Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Этноязыковые контакты и заимствование

Покупка
Артикул: 776780.01.99
Доступ онлайн
180 ₽
В корзину
В пособии в краткой справочной форме изложены важнейшие проблемы языкознания в пределах программ учебных курсов «Введение в языкознание», «Теория языка», «Русский язык», изучаемых студентами филологических специальностей. В простой и доступной форме, чему способствует тематическое расположение материала, излагается лингвистический минимум проблем теории языковых контактов и заимствования в русском языке. Этот материал раскрывает часть важнейших проблем этнолингвистики и социолингвистики. Пособие содержит сведения, отражающие современное состояние языкознания, позволяющие овладеть терминологией и основами теоретических знаний по лингвистике. Для студентов, аспирантов и преподавателей филологических факультетов вузов.
Хашимов, Р. И. Этноязыковые контакты и заимствование : учебное пособие / Р. И. Хашимов, Е. А. Сотникова. - Москва : ФЛИНТА, 2021. - 224 с. - ISBN 978-5-9765-4555-7. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/1863973 (дата обращения: 20.05.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
Р.И. Хашимов 
Е.А. Сотникова

ЭТНОЯЗЫКОВЫЕ КОНТАКТЫ
И ЗАИМСТВОВАНИЕ

Учебное пособие

Москва
Издательство «ФЛИНТА»
2021

УДК 811.161.1:39
ББК  81.411.2-02
         Х29

Х29         Э

ISBN 978-5-9765-4555-7

УДК 811.161.1:39
ББК 81.411.2-02

ISBN 978-5-9765-4555-7
© Хашимов Р.И., Сотникова Е.А., 2021
© Издательство «ФЛИНТА», 2021

Хашимов Р.И. 
      тноязыковые контакты и заимствование [Электронный ресурс] : 
учеб. пособие / Р.И. Хашимов, Е.А. Сотникова. — Москва : 
ФЛИНТА, 2021. — 224 с.

   В пособии в краткой справочной форме изложены важнейшие 
проблемы языкознания в пределах программ учебных курсов 
«Введение в языкознание», «Теория языка», «Русский язык», 
изучаемых студентами филологических специальностей. В простой и 
доступной форме, чему способствует тематическое расположение 
материала, излагается лингвистический минимум проблем теории 
языковых контактов и заимствования в русском языке. Этот 
материал раскрывает  часть важнейших проблем этнолингвистики и 
социолингвистики. 
Пособие 
содержит 
сведения, 
отражающие 
современное 
состояние 
языкознания, 
позволяющие 
овладеть 
терминологией и основами теоретических знаний по лингвистике. 
  Для студентов, аспирантов и преподавателей филологических 
факультетов вузов.

- 3 
ПРЕДИСЛОВИЕ

Данное учебное пособие подготовлено в соответствии с требовани- 
ями Федерального государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования, предназначено для студентов, 
овладевающих специальностями филологического профиля.
В пособии в краткой справочной форме изложены важнейшие проблемы языкознания в пределах программы учебного курса «Введение в 
языкознание», изучаемого студентами филологических специальностей. 
В простой и доступной форме, чему способствует тематическое расположение материала, излагается лингвистический минимум проблем 
языкознания, которым необходимо овладеть студентам для дальнейшего 
изучения лингвистических дисциплин. Пособие содержит сведения, 
отражающие современное состояние науки о языке и позволяющие 
освоить терминологию и основы теоретических знаний по языкознанию.
Пособие знакомит обучающихся с важнейшими достижениями социо- 
лингвистики в исследовании проблем взаимодействия русского языка 
и языков народов России, стран СНГ, Прибалтики, функционирования 
русского языка как духовной ценности в собственной национальной среде. Пособие включает теоретический материал, разбитый по основным 
темам, вопросы для самоконтроля и тесты, а также список контрольных 
вопросов и тестовых заданий.
Главной задачей вопросов и тестов, завершающих параграфы пособия, 
является закрепление и проверка знаний и способов практической деятельности, полученных обучающимися в процессе освоения материала, 
а также выявление умения применять полученные знания на практике.
Используя список литературы в конце пособия студенты смогут 
участвовать в обсуждении остро дискуссионных вопросов теории и 
практики языковых контактов и заимствования в современном русском 
языке, а также развивать самостоятельную работу в плане научных 
исследований.
Цель пособия — способствовать формированию и воспитанию современной личности, владеющей системой знаний в области функционирования русского языка в национальной, инонациональной и иностранной среде.

- 4 
ЭТНОЯЗЫКОВЫЕ КОНТАКТЫ

§ 1. Развитие языка и языковые контакты

Важнейшей проблемой современного языкознания является проб- 
лема развития языка. Исследование этого процесса вообще и становление, изменение лексической, морфологической и синтаксической систем 
языка в частности можно проводить на различных общетеоретических 
основах. Такой основой может стать и теория языковых контактов.
Специфика развития конкретного языка как исторического явления 
зависит от двух взаимообусловленных факторов. Первый фактор заключается в следующем: происхождение языка и путь его саморазвития 
зависит от места и роли этого языка в кругу родственных языков, от 
структурных особенностей, типологии и строя этого языка, способности 
системы языка к саморазвитию. Второй фактор зависит от процесса 
его взаимодействия с родственными и неродственными языками, от 
степени и активности воздействия одного языка на другой, т.е. зависит 
от языковых контактов. Непосредственные языковые контакты обычно 
сопровождаются односторонним или обоюдным воздействием самих 
этносов. А в древнейшую эпоху такие контакты были определяющими. 
Следовательно, происхождение и саморазвитие языка, с одной стороны, и его внешние контакты, с другой стороны, выступают как силы, 
по-своему противостоящие друг другу, с противоположных сторон 
формирующие своеобразие конкретного языка.
Аналогию языковым процессам можно увидеть в том случае, если 
сравнить развитие языка со становлением человеческой личности.  
С одной стороны, свойства личности определяются его генами и возрастом, т.е. наследственностью и пройденными ступенями индивидуального биологического развития (детство, отрочество, юность т.д.), 
поэтому дети одних и тех же родителей в чем-то похожи. С другой же 
стороны, индивидуальность личности зависит от собственного опыта 
жизни в обществе, от социальной сферы деятельности, поэтому судьба 
братьев и сестер складывается по-разному, своеобразно. Мы пока не 

- 5 
знаем, как и в какой пропорции соединяются в характере и судьбе человека эти слагаемые — генетика и воспитание, возраст и социальное 
положение. По-видимому, это соединение может происходить многообразно. Можно представить полярные модели формирования личности: 
с одной стороны, в тесном кругу ближайших родственников члены 
семьи приобретают очень большое физическое сходство, различаются 
только по возрасту (в итоге, например, мать и дочь могут отличаться 
преимущественно возрастом). А с другой стороны, формирование личности вне семьи, в условиях постоянно меняющегося человеческого 
окружения приводит к тому, что у отца и сына общим может оказаться 
лишь смутное физическое сходство. И все-таки трудно сказать, не 
связано ли это отдаление друг от друга в генетическом плане прежде 
всего с саморазвитием.
Как и жизнь человека, история языка, с одной стороны, состоит в 
развертывании генетически заложенных возможностей системы в процессе саморазвития, а с другой — в результате «встреч», контактов, 
взаимодействия с другими родственными и неродственными языками. 
Для фиксации некоторых изменений в языке в современных условиях 
не обязателен даже длительный непосредственный языковой контакт, 
так как воздействие одного языка на другой может происходить опо- 
средовано, т.е. косвенно, на расстоянии. Можно полагать, что наиболее 
глубокие процессы в истории языка заключаются именно в саморазвитии, в то время как контакты языков — это наиболее заметные события 
языковой истории; при этом генетическое наследство выступает как 
внутренняя структурная определенность языка.
Изменения, обусловленные языковыми контактами, можно обнаружить в истории каждого языка. Не существует генетически «чистых», 
«беспримесных» языков, которые бы в течение тысячелетий развивались без всякого влияния окружающей языковой среды, в полной обособленности от соседей. Прошлое каждого языка представляет собой 
диалектическое единство двух разнонаправленных процессов: конвергенции и дивергенции. Конвергенция (сближение) иногда доходит до 
интеграции, т.е. слияния, смешения разных языков. Критические моменты в процессах дивергенции (расхождения, расподобления) могут 
приводить к расщеплению прежде единых языков сначала на диалекты 
с возможным дальнейшим углублением различий между ними, а затем на самостоятельные отдельные языки. В то же время возможен 

- 6 
вариант, когда какой-либо современный язык сохраняет ядерную основу праязыка. Известно суждение А. Мейе, что «славянский язык — 
это индоевропейский, сформировавшийся в результате длительного 
употребления, глубоко измененный многими влияниями, но в целом 
сохранивший архаический тип (выделено нами. — Р.Х., Е.С.)» (Мейе 
2001: 14). В любом современном языке можно вскрыть как древнейшие 
элементы праязыка, так и сплав языковых явлений, которые восходят к 
разным контактам родственных и неродственных языков и их диалектов. 
Многие явления, например сплав языковых признаков, происходили 
чаще в древнейшую эпоху, когда влияние языковых контактов не были 
зафиксированы. Такая плавка языков и наречий длится тысячелетия, 
продолжается до сих пор, а начиналась она в далеком прошлом, пока 
недоступном современному познанию. Современные знания о языке 
человека нельзя укладывать в прокрустово ложе лингвогенетических 
реконструкций по фонетическим, морфологическим признаками. Эти 
приемы обоснованы только при исследовании существующих или известных древних языков. Истоки реальных языковых элементов являются более древними, чем генетическая семья языков. Они не могут 
быть вскрытыми даже ностратической теорией. На наш взгляд, пока не 
получила должного развития гипотеза о «единой глобальной языковой 
семье» (Щербак 1984: 30).
Существуют языковые факты, которые не имеют до сих пор однозначного толкования. Приведем два лингвистических факта, которые 
объясняются гипотетически, потому что обычными приемами индоевропеистики их не разъяснить, они остаются дискуссионными до сих пор.

Первый факт. Так, древнеиранский религиозный литературный 
памятник первой половины тысячелетия до нашей эры «Авеста» отражает эпоху XVI—IX вв. до н.э. В этом источнике есть фраза Kasnâ 
dэrэtâ zяmца adэ nabяsča?, которая переводится так: Кто учредил Землю 
и Небеса? Обратим внимание на два слова Зямця и Нябясця. Белорус, 
поляк, украинец или даже литовец поймут эти слова (Земля и Небеса) 
как типично славянские единицы. Серб и чех прочтут это как небесчи 
(ц = ч, я = и), а русский согласится с белорусом, учитывая ряд русских 
диалектных соответствий этой огласовки (Рыжков 2002: 44). Одновременно небесчи оформлено по канонам тюркских языков, в том числе 
и узбекского. Как объяснить, что в древнеиранском тексте имеются 

- 7 
славянские элементы? Или сохранением ядерных элементов праязыка, 
или только языковыми контактами. Какой логикой и историей руководствоваться, если исходить, что русский язык якобы стал формироваться только с XIV в., в то время как письменный памятник содержит 
славянский (русский) лексический элемент и утверждает другую дату, 
разделенную двумя тысячами лет? Можно полагать, что слова Зямця и 
Нябясця в древнем тексте «Авесты» представляют собой реликт более 
древнего праязыка. Следовательно, русскому языку как минимум уже 
более двух с половиной тысяч лет. На наш взгляд, привязка начала 
формирования конкретного национального языка к какому-то определенному веку или тысячелетию представляется лишенной логики, во 
всяком случае, весьма дискуссионной. Каждый язык имеет свои определенные этапы развития. Он способен сохранять или терять те или 
иные отличительные и общие признаки.
Древнейшим письменным языком признается санскритский язык, на 
котором написана «Ригведа», датируемая приблизительно 2500 годом до 
нашей эры. Сходство санскритских слов с русскими лексемами иногда 
бывает удивительным. Слово véda (веда) с санскритского переводится 
как «знание», «учение». Русское ведать имеет значение «знать». Индийский санскритолог Дурга Прасад Шастри, посетивший Москву в 
60-е годы XX в., указывал, что сходство в лексике можно обнаружить 
во многих языках. О санскрите и русском языке он говорил, что «общие 
слова могут быть найдены в латыни, немецком, санскрите, персидском 
и русском языках. Удивляет то, что в двух наших языках схожи структура слова, стиль и синтаксис. Добавим еще большую схожесть правил 
грамматики» (Древний санскрит — это русский язык. — URL: http://
slavyanskaya-kultura.ru/slavic/linguistics/drevnii-sanskrit-yeto-russkii-jazyk.
html). Действительно это так. На санскрите цифра 234 (двести тридцать 
четыре) будет звучать как «dwishata tridasha chatwari». Русское выражение To vash dom, etot nash dom (То — ваш дом, этот — наш дом) 
на санскрите будет звучать как Tat vas dham, etat nas dham... Языковеды выявили более двухсот корней, имеющих соответствия в русском 
и санскрите. Например, это такие слова, как мать, сын, дом, живой, 
видеть, дверь, волна, имеют общие корни не только с санскритом, но 
и с другими европейскими языками, в том числе с такими мертвыми, как латинский и древнегреческий. Некоторые санскритские слова 
не имеют соответствий в других западноевропейских языках. Толь
- 8 
ко в русском или в общеславянском языке имеются слова пакость 
(санскр. phakk «бесчестно поступать»), лупить (санскр. lup «лупить,  
резать»).

Второй факт. Во многих этимологических словарях слово орда толкуется как имеющее тюркское происхождение. М. Фасмер приводит употребление этого слова не только в тюркских, но и в монгольских языках: 
«монг. ordu, orda, калм. orde “двор, лагерь, стоянка, орда”» (Фасмер, т. 3, 
1971: 150). Как объяснить происхождение или появление аналогичных 
слов в латинском, романских и германских языках? Ср. латинское выражение Novus ordo saeculorum переводится как Новый порядок веков. 
Латинский язык распространился широко в I тысячелетии до нашей 
эры. Следовательно, лат. ordo имеет значение «порядок». Ср. корневую 
морфему в других языках: нем. die Ordnung «порядок», die Horde «орда», 
«войско, полчище», der Orden «орден», der Ritterorden «рыцарский орден»: 
англ. order «порядок», «приказ», horde «орда», «полчище»; франц. horde 
«орда», «полчище», ordre «приказ», «порядок». М. Фасмер не указывает, 
что и в венгерском языке есть лексема horda «толпа», «орда» «клан», 
«банда». Не стоит забывать, что венгры попали в Европу в IX в. нашей 
эры из восточных земель Западной Сибири, где они контактировали с 
тюрками. Можно согласиться с тем, что слово орда имеет давние тюркские 
корни. Это слово в трех формах и с развитой полисемией зафиксировано 
в словаре Махмуда Кашгарского еще в XI столетии. 
Надо учитывать широкий аспект лингвистического, культурологического и исторического обстоятельства заимствования. Письменная 
фиксация развитой полисемии слова орда и его однокоренных производных в западноевропейских языках в Средние века никак не свидетельствует о том, что это слово проникло только под непосредственным воздействием тюркских племен в Средние века, когда они вышли 
на историческую арену в связи с татаро-монгольскими завоеваниями.  
На наш взгляд, развитая система семантической структуры слова орда 
в европейских языках, включая и славянские, и финно-угорские, указывает на то, что эта лексема уже жила продолжительное время в этих 
языках. Мы полагаем, что это произошло в результате непосредственных 
этноязыковых контактов еще во времена империи Атиллы в Европе, в 
эпоху нашествия гуннов, великого переселения народов. В 370 г. гунны 
из азиатских степей пересекли Волгу, на этот момент в их состав вхо
- 9 
дили монголы, угры, тюркские и иранские племена. Именно поэтому 
распространилась весьма популярная лексема орда в значениях «полчище», «орда», «войско», «порядок», «приказ». Эти значения имеют 
хождение во всех тюркских и монгольских языках. 
Во многих словарях слово амбар также относят к тюркским заимствованиям (Шанский, Фасмер, Черных). Но если сравнить лексему амбар 
с санскритским ambarajami «собираю, коплю», то можно подвергнуть 
сомнению и этот языковой факт.
Рассмотрим, как проявляется конвергенция и дивергенция на примере русского, таджикского и английского языков. 
В VI—VII вв. н. э. славянские племена расселялись на огромных 
просторах от Ильменя на севере до Греции на юге, от Оки на востоке 
до Эльбы на западе. Различные группы славян оказались в различных 
природных и культурных условиях, вступали в контакты с племенами и 
народностями разного происхождения и неодинакового уровня развития. 
Дивергентные явления начинают действовать весьма активно. Связи 
между различными племенами славян становились спорадическими, 
т.е. начинали действовать свои внутренние законы развития общества и 
языка, одновременно разные племена испытывали воздействие других, 
неславянских племен и их языков. Отражением этих неодинаковых условий существования славянских племен являются различные действия 
одного и того же языкового закона. Так, общеславянское сочетание *tort 
дает различные рефлексы: ср. злато в южнославянских языках, злотый 
в польском, золото в русском, украинском и белорусском языках. Действие таких внутренних законов, как падение редуцированных в фонетике, различие в морфологии приводят к существенным изменениям в 
русском языке. Возможно, эти изменения частично были обусловлены 
взаимодействием с неславянскими языками, которые воздействовали 
в общеславянскую и восточнославянскую эпохи. Восточные славяне 
взаимодействовали со скандинавами, печенегами, половцами, иранскими и другими племенами, но сохранили свою идентичность. А одно 
из южнославянских племен примет имя тюрков — булгар — и станет 
называться болгарами. Только в одном славянском языке — языке болгар — исчезнет склонение имен существительных. Почему? На наш 
взгляд, на изменение такой устойчивой морфологической категории 
могли повлиять, скорее всего, только этноязыковые контакты болгар 
и тюркоязычных народов. Древнеболгарский народ примет письмен
- 10 
ность, создаст письменно-литературную форму языка, которая получит 
признание и за пределами южнославянского ареала.
С принятием христианства на Руси в 988 году в период княжения 
Владимира начинают действовать конвергентные законы, так как складывается единый древнерусский язык в двух своих разновидностях: 
письменной и народно-разговорной формах существования. Древнерусский язык постепенно нивелирует различия племенных языков кривичей, древлян, вятичей, полян, т.е. вначале действуют конвергентные 
явления. В этот период на Руси функционирует греческий язык как 
язык религии, параллельно с ним в той же сфере используется церковнославянский, который становится не только языком обучения, но 
и средством проникновения византийской культуры. В XII—XIII вв. 
начинают действовать вновь дивергентные явления: феодальная раздробленность древнерусского государства этого периода — Киевской 
Руси — приводит к тому, что обусловливает формирование новых территориальных диалектов. Отдельные русские земли тяготеют к связям 
с Литвой и Польшей, другие спорадически меняют центры русской 
государственности. Конвергентным тенденциям способствовали:  
1) перемещение русской государственности из Киева и Чернигова на 
север и северо-восток: в Новгород, Ростов Великий, Суздаль и в Москву; 2) неоднозначные связи русских князей с татаро-монголами, с 
Великой степью. В этот период закладываются основы развития трех 
близкородственных языков — русского, украинского и белорусского, 
перестают действовать не только общие языковые закономерности, но 
и понимание единства древнерусского народа.
Наибольшее влияние на развитие русского языка оказали византийская культура, христианство, а также греческий язык. Поэтому в 
русском языке имеются многочисленные заимствования из этого языка 
в различных сферах жизни общества. Но об этом мы будем говорить 
более подробно позже. 
Таджикский народ и его язык сложились в древнейшую эпоху.  
В этногенезе таджиков приняли участие различные этнические общности VII—VI вв. до н.э., говорившие на восточноиранских языках.  
К ним относятся бактрийцы, согдийцы, парфяне, маргианцы, хорезмийцы, парканцы и сако-массагетские племена горных и степных областей 
Средней Азии. Из этих племен наибольшее влияние на формирование 
таджикского языка оказали бактрийцы и согдийцы. Формирование 

Доступ онлайн
180 ₽
В корзину