Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Реализация национальных интересов Российской Федерации в сотрудничестве со странами АТР

Покупка
Основная коллекция
Артикул: 713312.03.01
К покупке доступен более свежий выпуск Перейти
Монография подготовлена коллективом авторов Финансового университета при Правительстве Российской Федерации. Исследованы формы развития субрегиональных интеграционных союзов с участием стран АТР, выявлены приоритетные направления стратегического партнерства России и КНР. Сформулированы концептуальные подходы к определению экономических интересов России при развитии интеграционных процессов в зоне АТР. Особое место в монографии занимают предложения по реализации экономических интересов России в рамках развития двустороннего и многостороннего экономического сотрудничества с ведущими странами АТР, включая Китай. Представляет интерес для широкого круга специалистов в области международных экономических отношений, научных сотрудников, а также аспирантов и студентов, обучающихся по направлению «Экономика».
Реализация национальных интересов Российской Федерации в сотрудничестве со странами АТР : монография / под ред. В.В. Перской, Е.С. Соколовой. — Москва : ИНФРА-М, 2022. — 187 с. — (Научная мысль). — DOI 10.12737/1035215. - ISBN 978-5-16-015462-6. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/1864197 (дата обращения: 23.07.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
РЕАЛИЗАЦИЯ 

НАЦИОНАЛЬНЫХ ИНТЕРЕСОВ 

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 

В СОТРУДНИЧЕСТВE 
СО СТРАНАМИ АТР

Под редакцией В.В. Перской и Е.С. Соколовой

Москва
ИНФРА-М

2022

МОНОГРАФИЯ

УДК 339.5(075.4)
ББК 65.428
 
Р31

Р31 
 
Реализация национальных интересов Российской Федера ции 

в сотрудничестве со странами АТР : монография / под ред. В.В. Перской и Е.С. Соколовой. — Москва : ИНФРА-М, 2022. — 187 с. — (Научная мысль). — DOI 10.12737/1035215.

ISBN 978-5-16-015462-6 (print)
ISBN 978-5-16-107908-9 (online)
Монография подготовлена коллективом авторов Финансового уни
верситета при Правительстве Российской Федерации. Исследованы формы развития субрегиональных интеграционных союзов с участием стран 
АТР, выявлены приоритетные направления стратегического партнерства 
России и КНР. Сформулированы концептуальные подходы к определению экономических интересов России при развитии интеграционных процессов в зоне АТР. Особое место в монографии занимают предложения 
по реализации экономических интересов России в рамках развития двустороннего и многостороннего экономического сотрудничества с ведущими странами АТР, включая Китай.

Представляет интерес для широкого круга специалистов в области меж
дународных экономических отношений, научных сотрудников, а также аспирантов и студентов, обучающихся по направлению «Экономика».

УДК 339.5(075.4)

ББК 65.428

Р е ц е н з е н т ы:

Леонтьева Л.С., доктор экономических наук, профессор кафедры 

регионального и муниципального управления Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова;

Казакова Н.А., доктор экономических наук, профессор базовой ка
федры финансовой и экономической безопасности Российского экономического университета имени Г.В. Плеханова

К о л л е к т и в  а в т о р о в:

Абрамов В.Л., доктор экономических наук, профессор;
Алексеев П.В., кандидат экономических наук;
Кузнецов А.В., доктор экономических наук, профессор;
Перская В.В., доктор экономических наук, профессор;
Соколова Е.С., доктор экономических наук, профессор;
Торопова Н.В., кандидат экономических наук;
Ревенко Н.С., кандидат политических наук

ISBN 978-5-16-015462-6 (print)
ISBN 978-5-16-107908-9 (online)
© Коллектив авторов, 2020

Введение

Актуальность исследуемой проблемы определяется процессом 
трансформирования мирового сообщества, переходом к полицентризму и, соответственно, усилением противостояния разнонаправленных векторов мирового развития – сторонников сохранения 
монополярности и стран с развивающимися рынками (в первую 
очередь России, Китая, Индии), отстаивающих в своих внешнеполитической и экономической сферах многополярность как формы 
процветания и развития, справедливого мироустройства на благо 
народов своих стран. В этих условиях обостряется процесс противоборства, выражающийся в прогрессировании торговых войн как 
формы конкурентной борьбы, в односторонних санкциях США 
и распространении их на вторичные сделки, осуществляемые 
в долларах США, в чрезмерной политизации таких традиционно 
экономической направленности форумов, как например АТЭС 
в 2018 г. Эксперты ОЭСР констатировали, что рост глобальной 
экономики достиг своего пика, а результаты 2018 и перспективы 
на 2019 годы – менее позитивные, чем прогнозировалось в мае 
2018 г. В этой связи ОЭСР указала на необходимость прекращения 
«политики протекционизма», снижения напряженности в торговле, 
что отрицательно влияет на уровень доверия в бизнесе и движение 
инвестиций. «В 2018 и 2019 гг. ожидается глобальный рост в пределах 3,7%, но риски снижения сохранятся» [1] против 3,9%, прогнозируемых в июле 2018 г. [2].
Азиатско-Тихоокеанский регион (АТР) становится сегментом 
мировой экономики, где сконцентрированы страны с развивающимися рынками, но при этом США и Австралия в рамках 
АТЭС, начиная с 2018 г., стали активно навязывать политическую повестку дня угрозами санкций и прямого политического 
давления1.
На Форуме «Один пояс – один путь» (2017, КНР) Президент 
Российской Федерации В.В. Путин выдвинул предложение, что 
«сложение потенциалов таких интеграционных форматов, как 
ЕАЭС, “Один пояс – один путь”, Шанхайская организация сотрудничества, Ассоциация государств Юго-Восточной Азии способно 

1 
Китай заявил решительный протест канадским властям в связи с арестом 
финансового директора китайской компании Huawei Technologies Мэн 
Ваньчжоу. КНР призвал США и Канаду немедленно отказаться от подобных действий, от экстрадиции в США в связи с подозрением в нарушении торговых санкций США против Ирана. Источник: URL: https://
iz.ru/820604/2018–12–06/kitai-vyraz...irektora-huawei.

стать основой для формирования большого евразийского партнерства» [3].
Амбициозная цель такого глобального интеграционного процесса – «сделать движение товаров на евразийском пространстве 
самым быстрым, удобным, необременительным» [3]. При этом 
Президент особо отметил, что «Россия готова не только торговать, 
но и инвестировать в создание на территории стран-партнеров совместных предприятий и новых производств, в развитие промышленной сборки, сбытовых и сервисных услуг… Необходимо снимать 
инфраструктурные ограничения для интеграции и, прежде всего, 
создавать систему современных связанных транспортных коридоров. Россия с ее уникальным географическим положением готова 
и к такой совместной работе» [3].
Реализация глобальных инфраструктурно-интеграционных 
проектов неотделима от мер по облегчению взаимной и многосторонней торговли. С мая 2015 г. совместно с КНР ведутся работы 
по сопряжению интеграционных процессов в рамках Евразийского 
экономического союза и проекта Китая по созданию «Экономического пояса Шелкового пути» [3].
В этой связи Россия должна не только встраиваться в уже выдвинутые инициативы со стороны китайских и других партнеров 
по форумам в рамках АТР, но и выступать с пионерными предложениями, позволяющими обеспечить реализацию национальных политико-экономических интересов России и одновременно укрепить 
суверенную экономическую позицию страны на мировой арене.
Все эти аргументы подтверждают актуальность, но и подчеркивают сложность рассматриваемой проблемы.
Научная новизна заключается:
 
• в выявлении тенденции в рамках АТЭС политизации экономического сотрудничества и усиления давлении со стороны США 
(в связке с Японией и Австралией), нацеленного на реализацию 
национальных интересов в первую очередь США. Одновременно провоцируется усиление конфронтации с китайскими 
инициативами по сохранению правил многостороннего регулирования мировой торговли и действия международного права 
в международном экономическом взаимодействии;
 
• сравнительном анализе предложенных Всестороннего регионального экономического партнерства (ВРЭП) (КНР) 
и Транстихоокеанского партнерства (ТТП) (США) как форм 
субрегионального экономического взаимодействия, которое 
не преследует цели интегрирования в классической его форме, 
но ориентировано исключительно на формировании основ для 
оптимизации хозяйственного взаимодействия между субъектами 
национальных экономик. При этом ВРЭП, основываясь на пра
вилах (де-факто ВТО) многостороннего торгового диалога, лишь 
косвенно обусловит усиление влияния КНР на контрагентов, 
поскольку уровень экспортного потенциала КНР самый веский 
в странах АТР. ТТП, в свою очередь, без стеснения ориентирован на продвижение национальных интересов США, в т.ч. 
за счет программы «сделано в США», на использование прецедентной правовой системы и правоприменительной практики 
юрисдикции США, на продвижение интересов американских 
ТНК в регионе и постепенном доминировании в системе ценообразования и расчетов доллара США;
 
• анализе политико-экономических интересов КНР в регионе 
и доказательстве того, что, с одной стороны, КНР позиционирует себя исключительно как государство, стремящееся обеспечить политическую стабильность в регионе, не допускать 
возникновения любых «горячих» конфликтов и вмешательства 
во внутренние дела, сохраняя суверенитет всех сран АТР. 
С другой – КНР настойчиво продвигает национальные политические и экономические интересы, используя весь арсенал допустимых дипломатических, политических и экономических мер;
 
• исследовании интеграционных процессов в регионе АТР и обосновании того, что России необходимо разработать концепцию 
национальных экономических интересов, которая бы могла быть 
градирована по степени стратегически важных, долгосрочных, 
среднесрочных и краткосрочных и секундного перспективного 
и тактического характера. В настоящее время национальные интересы РФ скрыты в рамках стратегии экономической безопасности и де-факто сформулированы в рамках оборонительной 
концепции. В этой связи суверенное позиционирование России, 
имеющей национальные цели и задачи развития, которые 
не воспринимаются консолидированным Западам в силу утраты 
им понимания и видения России как самостоятельной страны, 
способной реализовывать свою независимую политику на внутреннем и внешнем полях;
 
• формулировании направлений стратегически важных приоритетов развития России, инвестиционного обеспечения его 
на основании принятых в рамках Восточного экономического 
форума решений и подписанных договоров с российскими и зарубежными партнерами. 
Использование эконометрических методов позволило провести 
комплексное исследование реализации национальных интересов 
России в АТР, а так же выявить тенденции развития внешнеторговых потоков России и стран АТЭС. В монографии выделяются 
организационно-экономические формы реализации сравнительных 
преимуществ через регулирование внешней торговли и обобщается 

опыт создания и развития таких форм, рассматривается действенность гравитационного уравнения при анализе торговых связей 
между Россией и Вьетнамом.
Важными практико-ориентированными изложенными в монографии заключениями являются следующие.
1. Экономическая интеграция стран ЕАЭС, чтобы стать именно 
цементирующим фактором процесса сопряжения ОПОП (Один 
пояс – один путь) и ЕАЭС, должна базироваться на скоординированной и синхронно реализуемой экономической стратегии 
государств ЕАЭС. В противном случае разнонаправленность векторов интересов отдельных стран ЕАЭС к проекту взаимодействия 
с КНР может привести к пробуксовке собственно экономической 
интеграции, что достаточно четко провозглашается противниками 
укрепления партнерства России и КНР. В этой связи необходимо 
на уровне ЕАЭК принять скоординированную программу со странами участницами ЕАЭС по выстраиванию экономического партнерства с китайскими компаниями, которая бы, с одной стороны, 
учитывала национальные интересы стран ЕАЭС, с другой – гарантировала бы сохранение и дальнейшее развитие достигнутых 
в рамках ЕАЭС межгосударственных договоренностей.
2. При условии соблюдения китайской стороной экологических норм и социальных стандартов ЕАЭС, а также привлечения местной рабочей силы, практику привнесения китайских 
производств можно использовать и на территории России и стран 
ЕАЭС. При этом у руководства регионов должны быть сохранены 
достаточные рычаги для стимулирования приоритетных инвестиционных проектов и сдерживания инициатив, не отвечающих задачам совершенствования структуры экономики. Для этого было 
бы целесообразно внимательно изучить опыт Китая по регулированию инвестиций за рубеж (определение приоритетных отраслей 
вложения, разработка льготных схем поддержки и со-финансирования и т.п.), а также учесть новации принятого закона по регулированию иностранных инвестиций в КНР (2019).
3. В рамках сопряжения стратегий развития стран ЕАЭС 
и задач ОПОП было бы целесообразным рассмотреть возможность 
использования кооперации между компаниями стран ЕАЭС и КНР 
и создание серии совместных взаимовыгодных проектов по выстраиванию цепочек добавленной стоимости, учитывающих максимально выгодное для участников территориальное размещение 
предприятий, в т.ч. на территории Белоруссии. Мотивация Китая 
при реализации стратегии ОПОП состоит в снижении издержек 
экспортных поставок в страны ЕС в первую очередь, а также в расширении внешнего спроса на китайскую продукцию и услуги китайских специалистов. Китай будет содействовать модернизации 

российского Транссиба или участвовать в освоении Северного пути 
только в том случае, если такое участие позволит ему успешнее реализовать свои стратегические задачи.
4. Последовательность проводимых китайским руководством 
шагов по освоению евразийского пространства, готовность учитывать национально-государственные особенности стран-кооперантов, постоянно совершенствовать механизмы и инструменты 
сотрудничества – это важнейшие факторы в оценке потенциала 
стратегического взаимодействия Китая и ЕАЭС. Сильной стороной китайских экономических инициатив является также тесное 
взаимодействие между государством и бизнесом в КНР при осуществлении стратегии «Идти вовне». Безусловно, такое взаимодействие возможно реализовать только при наличии у государства 
больших финансовых возможностей поддержи компаний, а у последних – экономически подкрепленной заинтересованности 
в реализации государственных интересов за рубежом. Реальное 
сопряжение проектов ОПОП и ЕАЭС предполагает активизацию 
деятельности частных компаний из стран ЕАЭС и Китая, в частности мелких и средних. В этой связи важен для России опыт Белоруссии по созданию технопарка «Великий камень», возводимого 
на китайские деньги под Минском, который будет аккумулировать 
деятельность многих, преимущественно малых и средних предприятий. Страна, как и другие члены ЕАЭС, готова строить отношения с Китаем в рамках небольших, но в совокупности дающих 
позитивный эффект проектов.
Отдельные аспекты международных экономических отношений 
в странах Азиатско-Тихоокеанского региона и возможности реализации Россией своих экономических интересов в этом регионе 
мира рассматриваются в публикациях как российских, так и иностранных исследователей. В монографии широко использованы 
материалы международных организаций – МВФ, ОЭСР, форумов 
АТЭС, Группы Всемирного Банка, АСЕАН и др.
В монографии изложены конкретные предложения, позволяющие обеспечить активное продвижение российских интересов 
в Азиатско-Тихоокеанском регионе, развитие российского экспортного потенциала, а также встраивание российских компаний 
в существующие и новые товарные и финансовые потоки, применительно к странам Азиатско-Тихоокеанского региона, прежде всего, 
Китаю.

Глава 1 
АНАЛИЗ ТЕНДЕНЦИЙ И ПЕРСПЕКТИВ 
РАЗВИТИЯ ПРОЦЕССОВ ИНТЕГРАЦИИ 
В РАМКАХ ФОРУМА АТЭС

Странами – членами Азиатско-тихоокеанского экономического 
сотрудничества (в дальнейшем АТЭС) являются по состоянию 
на 01.06.2012 следующие государства [4]:

Таблица 1
Страны – члены АТЭС

Страна – 
член 
АТЭС

Дата 
вступления

Страна – 
член 
АТЭС

Дата 
вступления

Страна – 
член 
АТЭС

Дата 
вступления

Австралия
6–7 ноября 
1989 г.

Япония
6–7 ноября 
1989 г.

Филиппины
6–7 ноября 
1989 г.

Бруней 
Дарассалам

«------»
Республи ка 
Корея

«-------»
Россия
14–15 
ноября 
1998 г.

Канада
«-----»
Малайзия
«-------»
Сингапур
6–7 ноября 
1989 г.

Чили
11–12 
ноября 
1994 г.

Мексика
17–19 
ноября 
1990 г.

Китайкий 
Тайбэй
12–14 
ноября 
1991 г.

КНР
11–12 
ноября 
1991 г.

Новая 
Зеландия
6–7 ноября 
1989 г.

Таиланд
6–7 ноября 
1989 г.

Гонконг, 
КНР
12–14 
ноября 
1991 г.

Папуа 
Новая 
Гвинея

17–19 
ноября 
1993 г.

США
6–7 ноября 
1989 г.

Индонезия
6–7 ноября 
1989 г.

Перу
14–15 
ноября 
1998 г.

Вьетнам
14–15 
ноября 
1998 г.

Таким образом в состав АТЭС входит 21 независимое государство. Характерно то, что первоначально в момент основания 
данного Форума учредителями его были 12 стран (дата учреждения – ноябрь 1989 г.). 
Процесс трансформационного преобразования на территориях 
стран социалистического лагеря сформировал предпосылки присо
единения к АТЭС в 1991 г. Китая, Гонконга и Китайского Тайбея, 
в 1998 г. – Вьетнама и России. Середина 90-х годов прошлого века характеризуется достаточно глубокими формационными преобразования 
в странах Латинской Америки, в связи с чем в 1994 г. к Форуму присоединяется Чили, в 1993 г. – Мексика, а в 1998 г. – Перу. При присоединении для всех стран-участниц в качестве приоритетных целей указывались: расширение возможностей экономического развития через 
активизацию внешнеторговых потоков на основе последовательной 
либерализации таможенной политики, унификации законодательных 
систем, формирования преференциальных режимов (преимущественно на многосторонней основе) для стран-участниц. При этом все 
страны одновременно являлись членами Всемирной торговой организации (до 1995 г. – ГАТТ), и соответствующая правовая унификация 
законодательных систем, процессуальных норм, сопровождающих торговые потоки (товаров, прав интеллектуальной собственности и инвестиций) в рамках АТЭС, велась в рамках данной организации. 
При этом следует подчеркнуть1, что Китай вступил в состав ВТО 
в 2001 г. и рассматривал процесс присоединения к АТЭС в качестве 
своего рода «школы» последующего членства в ВТО, естественно 
не исключая возможности получения преференций для стимулирования внешнеэкономической деятельности в данном регионе.
На рисунке 1 представлены все страны – члены АТЭС (темный 
цвет показывает страны АТЭС).

Рис. 1. Страны – члены АТЭС 

1 
Присоединение России к ВТО ознаменуется только 2011–2012 гг., 
но данная проблематика и членство в составе стран АТЭС будут рассмотрены позднее.

Таким образом, правомерен вывод, что государства – члены 
АТЭС расположены практически во всех регионах мира за исключением Африки, и поступательность взаимодействия этих стран 
будет отражаться не только на результатах развития собственно 
членов АТЭС, но и государств, территориально граничащих с ними 
в данных регионах мирового сообщества. Фактически результативность экономического сотрудничества стран АТЭС – это один 
из элементов формирования устойчивого развития мирового хозяйства как целостной системы.
Форум АТЭС является де-факто мегарегиональным объединением, основанным на принципах консенсуса, институциональной 
гибкости и открытого диалога, при этом собственно интеграционный процесс в его классической трактовке в рамках стран – 
членов АТЭС не рассматривается. 
Обращает на себя внимание тот факт, что функционирование 
АТЭС осуществляется на основе финансовых взносов сторон, где 
США играют ведущую роль. Так, в 2017 г. взносы сторон составили:
 
• Австралия: 550 000 австралийских долларов;
 
• Япония: 37 518 600 японских иен и 288 100 сингапурских долларов;
 
• Корея: 350 000 долларов США;
 
• Новая Зеландия: 120 000 новозеландских долларов;
 
• Сингапур: 63 920,28 д.е.;
 
• Китайский Тайбэй: 50 000 долларов США;
 
• Соединенные Штаты: 400 000 долларов США.
Сингапур предоставляет офисные помещения в качестве вклада 
в натуральной форме [5].
Таким образом вполне ожидаемым в современных условиях 
является факт навязывания США именно своего видения формирования потоков мировой торговли и давления на страны АТЭС 
в части реализации преимущественно национальных интересов 
США, что реально отразилось на результатах работы саммита 
АТЭС в 2018 г.
Механизм экономического сотрудничества России со странами 
АТЭС до примерно 2013–2014 гг. строился на стратегических положениях внешнеэкономической политики России как в целом, 
так и в данном регионе. В частности, он был ориентирован на инициативное взаимодействие хозяйствующих субъектов (преимущественно опираясь на иерархическую, главным образом ценовую 
конкуренцию), на постепенное снятие экономических границ 
в приграничных регионах, на последовательность снижения роли 
государства в хозяйственном регулировании и собственно в экономической деятельности. Другими словами, избранная Россией 

К покупке доступен более свежий выпуск Перейти