Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Очерки истории и философии науки и техники

Покупка
Артикул: 777360.01.99
Доступ онлайн
530 ₽
В корзину
В настоящее время во всем мире, в том числе и в нашей стране, усилился интерес к актуальным, историческим и мировоззренческим проблемам науки и техники: научно-техническому прогрессу, соотношению различных форм научного и вненаучного знания, к новым подходам в изучении различных феноменов природы и общества, возникновения новых технических наук. Проанализировать эти вопросы и показать новые аспекты истории и философии науки и техники, появляющиеся в мировой практике, и призвана настоящая коллективная монография. Предложенная читателю книга отличается от своих предшественников широким спектром представленных проблем, поскольку она написана группой авторов, составляющих основу объединенного диссертационного совета Д 999.077.02 по истории и философии науки и техники. Монография предназначена для ученых, преподавателей, студентов и аспирантов всех факультетов российских вузов, она также может быть полезна всем, кто интересуется исторической философской проблематикой.
Очерки истории и философии науки и техники : монография / под науч. ред. В. М. Монахова, А. В. Солдатова. - Санкт-Петербург : РГПУ им. Герцена, 2019. - 376 с. - ISBN 978-5-8064-2789-3. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/1865118 (дата обращения: 20.05.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ 

им. А. И. ГЕРЦЕНА

Санкт-Петербург

Издательство РГПУ им. А. И. Герцена

2019

ОЧЕРКИ ИСТОРИИ  

И ФИЛОСОФИИ НАУКИ  

И ТЕХНИКИ

Коллективная монография

НАУЧНЫЕ РЕДАКТОРЫ В. М. МОНАХОВ, А. В. СОЛДАТОВ

ББК 87
 
О95

095

 
Очерки истории и философии науки и техники: коллективная монография / науч. ред. В. М. Монахов, А. В. Солдатов — СПб.: Изд-во РГПУ им. А. И. Герцена, 2019. — 376 с.

 
ISBN 978-5-8064-2789-3

В настоящее время во всем мире, в том числе и в нашей стране, 

усилился интерес к актуальным, историческим и мировоззренческим 
проблемам науки и техники: научно-техническому прогрессу, соотношению различных форм научного и вненаучного знания, к новым подходам в изучении различных феноменов природы и общества, возникновения новых технических наук. Проанализировать эти вопросы и 
показать новые аспекты истории и философии науки и техники, появляющиеся в мировой практике, и призвана настоящая коллективная 
монография. 

Предложенная читателю книга отличается от своих предшественни
ков широким спектром представленных проблем, поскольку она написана группой авторов, составляющих основу объединенного диссертационного совета Д 999.077.02 по истории и философии науки и техники. 

Монография предназначена для ученых, преподавателей, студентов 

и аспирантов всех факультетов российских вузов, она также может быть 
полезна всем, кто интересуется исторической философской проблематикой.

ББК 87

 
© Авторы, 2019

 
© Лебединский С. В., дизайн обложки, 2019

ISBN 978-5-8064-2789-3 
© Издательство РГПУ им. А. И. Герцена, 2019

ВВЕДЕНИЕ

В последние время во всем мире, особенно в среде научно-техни
ческой интеллигенции, усиливается интерес к общетеоретической и философской интерпретации науки и техники. Данное обстоятельство 
обусловлено целым рядом причин: развитием научно-технического 
прогресса, появлением новых направлений научного знания, осознанием моральных проблем, возникающих в связи с проникновением 
науки и техники в самые сложные структуры мироздания.

Данная монография написана группой ученых, представляющих 

Российский государственный педагогический университет им. А. И. Герцена и Санкт-Петербургский государственный морской технический 
университет, базовые вузы объединенного диссертационного совета 
Д 999.077.02 по истории и философии науки и техники. Чтобы лучше 
понять и осознать стоящие перед современной наукой и техникой 
проблемы необходимо, прежде всего, проанализировать генезис научно-технического знания и выявить, как в его историческом развитии 
появляются и разрешаются различные трудности. Этим вопросам посвящена первая часть монографии, где представлены статьи докторов 
исторических наук Т. В. Алексеева, М. Н. Барышникова, Г. А. Гребенщиковой и других авторов.

Во второй части монографии анализируются философские пробле
мы современного естественнонаучного, гуманитарного и технического 
знания с целью лучшего понимая логики развития современного научно-технического прогресса. Данная тематика анализируется в работах 
В. А. Кушелева, В. И. Медведева, А. В. Нестерука, О. Д. Шипуновой 
и других.

В создание монографии, кроме персональных авторов, внесли свой 

вклад кафедра ЮНЕСКО «Образование в поликультурном обществе» 
РГПУ им. А. И. Герцена и межвузовский центр по образованию в области истории и философии науки и техники СПбГМТУ. 

1. ВОПРОСЫ ИСТОРИИ НАУКИ И ТЕХНИКИ

Алексеев Т. В., Фортунатов В. В. 

НАЧАЛЬНЫЙ ЭТАП ИСТОРИИ  

ВОЕННОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ РОССИИ  

(ПОСЛЕДНЯЯ ЧЕТВЕРТЬ XV — ПЕРВАЯ ТРЕТЬ XVII в.):  

ИСТОРИОГРАФИЧЕСКИЙ ОБЗОР

Военная промышленность возникла одновременно и развивалась 

в тесном симбиозе с национальной промышленностью, будучи ее органичной частью, а нередко выступая в качестве локомотива всего 
промышленного развития. Между тем проблема генезиса военной промышленности в отечественной исторической науке не имеет стройной 
и строгой теоретической разработки несмотря на наличие довольно 
обширной историографии. Используемый исследователями термин 
«военная промышленность» в своем энциклопедическом изложении1 
не только базируется преимущественно на реалиях сегодняшнего дня, 
но и не содержит ряд сущностных характеристик, позволяющих вскрыть 
его генетические корни.

Признаком, характеризующим начало институционализации во
енной промышленности, можно считать перерастание ею рамок простого ремесленного производства, появление более структуриро ванных 
форм организации производственной деятельности в целях решения 
государственно значимых задач обеспечения армии средствами вооруженной борьбы. Применительно к России таким признаком может 
выступать факт впервые зафиксированного источниками создания 
технического заведения по изготовлению артиллерийских орудий 
в Москве в последней четверти XV в. Именно это событие и можно 
без всякого преувеличения считать исходным в истории военной 
промышленности нашей страны. Роль артиллерийского производства 
в развитии промышленности хорошо показал А. Н. Лобин: «Произошедшая в Европе “пороховая революция” в корне изменила облик 
войны. Производство орудий на всем протяжении XV–XVII вв. являлось 
одним из важнейших государственных дел, так как оно было связано 
с важными элементами экономического развития государства. Артил
1 Военная энциклопедия. В 8 т. Т. 7. Прод-Таджикистан. М.: Воениздат, 2003. С. 15.

лерия не просто олицетворяла собой символ военной мощи, но и являлась своего рода “двигателем прогресса”, так как была связана не 
только с инженерным искусством и фортификацией, но и с ростом 
горной, пороходельческой, железоделательной и литейной промышленности»2.

Историография отдельных отраслей военной промышленности до
революционной России насчитывает огромное количество работ исследователей за более чем двухсотлетний период. Между тем актуальной остается проблема подготовки комплексных и обобщающих трудов 
по данной проблематике. Восполнить такого рода лакуну в системе 
научного знания в какой-то мере может анализ имеющейся историографии.

Предметом настоящей работы являются результаты изучения отече
ственными исследователями производства артиллерийского вооружения 
в России. При этом исходным рубежом будет выступать создание в Москве в последней четверти XV в. Пушечной избы — первого централизованного заведения по отливке орудий. Выбор в качестве верхней границы исследования первой трети XVII в. обусловлен последующим переходом во второй трети этого столетия к массовому производству литых 
чугунных орудия с опорой на собственную металлургическую базу в виде 
сети частных предприятий мануфактурного типа. По мнению автора, 
это явилось признаком качественно нового этапа в развитии военного 
производства, изменило структуру и географию военной промышленности. Выступая в качестве центрального события, создание Московской 
Пушечной избы «ограняется», с одной стороны, исследованием предшествовавшего ему столетнего периода первоначального использования 
артиллерии на Руси (1380–1480-е гг.), а с другой стороны, анализом 
последующего развития артиллерийского производства на протяжении 
XVI и первой трети XVII в.

Попутно необходимо заметить, что вне поля исследования остают
ся вопросы изготовления других средств вооруженной борьбы, уже 
существовавших в рассматриваемый период, а именно ручного огнестрельного и холодного оружия, пороха и его компонентов.

В дореволюционной историографии преобладала традиция считать 

первой датой появления огнестрельного оружия на Руси 1389 г. Традиция эта была положена Н. М. Карамзиным, который в 5 томе своего главного исторического труда, ссылаясь на летопись, полученную 
им от графа Ф. А. Толстого, приводил сведения из нее о том, что «в лето 

2 Лобин А. Н. Между Вильной и Москвой: западноевропейские пушечные мастера 

в Восточной Европе (первая половина XVI в.) // Русь, Россия. Средневековье и Новое 
время. 2015. № 4. С. 602.

6897 вывезли из Немец арматы на Русь и огненную стрельбу, и от того 
часу уразумели из них стреляти»3. При этом известный историк упоминавшиеся в летописях пушки, использованные при обороне Москвы 
в 1382 г. от войск хана Тохтамыша, посчитал самострелами, «коими 
осажденные бросали камни в осаждавших»4. Н. Бранденбург, анализируя сообщение Голицынской летописи, приходит к выводу, что орудия 
были доставлены ганзейскими купцами водным путем через Новгород 
по заказу великого князя Московского5.

Н. Шрамченко и А. Энгельгарт указывали на появление артилле
рийских орудий в арсенале русских войск в начале XV в., но считают 
их исключительно импортной продукцией6. Еще более категорично по 
этому поводу писал М. Д. Хмыров: «Вопрос о том, имела ли до-петровская Русь артиллерию и артиллеристов в прямом значении этих 
понятий, конечно, может и должен быть решен почти отрицательно…»7. 
Говоря об активном использовании орудий русскими войсками на 
протяжении всего XV в., этот автор также считает их целиком «выписанными из-за границы»8.

Данные оценки господствовали в историографии на протяжении 

почти полувека, и только в 1889 г. были поставлены под сомнение 
Н. Е. Бранденбургом. По его мнению, отсутствие в летописях вплоть 
до времени Ивана III сообщений о прибытии на Русь иностранных 
мастеров-оружейников свидетельствовало об отсутствии таких событий. 
Следовательно, изготовлением орудий, о использовании которых в летописях встречаются многочисленные упоминания, занимались отечественные мастера9. Технический препятствий для этого не было, так 
как пушки изготавливались из железа, а с железным делом на Руси 
были хорошо знакомы10. Бранденбург указывал на производство таких 
орудий в Устюжне Железнопольской, «но подобного самодельного 
производства, при младенческом его состоянии, без сомнения, далеко 
не могло хватать на тогдашние военные потребности нашего отечества, 
тем более, что по летописным сказаниям употребление артиллерии и в 

 3 Карамзин Н. М. История Государства Российского. Том V. Примечания. СПб.: 

Тип. Н. Греча, 1819. С. 77.

 4 Там же. С. 122.
 5 Бранденбург Н. Е. 500-летие русской артиллерии (1389–1889 г.) СПб.: тип. «Арт. 

журнала», 1889. С. 3.

 6 Шрамченко Н., Энгельгардт А. Литье медных орудий в России // Артиллерий
ский журнал. 1859. № 2. Отд. II. С. 138.

 7 Хмыров М. Д. Артиллерия и артиллеристы в допетровской Руси. СПб., 1865. 

С. 4.

 8 Там же. С. 10.
 9 Бранденбург Н. Е. 500-летие русской артиллерии. С. 6.
10 Там же. С. 7.

те времена нашло себе у нас большое применение»11. Исходя из этого 
и с учетом широкого развития связей Новгорода с ганзейскими городами, данный автор считал импортные поставки из Западной Европы 
«сильным подспорьем» для ликвидации неизбежного дефицита средств 
артиллерийского вооружения12.

На местном производстве орудий в XV в. настаивал и Д. Струков 

в своем очерке по истории Главного артиллерийского управления. При 
этом местами такого производства он называл Устюжну Железнопольскую, Заволочье, посад Непокса в Новгородской земле13. А. Нилус занимал более осторожную позицию, полагая, что до конца XV в. Русь 
получала орудия из-за границы, преимущественно из Германии, «благодаря Новгородской торговле». Одновременно он не исключал возможности изготовления железных орудий и внутри страны, например, в той 
же Устюжне Железнопольской14.

Начальный период в истории военной промышленности России 

активно изучался и советскими исследователями, особенно в 1940–  
1970-е гг. При этом целый ряд разработанных дореволюционными 
учеными положений претерпели существенные корректировки.

Прежде всего это касалось даты появления на Руси артиллерийских 

орудий и начала их изготовления. Известный конструктор стрелкового оружия В. Г. Федоров в отдельной работе на основе всестороннего 
анализа русских летописей и прочих источников сделал вывод о том, 
что датой появления огнестрельного оружия все-таки следует считать 
1382 г. При этом он не исключил возможности ознакомления Руси 
с данным оружием и с Востока, хотя и западного пути проникновения 
он не оспаривал15.

А. Позднев замечал, что упоминаемые в источниках даты относи
тельно артиллерии касаются фактов ее применения русскими войсками. 
«Но ведь изготовление пушек и обучение стрельбе из них также должны 
были, разумеется, отнять какой-то достаточно длительный срок»16.

Наиболее радикальную точку зрения высказал Н. Н. Рубцов. Он 

полагал, что упоминавшиеся в Голицынской летописи под 1389 г. орудия были присланы московскому князю от магистра Тевтонского или 

11 Бранденбург Н. Е. Артиллерийское искусство на Руси в период допетровский // 

Военный сборник. 1874. № 7. Отд. I. С. 20.

12 Там же. С. 21.
13 Струков Д. Главное артиллерийское управление. Исторический очерк. Ч. I. 

Кн. I. СПб.: тип. Т-ва В. О. Вольф, 1902. С. 2.

14 Нилус А. История материальной части артиллерии. Т. 1. СПб.: тип. П. П. Сой
кина, 1904. С. 109.

15 Федоров В. Г. К вопросу о дате появления артиллерии на Руси. М.: Изд-во ака
демии арт. наук, 1949. С. 135.

16 Позднев А. Творцы отечественного оружия. М.: Воениздат, 1955. С. 38.

Ливонского ордена с целью налаживания дипломатических отношений 
накануне решительного столкновения с Польшей, а изготовлены были 
эти пушки из бронзы методом литья17. При этом Рубцов считал, что 
отливка пушек не могла быть сложнее отливки колоколов, искусством 
которого русские мастера обладали, тогда как отковка стволов из полосового железа представляла из себя очень трудоемкую операцию. 
На этом основании автор опровергает мнение своих предшественников 
о том, что литье пушек началось в России с 1474 г., а полагал его 
начало не позднее 1393 г.18.

На широкое распространение в русских княжествах технологии 

отливки колоколов, как на важную предпосылку развития литья орудий, 
указывали многие исследователи. Об этом еще в 1940 г. высказался 
А. П. Лебедянский, полагая, что «если затрудняло русских литье колоколов и пушек больших размеров, то на это были иноземные мастера, 
которых Москва с конца XV в. выписывала охотно, не жалея средств»19. 
А. А. Молодцов писал: «С точки зрения формы пушка представляла 
собой упрощенную форму колокола… освоение пушечного производства 
методом отливки не представляло никакого затруднения для колокольных мастеров, имевшихся в Московском княжестве в достаточном количестве, которые легко могли освоить производство пушек по образцу, как это имело место впоследствии»20. На этом основании данный 
автор считал, что «… древняя Русь нисколько не уступала западноевропейским государствам в артиллерийской технике, … сложившееся 
мнение о якобы более позднем возникновении наших огнестрельных 
орудий являются ошибочными»21.

А вот известный специалист в области средневекового вооружения 

В. Б. Вилинбахов, отмечая в качестве предпосылки производства орудий 
несомненные сдвиги в ведущих отраслях ремесленного производства на 
Руси к концу XIV в., дал иную оценку: «На Руси литье пушек началось 
значительно позднее. Одной из причин этого было отсутствие соответствующих металлов, связанное с неумением отделять металл от руды»22.

17 Рубцов Н. Н. История литейного производства в СССР. Часть 1. IX–XVIII вв. М.; 

Л.: Госнаучтехиздат, 1947. С. 29.

18 Там же. С. 30.
19 Лебедянская А. П. Очерки из истории пушечного производства в Московской 

Руси // Сборник исследований и материалов Артиллерийского исторического музея 
Красной Армии. 1940. Т. 1. С. 59.

20 Молодцов А. А. Развитие технологии машиностроения в России (на базе артил
лерийского производства) 1796–1940 гг. автореф. дис. … канд. техн. наук. М., 1958. 
С. 4.

21 Там же. С. 3.
22 Вилинбахов В. Б. Начальный период истории огнестрельного оружия на Руси: 

автореф. дис. … канд. ист. наук. Л., 1963. С. 11.

Советскими авторами была существенно расширена география 

производства огнестрельного оружия. А. Монгайт отмечал развитие 
в XV в. артиллерии в Тверском княжестве, а также в Пскове23. Б. А. Рыбаков в рассказе о деятельности тверского пушечного мастера Микулы 
Кречетникова, писал, что «в XV в. Тверское княжество было одним из 
передовых и наиболее связанных с Западом. Вполне вероятно, что 
западное техническое новшество прежде всего проникало именно 
в Тверь» (речь шла о возможной отливке в этот период медных пушек — Авт.)24. В качестве центров орудийного производства назывались 
также Новгород, Галич25, Копорье, Ям, Корела, Устюжна Железнопольская26. Е. И. Заозерская, соглашаясь с мнением своих предшественников о широком развитии изготовления кованных орудий в Устюжне27, 
задавалась вопросом об отсутствии сведений о существовании здесь 
особого казенного заведения для выполнения заказов. В связи с этим 
автор предполагала: «… если ковка ядер могла производиться в обычной кузнице, то производство пищалей требовало более обширного 
помещения, поэтому вполне вероятно, что в Устюжне существовало 
специальное помещение для производства крупных изделий…»28.

В постсоветский период интерес к истории зарождения артиллерии 

на Руси не пропадает, однако ввиду скудости источников сколько-нибудь существенных прорывов в изучении данного процесса не произошло. Продолжается дискуссия по поводу начала изготовления орудий 
в русских княжествах. О. Г. Ульянов, называя центрами зарождения 
русской артиллерии Москву, Тверь, Новгород и Псков, подчеркивает, 
что первые точные данные о собственном производстве орудий в Москве связаны только с А. Фиораванти29. А. Б. Широкорад отмечает наличие в дискуссионном поле исследователей трех возможных источников проникновения артиллерийских орудий на Русь — из Германии, 

23 Монгайт А. Русская артиллерия в XIV–XVI вв. // Военно-исторический журнал. 

1940. № 7. С. 64.

24 Рыбаков Б. А. Ремесло Древней Руси. М.: изд-во АН СССР, 1948. С. 604.
25 Павленко Н. Г. Русская артиллерия. Очерки по истории русской артиллерии 

1389–1812 гг. М.: Госвоениздат, 1940. С. 6; Заборский В. И. О железных и стальных 
орудиях на Руси // Артиллерийский журнал. 1951. № 8. С. 50.

26 История отечественной артиллерии. Т. 1. Артиллерия русской армии эпохи 

феодализма. Кн. 1. Артиллерия русской армии в период возникновения и развития 
феодализма (IX–XVII вв.) М.: НИАИ, 1959. С. 91.

27 Заозерская Е. И. У истоков крупного производства в русской промышленности 

XVI–XVII веков. К вопросу о генезисе капитализма в России. М.: Наука, 1970. С. 218. 

28 Там же. С. 222. 
29 Ульянов О. Г. Бронный приказ и его роль в развитии московской оружейной 

школы XVI–XVII веков (Специализация и проблемы секретности) // Война и оружие. 
Труды Седьмой международ. научно-практ. конф. 18–20 мая 2016 г. В 5 ч. Ч. 5. СПб.: 
ВИМАИВиВС, 2016. С. 223. 

Литвы и Орды, не исключая при этом и других альтернативных путей 
доставки, например, из итальянских городов-колоний в Северном 
Причерноморье30. Этот же автор придерживается мнения, что 
большинство древнерусских орудий периода 1380–1480-х гг. были или 
привезены из-за границы, или изготовлены на Руси иностранными 
мастерами31. А вот М. Первов на основе анализа имеющихся сведений 
о кузнецах в Москве допускает существование здесь и пушечного производства, «так как для изготовления первых армат из листов железа 
никакого дополнительного оборудования не требовалось». Однако автором признается, что данный вывод носит умозрительный характер32.

Важной место в историографии занимает проблема налаживания 

литейного способа изготовления артиллерийских орудий в России, роль 
и место в этом процессе иностранных специалистов. Сам факт приглашения этих специалистов русскими властями у исследователей не вызывал сомнения. Уже Н. М. Карамзин среди прочих деяний Ивана III 
называл «выписку» из Италии «мастеров пушечных» (Павла Дебосиса, 
Петра из Милана)33. И. Х. Гамель писал, что для отливки медных пушек 
«нанимаемы были в чужих краях искусные мастера»34. Н. Мурзакевич 
первым связал основание пушечного литейного двора в Москве 
с именем болонского архитектора и инженера Аристотеля Фиораванти, 
приглашенного по поручению великого князя Ивана III. Именно на 
этом дворе и было положено начало литью пушек в России, которое 
вслед за Фьораванти продолжили другие итальянские мастера35. В одной 
из первых отечественных работ по истории промышленности России, 
опубликованной в качестве приложения к французскому изданию и базировавшейся преимущественно на немецких источниках, говорилось 
о полной зависимости литейного производства при Иване III от иностранных мастеров, в то время, как мастера из русских появляются 
только в правление царя Федора Ивановича (1584–1598 гг.)36. Исключительную роль иностранцев в налаживании литья пушек и колоколов 

30 Широкорад А. Б. Артиллерия Древней Руси. От бомбарды до единорога. М.: 

Вече, 2013. С. 9–10. 

31 Там же. С. 11. 
32 Первов М. Москва оружейная. М.: Изд-ий дом «Столичная энциклопедия», 2013. 

С. 28. 

33 Карамзин Н. М. История Государства Российского. Том VI. СПб.: Тип. Н. Греча, 

1819. С. 79.

34 Гамель И. Х. Описание Тульского оружейного завода в историческом и техни
ческом отношении. М.: тип. А. Семена, 1826. С. 5.

35 Мурзакевич Н. О пушечном литейном искусстве в России. СПб.: тип. Императ. 

Академии наук, 1838. С. 5.

36 Краткое начертание всеобщей истории промышленности / перевод с фр., до
полненный Краткою историей промышленности России. Ч. 2. История промышленности России. СПб.: тип. Л. Снегирева и К°, 1837. С. 19.

Доступ онлайн
530 ₽
В корзину