Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

”Вечный женский вопрос” в творчестве В. Г. Распутина

Покупка
Артикул: 762097.02.99
Доступ онлайн
300 ₽
В корзину
В монографии творчество В. Г. Распутина осмысляется как самобытная целостно развивающаяся идейная и эстетическая система. Особое внимание уделяется процессу становления женского образа — от первых рассказов до последней повести художника. Женские образы произведений рассматриваются в контексте нравственных исканий писателя, идущих в традиции русской культуры и литературы. Взгляд на главных героинь В. Распутина с точки зрения традиции, с выявлением ключевых качеств характера современной русской женщины, изображаемых художником, по-новому раскрывает их масштабность н духовно-нравственный потенциал, который соотносим с общенародными представлениями и современным состоянием духовности общества. Монография рассчитана на широкий крут читателей: учителей, преподавателей вузов, литературоведов, всех представителей различных поколений россиян, т. к. позволяет приблизиться к постижению важнейшего для русской культуры образа.
Игнатьева, А. В. ”Вечный женский вопрос” в творчестве В. Г. Распутина : монография / А. В. Игнатьева. - Санкт-Петербург : РГПУ им. Герцена, 2021. - 184 с. - ISBN 978-5-8064-3000-8. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/1865363 (дата обращения: 23.05.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ  

ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ им. А. И. ГЕРЦЕНА

А. В. Игнатьева

«Вечный женский вопрос»
в творчестве В. Г. Распутина

Санкт-Петербург

Издательство РГПУ им. А. И. Герцена

2021

ББК 83
 
И26

Научный консульт ант:
Ю. А. Дворяшин, доктор филологических наук, профессор, Заслу
женный деятель науки РФ, член Союза писателей России. Ведущий 
научный сотрудник ИМЛИ РАН

И26 
 
Игнатьева А. В. «Вечный женский вопрос» в творчестве 

В. Г. Распутина: монография / А. В. Игнатьева. — СПб.: Изд-во 
РГПУ им. А. И. Герцена, 2021. — 184 с.

 
ISBN 978-5-8064-3000-8

В монографии творчество В. Г. Распутина осмысляется как самобытная целост
но развивающаяся идейная и эстетическая система. Особое внимание уделяется 
процессу становления женского образа — от первых рассказов до последней повести 
художника. Женские образы произведений рассматриваются в контексте нравственных исканий писателя, идущих в традиции русской культуры и литературы. Взгляд 
на главных героинь В. Распутина с точки зрения традиции, с выявлением ключевых 
качеств характера современной русской женщины, изображаемых художником, поновому раскрывает их масштабность и духовно-нравственный потенциал, который 
соотносим с общенародными представлениями и современным состоянием духовности общества.

Монография рассчитана на широкий круг читателей: учителей, преподавателей 

вузов, литературоведов, всех представителей различных поколений россиян, т. к. 
позволяет приблизиться к постижению важнейшего для русской культуры образа.

ББК 83 

В оформлении обложки использована фоторепродукция картины 

К. С. Петрова-Водкина «Мать» (1913) (холст-масло, 102,5 × 134,6), хранящейся в Государственной Третьяковской галерее

 
© Игнатьева А. В., 2021

 
© Гирдова О. В., оформление обложки, 2021

ISBN 978-5-8064-3000-8 
© Издательство РГПУ им. А. И. Герцена, 2021

Печатается по рекомендации учёного совета 

факультета русского языка как иностранного и решению редакционно-издательского совета РГПУ им. 
А. И. Герцена

СОДЕРЖАНИЕ

Предисловие  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 4

Глава 1. Женский образ в истории русской культуры и литературы  . . . 12

Глава 2. «Надо только быть матерью» (Материнство в прозе В. Распу
тина)  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 32

2.1. «Пробы пера» Валентина Распутина  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 32
2.2. Одно имя на двоих. «Василий и Василиса»  . . . . . . . . . . . . . . . . . 58
2.3. Постижение вечного в повести «Последний срок»   . . . . . . . . . . . 66

Глава 3. «Жертвенность и целительность сердца» русской  

женщины  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 97

3.1. У истоков мотива «родной души» («Рудольфио» и «Уроки  

французского»)  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 97

3.2. О «милости к падшим» в повести «Живи и помни»  . . . . . . . . . 106
3.3. «Время вышло из колеи своей» («Прощание с Матёрой»)  . . . . 125
3.4. Спасительный зов Вечной Женственности  . . . . . . . . . . . . . . . . . 136
3.5. «Мягчительный мир» женщины (повести «Деньги для Марии», 

«Пожар»)  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 141

3.6. Изначальное и привнесённое в образе современной русской  

женщины («Cherchezlafemme. Вечный женский вопрос…»)  . . . 145

3.7. «Женский разговор» о самом главном  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 148
3.8. «…Стоять за Россию…». «Дочь Ивана, мать Ивана»  . . . . . . . . 152

Послесловие  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 174

От женщины в обществе всегда зависело 

и зависит так много, и роль её настолько особенна, что мы ещё по-настоящему и не заглянули в эту роль и, быть может, чувствуем 
её лишь интуитивно.

В. Г. Распутин 

ПРЕДИСЛОВИЕ

Сегодня уже очевидно, что творчество В. Г. Распутина — одно из 

вершинных явлений русской литературы второй половины ХХ века. 
В нём нашли отражение плодотворные художественные тенденции развития отечественного общественного сознания в канун и в период очередного катаклизма. Творческие искания В. Распутина имеют вневременное значение в постижении глубин русской души, они устремлены 
в будущность самосознания русской нации и спасения русского духа, 
являя собой образец мастерства живописного слова. 

В конце ХХ века П. В. Палиевский, остерегая нас от «погребения» 

великой русской литературы и уничижительного отношения к художникам-современникам, писал: «Не спешите судить нынешних, мы не знаем о них всего». Справедливость суждения учёного, адресованного 
всему современному литературному процессу, может быть отнесена 
в первую очередь к личности и творчеству В. Распутина. 

Если раньше, ещё при жизни писателя, на страницах газет и жур
налов разворачивались напряжённые споры о значении творчества 
В. Распутина и своеобразии его художественного дарования, то сразу 
после его смерти споры утратили остроту злободневности, и для исследователей стало очевидным, что они находятся лишь в начале пути 
постижения подлинной значимости художественных открытий писателя. Как водится, «лицом к лицу лица не увидать, большое видится 
на расстоянии».

Думается, что фактор временной дистанции в осмыслении фено
мена В. Г. Распутина начинает сказываться уже сейчас. За последние 
десятилетия со всей очевидностью прослеживается тенденция последовательного движения к фундаментальному анализу творчества писателя. 

Авторы первых монографий о В. Г. Распутине — Н. С. Тендитник1, 

И. А. Панкеев2, Н. Н. Котенко3, С. Г. Семёнова4, В. Я. Курбатов5 — стремились осознать идейно-художественную самобытность писателя, при 
этом наметив актуальные направления, которые сегодня активно и глубоко разрабатываются в распутиноведении. 

В поле зрения литературоведов оказались различные грани художе
ственного мира писателя. В первую очередь исследователи сосредоточили внимание на осмыслении нравственно-философской проблематики его произведений6, стремились выявить их жанровые и стилевые 
особенности7, изучить особенности психологического мастерства8, 
структуру художественного образа9, а также своеобразие художественного сознания В. Г. Распутина10.

Значительная часть исследователей обращалась к изучению вопроса 

о традициях, наследуемых писателем. Особенно широко анализирова
 1 Тендитник Н. С. Валентин Распутин. Колокола тревоги. Очерк жизни и творче
ства. М., 1999; Тендитник Н. С. Валентин Распутин. Очерк жизни и творчества. Иркутск, 1987. 

 2 Панкеев И. А. Валентин Распутин. М., 1990. 144 с.
 3 Котенко Н. Н. Валентин Распутин. Очерк творчества. М., 1988. 188 с.
 4 Семёнова С. Валентин Распутин. М., 1987. 176 с.
 5 Курбатов В. Я. Долги наши. Валентин Распутин: чтение сквозь годы. Иркутск, 

2007. 294 с.

 6 См., например: Цветова Н. С. Валентин Распутин в слове и за словом.СПб., 2018. 

С. 24–75. Тарковска И. Нравственно-философские искания в творчестве В. Г. Распутина: дис. … канд. филол. наук. Иваново, 1991; Кузина А. Н. В. Астафьев, В. Распутин: 
художественное осмысление нравственно-философских проблем современности: дис. 
… канд. филол. наук. М., 1994.

 7 См., например: Дворяшин Ю. А. Русская советская повесть 60-х — начала 70-х го
дов (эволюция жанра в творчестве В. Белова, В. Липатова, В. Распутина): дис. … 
канд. филол. наук. Л, 1976; Нестерова К. И. Взаимодействие стилей в современной 
советской прозе и творчестве В. Г. Распутина: автореф. дис. … канд. филол. наук. М., 
1988. и др.

 8 См., например: Бедрикова М. Л. Особенности психологизма русской прозы второй 

половины 1980-х годов (творчество В. Астафьева и В. Распутина): дис. … канд. филол. 
наук. М., 1995; Ануфриев А. Е. Своеобразие психологического анализа в прозе 70-х 
годов (творчество В. Астафьева и В. Распутина): дис. … канд. филол. наук. М., 1983. 
и др.

 9 Иванова В. Я., Смирнова С. Р. Поэтика художественного образа в творчестве 

В. Г. Распутина: учебное пособие. Иркутск, 2014. 155 с.

10 Плеханова И. И. Художественное воображение Валентина Распутина // Творческая 

личность Валентина Распутина: живопись — чувство — мысль — воображение — откровение: сб. науч. тр. Иркутск, 2015. С. 447–474.; Галимова Е. Ш. Мистическое в художественном мире Валентина Распутина // Творчество Валентина Распутина: ответы 
и вопросы. Иркутск, 2014. С. 66–76. 

лись в этой связи творческие уроки Ф. М. Достоевского 11, А. П. Платонова 12, М. А. Шолохова13. В последние годы всё больший интерес 
литературоведов вызывает процесс постижения писателем национальной 
сущности русского человека, самобытности его национального характера14. Особым предметом исследования становится публицистическое 
творчество автора15, его нравственно-философский аспект16. 

В целом ряде исследовательских работ была отмечена глубокая со
держательность и особая значимость в произведениях В. Г. Распутина 
образов женщин. Пожалуй, впервые наиболее ярко и основательно этот 
аспект проблематики и поэтики произведений писателя, как имеющий 
первостепенное значение для понимания мира художника, был акцентирован В. Я. Курбатовым. Критик утверждал, что «Распутин следом за 
лучшими русскими художниками слушал главное, материнское, родовое, 
скрепляющее, без чего народ не народ»17, «до ниточки высмотрев то 
святое, высшее, крепительное, чем жила родная Россия, которая никогда не была для него отвлечённостью, а была в разное время Анной, 

11 См., например: Дворяшин Ю. А. Традиции Ф. М. Достоевского в творчестве 

В. Г. Распутина // Проблемы творчества Ф. М. Достоевского. Поэтика и традиции. Тюмень, 1982. С. 97–108; Ермакова М. Я. Традиции Горького и Достоевского в социальнофилософской повести В. Распутина «Живи и помни» (почему не трагичен образ Гуськова?) // Традиции Достоевского в русской прозе. М., 1990. С. 112–127; Маркин П. Художественный опыт Ф. М. Достоевского в творчестве Валентина Распутина // Алтай. 
№ 6. 1994. С. 142–143; Влащенко В. Совесть, вина, судьба, память [о В. Распутине] // 
Литература. 1997. № 21. С. 7–10; Оки Т. Достоевский и В. Г. Распутин (Опыт размышления о проблеме «Спасения») // Достоевский и мировая культура. СПб., 1999. № 13. 
С. 111–119.

12 См., например: Семёнова С. Валентин Распутин. М., 1987.
13 Дворяшин Ю. А. Шолохов и русская литературная классика второй половины 

ХХ века. М., 2008. 168 с.

14 См., например: Гришенкова Т. Ф. Проблема русского национального характера 

в творчестве В. Распутина: Дис. …канд. филол. наук. Тюмень, 2004; Попова И. Национально-поэтический контекст прозы В. Распутина 1980–1990 годов: дис. … канд. 
филол. наук. Тамбов, 2003; Ходченкова И. В. Проблема русского характера в публицистике, повестях и рассказах В. Распутина: дис. … канд. филол. наук. Тверь, 2006. 

15 Каминский П. П. «Время и бремя тревог». Публицистика Валентина Распутина 

М. 2013. 240 с.; Плеханова И. И. Идеи русской религиозно-нравственной философии 
в публицистике Валентина Распутина / Плеханова И. И. Александр Вампилов и Вадентин Распутин: диалог художественных систем: монография. Иркутск, 2016. С. 25–
275.

16 Корольков А. Нравственная философия Валентина Распутина. Очерки. Письма. 

Дневники. СПб., 2018. 272 с.

17 Курбатов В. Я. Долги наши. Валентин Распутин: чтение сквозь годы. Иркутск, 

2007. С. 93.

Дарьей, Настёной, Тамарой Ивановной — всегда именем, жизнью, долей 
и правдой. Всегда любовью и верой»18.

 По мнению В. Я. Курбатова, писатель «потому и выбирал в героини 

женщин, которых не обманешь хотя бы и очень высокими политическими целями, что они сами — жизнь в её родовой вечности, чьи законы 
просты и величественны и чьей правды не переступишь»19. В приближении именно к этой «родовой вечности», к тайне мироздания и постижении её сути В. Курбатов увидел мощь художественного дарования 
В. Распутина, как и любого другого русского писателя: «Я теперь думаю, 
что по-настоящему художник в России непременно только с той поры 
художник, когда он слышит в себе всю глубину материнского и умеет 
написать настоящий женский образ»20.

Отдавая должное глубине и масштабу размышлений В. Я. Курбатова 

о сущности и значимости женского начала в творчестве В. Распутина, 
следует всё же отметить их постановочный характер. Критик констатировал приверженность художника материнской теме, точно отметил некоторые из особенностей её художественной реализации, но не стал их 
конкретизировать.

 Многие литературоведы: С. Семёнова, Н. Тендитник, И. Панкеев, 

Ю. Дворяшин — писали о народной основе женского образа в произведениях художника. Истоки её характера они видели в нравственных 
представлениях народа. Наиболее выразительно сказала об этом в своей монографии С. Семёнова: «Знаменитые женские характеры» В. Распутина «многомерны и словно неисчерпаемы; в них действительно 
сквозила милосердная глубь народной души»21, и возникли они неслучайно, ибо «шли навстречу потребности общественного сознания опереться на толщу народного нравственного опыта, потребности оглянуться и понять, не теряем ли мы нечто важное»22. 

Размышляя об этических основах образной системы В. Распутина, 

авторы данных работ воспринимали главную героиню произведений 
писателя преимущественно как человека и личность вообще и в незначительной степени уделяли внимание специфике проявления её женского характера. Так, например, Ю. А. Дворяшин, глубоко и полно анализируя нравственную основу поступков и своеобразие мировосприятия 

18 Курбатов В. Я. Долги наши. Валентин Распутин: чтение сквозь годы. Иркутск, 

2007. С. 281.

19 Там же. С. 278.
20 Там же. С. 94.
21 Семёнова С. Валентин Распутин. М., 1987. С. 167.
22 Семёнова С. Талант нравственного учительства (в мире проблем и образов Ва
лентина Распутина) // Знамя. 1987. № 2. С. 214.

центральных героинь В. Распутина (старухи Анны и Настёны), заметил, 
что в их сознании и чувствах художник стремился запечатлеть «людей, 
погружённых в самую почву народной жизни»23.

Интерес к особенностям постановки и решению «женского вопроса», 

категории «женственности» в творчестве классика второй половины 
ХХ века в значительной степени усилился в среде распутиноведов за 
последнее десятилетие. Очевидно, что подобная тенденция стала развиваться в русле актуальных на сегодняшний день гендерных исследований в различных областях научного знания24. Думается, что стремление к постижению сущностных характеристик и проявлений мужественной и мужской, женственной и женской энергий есть свидетельство 
поиска современниками если не полного ответа, то некоего ориентира 
в нынешней действительности для прогрессивного, однако основанного на народной традиции движения вперёд. 

Думается, что В. Распутин, без преувеличения, может помочь нам 

в этом, указать путь и ответить на насущный вопрос: «Куда ж нам плыть?» 

А. Ю. Большакова, одна из первых обратившаяся к постановке во
проса о природе женского в прозе В. Распутина25, именно в поздних 
новеллистических произведениях автора и его последней повести увидела усиление «внимания этого чуткого писателя к женской душе в самых разных её проявлениях: в разных социальных средах и обстоятельствах, возрастных категориях, в городе и на селе»26. Исследователь 

23 Дворяшин Ю. А. Шолохов и русская литературная классика второй половины 

ХХ века. М., 2008. С. 151.

24 Гендерные исследования актуальны в современной культурологии (См., например, 

Латина С. В. Гендерные исследования в науках о культуре: дис. … канд. культурологии: 
24.00.01 — Теория и история культуры, Комсомольск-на Амуре, 2011. 196 с.; Николаева Г. А. Национально-культурная специфика гендерных отношений: дис. … канд. культурологии: 24.00.01 — Теория и история культуры, СПб., 2013. 188 с.), социологии (См., 
например, Гендерные ценности в ХХI веке: материалы ХIII Международных гендерных 
чтений «Гендерные трансформации в современном мире» (Ростов-на-Дону, 25 марта 
2016 г.), Ростов-на-Дону, 2016, 222 с.), лингвистики (См., например, Кириллина А., Томская М. Лингвистические гендерные исследования // Отечественные записки № 2, 
2005URL:http://www.strana-oz.ru/2005/2/lingvisticheskie-gendernye-issledovaniya (дата обращения: 27.08.19)), журналистики (См., например, Смирнова О. В. Интеграция гендерного подхода в журналистское образование: российский контекст // Медиаскоп № 4, 
2011URL:http://www.mediascope.ru/node/963 (дата обращения: 27.08.19)) и др.

25 Большакова А. О вечно девичьем в женской душе… // Литературная учеба. 2002. 

Кн. 1 (январь-февраль). С. 45–51. Большакова А. О вечно девичьем в женской душе 
(Распутин-рассказчик) // Творческая личность Валентина Распутина: живопись — чувство — мысль — воображение — откровение. Иркутск, 2015. С. 308–314.

26 Большакова А. О вечно девичьем в женской душе (Распутин-рассказчик) // Твор
ческая личность Валентина Распутина: живопись — чувство — мысль — воображение — 
откровение. Иркутск, 2015. С. 308.

обратилась к анализу рассказа 1995 г. «Женский разговор», сосредоточив 
внимание на его главных мотивах «женской чистоты», «вечно девичьего в женской душе», «вечной повторяемости женской судьбы»27.

Особенности символики и маркеры женского подробно рассмотрела 

и Н. Н. Подрезова28. Анализируя внешний облик, манеру поведения, 
специ фику чувствования героинь произведений позднего творчества 
В. Распутина, исследователь пришла к выводу об «интериоризации категории женственности» и определила ядро женского начала как «сложность 
сверхчуткой натуры, духовно-утробную потенцию, позволяющую улавливать таинственные импульсы окружающего мира в собственном теле»29. 

Отмечая содержательность и новизну материала, представленного 

вышеназванными авторами, следует признать, что их исследования отличаются определённой локальностью: они посвящены отдельным периодам творчества писателя или даже лишь отдельным произведениям. 
Так, например, в работе А. Ю. Большаковой рассматривается только 
рассказ «Женский разговор».

 Т. Л. Рыбальченко в статье «О метафизике женской любви в прозе 

В. Распутина» совершенно справедливо сказала о стержневом значении 
женского образа художника и причине пристального внимания к нему: 
«Женщина, по Распутину, инстинктивно хранит власть космических 
начал… <…> Сознание женщины более полно для Распутина, чем сознание мужчины, потому как оно средоточие сверхличностного 
мироощущения»30. Исследователь обратилась к постижению онтологической сущности женщины, заключённой в рождении детей и трансцендентной ответственности за них, за род перед бытием 31, метафизике «заботы места» для жизни следующего поколения»32.

Глубина анализа данного материала подкреплена широким диапазо
ном литературного наследия художника — центральными рассказами 
и повестями, однако они не рассматриваются с точки зрения становления системы ключевых образов и мотивов. Кроме того, Рыбальченко Т. В., ограниченная рамками жанра статьи, предлагает интересный 

27 Там же. С. 308–314.
28 Подрезова Н. Н. Категория Женственности в художественном мире В. Распути
на // Творческая личность Валентина Распутина: живопись — чувство — мысль — воображение — откровение: сб. науч. тр. Иркутск, 2015. С. 397–409.

29 Там же. С. 408.
30 Рыбальченко Т. Л. О метафизике женской любви в прозе В. Распутина// Творческая 

личность Валентина Распутина: живопись — чувство — мысль — воображение — откровение. Иркутск, 2015. С. 291.

31 Там же. С. 302.
32 Там же. С. 300.

и основательный взгляд, но всё-таки лишь на один из аспектов достаточно ёмкой темы.

Наиболее последовательно и полно с точки зрения охвата художе
ственного наследия писателя анализ женских образов представлен в работах Н. В. Ковтун33. Исследователь, основываясь на анализе «особенности исполнения женщиной её миссии»,34 предложила весьма развёрнутую типологию распутинских героинь. Автор выделила: 1) тип 
патриархальной женщины (классический образ старухи, старухи-воина); 
2) тип женщины, осознанно жертвующей собой (Мария и Настёна); 
3) тип жертвы (Вика, Светка); 4) тип ревнительницы городской цивилизации (Люся, Клавка Стригунова); 5) ангельский тип (Наташа, Катя); 
6) тип женщины-богатырки (Пашута, Агафья, Тамара Ивановна), который представляется литературоведу стержневым в позднем творчестве 
писателя и «антиномичным по отношению к героиням ритуального сознания и героиням-жертвам»35.

Вслед за Н. В. Ковтун свою классификацию женских образов на ос
нове понятий «рода, памяти, общности» разработала В. А. Степанова36. 
Несмотря на, казалось бы, различные подходы к типологизации и определённые разночтения в группировках женских образов указанных авторов, очевидно, что трактовка основных женских персонажей и динамики творчества В. Г. Распутина дана ими в одном ключе. Сущность 
художественного движения писателя они увидели в антиномичности 
финального женского типа — «женщины-богатырки» («женщины-мстительницы») основному «наиболее разработанному и художественно завершённому типу патриархальной женщины»37. Такое противопоставление главных героинь разных периодов творчества, на наш взгляд, 
представляется спорным, поскольку демонстрирует картину эволюции 

33 Ковтун Н. В. Творчество В. Распутина в контексте национальной мифологии // 

Ковтун Н. В. Русская традиционалистская проза ХХ–ХХI веков: генезис, мифопоэтика, 
контексты: уч. пособие. М., 2017. С. 208–376; Ковтун Н. В. «Женский вопрос» в творчестве В.Распутина // Филологические науки № 1. 2015. С. 58–74. 

34 Ковтун Н. В. Творчество В. Распутина в контексте национальной мифологии // 

Н. В. Ковтун Русская традиционалистская проза ХХ–ХХI веков: генезис, мифопоэтика, 
контексты: уч. пособие. М., 2017. С. 361.

35 Там же. С. 365. 
36 Степанова В. А. Типология женских образов в прозе В. Распутина // Филологи
ческие науки № 2. 2017. С. 81–90. Степанова В. А. Дуализм как форма мировоззрения 
В. Распутина: художественная система выражения дис. … канд. филол. наук. Красноярск, 2016.

37 Ковтун Н. В. Творчество В. Распутина в контексте национальной мифологии // 

Н. В. Ковтун Русская традиционалистская проза ХХ–ХХI веков: генезис, мифопоэтика, 
контексты: уч. пособие. М., 2017. С. 365.

творческого мира В. Распутина не целостной, но дробной и вследствие 
этого может трактоваться как «изжитость» мироощущения традиционного женского типа русской литературы и культуры: старухи Анны, 
Настёны и других героинь В. Распутина. Кроме того, в исследованиях 
данных авторов лишь упоминается о раннем творчестве художника (корпусе первых его рассказов), но оно не рассматривается детально. 

Между тем анализ образа русской женщины с точки зрения его эво
люции — от первых рассказов до повести «Дочь Ивана, мать Ивана» — 
позволяет открыть новые грани идейного и художественного смысла 
произведений писателя. В настоящей работе предпринимается попытка 
осмысления творчества В. Г. Распутина как самобытной целостно развивающейся идейной и эстетической системы с особым вниманием 
к процессу становления женского образа, а также к причинам и путям 
углубления его концепции. 

Ретроспектива образов героинь самых значительных русских писа
телей позволяет увидеть национальное своеобразие их нравственнофилософского содержания, тенденции развития центрального в отечественной культуре образа на протяжении не одного столетия. Взгляд на 
главных героинь В. Распутина через призму подобной ретроспективы 
с выявлением ключевых качеств характера современной русской женщины, изображаемых художником, может по-новому раскрыть их масштабность и духовно-нравственный потенциал, который соотносим 
с общенародными представлениями и современным состоянием духовности общества.

Доступ онлайн
300 ₽
В корзину