. ПЛЕНАРНОЕ ЗАСЕДАНИЕ

Гайнутдинова Л. А. Россия в поисках ответов на глобальные и региональные вызовы (политологический дискурс)  . . . . . . . . . . . . . . . . . . 
6
Грибанова Г. И. Россия и Китай в глобальной политике: диалектика 
сотрудничества и конкуренции (на примере Арктического региона). . 
12
Онопко О. В. Российское направление современной украинской внешнеполитической экспертизы: основные институты и акценты в исследованиях  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 
17
Гавриков А. В. Политическая трансформация белорусского общества: 
феномен белорусского протеста (социально-политический аспект) . . 
26

РАЗДЕЛ II. РОССИЯ И МИР: 2021

Вульфович Р. М. Вакцина как элемент «мягкой силы»: место России 
в мире во время и после пандемии  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 
33
Сирота Н. М. «Новая нормальность» глобальной миросистемы: особенности и перспективы . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 
38
Клещенко Л. Л. Образ России в Латинской Америке в период пандемии 
COVID-19  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 
43
Близнецкая Е. А. Влияние пандемии COVID-19 на глобальную экологическую повестку дня: перспективы для внешней и внутренней 
политики России  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 
49
Невзоров М. В. К программе исследования случаев участия России в миротворческих операциях  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 
54
Фролова Ю. Н. Возможности теории драмы при анализе этнополитических конфликтов: пример Страны Басков . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 
59
Осипов В. А. Оцифровывая Левиафана: о некоторых случаях виртуальных и кибергосударств . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 
64
Гладченко И. А. О роли символов в цифровизации политических процессов  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 
68
Балаян А. А., Томин Л. В. Политические эффекты цифровой трансформации городского управления (на примере Москвы)  . . . . . . . . . . . . . 
74

РАЗДЕЛ III. ВЫБОРЫ В РОССИИ 2021 ГОДА: 
контекст, анализ, технологии

Скоробогатько А. В. Новая социальность в постковидном мире . . . . . . 
82
Рябов О. В., Рябова Т. Б. Негативная легитимация власти как прием 
символической политики . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 
86
Морозова О. С. Внедрение альтернативных практик голосования: оценка рисков международными организациями в сфере наблюдения 
на выборах  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 
92
Зайцев С. Ю. Направления деятельности оппозиционных движений 
Санкт-Петербурга в преддверии выборов 2021 года . . . . . . . . . . . . . 
97
Пашковский Е. А. Место внешней политики в предвыборных программах парламентских политических партий России и Польши  . . . . . . 101
Кандыба Р. А. Кампания по выборам депутатов Государственной Думы-2021 в контексте требований современности . . . . . . . . . . . . . . . . 106
Крылова М. А. Культурологические аспекты функционирования идеологий политических партий на выборах 2021 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . 111
Кетов А. Р. Актуальные проблемы демократического транзита в современной России  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 115
Смаль С. В. Социальная политика в программах политических партий 
России на выборах 2021 года  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 119
Камари Д. М. Цифровизация и политические партии: новый вектор 
развития  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 126

РАЗДЕЛ IV. Т РИБУНА МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ

Романова И. О. Ответ России на глобальные вирусологические угрозы: 
опыт борьбы с COVID-19  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 132
Шевцов А. Н. Цифровые государственные услуги в современной России: проблемное поле развития  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 138
Ташкенова Д. Ш. Трансформация электронного правительства в цифровое государство: вызовы и решения . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 141
Гусаров А. В. Роль цифровой дипломатии в борьбе с дезинформацией 
и пропагандой. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 144
Поджидаева А. Ю. Цифровизация политики как новый инструмент общественного взаимодействия  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 148
Ребриков Д. Д., Посредник А. В. Проблемы и перспективы правового 
регулирования электронного голосования в России . . . . . . . . . . . . 151
Меркулова К. О. Проблема ограничения представительного характера 
Государственной Думы Российской Федерации: о самовыдвижении. . 154

Артюнов А. Г., Корниевский А. А. «Единая Россия» в преддверии выборов 2021: динамика результатов партии на региональных выборах 
2018–2020  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 158
Лукушин В. А. Цифровые аудитории российских политических партий: 
результаты социально-медийного анализа  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 163
Ангаев М. В. Реформа институтов развития 2020 г. ВЭБ.РФ как инструмент реализации национальных целей . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 167
Крюкова А. С. Роль инфраструктурных проектов в государственной 
антикризисной политике  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 170
Буздыханова С. Ю. Политический региональный лидер: ожидания 
и предпочтения граждан на основе социологических исследований 
(ФОМ, ВЦИОМ, Левада-Центр). . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 174

V. УЧЕБ НО-МЕТОДИЧЕСКИЙ РАЗДЕЛ

Невзоров М. В., Фролова Ю. Н. Структура и содержание рабочей программы дисциплины «Организационная культура политических 
акторов»  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 179

Abstracts and keywords. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 186

Сведения об авторах  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 196

Р а з д е л  I

ПЛЕНАРНОЕ ЗАСЕДАНИЕ

Гайнутд инова Л. А.

РОССИЯ В ПОИСКАХ ОТВЕТОВ 
НА ГЛОБАЛЬНЫЕ И РЕГИОНАЛЬНЫЕ ВЫЗОВЫ 
(ПОЛИТОЛОГИЧЕСКИЙ ДИСКУРС)

Аннотация. Тема «вызовов» и «ответов» сегодня стоит в центре внимания политиков и экспертного сообщества. Ведутся дискуссии по поводу 
определения самих понятий и подходов к их изучению, в зависимости от 
содержания и характера этих вызовов выстраиваются стратегии и намечаются планы действий.
Ключевые слова: глобализация, регионализация, Россия, государство, 
общество, гражданское общество, вызовы, ответы.

На протяжении всей истории существования общества и государства 
перед ними возникали и возникают разнообразные вызовы, ответы 
на которые обеспечивают или движение вперед, или застой, или даже 
упадок в развитии, а затем и исчезновение самого государства. В современном мире так же существуют многочисленные и разнообразные 
внутренние и внешние вызовы, с которыми сталкивается классическое 
национальное государство, в том числе в развитых странах. К числу 
этих вызовов К. Омаэ и П. Хирст относят глобализацию и регионализацию [1, 2], Р. Инглхарт и Т. Эденсор — социальное расслоение и политическую поляризацию, изменение ценностей, раскол общества 
и раскол политических элит, размывание национальной идентичности 
и другие дисфункции политической консолидации в рамках национального государства [3, 4], С. Киннвалл — этнополитические конфликты 
и сепаратизм [5], И. Цапенко — глобальную миграцию и миграционный 
кризис [6, 173–176]. Кроме того, по мнению Н. Фергюсона, вызовом для 
национального государства становятся изменения или деградация многих социальных и политических институтов [7], а И. Кларк отмечает 
в качестве вызова появление новых, конкурирующих с национальным 

государством политических субъектов и акторов, падение эффективности управления, а также последствия технологических, экономических 
и политических сдвигов [8].
Российский политолог А. Ахременко и группа исследователей в качестве вызовов отмечают обострение проблемы государственной состоятельности в целом, появление и распространение феномена «непризнанных» и «несостоявшихся» государств, а также процессы добровольно-вынужденного «делегирования суверенитета» другим государствам, 
военным и политическим надгосударственным союзам, усиление угрозы 
национально-государственному суверенитету на макро- и субнациональных уровнях [9].
О. Гаман-Голутвина подчеркивает, что глобальные вызовы, возникшие 
во второй половине ХХ века, в начале нового столетия не только не были 
разрешены, но и многократно усугубились и дополнились впечатляющим 
перечнем новых угроз. Транснационализация организованной преступности в целом и трансграничный по масштабу незаконный оборот наркотиков в частности; противоправные операции в сфере высоких технологий 
и масштабная, обретшая почти государственный размах киберпреступность; эксперименты по клонированию людей; ставшее очевидным изменение климата; религиозные войны и межэтнические конфликты, качественное перерождение феномена терроризма и обретение им характера 
глобальной угрозы; работорговля и морское пиратство и др. Все перечисленное составляет содержание значимых вызовов для безопасности — 
региональной, национальной, глобальной. Причем эти угрозы представляют собой порой причудливое сочетание сверхсовременных и архаичных 
элементов [10, 7–8].
М. Абрамова объединяет вызовы третьего тысячелетия в несколько 
групп: финансово-экономические, правовые, политические, культурные 
[11, 92]. Она считает, что задача современной политической науки — 
не пропустить новые проблемы и вызовы человечеству, дать им адекватное 
объяснение и по возможности найти в меняющемся социуме появляющиеся механизмы и институты, опираясь на которые можно будет избежать 
развития пессимистического сценария и деконструкции человеческой 
цивилизации.
Среди новых вызовов в экономической сфере исследователи выделяют проблемы продовольственного [12] и энергетического суверенитета [13] и обращают внимание на еще один чрезвычайно серьезный вызов 
нового тысячелетия — ограниченность доступа к водным ресурсам, которые могут в ближайшее время оттеснить проблему обеспеченности 
углеводородами на второй план [14].

М. Лебедева выделяет два типа подходов к определению глобальных 
вызовов и угроз. Первый основан на суммировании тех вызовов, которые 
проявляются в отдельных областях. Второй предполагает проведение 
анализа «сверху», с выделением происходящих структурных изменений, 
которые так или иначе касаются всех областей. По мнению автора, такой 
подход представляется предпочтительнее, поскольку позволяет увидеть 
целостную картину, а уже затем преломить ее в конкретных областях. 
Автор отмечает серьезные изменения в плане изменения ресурсов и возможности оказания воздействия на других в XXI веке, благодаря технологиям, а также возросшему значению социально-гуманитарного ресурса, которые доступны широкому кругу акторов [15, 299].
Н. Малышева отмечает, что возрастание роли и возможностей негосударственных субъектов мировой политики, экономики, социальноэкономических средств, а также информационных потоков в мировых 
делах способствует постоянному нарастанию числа и сложности проблем, 
далеко выходящих за рамки и возможности определяющего воздействия 
на них одного государства или ограниченной группы государств. Резко 
нарастает цивилизационно-культурная ассимиляция, как и всё более 
агрессивные попытки противостоять ей. Появляются национально-государственные и макрорегиональные стратегии, преследующие цель перенаправить на себя глобальные процессы и тенденции, поставить их под 
свой контроль или, по меньшей мере, придать им собственный культурно-политический колорит [16, 7].
В. Барановский утверждает, что для всей системы международных 
отношений вызовом становятся крупные проблемные темы, имеющие 
прежде всего экономическую и политическую составляющие. Примером 
такого симбиоза может служить возродившаяся значимость контроля над 
территорией в свете обостряющейся конкуренции за природные ресурсы. 
Ограниченность и/или дефицит последних в сочетании со стремлением 
государств обеспечить надежные поставки по приемлемым ценам — все 
это, вместе взятое, становится источником повышенной чувствительности 
в отношении территориальных ареалов, являющихся предметом споров 
относительно их принадлежности или вызывающих озабоченность касательно надежности и безопасности транзита [17, 217].
Я. Миркин, систематизируя глобальные вызовы, которые стоят сегодня и перед Россией, выделяет понятие «иерархия». По его мнению, притягиваются только к тем, кто наверху, но Россия пока отстаёт в иерархиях 
по продолжительности жизни, по ВВП на душу населения, по индексу 
человеческого развития и другим показателям. Он классифицирует их 
в семь групп:

1. Возникновение «внешней среды катастроф»/«экономики катастроф», 
причиной которой являются антропогенные воздействия, в том числе 
вызванного ими глобального потепления. В России идет нарастание 
опасных всё более разрушительных гидрометеорологических явлений.
2. Демографическое давление и для России — это огромный вызов.
3. Сохранение разрывов в состоятельности и зрелости между обществами/странами.
4. Рост неравенства внутри обществ, который коснулся серьезным образом и России.
5. Взрывной рост инноваций: Россия зависима от импорта технологий 
на 70–90 %, от внешних поставок комплектующих и современных исходников.
6. Цифровизация, которая имеет как положительные, так негативные 
моменты: в России могут быть реализованы все риски и преимущества 
цифровизации, т. к. проникновение интернета слишком глубоко (больше 3/4 населения).
7. Развитие биотехнологий: Россия — 100–106-я в мире по ожидаемой 
продолжительности жизни.
По его мнению, для ответа на подобные глобальные вызовы необходимо тратить гораздо больше собственных ресурсов. И ответом на подобные вызовы не может быть военная сила или манипуляция массовым 
сознанием. Под воздействием этих вызовов происходит отбор обществ: 
кто нашел ответ, возможность измениться, тому открыта дорога к развитию и процветанию, кто не нашел — того ждет деструкция и поражение. Я. Миркин убежден, что Россия должна сделать главное в качестве 
ответа — «меняться и найти ту степень личной свободы, состоятельности, независимости людей, которая составит для социума надёжную 
подъёмную силу» [18].
По мнению А. Цыганкова, «выжить и сохраниться как народ-государство, материально и идейно подготовиться к державному возвращению 
в мировую политику после длительного и опасного мироперехода — чем 
не основа для формулирования национальной идеи?» [19].
В условиях новых глобальных вызовов ключевым вызовом регионального уровня для России становится сложившаяся ситуация на постсоветском 
пространстве: Украина, Молдова, Беларусь, Центральная Азия, Южный 
Кавказ и т. д. Здесь идея евразийства, институционализированная в рамках 
СНГ и ЕАЭС, приобретает особую актуальность и выглядит как подготовленный ответ регионального уровня на экономическую нестабильность, 
изменение характера международного порядка, и эпидемиологическую 
угрозу, в том числе [20]. По мнению А. Дугина, происходящие изменения 

мирового порядка создают благоприятную почву для реализации идеи 
евразийства в региональной перспективе, когда исторически сложившееся 
не-западное мышление государств постсоветского пространства делает 
небезосновательной идею самобытности их государственности [21].
Однако, пока, по мнению Я. Миркина, в симбиозе «Россия — постсоветские страны» баланс выгод / невыгод складывается не в пользу России. 
Огромная цена, которую мы платим, поддерживая этот симбиоз (заниженные цены за сырье, займы и т. п.), оборачивается потерями, как только активизируется поиск «другой» идентичности («мы — не Россия») 
и симбиоза с другими обществами [18].

Вместо заключения

Многие исследователи отмечают, что глобализация как всемирный 
интеграционный процесс завершилась: на смену стратегиям объединений 
и унификаций в международной политике и экономике приходит центробежная идеология дезинтеграции и сепарации. Начинается этап самоизоляции стран и возрождения роли национального государства. Россия ищет 
свои ответы на существующий спектр вызовов глобального и регионального масштаба, определяет возможный для нее баланс между свободой 
и принуждением, высвобождает частную инициативу, стремится поставить 
в центр политики государства качество и продолжительность жизни, благосостояние людей, их имущественную независимость, свободу и мобильность. Какого качества эти ответы окажутся зависит от консолидации 
государства и общества, от позиции и активности гражданского общества 
[22], от правильности понимания приоритетов и реальности угроз.

Литература

 1. Ohmae K. The End of the Nation State: The Rise of Regional Economies. New York, 
Simon & Schuster Inc., 1995. 214 p.
 2. Hirst P., Thompson G. Globalization and the Future of the Nation-State // Economy and 
Society. 1995. Vol. 24. No. 3. P. 408–442.
 3. Inglehart R. Culture Shift in Advanced Industrial Society. Princeton, N.Y., Princeton 
University Press, 1990. 504 p.
 4. Edensor T. National Identity, Popular Culture and Everyday Life. Oxford, U.K.; New 
York, N.Y., Berg, 2002. 216 p.
 5. Kinnvall C. The Postcolonial has Moved into Europe: Bordering, Security and EthnoCultural Belonging // Journal of Common Market Studies. 2016. Vol. 54. No. 1. 
P. 152–168.
 6. Цапенко И. П. Культурное многообразие и судьбы наций // Полис. Политические 
исследования. 2018. № 2. С. 173–183.

7. Ferguson N. The Great Degeneration: How Institutions Decay and Economies Die. 
London, Penguin Books, 2014. 192 p.
 8. Clark I. Globalization and Fragmentation: International Relations in the Twentieth 
Century. New York, Oxford University Press, 1997. 232 p.
 9. Ахременко А. С., Горельский И. Е., Мельвиль А. Ю. Как и зачем измерять и сравнивать государственную состоятельность разных стран мира? Теоретико-методологические основания // Полис. Политические исследования. 2019. № 2. С. 8–23.
10. Гаман-Голутвина О. Г. Политическая наука перед вызовами современной политики // Политическая наука перед вызовами глобального и регионального развития: Научное издание / под ред. О. В. Гаман-Голутвиной. М.: Издательство 
«Аспект-Пресс», 2016. С. 7–19.
11. Абрамова М. Г. Повестка дня третьего тысячелетия: новый формат больших вызовов (анализ возможной социальной деконструкции) // Мировой порядок — время перемен: сборник статей / под ред. А. И. Соловьева, О. В. Гаман-Голутвиной. 
М.: Издательство «Аспект Пресс», 2019. С. 91–105.
12. Абакарова Р. Ш. Продовольственная безопасность — основа существования государства // Теория и практика общественного развития. 2015. № 3. С. 50–52.
13. Пахомов Н. В. Энергетическая безопасность как глобальное общественное благо // 
Вестник МГИМО — Университета. 2017. № 1 (52). С. 173–186.
14. Грибова Е. В. Экологически устойчивое управление водными ресурсами // Национальные интересы: приоритеты и безопасность. 2015. № 2 (287). С. 22–35.
15. Лебедева М. М. Современные глобальные вызовы: содержание и структура // 
Политическая наука перед вызовами глобального и регионального развития: 
научное издание / под ред. О. В. Гаман-Голутвиной. М.: Издательство «Аспект 
Пресс», 2016. С. 299–312.
16. Малышева Н. С. Государство и общество в условиях новых вызовов // Политика 
и управление государством: Новые подходы и векторы развития: сборник статей / 
под ред. А. И. Соловьева, Г. В. Пушкаревой. М.: Издательство «Аспект Пресс», 
2019. С. 7–25.
17. Барановский В. Г. Трансформация системы международных отношений на рубеже 
XX–XXI веков // Политическая наука перед вызовами глобального и регионального развития: научное издание / под ред. О. В. Гаман-Голутвиной. М.: Издательство «Аспект Пресс», 2016. С. 201–243.
18. Миркин Я. Будущее обществ и место России // Россия в глобальной политике. 
2020. № 6. URL: https://globalaffairs.ru/articles/budushhee-obshhestv-i-mesto-rossii/ 
 (дата обращения: 12.04.2021)
19. Цыганков А. Сбережение державы: на что опереться в миропереходе? // Россия 
в глобальной политике. 2020. № 3. URL: https://globalaffairs.ru/articles/derzhavamiroperehod/ (дата обращения: 12.04.2021)
20. Вэй Ч. Н. Евразийство: глобальные вызовы и новый мировой порядок в политической философии А. Г. Дугина // Мировая политика. 2021. № 2. С. 71–80.
21. Дугин А. Г. Проект «Евразия». М.: Эксмо, Яуза, 2004. 512 с.
22. Гайнутдинова Л. А. Роль гражданского общества в системе глобального управления // Вестник Московского университета. Серия 12: Политические науки. 2009. 
№ 5. С. 95–109.

Грибанова Г. И.

РОССИЯ И КИТАЙ В ГЛОБАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ: 
ДИАЛЕКТИКА СОТРУДНИЧЕСТВА И КОНКУРЕНЦИИ 
(НА ПРИМЕРЕ АРКТИЧЕСКОГО РЕГИОНА)

Аннотация. В статье раскрывается специфика отношений России 
и Китая на примере взаимодействия в Арктическом регионе. Делается вывод о неоднозначности арктического сотрудничества двух стран, в котором, 
н есмотря на общие стратегические интересы, присутствует ряд серьезных 
проблем и противоречий.
Ключевые слова: Арктика, Россия, Китай, интересы, сотрудничество, 
противоречия.

На протяжении последних лет лидеры России и Китая постоянно подчеркивают беспрецедентно высокий уровень российско-китайского партнерства, его стратегический характер. В июне 2021 года в связи с продлением Договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве, заключенного 
в 2001 году, Президент РФ Владимир Путин отметил, что отношения двух 
стран вышли на беспрецедентную высоту. В свою очередь лидер КНР 
Си Цзиньпин подчеркнул, что в соответствии с духом договора Китай 
и Россия будут «всей душой и всеми помыслами прилагать усилия к укреплению сотрудничества и уверенными шагами идти вперед» [1].
Действительно, в последние годы мы видим многочисленные свидетельства взаимодействия Российской Федерации и Китайской Народной 
Республики во всех сферах межгосударственного сотрудничества. Более 
того, формируется впечатление, что между странами на данном этапе 
практически не существует противоречий и они все в большей степени 
позиционируют себя как союзники в противостоянии коллективному 
Западу. Однако, на самом деле, более глубокий анализ позволяет, на наш 
взгляд, сделать вывод о том, что стратегическое и тактическое взаимодействие России и Китая на данном этапе скорее характеризуется диалектикой сотрудничества и конкуренции. Ярким примером такой неоднозначности может служить взаимодействие двух стран в Арктике, 
становящейся все более значимым регионом в сегодняшней повестке 
дня глобальной политики.
В последние годы Россия и Китай постоянно расширяют свое сотрудничество в Арктике. Две страны проводят регулярные диалоги между 
своими министерствами иностранных дел (Китайско-Российский диалог 
по делам Арктики с 2015 года) и на экспертном уровне (Китайско-Россий
ский Арктический форум, совместно организованный с 2012 года СанктПетербургским государственным университетом и Океанским университетом Китая). В 2015 году Министерство РФ по развитию Дальнего 
Востока и Арктики и Национальная комиссия Китая по развитию и реформам (NDRC) подписали соглашение о сотрудничестве на Северном морском 
пути (СМП), а в 2017 году обязались сотрудничать в формировании «Ледяного (или Полярного) шелкового пути», представляющего собой развитие китайской инициативы «Пояс и дорога» (BRI), охватывающей порты Северного Китая через Северный морской путь и Северо-восточный 
проход в Западную Европу. В 2019 году Россия и Китай договорились 
о создании Китайско-Российского арктического исследовательского центра, 
заполнив еще один пробел в своем арктическом сотрудничестве.
Участие Китая в энергетических проектах российской стороны стало 
решающим для его притязаний на экономическое присутствие в Арктике, 
поскольку многие другие его инвестиции в этом регионе до сих пор не 
увенчались успехом — от таких «экзотических», как, например, поле для 
гольфа в северной Исландии до стратегических (рудник редкоземельных 
металлов в Гренландии).
Для Китая сокращение возможностей России в области инвестиций 
и технологий для своих проектов по арктическому СПГ в связи с западными санкциями оказалось крайне выгодным, поскольку китайские компании смогли приобрести доли в двух проектах «Ямал СПГ» и сотрудничать с Россией в ряде других смежных проектов.
Еще в 2013 году Китайская национальная нефтяная корпорация (CNPC) 
приобрела 20 %-ю долю в первом проекте «Ямал СПГ», что стало одной 
из первых крупных инвестиций Китая в энергетику в России. Затем 
в 2016 году Китайский фонд Шелкового пути приобрел 9,9 % акций 
и предоставил кредит в размере 813 млн долларов США. Экспортно-импортный банк Китая и Банк развития Китая также предоставили России 
еще 11 млрд долларов США кредитов. CNPC и Китайская национальная 
морская нефтяная корпорация (CNOOC) купили по 10 % акций в проекте 
«Ямал Арктик СПГ 2» в апреле 2019 года. Поскольку в условиях режима 
санкций доступ к западным технологиям затруднен, несколько китайских 
фирм входят в число субподрядчиков, предоставляющих оборудование 
для арктического «СПГ 2» [2].
Однако, несмотря на расширяющееся экономическое сотрудничество в Арктике, между двумя стратегическими партнерами существуют 
и серьезные разногласия в том, что касается данного региона.
В отличие от большинства других регионов мира, Арктика в значительной степени является своего рода «клубом инсайдеров», то есть тех 

Доступ онлайн
330 ₽
В корзину