Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Урбогеосистемы речных долин. Природно-ландшафтные особенности, типология, землеустройство

Покупка
Основная коллекция
Артикул: 766270.01.01
Доступ онлайн
от 392 ₽
В корзину
Монография посвящена проблемам развития и формирования урбогеосистем речных долин. Обосновано новое научное направление на стыке градостроительства, географии и геоэкологи — концепция природно-адаптированных урбогеосистем. На материалах исследований пятидесяти приречных городов Центрально-Черноземного региона различной величины выделены основные эколого-функциональные типы урбогеосистем, приведены данные по исследованию положения городов региона на физико-географических и биогеографических рубежах контрастности. Предложена эколого-ландшафтная типология приречных урбогеосистем. Определены основные направления оптимизации территориального планирования и землепользования урбогеосистем речных долин как полизональных комплексов. Может быть рекомендована ученым и специалистам, занимающимся проблемами развития урбанизированных территорий, студентам и аспирантам вузов, обучающимся по следующим специальностям: география, экология и природопользование, ландшафтная архитектура, градостроительство.
6
59
178
Фирсова, Н. В. Урбогеосистемы речных долин. Природно-ландшафтные особенности, типология, землеустройство : монография / Н.В. Фирсова ; под науч. ред. Б.И. Кочурова. — Москва : ИНФРА-М, 2022. — 326 с. — (Научная мысль). — DOI 10.12737/1836246. - ISBN 978-5-16-017249-1. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/1836246 (дата обращения: 23.07.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
УРБОГЕОСИСТЕМЫ 
РЕЧНЫХ ДОЛИН

ПРИРОДНО-ЛАНДШАФТНЫЕ 
ОСОБЕННОСТИ, ТИПОЛОГИЯ, 
ЗЕМЛЕУСТРОЙСТВО

Н.В. ФИРСОВА

Москва
ИНФРА-М
2022

МОНОГРАФИЯ

Под научной редакцией Б.И. Кочурова

УДК 911.5(075.4)
ББК 26.89(2Рос)
 
Ф62

Фирсова Н.В.
Ф62  
Урбогеосистемы речных долин. Природно-ландшафтные особенности, типология, землеустройство : монография / Н.В. Фирсова ; под 
науч. ред. Б.И. Кочурова. — Москва : ИНФРА-М, 2022. — 326 с. — (Научная мысль). — DOI 10.12737/1836246.

ISBN 978-5-16-017249-1 (print)
ISBN 978-5-16-109791-5 (online)
Монография посвящена проблемам развития и формирования урбогеосистем речных долин. Обосновано новое научное направление на стыке 
градостроительства, географии и геоэкологи — концепция природно-адаптированных урбогеосистем. На материалах исследований пятидесяти приречных городов Центрально-Черноземного региона различной величины 
выделены основные эколого-функциональные типы урбогеосистем, приведены данные по исследованию положения городов региона на физико-географических и биогеографических рубежах контрастности. Предложена 
эколого-ландшафтная типология приречных урбогеосистем. Определены 
основные направления оптимизации территориального планирования 
и землепользования урбогеосистем речных долин как полизональных комплексов.
Может быть рекомендована ученым и специалистам, занимающимся 
проблемами развития урбанизированных территорий, студентам и аспирантам вузов, обучающимся по следующим специальностям: география, 
экология и природопользование, ландшафтная архитектура, градостроительство.

УДК 911.5(075.4)
ББК 26.89(2Рос)

Н а у ч н ы й  р е д а к т о р :
Б.И. Кочуров, доктор географических наук, профессор, ведущий 
научный сотрудник Института географии Российской академии наук

Р е ц е н з е н т ы :
А.И. Зырянов, доктор географических наук, профессор, заведующий кафедрой туризма Пермского государственного национального 
исследовательского университета;
В.В. Кругляк, доктор сельскохозяйственных наук, профессор кафедры 
землеустройства и ландшафтного проектирования Воронежского государственного аграрного университета имени императора Петра I

ISBN 978-5-16-017249-1 (print)
ISBN 978-5-16-109791-5 (online)
© Фирсова Н.В., 2022

Данная книга доступна в цветном  исполнении 
в электронно-библиотечной системе Znanium

Введение

В настоящее время идет активный процесс реорганизации городских структур под влиянием целого ряда факторов глобального, государственного и регионального характера. В условиях 
продолжающегося усложнения территориально-пространственной 
организации городских систем, появления новых угроз природного 
и техногенного характера необходимы поиски новых форм и методов оценки, прогнозирования, мониторинга, планирования, проектирования и управления функционированием городов. Основой 
новых моделей могут служить междисциплинарные исследования, 
включающие изучение и моделирование градостроительных, ландшафтно-географических, экологических, санитарно-гигиенических, 
медицинских и биологических аспектов.
Изучение динамики развития урбосистем свидетельствует о необходимости пересмотра модели управления развитием городских 
систем с целью оптимизации функционально-планировочной 
и пространственной организации городов. Приоритетной задачей 
используемой модели взаимодействия природных и антропогенных городских систем является защита городских природных 
комплексов от неблагоприятного антропогенного воздействия, 
включая охрану воздушной среды, почв, грунтов, водных объектов. 
Изучение практики формирования городов показывает, что эта модель в настоящее время практически не работает, что обусловлено, 
с одной стороны, изменениями в социально-экономической и политической сфере, и методологическими просчетами в формировании самой модели — с другой. Она основана на параметрах, свойственных естественным экосистемам, и почти не учитывает особенностей формирования антропогенно измененных квазиприродных 
систем.
Современный объем знаний позволяет углубить исследования 
городских систем на новом уровне. Одним из наиболее перспективных научных направлений, которое уже не однажды рождало 
новые концепции городского устройства, являются комплексные 
географо-градостроительные исследования. Урбосистемы рассматриваются в этом случае как природно-техногенные системы — урбогеосистемы, формирование которых должно учитывать особенности и резервы природных комплексов, а также возможности их 
развития в соответствии с функциональным и социальным содержанием городских систем. Урбогеосистемный подход основан 
на концепции сопряженного развития социума, природных и техногенных систем. Одним из таких направлений является применение комплексного ландшафтно-градостроительного анализа сло
жившихся урбогеосистем с целью выявления региональной специфики их формирования.
Однако данный подход является методологически и методически неотработанным, требующим выделения основных направлений теоретических и практических исследований, разработки 
нового понятийно-терминологического аппарата и системных моделей. Теоретические исследования должны сопровождаться их 
углублением и сбором дополнительной информации о развитии 
урбогеосистем, формирующихся в конкретных природно-климатических и физико-географических условиях отдельных регионов 
с целью выявления закономерностей взаимодействия природных 
и антропогенных систем.
Данное исследование посвящено изучению приречных урбогеосистем на примере городов Центрально-Черноземного региона. Анализировалось размещение и формирование поселений, 
имеющих статус города или городского округа как специфической 
формы организации и управления средой жизнедеятельности населения; поселки городского типа не рассматривались.
Центральное Черноземье включает в себя пять областей: Белгородскую, Воронежскую, Курскую, Липецкую и Тамбовскую. Общая 
площадь территории региона — 167,7 тыс. км², в границах областей 
проживает 7,8 млн чел. Регион является одним из самых богатых 
природными и трудовыми ресурсами экономических районов 
России. Он обладает крупнейшими запасами железорудного сырья 
и мощными черноземами. Территория района отличается высокой 
степенью заселенности и освоенности, благоприятным экономикогеографическим положением, развитой инженерно-технической 
и инженерно-транспортной инфраструктурой. Центральное Черноземье обладает исключительно выгодным экономико-географическим положением между промышленно развитыми Центральным, 
Северо-Кавказским и Поволжскими регионами.
Центрально-Черноземный регион входит в Центральный федеральный округ (ЦФО), площадь региона составляет 26% территории округа. На территории региона проживает 7,26 млн жит. — 
20% населения ЦФО
Административные области региона расположены в центральной части Русской равнины, на стыке Средне-Русской и Калачской возвышенности и Окско-Донской низменности. Регион 
находится на стыке речных бассейнов Днепра, Дона и Оки, на границе лесостепной и степной зон. Климат региона умеренно-континентальный, с теплым летом и холодной зимой.
Основой системы расселения региона являются крупнейшие 
и крупные города — промышленные центры: Воронеж, Курск, Липецк, Белгород, Тамбов. Самой многочисленной группой городов 

ЦЧР являются малые города, из 50 городов региона 37 относятся 
к числу малых, причем 6 городов имеют численность населения 
менее 10 тыс. жит. Большая часть малых городов имеют агропромышленную специализацию.
Изучение города как единой природно-техногенной системы 
требует систематизации и обобщения методологических подходов 
к оценке состояния городских систем, выбора наиболее информативных и достоверных методов изучения среды, пересмотра форм 
и методов градостроительного управления, создания новых типов 
информационных систем, а также изменения форм и методов подготовки специалистов в сфере городского строительства.

Глава 1
НАУЧНО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ 
К ИЗУЧЕНИЮ И ПРОГНОЗИРОВАНИЮ 
РАЗВИТИЯ ПРИРЕЧНЫХ УРБОГЕОСИСТЕМ

1.1. ПРОЦЕССЫ УРБАНИЗАЦИИ В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ

Одним из ведущих признаков развития современной цивилизации является феномен урбанизации. Урбанизация – социально-экономический процесс, выражающийся в территориальном 
росте городских поселений, концентрации населения в крупных, 
крупнейших городах и мегаполисах, в распространении городского 
образа жизни, а также в превращении городов в центры абсолютного большинства экономических районов [4]. Урбанизация является отражением глубоких структурных сдвигов в экономике и социальной жизни; процессы урбанизации отражают общемировые 
тенденции и затрагивают все без исключения государственные 
образования, независимо от общественного социально-экономического уклада. В настоящее время правомерно говорить о формировании урбаносферы (урбосферы) наряду с атмосферой, литосферой, гидросферой, биосферой, педосферой и др. глобальными 
природными сферами планеты.
В городских поселениях в настоящее время проживает около 
половины населения планеты, в развитых странах городское население составляет до 80–90% от общей численности населения [357, 
c. 3]. По данным, приведенным Swiaczny F. (2005), в 2003 году насчитывалось 45 агломераций с численностью населения более 5 млн 
чел., общей численностью около 450 млн чел., что составляет около 
15% всего населения планеты [356, c. 26–27]. По прогнозам ООН 
к 2030 году доля городского населения в мире возрастет до 60%, 
в промышленно развитых странах она будет составлять в среднем 
80%. К 2050 году около 75% жителей планеты будут проживать 
в гигантских мегаполисах с численностью населения более 10 млн 
чел. Нужно учитывать также, что городская среда является местом обитания большей части населения планеты и одновременно 
сферой притяжения и местом проживания временного населения 
из негородских типов поселений.
Концентрация в мегаполисах материальных, финансовых, технических и социальных ресурсов стимулирует научно-технический 
прогресс, развитие науки, образования, техники и культуры. Города 

создают необходимые условия для эффективного функционирования промышленно-производственных комплексов; предоставляют населению большой спектр финансовых, культурно-образовательных, торгово-бытовых услуг; имеют значительный потенциал 
для карьерных ожиданий и материального благосостояния жителей города; обеспечивают более комфортные, по сравнению с небольшими поселениями, условия в жилищно-бытовой сфере [344, 
c. 773]. Но вместе с тем, городские системы создают множество 
проблем, включая истощение природных ресурсов, обострение социальных противоречий, деградацию природно-территориальных 
комплексов, загрязнение природных компонентов окружающей 
среды. Городские системы как часть общепланетарной техносферы 
влияют на глобальные и локальные процессы перемещения вещества и энергии, формируя новый облик ландшафтов Земли.
Наибольшее внимание в настоящее время уделяется теоретическому рассмотрению городов как сопряженных урбогеосистем, 
обладающих определенными закономерностями размещения, формирования и развития под влиянием комплекса природных и антропогенных факторов. Большой вклад в изучение проблем городов 
был внесен географическими общенаучными и прикладными исследованиями, в числе которых экономическая география, физическая 
география, урбанистика, ландшафтоведение. Главной особенностью 
географического подхода является пространственная привязка объектов исследования и изучение взаимного влияния объектов, находящихся в определенных пространственных границах. Ориентация 
на решение задач устойчивого развития, провозглашенная на конференциях в Рио-де-Жанейро (1992) и Иоганесбурге (2002 г.), 
значительно повышает роль географической информации для принятия решений в сфере преобразования окружающей среды, в частности для оптимизации городских систем [346, p. 4].
Основой данного подхода является мировоззренческая концепция, названная В.И. Вернадским «ноосферной». Понимание 
комплексности развития геоморфологических и социальных 
систем (Dikau R., 2006) базируется на идее колонизации естественных систем и метаболизма в общественной среде и вводит понятие «социально-метаболических последовательностей системных 
процессов» [347, c. 140]. Взаимовлияние естественных природных 
и социальных систем рассматривается как одно из направлений 
теории систем, позволяющих исследовать города как сложные, динамические системы, позволяющие по-новому понять появление 
данных структур, их нелинейность, определить роль различных 
факторов в их развитии [352, p. 122].
Многочисленные исследования городов показывают чрезвычайно широкий диапазон форм пространственной организации 

городских систем — от компактного, относительно обособленного 
типа, до формирования сложных, территориально сближенных 
систем городских населенных мест (агломераций, конурбаций, 
урбанизированных районов). Города характеризуются большим 
функциональным многообразием, значительными различиями 
по численности населения, различными вариантами административного и неформального центрального статуса.
Основой теории пространственного развития урбанизации считается теория центральных мест В. Кристаллера (1933 г.), модифицированная в модели Леша (1954 г.), торговой модели Венса 
(1970 г.). Большой вклад в развитие эмпирического метода исследования городских систем внесли John Beaverstock, Richard Smith 
и Peter Taylor [354, p. 173–174]. Выполненный Smith Richard G. 
(2005) обзор публикаций 90-х гг. XX в. и начала XXI в. по вопросам иерархизации и сетевых связей крупнейших городов мира 
позволил выявить современные тенденции в урбанистических исследованиях: от поиска иерархий к выявлению сетевых горизонтальных связей.
Изучению процессов урбанизации в нашей стране посвящены 
работы Э.Б. Алаева, Г.М. Лаппо, Б.С. Хорева, В.В. Владимирова, 
А.С. Ахиезера, Е.Н. Перцика, В.В. Покшишевского, К.Г. Саушкина, 
В.А. Анучина и др. Одной из теорий урбанистики на современном 
этапе является «градоцентрическая модель мирового хозяйства», 
в которой еще раз подчеркивается роль городских систем в развитии современной цивилизации в качестве единого «глобального 
города» [278]. Ряд исследователей подчеркивают роль крупнейших, 
так называемых мегагородов с численностью населения более 5 млн 
жит., для развития современной цивилизации, называя их «мировыми центрами принятия решений» [349, c. 80]. В то же время отмечается проблема роста мегагородов в развивающихся странах, 
не сопровождающаяся адекватным развитием их социальной и инженерной инфраструктуры, которая приводит к появлению ряда 
проблем социального, бытового, экономического и экологического 
характера [345, c. 97]. Мегагорода данного типа не выполняют глобальных функций в силу плохого качества управления, низкого 
уровня социальных связей и сильной коррупции.
Современные процессы развития цивилизации на общепланетарном уровне — процессы глобализации — ставят ряд новых 
проблем, возникающих под влиянием развития информационных 
систем, мобильной связи, автомобилизации, появления новых форм 
деятельности, не связанных с географической привязкой субъектов 
деятельности [351, c. 410–411]. Индустриальный город недавнего 
прошлого трансформируется в новый тип постиндустриального 
города, производственные функции снижают свою роль, уступая 

место сфере услуг: финансовых, образовательных, торговых, бытовых. Развитие информационных технологий преобразует многие 
виды деятельности и формы их организации, влияет на характер 
пространственной организации города. Переход от постиндустриального общества к информационному сопровождается формированием нового, сверхплотного, полифункционального пространства 
города. Это приводит к существенной трансформации социальной 
жизни и физической морфологии городских систем, изменяет требования к качеству и конкурентоспособности городских образований.
Исследование теоретических источников, отражающих проблематику развития и формирования городских систем, позволило 
выделить несколько основных методологических подходов к их 
изучению, включая ландшафтно-географический, ландшафтно-геохимический и инженерно-градостроительный подходы.

1.2. ЛАНДШАФТНО-ГЕОГРАФИЧЕСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ 
УРБОСИСТЕМ

1.2.1. Городской ландшафт: основные понятия
Ключевым понятием в ландшафтном подходе является понятие 
«ландшафта». Ландшафтоведение утвердило себя в XX веке в качестве важнейшего раздела географии, как комплексное научное 
направление физической географии [152]. Ландшафт трактуется 
в ландшафтоведении как естественно-историческая категория, 
как физико-географическое единство. Ландшафтный метод, или 
ландшафтный подход, получил широкое распространение в различных научных направлениях, он широко используется в естественно-научных дисциплинах (биогеографии, почвоведении, 
климатологии, геоморфологии и т.д.), а также в географическом 
изучении хозяйства и расселения (экономическая география, градостроительство, инженерно-технические науки и т.д.). Изначально 
ландшафтная наука квалифицировалась как региональная физическая география (Исаченко, 1965; Григорьев, 1966; Марков, 1972; 
Герасимов и др., 1976; Нееф, 1974 и др.), региональные исследования и сейчас остаются важнейшими в ландшафтоведении [120]. 
Однако до настоящего времени понятие «ландшафт» трактуется 
неоднозначно, так, например, по определению Е.Ю. Колбовского, 
ландшафт — это промежуточная по критерию размерности и целостности система, которая, с одной стороны, не может быть однозначно разложена на составляющие ее систему части, с другой — 
не является отдельно взятым целым [135]. Ю.Н. Голубчиков (1996) 
считает, что, несмотря на пространственную дифференциацию, 

неоднородность физико-географических комплексов всех рангов, 
понятие однородности гносеологически упрощает неоднородный 
объект исследования и его введение неизбежно.

В.Б. Михно выделяет три основных трактовки ландшафта: ланд 
шафт как территориально ограниченный участок земной поверхности, ландшафт как обобщенное типологическое понятие физикогеографических комплексов, ландшафт как общее понятие (синоним 
региональных и типологических единиц любого таксономического 
ранга) [213, c. 24]. Воронежская школа ландшафтоведения базируется на понимании ландшафта как общего понятия (Мильков, 
1970), но в то же время термин используется и как обоб щенное 
типологическое понятие в общепринятой иерархии природнотерриториальных комплексов: фация — урочище — местности — 
ландшафты — районы и т.д. [199]. О.П. Негробов и др. выделили 
восемь основных определений понятия «ландшафт», от общего типологического понятия до природно-территориальных комплексов 
различного масштаба и ранга; в числе определений ланд шафт трактуется и как синоним слова «пейзаж» [215, c. 279–280].

В качестве синонимов для обозначения объектов ландшафтове
дения используются словосочетания «природный географический 
комплекс», «природный территориальный комплекс» (ПТК), которые тоже имеют несколько толкований, в том числе обозначают 
природные системы, «составляющие иерархическую лестницу географических образований — от фации до географической оболочки 
планеты», либо природную часть ландшафта в отличие от антропогенной ее составляющей [215, c. 258]. Очень близок по содержанию к понятию ПТК предложенный В.Б. Сочавой термин «геосистема» [284]. Данные словосочетания и термины имеют более 
общий характер и их использование не вызывает чрезмерной многозначности трактовки. Однако они никак не исключают и не умаляют значения понятий «ландшафт», «ландшафтный», которые 
не уходят из понятийно-терминологического аппарата, а наоборот, 
приобретают новые краски и значения в различных словосочетаниях, характеризующих ландшафтные подходы в различных научных направлениях и дисциплинах. В качестве примеров можно 
привести следующие словосочетания: «ландшафтно-экологический», «ландшафтно-визуальный», «ландшафтно-гидрологический», «ландшафтно-градостроительный» и ряд других. Очевидно, 
это объясняется как содержательной многозначностью термина 
и его формальными «словобразовательными» качествами, так 
и наличием в нем эмоциональной, эстетической, визуальной составляющих оценки природных комплексов. Все чаще в научной 
географической литературе встречается понятие «селитебных геосистем», либо «селитебных ландшафтов», хотя в градостроитель
Доступ онлайн
от 392 ₽
В корзину