Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Университетский город: политическая реальность новой эпохи

Покупка
Артикул: 777280.01.99
Доступ онлайн
200 ₽
В корзину
В книге с позиций конструктивистского подхода рассматривается специфический вид поселенческой общности - университетский город. С парадигматическими изменениями конца ХХ столетия ценность индустриальных гигантов, финансовых центров, политических столиц резко пошла на убыль. Эпоха знания, сетевое общество поставили науку и высшее образование в первый ряд временного фронтира. Амбивалентность черт пограничной эпохи подтачивалась нелегальной миграцией, экстремизмом и популизмом, избравшими города полем битвы, расколом некогда единых государственных союзов. Наконец, вопрос о прежнем способе городского бытия сегодня поставлен в политическую повестку дня пока еще первыми последствиями COVID-19. Очевидно, что в подстройке институтов к ситуации и конкуренции институтов и сетевых сообществ, в борьбе за экономическое лидерство центры науки и экспорта образования более других готовы к новым вызовам. Каким образом должна быть обустроена политическая реальность университетского города в изменившихся условиях, на этот вопрос отвечает данная коллективная монография.
Университетский город: политическая реальность новой эпохи : монография / Е. А. Данилова, М. В. Подрезов, А. Н. Расходчиков [и др.] ; под ред. А. И. Щербинина, М. В. Подрезова. - Томск : Издательский Дом Томского государственного университета, 2020. - 296 с. - ISBN 978-5-94621-907-5. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/1865007 (дата обращения: 23.07.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
Университетский город 

НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ  
ТОМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ 
 
 
 
 
 
 
 
УНИВЕРСИТЕТСКИЙ ГОРОД:  
ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕАЛЬНОСТЬ  
НОВОЙ ЭПОХИ 
 
Под редакцией  
А. И. Щербинина, М. В. Подрезова 
 
 
 
 
 
 
Томск  
Издательский Дом Томского государственного университета 
2020 

Университетский город: политическая реальность новой эпохи 

2 

УДК 32+911.375.4:378.4 – 021.121 
ББК 66.2 
        У59 
 
Авторы: 
Е. А. Данилова, М. В. Подрезов, А. Н. Расходчиков, Е. В. Хахалкина,  
А. И. Щербинин, Н. Г. Щербинина  
 
Университетский город: политическая реальность  
У59 
новой эпохи / под ред. А. И. Щербинина, М. В. Подрезова. –  
Томск : Издательский дом Томского государственного  
университета, 2020. – 296 с. 

ISBN 978-5-94621-907-5 
 
В книге с позиций конструктивистского подхода рассматривается специфический вид поселенческой общности – университетский город. С парадигматическими изменениями конца ХХ столетия ценность индустриальных гигантов, финансовых центров, политических столиц резко пошла на убыль. Эпоха знания, сетевое 
общество поставили науку и высшее образование в первый ряд временного фронтира. Амбивалентность черт пограничной эпохи подтачивалась нелегальной миграцией, экстремизмом и  популизмом, избравшими города полем битвы, расколом некогда единых государственных союзов. Наконец, вопрос о прежнем способе городского бытия сегодня поставлен в политическую повестку дня пока еще первыми 
последствиями COVID-19. Очевидно, что в подстройке институтов к ситуации и 
конкуренции институтов и сетевых сообществ, в борьбе за экономическое лидерство центры науки и экспорта образования более других готовы к новым вызовам. 
Каким образом должна быть обустроена политическая реальность университетского города в изменившихся условиях, на этот вопрос отвечает данная коллективная 
монография. 
 

УДК 32+911.375.4:378.4 – 021.121 
ББК 66.2 
 
Рецензенты: 
Г. В. Горнова, д-р филос. наук,  
Омский государственный педагогический университет; 
А. И. Соловьев, д-р полит. наук,  
Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова 
 

Главы 1, 4 подготовлены в рамках научного проекта, выполненного  
при поддержке Программы повышения конкурентоспособности ТГУ.  
Главы 2, 3, 5, 6, 8, 9 подготовлены при финансовой поддержке РФФИ  
и АНО ЭИСИ, проект «Политическое конструирование университетского  
города в формируемом образе будущего России» № 20-011-31664. 
 
© Данилова Е. А., Подрезов М. В., Расходчиков А. Н.,  
Хахалкина Е. В., Щербинин А. И., Щербинина Н. Г., 2020 
ISBN 978-5-94621-907-5 
© Томский государственный университет, 2020 

Глава 1. Эпоха как рамка исследования 

3 

 
 
ОГЛАВЛЕНИЕ 
 
Глава 1. Эпоха как рамка исследования: обзор базовых теорий 
и выбор подхода ........................................................................................

Литература ...........................................................................................
 
Глава 2. Политическое конструирование медиареальности 
в цифровую эпоху .....................................................................................

Литература ...........................................................................................
 
Глава 3. Город как образно-символическая реальность ..................

Литература ...........................................................................................
 
Глава 4. Университетский город: морфология и функции 
в современную эпоху ...............................................................................
Литература ...........................................................................................
 
Глава 5. Влияние коммуникации в социальных сетях  
на политическую социализацию молодежи университетского  
города ..........................................................................................................

Литература ...........................................................................................
 
Глава 6. Конструирование города как субъективной  
реальности .................................................................................................

Литература ...........................................................................................
 
Глава 7. Роль инновационных университетов в стратегии 
национального брендинга ......................................................................
Литература ...........................................................................................
 
Глава 8. Брекзит и его влияние на будущее британской науки .....
Литература ...........................................................................................
 
Глава 9. Популизм в университетских городах Германии ..............
Литература ...........................................................................................
 

4
16

22
44

46
112

117
129

136
153

155
221

226
246

250
269

272
291

 

Университетский город: политическая реальность новой эпохи 

4 

 
 
 
Глава 1. ЭПОХА КАК РАМКА ИССЛЕДОВАНИЯ.  
ОБЗОР БАЗОВЫХ ТЕОРИЙ И ВЫБОР ПОДХОДА 
 
 
Обзор современного состояния исследований данной проблемы 
показывает, что в последние несколько лет в политологии (равно 
как и во многих других областях) происходит детализация прогностических теорий конца 1980-х – начала 2000-х гг. относительно 
характера эпохи. Данный процесс сопровождается как интересом к 
технологической составляющей социально-экономической динамики, так и к «умным сообществам», смыслам, таланту как ключевым характеристикам «умных городов», содержанию урбанизма, 
экономической эффективности и т.п. На смену индустриализму, 
«породившему урбанизацию, индустриализацию, секуляризацию, 
бюрократизацию, а также основанную на бюрократизации культуру», приходит общество, исчерпавшее пределы «массового приятия» таких эпифеноменов индустриализма, как «бюрократическое 
государство, дисциплинированная олигархическая политическая 
партия, сборочная линия массового производства, профсоюз старого образца и иерархическая корпорация». Они, – как отмечал 
Рональд Инглхарт, – «приближаются к пределам своей функциональной эффективности» [1]. 
Новая эпоха выдвигает на первый план некогда маргинальные 
субъекты и подходы к их исследованию. В частности, города становятся самостоятельным предметом исследований целой группы 
наук. Университеты рассматриваются как экономические и социальные субъекты наравне (и прежде) промышленных предприятий. 
«Сеть» открывает больше исследовательских возможностей, чем 
идейно детерминированная «система». Конструктивизм как под
Глава 1. Эпоха как рамка исследования 

5 

ход становится эвристически полезным и эффективным в быстро 
меняющемся мире знаний. В этой связи предметная область исследования включает в себя как характеристику прежней парадигмы, так и новые возможности, образцы для применения политикоконструктивистского подхода в изучении (и моделировании) университетского города на линии научно-образовательного и социально-экономического фронтира. 
 
Постиндустриальное общество  
и характер социальных изменений 
 
Ожидаемые или частично наблюдаемые социально-поли-тические 
изменения наступающей эпохи были в некоторой степени отражены 
в известных работах 1990-х гг.: И. Валлерстайн «Конец знакомого 
мира» [2], У. Бек «Общество риска. На пути к другому модерну» 
(кризис как постоянная характеристика современной эпохи) [3], Ф. 
Фукуяма «Конец истории и последний человек» [4] и ряд других. Однако ее принципиальные характеристики были сформулированы З. 
Бауманом в работах «Postmodernity and Its Discontents» [5], «The individualized society» [6], «Globalization. The human consequences» [7], 
«Текучая современность» [8]; М. Кастельсом (в том числе совместно 
с Э. Киселевой) – «Россия и сетевое общество. Аналитическое исследование» [9], «Россия в информационную эпоху» [10], «Галактика 
Интернет: размышления об Интернете, бизнесе и обществе» [11], 
«Власть коммуникации» [12]; Р. Инглхартом – «Постмодерн: меняющиеся ценности и изменяющиеся общества» [1]. Отчасти в духе 
прежней парадигмы проблему рассматривает Ф. Уэбстер в работе 
«Теории информационного общества» [13]. 
Темпоральному ускорению, изменению скорости и характера 
коммуникации новой эпохи посвящены работы Т. Х. Эриксена 
«Тирания момента. Время в эпоху информации» [14], П. Вирилио 
«Информационная бомба. Стратегия обмана» [15], Н. Больца «Азбука медиа» [16] и др. 

Университетский город: политическая реальность новой эпохи 

6 

Особого внимания заслуживает обширная литература по умным 
городам, прошедшая дистанцию от первых интернет-коммуникаций в первых индустриальных городах до понимания новой 
эпохи как эры интеллектуальных городов [17]. Эта эпоха вначале 
виделась как цифровая: киберпространства и умные датчики, кибербезопасность и электронная демократия. Это работы Т. Ишиды 
и К. Ибистера [18], М. Танабе и П. Ван ден Бесселаара [19], С. Коизуми [20], посвященные эволюции цифрового города. Появляется 
идея цифровизации американских городов, остающаяся популярной до сих пор, хотя бы в виде «оцифровки». 
В качестве симметричного ответа на технологический уклон в 
работах инвайроменталистов устойчивость представляется не в 
насыщении умными технологиями, а в гармонии человека, техники и природы [21]. В этом сборнике стоит обратить внимание на 
два момента. Во-первых, на постепенное размывание тотальностей 
пограничного периода перехода от индустриальной к постидустриальной парадигме, например, «общество риска» Бека, Адама и 
др. распадается в новой реальности на различные социальные тревоги, «культурные амбивалентности» (М. Мишель). Во-вторых, 
«живые города», ставшие символом спасения городов «Ржавого 
пояса» США в 2000-е гг., авторам видятся в качестве объекта политики формирования радостного настроения через единство с 
природой и городскую идентичность с растениями и животными 
(С. Хинчлиф, С. Ватмор). Аналогичную тему внимания к природе 
поднимали на XIX Международном социологическом конгрессе, 
состоявшемся в 2018 г. в г. Торонто, например, М. Вали [22], в монографии Ф. Вильчека «A Beautiful Question: Finding Nature’s Deep 
Design» [23] и др. Таким образом, преодоление наследия индустриальной эпохи шло по ряду конфликтующих направлений, но 
цель осмысления нового мира (Э. Шмидт и Дж. Коэн [24], 
А. Вендт [25]) «в цифре» или в гармонии с природой, без сомнения, была поставлена. И первые, и вторые выступали против паллиативов индустриальной эпохи в виде Гармоничного развития и 

Глава 1. Эпоха как рамка исследования 

7 

Нового урбанизма пригородов. В целом современное состояние 
теоретических оценок можно характеризовать как констатацию 
столкновения двух эпох, приводящего не только к радикальным 
конфликтам, но и открывающего новые возможности в различных 
сферах, что в широком смысле согласуется с нашим пониманием 
фронтира. Подробно эволюция взглядов и различных подходов к 
постсовременности с 1990-х гг. по настоящее время дана 
В. Дж. Кораб-Карповичем [26]. Неослабевающий интерес к оценке 
характера эпохи дает основания для детализации ее характеристик 
применительно к проблематике города. 
 
Социально-политические проблемы города  
в быстро меняющемся мире 
 
Наиболее панорамно место города в меняющемся мире было показано в Докладе «Смарт-города и инфраструктура» Генерального 
секретаря Экономического и социального совета ООН на 19-й сессии Комиссии по науке и технике в целях развития (9–13 мая 
2016 г., Женева). В нем отмечалось: «Согласно последним прогнозам, в течение первых трех десятилетий XXI века прирост населения в городских районах будет больше, чем совокупный прирост за 
всю историю человечества. На долю городов приходится порядка 
70 % глобального энергопотребления и выбросов парниковых газов, 
но при этом они занимают лишь 5 % земной суши. Эти тенденции 
сопровождаются беспрецедентным ростом спроса на водные и земельные ресурсы, строительные материалы, продукты питания, меры по борьбе с загрязнением и удалению отходов» [27]. В той или 
иной степени, данной проблемы касаются исследователи, связанные 
с проблемами постиндустриального урбанизма. 
Проблемы города в переходную эпоху и прогнозы относительно городов постиндустриальной эпохи изложены в фундаментальных философских и социологических работах отечественных и 
зарубежных авторов. С точки зрения теории и практик «общества 

Университетский город: политическая реальность новой эпохи 

8 

знания», города во всем мире развивают «горячие точки знаний»: 
физические концентрации наукоемкой или творческой деятельности, которые имеют много обликов (научные парки, технопарки, 
креативные районы, дизайнерские кварталы и т.д.). Какие преимущества предлагают локации знания в теории и на практике? 
Как можно интегрировать центры знания в ткани города и сделать 
их двигателями для инноваций? Как обустроено налаживание сотрудничества между различными участниками: разработчиками 
проектов, банками, местными органами власти, университетами, 
конечными потребителями на разных этапах развития [28]? Наконец, проблема аудита, что важно для «репрезентационных» моделей инноваций, распространенных сегодня в России. 
Однако новая эпоха порождает не только «общество знания», 
но и новые условия жизни. Для Д. Б. Кларка социальная жизнь в 
эпоху модерна была порождена городом и городской реконфигурацией социального пространства [Подробнее: 29]. Постсовременная жизнь – это жизнь в городе, «продолжающем свое существование во фрактальной форме». По Ж. Бодрийяру и Д. Б. Кларку, 
город постмодерна – это большой гипермаркет, где любые формы 
товаров – фактически тесты со стороны системы. Каково его отношение с предыдущей ипостасью: «исторически воздвигнутый 
город, больше не живет практически и не понимается практически. 
Это только предмет культурного потребления для туристов» [30]. 
Возьмем это на заметку, так как в перспективе нам предстоит обратиться к морфологии университетского города. 
Философ и урбанист Ф. Кук считает город пространственной 
моделью постмодерна (с одной стороны – «средневековые замки» 
суперэлиты, с другой – «гипертолпа»). В социальной структуре 
такого города сложилась конфигурация «песочных часов»: расширяющийся класс служащих, сужающийся класс рабочих и расширяющийся низший класс безработных, полузанятых и т.п. Это 
вполне подходит под общую тенденцию казуализации (случайности) производственных отношений, где гибкость и сверхэксплуа
Глава 1. Эпоха как рамка исследования 

9 

тация являются спутниками труда беднейших слоев населения 
[31]. Не отделяет город от капитализма туринский исследователь 
Уго Росси, поясняя, почему судьбы городов и капитализма (в эпоху городов, одновременно являющуюся эпохой глобализации) стали неразрывными [32]. 
Логическим завершением такого социального расклада стала 
теория прекариата Г. Стэндинга [33]. Новое поколение горожан 
характеризует, что структура как гарантия долгосрочности, перспективы, относительной стабильности не вписывается в «жизнь 
сегодняшним днем», воцаряются «постоянные чувства недовольства, аномии, беспокойства и отчуждения». А вслед за ними приходит непонимание ценности своего труда, боязнь долговременных задач и обязательств. 
С массовыми терактами, практически неконтролируемой миграцией и превращением популизма в повсеместное и повседневное явление на город стали не просто обращать внимание, но сегодня целый ряд исследователей уже признает за ним роль одного из 
ключевых акторов новой политики. Так, в 2018 г. по проекту 
«PODESTA» (аббревиатура составлена из первых двух букв следующих слов: POpulismus, DEmokratie, STadt) исследовательским 
коллективом из Германии опубликованы рабочие тетради под 
названием «Городской популизм: потенциальная опасность городского развития» [34]. Именно города становятся и местами кризиса 
демократии и значительное количество исследований сегодня объединено темой постдемократии, нередко понимаемой в духе рассуждений по поводу философской позиции Жака Рансьера «народ 
против демократии» [35]. В городах сгущается популизм, до сих 
пор не определяемый однозначно, но квалифицируемый нами как 
конкретное проявление «опасности прекариата», в развитие идей 
Стэндинга. 
Концепцию популизма часто используют, чтобы осмыслить текущие события – референдум по Брекзиту, президентство Трампа 
[36]. Кас Мудде утверждает, что истинный вызов либеральной де
Университетский город: политическая реальность новой эпохи 

10 

мократии исходит от политических элит, находящихся в центре 
политических систем, а не от политических соперников на политической окраине [37]. Поскольку исследование посвящено политическому конструированию университетского города, нам интересна позиция относительно молодежного сегмента популизма, в 
частности изложенная в работах К. Мудде [38], М. Лангебаха [39]. 
Указанных авторов связывает общая позиция в отношении молодежного экстремизма и влияния крайне правых. 
На совещании с преподавателями общественных наук в 2017 г. 
в Фонде развития гражданского общества Е. Минченко назвал в 
качестве одной из характерных черт американских и европейских 
выборов антиистеблишментаризм. Отметим, что направленная 
против истеблишмента новая политическая идентичность касается 
прежде всего молодежи. Обратим внимание на теории, утверждающие, что популизм может процветать только при наличии политической идентичности против истеблишмента. Эта идентичность 
связана с эмоциональным и рациональным отвращением ко всем 
установленным политическим партиям в данной стране. На примере оригинальных данных опросов, проведенных в Чили, К. Мелендес и Х. Р. Кальтвассер заключили, что эта масса противостоит 
лояльному системе (правящей и оппозиционной) электорату [40]. 
Пригодность данной теории может быть проверена и на анализе 
настроений в период подготовки и проведения московских выборов 2019 г. 
Сегодня появляются обобщающие работы, включающие различные теории, методики, страновые кейсы изучения популизма, 
например, Т. Паппас, который собрал эмпирические данные по 
Аргентине, Греции, Перу, Италии, Венесуэле, Эквадоре, Венгрии, 
Соединенным Штатам, Испании и Бразилии для разработки всеобъемлющей теории. Он обращается ко всем ключевым вопросам 
в дебатах о популизме и отвечает на важные вопросы, имеющие 
большое значение для современной либеральной демократии, в 
том числе: что такое современный популизм и как его можно от
Глава 1. Эпоха как рамка исследования 

11 

личить от сопоставимых явлений как нативизм и автократия; что 
означает расширение и, возможно, укрепление популизма для самой природы и будущего современной демократии [41]? Однако 
общий контекст выходит за предметы проекта, хотя и является необходимым. Имеет смысл уделить внимание такому фактору как 
популизм и медиа, поскольку исследование предполагает политическое конструирование. Марсель Шлегель рассматривает корреляцию Интернета и популизма на примере президентской кампании в США 2016 г [42], схожие исследования проводит Б. Моффит 
[43]. Становлению популизма способствует утопическая «электронная демократия», «умная» несвобода и основанная на Big Date 
«спираль молчания», феномены постфактицизма, природы постдемократии, Интернета как постфактицистской пропаганды. 
Если популизм нами трактуется как проявление сущности прекариата по Стэндингу, то альтернатива ему видится в более широком наделении горожан (на локальном уровне) гражданскими правами и возможностями широкого участия. В этом плане важны 
идеи Кшиштофа Навратека, автора монографий «City as a Political 
Idea. Citizenship, Sovereignty and Politics» [44], «Holes in the Whole. 
Introduction to the Urban Revolutions» [45], созвучные нашей концепции перемен. В условиях миграции ситуация осложняется исключением из политики горожан, которые на уровне «пользователя благами» (образование, медицина, безопасность, пособия и т.п.) 
уже являются гражданами-потребителями, не обладая при этом 
политическими правами на национальном уровне. Однако, как заявляет Навратек, это не значит, что они автоматически должны 
быть исключены из локальной, городской политики. Кроме того, 
Навратек утверждает, что морфология города поменялась, но нынешняя городская политика игнорирует, что люди приходят и уходят, у нас огромное количество «пользователей» городов – студентов, туристов, иммигрантов, являющихся непостоянными жителями. Сегодняшние городские пространства, за редким исключением, являются местами, где люди живут годами. Современное го
Доступ онлайн
200 ₽
В корзину