Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Теоретическое знание: структура, историческая эволюция

Покупка
Артикул: 777617.01.99
Доступ онлайн
626 ₽
В корзину
В книге выдающегося ученого-философа, иностранного члена (академика) НАН Беларуси Вячеслава Семеновича Стёпина (1934-2018) показано, как возникает и развивается в культуре ее феномен - теоретическое знание. Анализируются типы и структура теоретических знаний. Рассматриваются механизмы порождения теорий. Показано, что эти механизмы исторически развиваются, зависят от типов системных объектов, осваиваемых наукой, а также от особенностей, присущих той или иной культуре ценностей. Анализ проведен на конкретном материале истории естественных и социальных наук. Особое внимание уделено современным способам и формам теоретического освоения мира. Издание адресовано специалистам в области философии науки и теории познания, научным работникам, преподавателям учреждений высшего образования, аспирантам, студентам, а также всем, кто интересуется актуальными проблемами современности.
Степин, В. С. Теоретическое знание: структура, историческая эволюция : монография / В. С. Степин ; Нац. акад. наук Беларуси, Ин-т философии. - Минск : Беларуская навука, 2021. - 539 с. - ISBN 978-985-08-2777-7. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/1865697 (дата обращения: 23.07.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
УДК 001:1
ББК 87
С79

Р е ц е н з е н т ы:

доктор философских наук, профессор, академик НАН Беларуси Е. М. Бабосов,
доктор философских наук, профессор А. И. Зеленков

Стёпин, В. С. 
Теоретическое знание: структура, историческая эволюция / В. С. Стё-  
пин ; Нац. акад. наук Беларуси, Ин-т философии. – Минск : Беларуская 
навука, 2021. – 539 с.

ISBN 978-985-08-2777-7.

В книге выдающегося ученого-философа, иностранного члена (академика) 
НАН Беларуси Вячеслава Семеновича Стёпина (1934–2018) показано, как возникает и развивается в культуре ее феномен – теоретическое знание. Анализируются 
типы и структура теоретических знаний. Рассматриваются механизмы порождения теорий. Показано, что эти механизмы исторически развиваются, зависят от 
типов системных объектов, осваиваемых наукой, а также от особенностей, присущих той или иной культуре ценностей. Анализ проведен на конкретном материале 
истории естественных и социальных наук. Особое внимание уделено современным способам и формам теоретического освоения мира. 
Издание адресовано специалистам в области философии науки и теории познания, научным работникам, преподавателям учреждений высшего образования, 
аспирантам, студентам, а также всем, кто интересуется актуальными проблемами 
современности.

УДК 001:1  
ББК 87 

ISBN 978-985-08-2777-7 
© Институт философии НАН Беларуси, 2021
© Стёпин В. С., 2021
© Оформление. РУП «Издательский дом 
«Беларуская навука», 2021

С79

ОГЛАВЛЕНИЕ

Философия Вячеслава Стёпина (Данилов А. Н., Кузнецова Л. Ф., Томильчик Л. М.)  
7

Предисловие . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  
23

Глава I. Научное познание в социокультурном измерении . . . . . . . . . . . . . . . . . .  
29

1.1. Наука в культуре техногенной цивилизации . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  
29

1.1.1. Традиционные и техногенные цивилизации . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  
29

1.1.2. Глобальные кризисы и проблема ценности научно-технического 
прогресса. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  
38

1.2. Специфика научного познания . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  
42

1.2.1. Главные отличительные признаки науки . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  
42

1.2.2. Научное и обыденное познание . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  
48

1.3. Генезис научного познания . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  
54

1.3.1. Преднаука и развитая наука . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  
54

1.3.2. Духовная революция Античности . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  
59

1.3.3. Зарождение опытных наук . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  
67

Глава II. Структура теоретических знаний . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  
85

2.1. Абстрактные объекты теории и их системная организация . . . . . . . . . . . . .  
85

2.2. Теоретическая схема и математический аппарат . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  
95

2.3. Роль теоретических схем в дедуктивном развертывании теории . . . . . . . .  
104

2.4. Теоретические схемы и опыт. Операциональный статус теоретических схем  
116

Глава III. Основания науки . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  
143

3.1. Научная картина мира . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  
145

3.1.1. Мировоззрение, философия, научная картина мира . . . . . . . . . . . . . .  
145

3.1.2. Историческая эволюция понятия «научная картина мира» . . . . . . . .  
152

3.1.3. Картина мира в системе научного знания . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  
167

3.2. Идеалы, нормы и философские основания науки . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  
177

3.2.1. Идеалы и нормы исследования . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  
177

3.2.2. Философские основания науки . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  
196

Глава IV. Генезис теоретических знаний в классической науке . . . . . . . . . . . . . .  
219

4.1. Научная картина мира и опыт  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  
220

4.2. Генезис первичных теоретических моделей классической науки . . . . . . . .  
234

4.2.1. Формирование теоретической схемы как гипотезы  . . . . . . . . . . . . . .  
234

4.2.2. Обоснование гипотезы и ее превращение в теоретическую модель 
объекта . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  
253

4.3. Построение развитой теории в классической науке . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  
264

Глава V. Формирование и развитие теории в неклассической науке  . . . . . . . . .  
284

5.1. Математическая гипотеза и ее эмпирическое обоснование . . . . . . . . . . . . .  
284

5.1.1. Особенности современных форм физической картины мира и их 
роль в выдвижении математических гипотез  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  
286

5.1.2. Проблема эмпирической проверки математической гипотезы  . . . . .  
299

5.2. Формирование развитой теории в современной науке . . . . . . . . . . . . . . . . .  
306

5.2.1. Основные этапы развития математического аппарата квантовой 
электродинамики . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  
310

5.2.2. Квантово-механическая картина мира и ее роль в формировании 
математического аппарата квантовой электродинамики . . . . . . . . . . . . . . .  
315

5.2.3. Парадоксы создаваемой теории и проблема интерпретации . . . . . . .  
319

5.2.4. Идеализированные процедуры измерения поля и интерпретация 
аппарата квантовой электродинамики (исходная идея процедур Бора – 
Розенфельда) . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  
326

5.2.5. Перестройка теоретической модели квантованного электромагнитного поля и обоснование ее непротиворечивости . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  
337

5.2.6. Доказательство измеримости квантованного поля излучения . . . . .  
343

5.2.7. Промежуточные интерпретации аппарата современной физической 
теории как условие ее развития . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  
360

5.3. Взаимосвязь генезиса и функционирования теории. Принцип конструктивности . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  
371

Глава VI. Научные революции . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  
385

6.1. Внутридисциплинарные революции . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  
386

6.1.1. Парадоксы и проблемные ситуации как предпосылки научной революции . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  
386

6.1.2. Эвристическая роль методологических идей . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  
393

6.1.3. Философские предпосылки перестройки оснований науки . . . . . . . .  
400

6.1.4. От методологических идей к теории и новой картине мира . . . . . . . .  
408

6.2. Научные революции и междисциплинарные взаимодействия  . . . . . . . . . .  
418

6.3. Глобальные научные революции как изменение типа рациональности . . .  
441

6.3.1. Научная революция как выбор новых стратегий исследования. Потенциальные истории науки . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  
441

6.3.2. Глобальные научные революции: от классической к постнеклассической науке . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  
448

Глава VII. Стратегии теоретического исследования в эпоху постнеклассической науки . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  
460

7.1. Универсальный эволюционизм – основа современной научной картины 
мира . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  
460

7.2. Научная картина мира и новые мировоззренческие ориентиры цивилизационного развития . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  
482

Заключение  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  
502

Conclusion . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  
510

Предметный указатель . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  
518

Литература . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  
521

ФИЛОСОФИЯ ВЯЧЕСЛАВА СТЁПИНА

Академик Вячеслав Семенович Стёпин (1934–2018) – выдающийся современ
ный отечественный философ, получивший широкую известность как исследователь в области философии и методологии науки, а также как создатель 
Минской методологической школы, автор новаторских разработок по теории 
культуры и формированию новых типов цивилизационного развития. 

В. С. Стёпин родился 19 августа 1934 г. в п. Навля Брянской области в семье 

учителей. Во время Великой Отечественной войны вместе с матерью Антониной Петровной находился в эвакуации: вначале в Башкирии, а затем в Саратове, где Антонина Петровна работала на пороховом заводе. Отец Семен 
Николаевич с первых дней войны находился на фронте, а после ее окончания 
был направлен на работу в Беларусь: сначала в г. Мозырь, а затем переведен 
в г. Минск.

В 1951 г. В. С. Стёпин с отличием окончил школу № 4 г. Минска и посту
пил на философское отделение исторического факультета в Белорусский государственный университет, который окончил в 1956 г. Здесь он защитил 
кандидатскую диссертацию «Общеметодологические проблемы научного 
познания и современный позитивизм» (1965) и докторскую диссертацию 
«Проблемы структуры и генезиса физической теории» (1975). На протяжении 
почти 60 лет Вячеслав Семенович преподавал в вузах. Свою преподавательскую деятельность он начал в 1959 г. в Белорусском политехническом институте, а с 1974 г. продолжил в Белорусском государственном университете, где 
с 1981 по 1987 гг. заведовал кафедрой философии гуманитарных факультетов. 
За время работы в БГУ ученый подготовил 18 кандидатов и пять докторов 
наук. В. С. Стёпин – основатель научной школы, известной как Минская методологическая школа.

В 1987 г. ученый был избран директором Института истории естествозна
ния и техники АН СССР (г. Москва), а в 1988 г. – директором Института философии АН СССР (впоследствии – Институт философии РАН), который возглавлял 18 лет. До последних дней своей жизни Вячеслав Семенович исполнял 
обязанности заместителя академика-секретаря, руководителя секции философии, социологии, психологии, права, политологии Отделения общественных 
наук РАН, почти 20 лет был Президентом философского общества Российской 

Федерации. Все эти годы работал в Московском государственном университете имени М. В. Ломоносова, возглавлял профильные кафедры.

В. С. Стёпин – всемирно известный ученый, почетный доктор многих ве
дущих университетов, иностранный член Национальной академии наук Бе- 
ларуси и Национальной академии наук Украины, ряда академий мира, лауреат 
Государственной премии России в области науки и техники (2004), лауреат 
Макариевской премии (премия памяти митрополита Московского и Коломенского Макария (Булгакова)) в номинации «Научные исследования в области 
естественных и точных наук, имеющие высокое общественное и гражданское 
значение» (2018).

Вячеслав Семенович прошел долгий творческий путь, начало которому 

было положено еще в студенческие годы, когда у будущего ученого сформировался интерес к проблемам философии естествознания. Тогда он осознанно 
пришел к выводу: чтобы добиться ощутимых результатов в философии, необходимо не только глубоко изучить основные труды выдающихся мировых 
философов, но также нужно профессионально ориентироваться в конкретной 
области научного знания. Для В. С. Стёпина это была физика, и он, получив 
разрешение, одновременно с учебой на философском отделении исторического факультета БГУ обучался на физическом факультете. Знания, полученные 
во время обучения, позволили ему затем профессионально провести оригинальные исторические реконструкции. 

В. С. Стёпин обладал энциклопедическими знаниями и уникальным си
стемным мышлением. Это давало ему возможность последовательно продвигаться в постановке и решении научных проблем, постепенно расширяя поле 
исследований. Если попытаться выявить логику движения его мысли, то можно обнаружить, что Вячеслав Семенович двигался по пути первоначального 
решения проблем методологии физического познания к постановке фундаментальных вопросов становления, функционирования, структуры научных 
теорий, к анализу феномена науки как таковой, выяснению ее статуса, роли 
и динамики в культуре, исследованию самой культуры, природы философии, 
перспектив развития цивилизации. 

Результаты исследований ученого обогатили не только отечественную, но 

и мировую философскую мысль. К его научным достижениям относятся: 

разработка перспективной концепции структуры и генезиса научной тео
рии, имеющей широкий круг приложений в методологии естественных, технических и социально-гуманитарных наук; 

открытие операции конструктивного введения абстрактных объектов те
ории, что позволило решить проблему формирования в составе теории парадигмальных образцов решения задач (проблема была поставлена Т. Куном, но 
не нашла своего решения в западной философии науки);

выделение структуры оснований науки (научная картина мира, идеалы 

и нормы исследования, философские основания науки), анализ их взаимосвязи с теориями и опытом, их функций в научном поиске. 

Вячеслав Семенович развил понимание научных революций как процесса 

трансформации оснований науки и проследил особенности этого процесса как 
результата внутри- и междисциплинарных взаимодействий. Ученый выявил 
конкретные механизмы воздействия социокультурных факторов на формирование стратегий научного исследования; обосновал идею множества потенциально возможных историй науки и селективной роли культуры в реализации 
только некоторых из них, становящихся реальной, эмпирической историей 
науки; разработал концепцию типов научной рациональности (классический, 
неклассический, постнеклассический типы); внес существенный вклад в разработку теории культуры как сложной развивающейся системы надбиологических программ человеческой жизнедеятельности; исследовал функции мировоззренческих универсалий (категорий) культуры как системообразующих 
жизненных смыслов и ценностей, определяющих воспроизводство и изменение социальной жизни; проанализировал соотношение универсалий культуры и философских категорий; развил представления о философском познании 
как рефлексии над универсалиями культуры и конструирования новых идей 
и смыслов, адресованных будущему, способных стать мировоззренческими 
ориентирами при формировании новых типов цивилизации и культуры. 

Ученый разработал концепцию типов цивилизационного развития (тради
ционалистский и техногенный типы), выделив общую для каждого из них систему ценностей, представленную смыслами универсалий культуры, а также 
исследовал изменения в этих смыслах, происходящие на современном этапе 
развития цивилизации, и интерпретировал их как предпосылки для перехода 
к новому (третьему) типу развития, призванного найти выход их экологического, антропологического и других глобальных кризисов. Эти результаты отмечались не только отечественными авторами, но и зарубежными коллегами1. 
При этом некоторые из них относили концепцию В. С. Стёпина к эпистемологическому конструктивизму2.

В последние годы жизни Вячеслав Семенович активно работал над проб
лемой методологии сложных саморазвивающихся объектов, предложил новую 
интерпретацию фазовых переходов в социальном развитии. Он структурно 
описал такие переходы в терминах саморазвивающихся систем, выделив стадии фазовых переходов и определив их характерные признаки, что отличается от феноменологического описания. Эти идеи продолжают свое развитие 
в Институте философии РАН, но справедливости ради следует отметить, что 
они еще не получили широкого распространения, хотя бесспорно содержат 
большой научный потенциал.

В. С. Стёпин – автор более 750 научных трудов по философии и методоло
гии науки, теории познания, философии культуры, философской антропологии, социальной философии. 

1 См., напр.: Ленк Х. О значении философских идей В. С. Стёпина // Российская фило
софия продолжается: из ХХ века в XXI. М., 2010. С. 31–35.

2 Подр. см.: Рокмор Т. Постнеклассическая концепция науки В. С. Стёпина и эписте
мологический конструктивизм // Человек. Наука. Цивилизация. М., 2004. С. 248–260.

Монография «Теоретическое знание. Структура, историческая эволюция» 

может быть рассмотрена как основное научное произведение ученого. Она 
выдержала несколько изданий в России, переведена на испанский и английский языки (Stiopin, V. S. El Saber Teorico. Estructura, Evolucion Historica. Madrid, Universidad Nacional de Educacion a Distancia. 2004; Stepin, V. Theoretical 
Knowledge. Synthese Library. Studies in Epistemology, Logic, Methodology, and 
Philosophy of Science. Vol. 326. Springer, 2005). 

«Теоретическое знание» – работа, в которой представлена оригинальная 

концепция структуры и генезиса теоретического знания, описаны операции 
построения теории, ранее не встречающиеся в литературе. Для проведения 
философско-методологического анализа автору потребовалось проведение 
исторической реконструкции ряда этапов классической и неклассической 
(квантово-релятивистской) физики. Определяющую роль здесь сыграли две реконструкции: реконструкция формирования теории электромагнитного поля, 
которую В. С. Стёпин провел совместно с известным белорусским физиком- 
теоретиком, ныне членом-корреспондентом НАН Беларуси Л. М. Томиль- 
чиком, и реконструкция становления квантовой электродинамики, которую 
исследователь осуществил при подготовке докторской диссертации. Справедливости ради следует отметить, что сами по себе эти реконструкции носят 
уникальный характер и могли бы стать примером для молодых исследова- 
телей, осуществляющих философско-методологический анализ конкретно- 
научного материала.

Развитие концепции было начато в период перехода отечественной фило
софии науки от обсуждения онтологической проблематики философии естествознания к логико-методологическому анализу строения и динамики научного знания. Оно было осуществлено в русле синтеза принципов историзма, 
системного анализа, деятельностной природы познания, социокультурной 
детерминации познания. Автор рассматривает научное знание как исторически развивающуюся систему, погруженную в социокультурную среду и характеризующуюся переходом от одного типа саморегуляции к другому. Эти 
принципы по существу были конкретизированы Вячеславом Семеновичем 
в его подходе к анализу структуры и динамики научного знания. Если традиционно в методологии науки исходной единицей анализа рассматривалась 
отдельно взятая теория в ее отношении к опыту, то В. С. Стёпин в качестве такой единицы анализа рассматривал всю систему теоретических знаний научной дисциплины в их связях с эмпирическими знаниями данной дисциплины. 
Это, в свою очередь, открывало возможность анализа становления научных 
теорий с учетом не только внутридисциплинарных связей, но и междисциплинарных взаимодействий.

Такая интерпретация научного знания стала основанием постановки авто
ром проблемы исторической изменчивости всех основных компонентов научного знания: начиная от уровня эмпирических фактов и теорий и заканчивая 
методами науки, ее целевыми и ценностными установками, выражающими 

определенный тип научной рациональности. Анализ внутренней динамики 
науки в концепции В. С. Стёпина тесно связан с анализом социокультурной 
обусловленности научного знания и выявлением конкретных каналов, позволяющих установить взаимообусловленность внутренних и внешних факторов 
в развитии науки. Тем самым был преодолен односторонний подход экстернализма и интернализма к интерпретации науки, а сама научная рациональность обнаружила новые измерения, открывающие возможности для диалога 
различных культурных традиций и поиска новых мировоззренческих ориентиров цивилизационного развития.

Обсуждение проблем в монографии начинается с рассмотрения приро
ды научного познания в его социокультурном измерении. Автор разработал 
представление о типах цивилизационного развития – традиционном обществе 
и техногенной цивилизации – эксплицируя их базисные ценности. 

Идея типов цивилизационного развития, с точки зрения ученого, предпо
лагает выявление в культурно-генетическом коде цивилизации некоторого системообразующего ядра, которое, с одной стороны, объединяет цивилизации 
определенного типа, а с другой – разграничивает их с цивилизациями иного 
типа. В качестве такого ценностно-смыслового ядра выступают мировоззренческие универсалии культуры. Речь в данном случае идет о таких фундаментальных универсалиях, как «человек», «природа», «деятельность», «традиции 
и новации», «рациональность», «власть» и др. Эти категории функционируют 
в качестве базовых ценностей и жизненных смыслов каждого из типов цивилизационного развития, но их понимание оказывается различным в техногенной цивилизации и традиционных обществах. 

На основе анализа конкретного материала в монографии обосновывается 

идея, что научная рациональность и креативная научная деятельность обретают приоритетный статус в системе ценностей техногенной цивилизации. 

Наука, возникнув в культуре техногенной цивилизации, имеет свои отли
чительные признаки. Применив деятельностный подход к анализу научного 
познания, автор выделяет специфические особенности научного познания, отличающие его от других форм познавательного отношения человека к миру, 
в том числе и от обыденного познания. К данным особенностям относятся:

установка на исследование законов преобразования объектов и реализую
щая эту установку предметность и объективность научного знания;

способность науки выходить за рамки предметных структур существую
щих видов и способов практического освоения мира и открывать человечеству новые предметные миры его возможной будущей деятельности; 

укоренение в науке особого способа порождения знаний, при котором мо
дели предметных отношений деятельности создаются «сверху» по отношению к практике; 

выработка наукой специального языка, пригодного для описания его объ
ектов, необычных с точки зрения здравого смысла; 

наличие особых средств практической деятельности; 

особенности методов познавательной деятельности; 
системный, обоснованный характер знания как продукта научной дея
тельности; 

специфические особенности субъекта научной деятельности, ориентиро
ванного не только на овладение средствами и методами исследования, но и на 
усвоение этических норм науки, системы ценностных ориентаций и целевых 
установок.

В книге прослеживается процесс возникновения предпосылок теоретиче
ского знания в традиционных культурах. Автор различает преднауку и науку 
в собственном смысле слова. На этапе преднауки первые образцы теоретического знания представлены философскими знаниями как его единственной 
формой. Переход от преднауки к собственно науке, по мнению автора, привел 
к становлению научного теоретического знания, которое в последующем стало репрезентантом теоретического в культуре. Обращаясь к конкретному материалу истории науки, автор показывает, что теоретический способ исследования вначале утвердился в математике, затем в естествознании, технических 
и социально-гуманитарных науках. Каждый этап в развитии теоретического 
знания при этом был связан не только с внутренней логикой развертки идей, 
но имел отчетливо выраженную социокультурную размерность. Становление 
математики как теоретической науки было связано с укоренением в культуре античного полиса ценностей публичной дискуссии, идеалами обоснования 
и доказательности, позволяющими отличить знание от мнения. Предпосылками экспериментально-математического естествознания, возникающими в эпохи Ренессанса, Реформации и раннего Просвещения, послужили мировоззренческие универсалии техногенной культуры, а именно: понимание человека 
как деятельного, активного существа, а самой деятельности – как творческого 
процесса, позволяющего установить власть человека над объектами; рассмотрение любого вида деятельности как ценности; трактовка природы как своего рода поля объектов, противостоящих человеку; понимание целей познания 
как рационального постижения законов природы. 

Стимулами формирования технических наук с присущим им теоретиче
ским уровнем исследования выступали, в частности, потребности в изобретении и тиражировании принципиально новых инженерных устройств, востребованных в связи с интенсивным развитием промышленного производства. 
Предпосылками становления социально-гуманитарных наук выступали относительно быстрые трансформации социальных структур в эпоху индустриализма, укоренение отношений вещной зависимости, пришедших на смену 
личной зависимости, возникновение новых типов дискурсов, объективирующих человеческие качества, и др. С укоренением в культуре социально-гуманитарных наук завершилось формирование науки как системы дисциплин.

В своих развитых формах наука, как исторически эволюционирующий 

феномен, предстала как дисциплинарно-организованное знание, в рамках которого каждая отрасль знания обладает относительной автономностью и вза
Доступ онлайн
626 ₽
В корзину