Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Российское высшее образование: уроки пандемии и меры по развитию системы

Покупка
Артикул: 777278.01.99
Доступ онлайн
350 ₽
В корзину
Томский государственный университет начинает серию научных изданий «Развитие высшего образования: исследования, проекты, стратегия». В этой серии будут публиковаться результаты анализа современного состояния системы высшего образования в РФ и за рубежом. Цель серии - определение и анализ ключевых вызовов к университетскому образованию и способов эффективного ответа на них. Серию открывает коллективная работа научно-педагогических и экспертных групп ведущих российских университетов, которая была выполнена в рамках сетевой программы исследования проблем и направлений развития высшего образова-ния в связи с пандемией covid-19. Исследование было проведено в марте-ноябре 2020 г. Впервые предлагается комплекс оперативных и стратегических мер для адаптации системы высшего образования к новым условиям существования и развития.
Российское высшее образование: уроки пандемии и меры по развитию системы : монография / науч. ред. Е. А. Суханова. - Томск : Изд-во Том. гос. ун-та, 2020. - 200 с. - (Серия «Развитие высшего образования: исследования, проекты, стратегия»). - ISBN 978-5-94621-968-6. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/1865005 (дата обращения: 29.05.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
РАЗВИТИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ:  
ИССЛЕДОВАНИЯ, ПРОЕКТЫ, СТРАТЕГИЯ 

 
 
 
 
 
 

РОССИЙСКОЕ ВЫСШЕЕ 
ОБРАЗОВАНИЕ:  
УРОКИ ПАНДЕМИИ  
И МЕРЫ ПО РАЗВИТИЮ 
СИСТЕМЫ 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Издательство Томского государственного университета 

Томск 
2020 
 

УДК 378.4 (470)  
ББК 74.484(2Рос) 
 
Р74 
 
Серия основана в Томском государственном университете в 2020 г. 
 
 
Редакционная коллегия выпуска: 
К.А. Баранников, А.Е. Волков, Э.В. Галажинский, Е.А. Другова, И.А. Карлов,  
О.В. Лешуков, О.Л. Назайкинская, И.М. Реморенко, Е.А. Суханова, И.Д. Фрумин 
 
Научный редактор выпуска – Е.А. Суханова 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Российское высшее образование: уроки пандемии и меры по развитию  
системы. – Томск : Изд-во Том. гос. ун-та, 2020. – 200 с. – (Серия «Развитие высшего образования: исследования, проекты, стратегия»). 
 
ISBN 978-5-94621-967-9 
ISBN 978-5-94621-968-6 (отд. кн.) 
 
Томский государственный университет начинает серию научных изданий «Развитие высшего образования: исследования, проекты, стратегия». В этой серии будут 
публиковаться результаты анализа современного состояния системы высшего образования в РФ и за рубежом. Цель серии – определение и анализ ключевых вызовов к 
университетскому образованию и способов эффективного ответа на них.  
Серию открывает коллективная работа научно-педагогических и экспертных 
групп ведущих российских университетов, которая была выполнена в рамках сетевой программы исследования проблем и направлений развития высшего образования в связи с пандемией covid-19. Исследование было проведено в марте–ноябре 
2020 г.  
Впервые предлагается комплекс оперативных и стратегических мер для адаптации системы высшего образования к новым условиям существования и развития.  
 
УДК 378.4 (470)  
ББК 74.484(2Рос) 
 
ISBN 978-5-94621-967-9 
© Авторы, 2020 
ISBN 978-5-94621-968-6 (отд. кн.) 
© Томский государственный университет, 2020 

Р74

СОДЕРЖАНИЕ 

Введение ................................................................................................................  
4 
1. Уроки первого этапа пандемии COVID-19: как система высшего образования справилась со стресс-тестом ...........................................................  
6 
2. Обновление компетенций преподавателей высшей школы как направление развития системы высшего образования ..........................................  
29 
3. Меры по поддержке развития студентов  в новых условиях .....................  
35 
4. Необходимость трансформации образовательного процесса, продвижения цифровых технологий и новой дидактики ...........................................  
44 
5. Преодоление неравенства и повышение доступности качественного образования ........................................................................................................  
56 
6. Необходимость новых подходов  к организации исследований  и инновационной деятельности ...............................................................................  
69 
7. Проблемы и направления модернизации цифровой инфраструктуры 
высшего образования ....................................................................................  
78 
8. Дефициты управленческих команд  и ориентиры по совершенствованию модели университетского управления .................................................  
87 
9. Направления развития сети высшего образования .....................................  
97 
10. Предложения по изменению механизмов государственной регламентации образовательной деятельности ..............................................................  
105 
11. Меры по обеспечению экономической устойчивости системы высшего 
образования в новых условиях .....................................................................  
118 
Заключение ............................................................................................................  
130 
Авторский коллектив ...........................................................................................  
132 
Приложения...........................................................................................................  
135 
Приложение 1. Результаты исследования проблем иностранных студентов в российских вузах в период пандемии .........................................  
135 
Приложение 2. Результаты исследования мнения студентов российских 
вузов об условиях дистанционного обучения ......................................  
147 
 

ВВЕДЕНИЕ 

2020 год стал временем переосмысления привычных представлений и подходов в системе образования. Основным драйвером этого процесса стала разразившаяся пандемия, задавшая целый ряд новых требований к жизни и работе университетов. Кризис изменил традиционный уклад жизни людей, в том числе и повлиял на особенности получения высшего образования, которое во многих странах 
стало базовой социальной нормой, а также важнейшей основой экономического 
развития. В существенной мере это применимо и к российской системе высшего 
образования, которая включает более 4 млн студентов и более 600 тыс. сотрудников университетов. Онлайн-форматы, дистанционные технологии, прокторинг, 
цифровые образовательные среды – это и многое другое стало частью новой образовательной реальности, в которую студенты, преподаватели и администраторы 
невольно погрузились за прошедший год.  
Актуальной для вузов выступила задача обеспечения непрерывности основной 
деятельности в новых условиях: завершение учебного года, проведение зачетов и 
экзаменов, включая онлайн-защиту выпускных квалификационных работ и магистерских диссертаций, организация приемной кампании. Значимым контекстом 
для решения этих задач являлось сокращение внебюджетных доходов вузов, рост 
непредвиденных расходов в связи с пандемией и переходом в онлайн, девальвация расходных лимитов, зависящих от курса рубля, социальная нестабильность и 
неопределенность эпидемиологических прогнозов.  
Как и для многих стран по всему миру, опыт дистанционной работы и учебы показал, что перед системой высшего образования России стоит целый ряд вызовов. 
Часть из них связаны с существовавшими еще до пандемии проблемными зонами, 
сильнее обострившимися после ее наступления. Другая часть – это новые задачи и 
точки роста. Вызовы не могут быть оставлены без внимания, особенно в контексте 
текущей второй волны. Ответы на эти вызовы создают условия роста глобальной 
конкурентоспособности и лидерства российской системы высшего образования.  
Продолжающийся кризис ставит вопрос о переосмыслении образовательных 
моделей в университетах, основы которых (очная коммуникации преподавателя и 
студента, трансляция знаний) остаются практически неизменными с момента появления первых средневековых университетов. В подобной ситуации актуальным 
оказывается не только углубленный анализ эффектов для высшего образования, к 
которым привел кризис, но и проработка решений, позволяющих нивелировать 
негативные последствия пандемии и нацеленных на обеспечение устойчивого 
развития университетов в новых условиях.  
Поэтому настоящая коллективная монография делает попытку систематизировать ключевые дефициты отечественной системы высшего образования и наметить направления их преодоления. Материал опирается на несколько десятков 
масштабных исследований, включающих опросы, фокус-группы и интервью студентов, преподавателей, администраторов, а также широкий обзор открытых источников, публичных аналитических и отчетных материалов вузов. Использованные исследования были проведены как непосредственно до начала пандемии, так 
и во время нее, что позволяет отследить динамику и тренды 
В тексте монографии рассмотрено десять крупных сфер деятельности вузов: кадровый потенциал, развитие студентов, обновление образовательных программ, 
укрепление инфраструктуры, новая модель управления вузом и многие другие аспекты. Каждый из десяти разделов содержит как описание проблемных зон, так и 

Введение 

 

5 

перечень предложений для их решения. Для описания решений в прикладном залоге 
авторами была сформирована специальная рамка, которая включила в себя фиксацию по двум векторам. Первый вектор: на каком уровне должны быть приняты решения – уровень регулятора или уровень вуза. Второй вектор: перспектива принятия 
решений – оперативная (краткосрочная) и стратегическая (долгосрочная). 
Такая рамка позволяет использовать текст монографии не только как аналитический материал, но и как практическую рамку для формулировки стратегии развития на разных уровнях: федеральном, региональном, вузовском. 
Авторами монографии выступили эксперты различных вузов по всей стране.  
В этом контексте материал представляет не мнение узкой группы избранных университетов, но содержит спектр различных подходов и точек зрения с опорой на 
большой массив данных социологических исследований. Каждый из вузовучастников исследования смог вовлечь собственный опыт и наработки, полученные в ходе нескольких месяцев дистанционной работы в период пандемии.  
При подготовке монографии использовались результаты следующих исследований: 
• Анализ восприятия студентами перехода на дистанционный формат обучения. 
Два опроса студентов университетов РФ (первая волна – конец марта: 10 983 человек; вторая волна – конец мая: 24 428 человек). 
• Мониторинг цифровой инфраструктуры вузов (580 вузов). 
• Интервью с преподавателями в апреле–мае (130 человек). Результаты опубликованы на сайте НИУ ВШЭ в серии «Современная аналитика образования» 
(2020. № 6 (36). URL: https://goo.su/1KPm). 
• Анализ отношения преподавателей российских вузов к развитию онлайнсреды в условиях Covid-19. 
• Опрос преподавателей российских университетов (33 987 человек). Результаты опубликованы на сайте Министерства науки и высшего образования РФ (URL: 
https://goo.su/1kpO). 
• Опрос студентов о дистанционном обучении в университетах РФ. Результаты 
опубликованы на сайте АСИ (URL: https://goo.su/1Kpo). 
• Интервью с ректорами российских университетов (45 человек). Результаты 
готовятся к публикации. 
• Анализ социальных сетей (более 2,7 млн сообщений). Результаты готовятся к 
публикации. 
• Анализ кейсов российских и зарубежных университетов. Результаты опубликованы на сайте НИУ ВШЭ (URL: https://goo.su/1KPo). 
• Интервью с сотрудниками международных служб университетов РФ (22 вуза). 
• Фокус-группы с иностранными студентами (7 вузов РФ). Результаты готовятся к публикации. 
Участие в экспертном обсуждении материала приняли представители Министерства науки и высшего образования, общественный совет Министерства, Российский Совет ректоров, международные эксперты, что позволило учесть в предлагаемых решениях и векторах развития существующие международные и российские тренды, нормативно-правовые реалии и стратегические направления 
социально-экономического развития страны. Личное участие в обсуждении задач 
и результатов исследования министра науки и высшего образования В.Н. Фалькова позволило часть выработанных мер уже летом этого года включить в текущую 
деятельность департаментов министерства и подведомственных организаций. 

1. УРОКИ ПЕРВОГО ЭТАПА ПАНДЕМИИ COVID-19: 

КАК СИСТЕМА ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ 
СПРАВИЛАСЬ СО СТРЕСС-ТЕСТОМ 

Фрумин И.Д., Волков А.Е., Реморенко И.М., Галажинский Э.В., 
Лешуков О.В., Баранников К.А., Назайкинская О.Л., Суханова Е.А. 

В марте–апреле 2020 г. системы образования (и высшего, и среднего) в мире 
не просто столкнулись с трудностями. Буквально за несколько недель 95% студентов по всей планете были вынуждены перейти в дистанционный или смешанный формат обучения. Вузы по-настоящему оказались в чрезвычайной ситуации. 
Возникли барьеры для реализации той модели, по которой школы и университеты 
работали веками. Еще лет 30 назад эта ситуация означала бы только одно – полное прекращение работы университетов. Неслучайно в истории высшего образования ситуации военных действий, наводнений, эпидемий до сих пор приводили 
либо к закрытию, либо к территориальному передвижению (эвакуации) университетов. Для ослабления пандемии тоже проще всего было бы закрыть вузы на карантин. Но российские университеты, как и их коллеги во многих странах мира, 
решили продолжить работу хотя бы и в ограниченном масштабе – помочь студентам продолжать образование и даже завершить обучение. 
Эта ситуация стала настоящим «стресс-тестом» для системы высшего образования. Для анализа того, как система справилась с этим испытанием, в рамках 
исследовательской программы были проведены социологические опросы преподавателей и студентов (на нескольких этапах разворачивания ситуации), взяты 
интервью у руководителей университетов, изучены мнения и настроение университетского сообщества в социальных сетях, проанализированы прецеденты и 
успешный опыт университетов по вынужденному изменению базовых процессов, 
выявлены проблемные зоны. 
Основной вывод проведенного анализа состоит в том, что система российского 
высшего образования выдержала стресс-тест. 
Хотя не все процессы и процедуры, привычные для университетов до пандемии, функционировали с прежней эффективностью, система в целом сохранила 
устойчивость. О масштабах задачи говорит простая цифра – необходимо было 
реализовать в «удаленном» формате более миллиона курсов (дисциплин), включая лекции, семинарские и практические занятия. Абсолютное большинство курсов были проведены в срок и не перенесены на другие семестры. Случаи полной 
приостановки обучения были скорее исключением из общей практики. Переход 
миллионов студентов и десятков тысяч сотрудников в удаленный формат работы 
позволил существенно повысить эффективность мер противодействия распространению пандемии коронавируса. Большинство вузов перестроили работу, сохранили вовлеченность студентов в образовательную деятельность – студенты 
взаимодействовали с преподавателями, выполняли учебные задачи и проекты. 
Готовность почти всех вузов мобилизоваться и работать в новом режиме позволила сохранить чувство стабильности для студентов и преподавателей. 

1. Уроки первого этапа пандемии COVID-19: как система высшего образования справилась 

 

7 

Анализ вузовских практик показывает, что в период удаленной работы сложилось несколько режимов организации образовательной деятельности: асинхронный, 
или заочный (студенты изучают материал в удобное им время, в соответствии с 
установленными преподавателем сроками); синхронный (одновременное участие в 
занятии, например, в формате вебинара); смешанный (совмещение синхронного и 
асинхронного взаимодействия в зависимости от педагогических задач). 
В значительной степени различия в этих режимах отразили сильную внутреннюю дифференциацию системы высшего образования, проявившуюся в условиях 
пандемии. Усредненная характеристика реакции системы в целом не должна 
скрывать тот факт, что немалая часть студентов фактически была переведена на 
заочное обучение, инфраструктура и опыт работы с цифровыми технологиями в 
ряде вузов оказались недостаточными для эффективного перехода в удаленный 
формат работы. Это свидетельствует о накопившемся отставании части вузов от 
современных требований в области управления и организации образовательного 
процесса. Таким образом, уже опыт первых месяцев пандемии показал широкие 
возможности использования форматов и технологий дистанционной работы для 
решения не только традиционных, но и новых задач университетов. Опыт работы 
университетов «на удаленке» также показал не только возможности цифровых 
технологий, но и их ограничения. Во-первых, стало понятно, что эффективное 
использование этих технологий требует особых компетенций преподавателей, 
управленцев, студентов, а также эффективных и удобных технологических решений, особой организации образовательного процесса. Без этого нельзя говорить о 
полноценном образовании в дистанционном формате. Во-вторых, ситуация подтвердила, что ряд важнейших процессов университетской жизни слабо поддается 
цифровизации, переносу в виртуальное пространство. На практике было показано, 
что полная реализация программ высшего образования в дистанционном формате 
невозможна. Таким образом, будущее – за широким использованием цифровых 
технологий и дистанционного формата в сочетании с совместной деятельностью 
преподавателей и студентов в общем физическом пространстве.  
Осознание новых возможностей и технологических ограничений высшего образования, возникающее из анализа этого сложного периода, должно позволить 
сделать новый шаг к повышению конкурентоспособности высшего образования 
России. 

Хроника событий: действия регулятора  
и организаций 

К 23 марта 2020 г. более 80% вузов перешли к работе в дистанционном формате. Вместе с тем ряд отраслевых подсистем (например, вузы культуры или сельского хозяйства) переходили к новому формату медленней остальных, что отчасти связано и с особенностями организации образовательного процесса в этих 
вузах. 
Большинство практик российских вузов, связанных с обеспечением безопасности студентов и сотрудников, а также с организацией учебного процесса в 
условиях пандемии, сформировались под влиянием нормативных актов и рекомендаций организаций-учредителей. Основным источником таких актов и рекомендаций стало Минобрнауки России. При этом важно подчеркнуть, что в это 

Фрумин И.Д., Волков А.Е., Реморенко И.М. и др. 

 

8 

время Минобрнауки, как и другие федеральные органы исполнительной власти, 
находилось в процессе реорганизации. Новый министр был назначен 21 января 
2020 г., с этого времени до конца апреля формировалась руководящая команда 
Министерства. Само ведомство было вынуждено перейти на работу в удаленном 
режиме с конца марта. Уже с конца января 2020  г. Минобрнауки России приняло 
ряд рекомендаций в связи с предписаниями Роспотребнадзора по усилению санитарно-противоэпидемических и профилактических мероприятий, в том числе в 
части иностранных студентов и международной мобильности. 
14 марта Минобрнауки России создало оперативный штаб по предупреждению 
распространения новой коронавирусной инфекции на территории Российской 
Федерации и рекомендовало вузам при реализации образовательных программ 
предусмотреть организацию контактной работы студентов и преподавателей 
только в электронной информационно-образовательной среде. В течение трех 
недель регулярные заседания этого штаба посвящались решению проблем, возникавших в ходе этого перехода. Эти встречи проходили открыто, с участием экспертов, с трансляцией в интернете. С самого начала Минобрнауки отказалось от 
детальной регламентации работы университетов в период пандемии, подчеркнув 
важность инициативного действия коллективов вузов в зависимости от конкретных условий. Оно сделало ставку на самостоятельность и компетентность вузовских управленческих команд, обеспечив нормативное «прикрытие» и интенсивную коммуникацию по вертикали и горизонтали. Поэтому документы основного 
регулятора были сосредоточены на стимулировании самостоятельности вузов и на 
их методической поддержке. Было подготовлено более 15 различных методических материалов. Они касались не только организации дистанционного образования, но и работы общежитий, трудоустройства студентов, организации волонтерской деятельности студентов, психологической поддержки студентов и преподавателей. Сегодня можно поставить вопрос о том, не стоило ли регулятору 
настоять на использовании одинаковых регламентов, протоколов деятельности, 
цифровых платформ. Возможно, это помогло бы вузам со слабыми инфраструктурой и кадровым ресурсом. Но, по-видимому, это также замедлило бы темпы 
адаптации для ведущих вузов, уже имевших опыт и ресурсы. Предоставив широкую автономию университетам, Минобрнауки также попыталось усилить информационную прозрачность системы высшего образования, инициировав ряд мониторингов и обследований процесса трансформации деятельности вузов в условиях 
пандемии (большинство аналитических материалов, используемых в данном докладе, опираются на данные этих обследований). Вместе с тем нельзя не признать, 
что эти данные не обсуждались достаточно широко и публично, чтобы стать фактором автокоррекции системы. Особое значение для самостоятельного и ответственного поведения вузов в этот период имел и набор писем Минобрнауки, которые расширяли зону полномочий вузов, снимали барьеры для перевода ряда 
процессов в дистанционный формат, снижали бюрократическую нагрузку. Так, 
были отложены все плановые проверки подведомственных организаций. По инициативе Минобрнауки Рособрнадзор тем организациям, у которых срок аккредитации заканчивается после марта до 1 января 2021  г., автоматически продлил аккредитацию на 1 год, а МВД оперативно снял визовые барьеры для иностранных 
студентов, находившихся на территории России. Отвечая на запросы вузов, Мин- 
обрнауки предприняло также ряд оперативных мер по расширению доступа уни
1. Уроки первого этапа пандемии COVID-19: как система высшего образования справилась 

 

9 

верситетов к интернету (Ростелеком), по поддержке эксперимента по трудоустройству студентов в вузах. Важнейшим фактором развития ситуации стало 
горизонтальное, солидарное действие университетов. Минобрнауки стимулировало активную позицию ведущих вузов, уже имевших большой опыт работы в дистанционном формате. С первых дней кризиса вузы с наиболее богатым опытом 
построения онлайн-обучения выступили центрами экспертизы для всей системы и 
запустили бесплатные онлайн-консультации по переводу обучения в дистанционный режим. Был открыт доступ к онлайн-курсам о современных образовательных 
технологиях, созданным экспертами ведущих университетов. В целом более  
200 университетов открыло в сети (не только для своих преподавателей) консультационные сервисы по использованию дистанционных технологий. Ассоциация 
глобальных университетов организовала сайт-площадку обмена лучшими практиками, регулярные вебинары, на которых руководители университетов делились 
трудностями и открытиями. Национальная платформа открытого образования 
предоставила все свои ресурсы в общее бесплатное пользование. 

ПРЕПОДАВАТЕЛИ РОССИЙСКИХ УНИВЕРСИТЕТОВ  
В ПЕРИОД ПАНДЕМИИ 

В 2018 г. в российских вузах работали 245 078 преподавателей (всего работников – 633 506 человек), из них 19% – старше 65 лет. 
В 2019 г. исследования готовности университетов к дистанционному формату 
и уровня цифровой грамотности преподавателей, проведенные НИУ ВШЭ, показали: 
– 60% преподавателей редко или никогда не проводили лекции и занятия в дистанционном формате или формате вебинаров; 
– преподаватели вузов оценивали свой уровень владения облачными технологиями на 3,2 балла из 5. 
Интервью с преподавателями ведущих университетов накануне перехода университетов на удаленный режим работы показывали, что преподаватели не рассматривали дистанционный формат обучения как полноценную замену традиционному очному формату. Они видели ряд рисков активного распространения 
цифровых технологий в преподавании, связанных с низким уровнем мотивации 
студентов, с угрозой депрофессионализации преподавательского труда.  
На сотрудников вузов легла основная нагрузка по обеспечению перевода всех 
рабочих процессов в удаленный режим. Это было особенно трудно, поскольку 
этот переход проходил не в начале семестра, а в его середине (в отличие от ряда 
других стран), что потребовало перестройки курсов «на ходу».  
Как писала доцент одного из педагогических университетов: «Когда нам объявили, что со следующей недели и до конца года мы будем учиться онлайн, я поняла, что продолжить этот начатый курс, механически перенеся все лекции и семинары из живого формата в виртуальный, просто невозможно, потому что курс, 
начатый во время оффлайн-обучения, готовился мною с учетом того диалога, который имеет место на каждом занятии. Из этого следовало, что мне придется в 
срочном порядке создавать курс заново, чтобы там был материал, который может 
существовать отдельно от преподавателя и в котором студент становится основным действующим лицом». 

Фрумин И.Д., Волков А.Е., Реморенко И.М. и др. 

 

10 

В конце марта исследование, проведенное РАНХиГС показало: 
– 96% преподавателей перешли в онлайн-режим работы; 
– 88% скептически относятся к формату дистанционного обучения; 
– 88% считают, что занятия лучше проводить в очном формате. 
Проведенная НИУ ВШЭ серия интервью (апрель 2020) показала, что преподаватели в целом смогли мобилизоваться для работы в новых условиях, однако проблемой первых недель стала недостаточная информированность о режиме работы 
и доступных ресурсах. Отмечалось, что ключевым дефицитом стал не технологический, а методический, связанный с тем, что преподаватели не владеют современными методическими средствами для качественной организации дистанционного обучения. Второй опрос показывает, что за два месяца 36% добрали необходимые компетенции для ведения занятий онлайн, пройдя соответствующие курсы 
повышения квалификации. 
При этом значимая часть преподавателей испытывала социально-психологические трудности, работая из дома. Кроме того, около 20% преподавателей по 
возрасту относится к группе риска по коронавирусу. 
Среди специфических методических трудностей преподаватели, работавшие в 
синхронном режиме, отмечали сложности удержания внимания и вовлечения студентов. Так, 65% преподавателей полагают, что проведение лекций в дистанционном формате скорее не позволяет контролировать вовлеченость студентов в образовательный процесс. Многие привычные форматы оказались менее эффективны, 
чем в оффлайне. Например, более 70% опасаются увеличения практик нечестного 
поведений среди студентов во время экзаменов, которые сложнее проконтролировать в дистанционном формате. В затруднительном положении оказались преподаватели, ведущие дисциплины, требующие лабораторного или специального 
оборудования1. В большинстве случаев они не получили методической и технологической поддержки.  
В ответ на трудности перехода в новый формат достаточно быстро выросла система поддержки. Практически все вузы направляли преподавателям методические 
рекомендации. Однако лишь 60% университетов запустили специальные сайты или 
разделы официальных сайтов для информирования и помощи преподавателям в текущем режиме. Вузы запустили программы методической поддержки преподавателей (как на своей базе, так и обеспечили возможность бесплатного прохождения 
внешних курсов). 36% преподавателей за время пандемии прошли курсы повышения 
квалификации, направленные на развитие навыков преподавания в дистанционном 
формате и/или использования техники и программ, необходимых для дистанционной 
работы. Многие преподаватели пользовались соответствующими сайтами ведущих 
вузов. Наиболее активные преподаватели делились своим опытом, знанием ресурсов 
через социальные сети, проводили специальные вебинары. Заслуживает внимания и 
инфраструктурная поддержка преподавателей – на момент перехода в дистанционный формат около 19% ППС имели проблемы с необходимой для работы техникой, 
к концу мая доля таких преподаваталей сократилась до 13%. 

                              

1 «Это работает!»: переход на удаленный режим работы и дистанционное обучение в оценках преподавателей российских университетов. Терентьев Е., Захарова У. // Современная аналитика образования. Выпуск 36. Шторм первых недель: как российское образование шагнуло в реальность пандемии, 
2020. Материал: интервью с преподавателями российских университетов-участников проектов «5-100» 
и «Опорные вузы России». 

1. Уроки первого этапа пандемии COVID-19: как система высшего образования справилась 

 

11 

Значимой оказалась и помощь студентов. Во многих вузах уже в первые дни 
«перехода» студенты на добровольных началах помогали своим педагогам перейти в 
онлайн. В вузах сформировались группы или штабы студентов IT-волонтеров. 
Цифровые волонтеры оказывали помощь преподавателям с настройкой и использованием онлайн-платформ, а также помощь в решении сопутствующих технических проблем. Около 20% преподавателей получили подобную помощь.  
Для части преподавателей дистанционный формат оказался более удобным – 
как при планировании собственного рабочего времени, так и в части организации 
обучения. Данные исследования АСИ показывают, что 15% преподавателей считают, что качество образования стало значительно лучше. Однако почти 60% сомневаются в качестве онлайн-обучения и не планируют продолжать его активное 
использование после выхода с самоизоляции1. Согласно другому исследованию 
большинство преподавателей согласны с тем, что острая ситуация помогла освоить новые инструменты и практики онлайн-обучения. 
Можно утверждать, что в ходе «стресс-теста» преподаватели российских вузов 
разделились на четыре группы2: 
– преподаватели дисциплин, которые требуют значительного объема практической, лабораторной работы – в большинстве случаев у них не было никакой 
серьезной замены способов преподавания – они занимались методической и организационной работой, помогали другим преподавателям – в среднем таких около 
5% от общего числа преподавателей. Эта группа в основном выступила категорически против использования дистанционного формата и новых технологий в будущем; 
– преподаватели, активно пользовавшиеся цифровыми технологиями (в том 
числе, онлайн-курсами) до пандемии. Они без проблем расширили использование 
привычных инструментов коммуникации и создания цифровых ресурсов, системы 
управления обучением – их доля составила около 25% (в ведущих вузах – до 
40%). Эта группа в целом поддерживает расширение использования дистанционного формата и считает, что качество обучения по конкретному курсу в онлайнформате может быть сопоставимо с качеством обучения в офлайне; 
– преподаватели, знакомые с цифровыми технологиями (в том числе, в быту) с 
поиском информации в интернете, с коммуникацией по электронной почте – они 
быстро осваивали новые инструменты, в том числе синхронного обучения, но это 
требовало значительных усилий – около 40% (в ведущих вузах – до 50%).  
Эта группа очень устала от увеличившегося объема работы, от сложностей быстрого освоения новых технологий. В основном представители этой группы не поддерживают существенного расширения онлайн-обучения (в том числе, использования онлайн-курсов ведущих платформ открытого образования), но они видят 
возможности использования коммуникационных технологий, систем управления 
образовательным процессом, использования дополнительных цифровых учебных 
ресурсов; 
– преподаватели, которые в этот период не смогли освоить новые инструменты организации обучения, коллективной работы и расширенного использования 
цифровых ресурсов. Они фактически перешли на заочное обучение, направляя 

                              

1 https://asi.ru/news/136852/ 
2 Количественные оценки сделаны на основании экспертного анализа более 10 разных обследований, проводившихся в последние два месяца. 

Доступ онлайн
350 ₽
В корзину