Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Креативное общество: от концепции к теории

Покупка
Артикул: 777611.01.99
Доступ онлайн
322 ₽
В корзину
Монография знакомит читателя с зарождающейся в социальной философии теорией креативного общества. Погружение в историю возникновения понятия и феномена креативного общества позволяет выявить культурные и экономические предпосылки формирования действительности, все чаще характеризуемой категорией креативности. Ретроспективный анализ концепций, стремящихся выразить специфику позднего модерна, демонстрирует их обостряющийся интерес к разработке теории креативного общества в различных методологических школах. Книга предназначена для исследователей современной социальной действительности и креативных практик.
Мацевич-Духан, И. Я. Креативное общество: от концепции к теории : монография / И. Я. Мацевич-Духан. - Минск : Беларуская навука, 2021. - 294 с. - ISBN 978-985-08-2764-7. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/1865691 (дата обращения: 29.05.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
УДК 101.1:316
ББК 87.6

М36

Р е ц е н з е н т ы:

доктор философских наук, профессор С. П. Винокурова; 

доктор исторических наук, доктор архитектуры, профессор, 

академик НАН Беларуси А. И. Локотко; 

доктор философских наук, профессор Т. Г. Румянцева; 

доктор философских наук, профессор Р. З. Хестанов

Мацевич-Духан, И. Я.

Креативное общество: от концепции к теории / И. Я. Ма
цевич-Духан. – Минск : Беларуская навука, 2021. ‒ 294 с.

ISBN 978-985-08-2764-7.

Монография знакомит читателя с зарождающейся в социальной фи
лософии теорией креативного общества. Погружение в историю возникновения понятия и феномена креативного общества позволяет выявить 
культурные и экономические предпосылки формирования действительности, все чаще характеризуемой категорией креативности. Ретроспективный анализ концепций, стремящихся выразить специфику позднего модерна, демонстрирует их обостряющийся интерес к разработке 
теории креативного общества в различных методологических школах. 

Книга предназначена для исследователей современной социаль
ной действительности и креативных практик.

УДК 101.1:316

ББК 87.6

© Мацевич-Духан И. Я., 2021
© Оформление. Издательский дом 
    «Издательский дом «Беларуская  
    навука», 2021

М36

ISBN 978-985-08-2764-7

Введение

В ПОИСКАХ ТЕОРИИ КРЕАТИВНОГО ОБЩЕСТВА

На протяжении всей истории своего существования социаль
ная философия формировала идеалы общественного развития и задавала ценностно-нормативные пределы их реализации на практике. Изобретая и определяя основные категории социально- 
экономической и культурной политики в многообразии версий 
их воплощения в действительности, социальная теория никогда 
не была в плену политической повестки дня, хотя и отвечала 
на ее вызовы. Взаимоотношения между философией и современной социально-политической действительностью могут восприниматься как несколько отчужденные друг от друга, но вместе 
с тем неизбежно резонирующие и поддающиеся осмыслению. 
Такого рода резонанс особенно ощутим в перипетиях взаимодействия социальной теории и многообразия теорий современного общества. Каждая эпоха предлагает свой арсенал концептуальных и теоретико-методологических средств для освоения 
действительности, поддающейся и непрестанно сопротивляющейся философскому осмыслению. 

В данном исследовании предлагается взгляд на социальную 

реальность, ограниченный полем той деятельности, которая сама 
по себе является креативной или выступает в качестве ее продукта. Но вместе с тем этот ракурс исследования может показаться и слишком всеобъемлющим в той мере, в какой любое 
человеческое действие может рассматриваться как проявление 
креативности. Автор намеренно избегает специального психологического анализа данного понятия, чтобы продемонстрировать, что специфический характер социальности в креативном 

обществе можно раскрыть лишь в том случае, если переосмыслить природу креативности с помощью социальной философии. 
Последняя выявляет те аспекты ее анализа, которые прежде выходили за рамки компетенций психологии и когнитивных наук.

Современная философия вынуждена все чаще обращаться 

к эмпирическому материалу социально-гуманитарных и естественных наук для установления опосредованного контакта с действительностью, ускользающей от ее категориально-понятийного 
аппарата. В отношении прикладных исследований она осуществляет в том числе и критическую рефлексию над языком, сформированным политическими программами, научными и художественными манифестами, чтобы осмыслить специфику воспринимаемой реальности. Одной из ее центральных проблем 
оказывается процесс все возрастающей дедифференциации сфер 
культуры и экономики в связи с формирующимся сектором креативных индустрий, объединяющим в себе компетенции художественной, научной, коммерческой, высокотехнологичной и инновационной деятельности. Экспансия данного сектора во всех 
сферах жизни общества сказывается на характере развития социальной действительности в целом. Все сложнее игнорировать 
его влияние на смыслообразующие и ценностно-нормативные 
составляющие общественной коммуникации и ее самоорганизации. Вместе с тем, несмотря на множество развивающихся концепций креативной индустрии и экономики, достаточно редко 
обсуждается вопрос о формировании теории современного общества, которая смогла бы обеспечить объяснительный и прогностический фундамент для устойчивого развития социальной действительности, детерминированной в своей эволюции возможностями и ограничениями императива креативности.

В ситуации, когда искусство и наука поглощаются креатив
ной экономикой, любой их продукт воспринимается лишь как 
средство воспроизводства креативной индустрии. Интерпретация смысла каждого отдельного художественного произведения, 
как и в целом культуры, все чаще сводится к постижению принципов функционирования нового сектора, реструктурирующего 
окружающую действительность исходя из закономерностей его 

развития. В результате пространство социального трансформируется в пространство креативного. 

Индустрия как «прилежание» повторяет сказывание верую
щего послушника перед ликом творения арт-рынка инноваций. 
Мыслители по-разному реагируют на такого рода экспансию креативной экономики со второй половины XX в. Если немецкий социолог Н. Луман утверждал, что есть другие системы, а американский философ Н. Гудмен – другие миры, то какой язык сегодня 
может спасти и вывести из суггестивного лабиринта креативной 
индустрии? «Государство» Платона демонстрирует, как можно выбраться из парадоксального логического круга Фрасимаха, утверждавшего, что справедливое – это пригодное сильнейшему. Современной философии еще предстоит ответить на вопрос, какие 
логические или риторические приемы могут вывести нас из лабиринта креативной политики. Постепенное формирование теории 
креативного общества могло бы способствовать поиску ответа 
на данный вопрос, проясняя жизнеспособность современного политического проекта «креативной Европы».

После регистрации «смерти социального» (Ж. Бодрийяр, 

П. Бурдьё, Дж. Урри) философия и социология два десятилетия 
исследовали культуру, чтобы констатировать ее постепенное замещение креативностью per se. Данное понятие пришло к нам 
из западноевропейской культуры с заимствованной извне несколько прагматической трактовкой его сущности: создание нового 
в соответствии с определенными социальными и индивидуальными потребностями и задачами. Чтобы продемонстрировать специфику понятия креативности, в отличие от творчества, необходимо обратиться к истории его интерпретаций [92, с. 31–36, 57–61]. 
Исходя из социально-философского контекста определения креативности обосновывается возможность использования данного по-
нятия в отечественном социогуманитарном познании. Оно должно 
учитывать одновременно и духовные факторы происхождения 
и воплощения творческой энергии, и социально-природные факторы, приводящие ее в движение. Соответственно, креативность – 
сущностная характеристика социальной деятельности, проявляющаяся в процессе создания новых общественно значимых идей 

и их предметного воплощения в социальной реальности. В отличие от креативности, творчество рассматривается преимущественно как духовный процесс созидания культурных ценностей 
и их воплощения в социальной реальности. В большинстве западных интерпретаций присутствует акцент на материализации 
и опредмечивании творческой энергии на пути решения определенных эволюционных задач. При переводе на русский язык иногда 
сложно понять, о каком именно понятии идет речь, но смысл 
нюансов можно опознать с помощью обозначенных определений.

Понятие креативности имеет и сакральные коннотации в хрис
тианском контексте, поэтому ряд философов избегают его применения в качестве предиката социальной действительности в целом. 
Хотя в отечественной социологической и экономической литературе часто используются такие понятия, как «креативная экономика», «креативные индустрии», «креативный сектор», «креативный кластер», «креативный город», «креативное пространство», 
«креативная среда» и другие, которые кажутся менее объемлющими и претенциозными по сравнению с метафорой креативного 
общества, постепенно трансформирующейся в категориальный 
образ современной действительности.

Формирование теории креативного общества происходило 

по мере трансформации понятия креативного общества в концепт и разработки междисциплинарной методологии его интрументализации и операционализации. В этом процессе можно 
выделить несколько доминантных векторов, параллельно разворачивающихся на протяжении XX–XXI вв.:

1) философско-религиозный (Дж. Ройс, Дж. Макмюррей, 

Л. Стурцо, Г. Уинтер, К. Мики, Дж. Кришнамурти, Д. Икеда);

2) философско-политический (Дж. Дьюи, Г. Маннгейм, Р. Рей
ган, Т. Блэр);

3) социально-экономический (Дж. Шумпетер, Дж. Хокинс, 

Р. Флорида, Ш. Мелландер, К. Кинг, И. Тинагли, Б. Стивенс, 
Р. Миллер, В. Михальски, Л. Тведе, Л. Галамбос, Л. Увэй, 
Дж. Стиглиц, Б. Гринвальд, О. Е. Андерссон, Д. Ф. Баттен, 
К. Ёсикава, К. Кобаяси, Н. Стасиулис, Р. Рэймерис, А. В. Бузгалин, Э. А. Лутохина, В. А. Журавлев, А. В. Данильченко); 

4) философско-экономический (П. Козловски, Дж. Рифкин, 

В. Л. Иноземцев); 

5) социально-политический и урбанистический (Ф. Бьянчи
ни, Ч. Лэндри, М. Стерн, С. Сейферт, У. С. В. Лим, Г. Ревзин);

6) правовой (Л. Лессиг, Д. Б. Варгас);
7) информационно-технологический (М. Резник, Т. Иба, А. Пу
рушотаман, Ч. Жу);

8) коммуникативно-культурологический 
и 
медийный 

(Дж. Хартли, Д. Хезмондалш, Т. Флю, Ш. Вентурелли, С. Каннингем, Е. Зеленцова, Н. Гладких, Н. Гарнхэм, А. Макробби, 
Й. Метельманн, Г. Дженкинс, Б. Гройс);

9) социологический (П. Бурдьё, Л. Болтански, Э. Кьяпелло, 

Л. Тевено, Б. Латур, Дж. Ло, С. Лэш, Дж. Урри, Х. Йоас, А. Реквитц, А. Сейлс, М. Фурнье, Э. Шеферс, Т. Бэйес); 

10) социально-критический (А. С. Панарин, Ю. Г. Волков, 

Е. М. Бабосов, С. П. Винокурова, В. Куренной, Т. Качераускас, 
Дж. Агамбен, А. Бадью, П. Вирно, Ж. Рансьер, Р. Йегги, Е. фон Редекер).

Каждый из выделенных векторов осмысления концепта креа
тивного общества внес свой вклад в построение теоретико-методологического основания его исследования, однако собственно 
теория креативного общества так и не была до конца сформирована. Все обозначенные направления его изучения развивались 
параллельно вплоть до 2000-х гг. И только в 2010-е гг. они начинают конвергировать, появляется смыслоконституирующее взаимодействие между философскими, политологическими, экономическими, коммуникативно-культурологическими и социологическими исследованиями. При анализе последовательности и частоты 
использования перекрестных междисциплинарных ссылок авторов друг на друга было выявлено, что работы философско-религиозного характера до сих пор остаются без должного внимания 
в исследованиях по генеалогии концепта creative society.

В его развитии следует выделять аспекты эксплицитного 

и имплицитного формирования в качестве философского концепта. Хотя не все обозначенные выше авторы использовали 
само понятие, но выбор их обусловлен несколькими причинами. 

Во-первых, их работы способствовали выделению специфического предмета исследования социальной теории, обозначенного 
в качестве феномена креативного общества в многообразии его 
прочтений. Во-вторых, многие из них продемонстрировали и обосновали выбор конкретных теоретико-методологических средств 
его анализа и дальнейшего утверждения в качестве философского концепта. Выделенные выше группы авторов используются 
для систематизации эмпирической базы, над которой выстраивается социальная теория, выявляющая наиболее характерные 
черты креативного общества и обобщающая их с помощью философских абстракций, схватывающих наиболее сущностные 
и закономерные процессы современной действительности. Их последовательное раскрытие и демонстрация необходимых взаимосвязей между ними позволяют выстроить категориально-понятийный каркас теории и операционализировать его с помощью 
различных социально-философских методов. Если прикладные 
концепции, обозначенные выше, разъясняют значения, логические взаимосвязи и способы интерпретации понятий, которые 
используются для описания феномена креативного общества, 
то построение соответствующей им теории предполагает разработку системы логически взаимосвязанных и непротиворечивых положений относительно специфики предмета исследования и способов его познания, перспектив развития центральных 
положений в зависимости от используемых методов и принципов их применения.

Есть множество концепций современного общества, которые 

не трансформировались в теории и продолжают развиваться 
на уровне концептуальных схем и обобщений (активного общества, предпринимательского, досуга, спектакля, инновационного, умного, культурного, великого, большого, зеленого, пост- 
экономического, посткапиталистического, постинформационного 
и др.). Но в то же время на основании концепций глобализации, 
(пост)индустриального и информационного общества сформировались те социальные теории, которые определяют способ и направление теоретического и практического исследования современного общества на протяжении нескольких десятилетий, де
терминируя характер разрабатываемых политических программ 
для управления реальностью, которую все сложнее редуцировать 
к категориальным рамкам одной из теорий. Современная социальная теория демонстрирует многообразие моделей построения 
теорий современного общества, предоставляя методологический 
инструментарий перехода от одной к другой в зависимости от предмета исследования и актуальных практических запросов социального мира, конкретных проблемных ситуаций и процессов.

Трансформация концепции в теорию во многом зависит от ряда 

объективных факторов развития социально-экономической, политической и культурной действительности. Возможно, что именно 
сегодня исследователи сталкиваются с насущной потребностью 
превращения концепции креативного общества в теорию. Ряд 
исследователей не только обосновывают неизбежность подобной 
трансформации, но и разрабатывают первые проекты ее реализации. Такого рода работа только начинается, и еще несколько 
поколений будут демонстрировать свои альтернативные версии 
ее построения. В ситуации обостренной ответственности каждого 
человека в борьбе с пандемией и его все возрастающей чувствительности к задачам устойчивого развития предстоит форми- 
ровать социальную теорию, которая способна, прислушиваясь 
к этосу классической философской мысли, предлагать и разрабатывать новые категориально-понятийные и методологические 
средства познания современной социальной динамики. Раскрытие ее сущностной и закономерной специфики будет способствовать объяснению и прогнозированию различных сценариев общественного развития.

Чтобы продемонстрировать последовательный переход со
циальной теории от случайного и ситуативно обусловленного 
использования понятия креативного общества к системной разработке многообразия концепций, осмысляющих специфику общества как продукта креативного действия, а также к последующей 
рефлексии над их методологическими основаниями построения, 
в работе выделены четыре главы. Первая глава раскрывает генеалогию формирования философского концепта креативного общества от момента зарождения понятия креативности сквозь раз
личные этапы эволюции идеи креативного общества вплоть до сегодняшнего времени ее осмысления и воплощения в реальности 
в политических проектах. Вторая глава посвящена исследованию специфики социальности, порожденной императивом креативности в режиме воспроизводства ориентации на новые впечатления и ощущения. В ней также обозначены экологические, 
социально-экономические и культурные границы экспансии креативности в современном мире через осмысление проблемы индивидуального и общественного сострадания к другому. Третья глава 
выявляет специфику различных принципов и форм ассоциации 
креативных акторов в социальном пространстве-времени. Анализ 
отличительных характеристик субъектов креативной деятельности и их социальных групп позволяет выявить специфические 
черты стиля жизни представителей креативного класса и тех форм, 
в которых он воплощается в различных регионах мира. Их притязание на безграничную свободу передвижения, работы и проживания в любой точке мира подводит к постановке вопроса 
о новых формах гражданства, позволяющих развиваться креативному обществу, преодолевая национальные границы. Переходя к глобальному срезу его эволюции, необходимо обозначить 
и условные границы в распространении императива странствия 
креативной личности, возможные последствия его реализации 
с учетом принятия определенной системы постулатов этики иммиграции. Четвертая глава подводит читателя к осмыслению и обобщению имеющихся и доминирующих на данный момент в междисциплинарном контексте научных подходов к постижению природы креативного общества, а также перспектив формирования 
соответствующей теории общества в различных методологических школах исследования социальной действительности. Такого 
рода структура исследования призвана продемонстрировать имеющиеся социально-философские инструменты выявления и постижения специфики той реальности, которая притязает на звание 
социально ответственной креативности.

Доступ онлайн
322 ₽
В корзину