Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Интерактивный подход к описанию лексики и грамматики

Покупка
Артикул: 776742.01.99
Доступ онлайн
300 ₽
В корзину
В монографии рассматривается возможность применения принципов речевого общения («интерактивный подход») к описанию особенностей русской лексики, фразеологии и грамматики. Особое внимание уделяется так называемым «трудным случаям»: конкуренции видов глагола, особенностям приставочных глаголов движения, различиям между синонимами, «нюансам» лексических значений, системности фразеологических единиц и ряда других, которые не получили удовлетворительного описания без обращения к взаимодействию участников общения. Для лингвистов-русистов и теоретиков языкознания, а также для практиков: преподавателей русского языка, в том числе как иностранного или неродного, для лексикографов.
Борисова, Е. Г. Интерактивный подход к описанию лексики и грамматики : монография / Е. Г. Борисова. - Москва : ФЛИНТА, 2021. - 196 с. - ISBN 978-5-9765-4520-5. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/1863870 (дата обращения: 16.07.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
Е.Г. Борисова

ИНТЕРАКТИВНЫЙ ПОДХОД
К ОПИСАНИЮ ЛЕКСИКИ
И ГРАММАТИКИ

Монография

Москва
Издательство «ФЛИНТА»
2021

УДК 811.161.1'36
ББК 81.411.2-2
Б82

Ре це нзе нты:
действительный член РАН, заведующий отделом
Института языкознания РАН, проф., д-р филол. наук В.М. Алпатов;
проф., д-р филол. наук, зав. кафедрой языкознания
и переводоведения ГАОУ ВО г. Москвы МГПУ О.А. Сулейманова

Б82 

Борисова Е.Г.
  Интерактивный подход к описанию лексики и грамматики 
[Электронный ресурс] :  монография / Е.Г. Борисова. — Москва : 
ФЛИНТА, 2021. — 196 с.
ISBN 978-5-9765-4520-5
В монографии рассматривается возможность применения 
принципов речевого общения («интерактивный подход») к описанию особенностей русской лексики, фразеологии и грамматики. Особое внимание уделяется так называемым «трудным случаям»: конкуренции видов глагола, особенностям приставочных 
глаголов движения, различиям между синонимами, «нюансам» 
лексических значений, системности фразеологических единиц и 
ряда других, которые не получили удовлетворительного описания без обращения к взаимодействию участников общения.
Для лингвистов-русистов и теоретиков языкознания, а также 
для практиков: преподавателей русского языка, в том числе как 
иностранного или неродного, для лексикографов.

УДК 811.161.1’36
ББК 81.411.2-2

ISBN 978-5-9765-4520-5 
© Борисова Е.Г., 2021
© Издательство «ФЛИНТА», 2021

Оглавление

Предисловие  ....................................................................................................6

Ч АСТ Ь I. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ГОВОРЯЩЕГО
И СЛУШАЮЩЕГО В РЕЧЕВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ  ....... 11

Гла ва  1. Отражение действий участников общения
в современных лингвистических исследованиях  .................................11

1.1. Функциональные динамические модели языка  ..................................11
1.2. Поведение участников общения как предмет
научной дисциплины  .............................................................................14
1.3. Общение в дискурсивном аспекте  ........................................................15
1.4. Деятельностный подход в описании языка  .........................................16
1.5. Деятельность говорящего  ......................................................................18
1.6. Действия адресата (слушающего) в ходе общения  .............................25
1.7. Эмоциональные и экспрессивные моменты
в восприятии сообщения  .......................................................................32

Гла ва  2. Взаимодействие между участниками общения
в аспекте прагматического подхода .........................................................35

2.1. Общение как взаимодействие коммуникантов  ....................................35
2.2. Постулаты Грайса в лингвистическом описании  ................................36
2.3. Что следует из принципов речевого общения
для лингвистического описания? ..........................................................39

Гла ва  3. Выбор лексемы в интерактивном подходе  .........................43

3.1. Модели выбора лексических единиц в речепорождении  ...................43
3.2. Действия говорящего при выборе языковых единиц  ..........................44
3.3. Приставочные глаголы движения в свете правил выбора
лексической единицы  .............................................................................50
3.4. Выбор лексемы из слов, близких по значению
(убедить — доказать — аргументировать)  ......................................56
3.5. Выбор подходящей лексемы в особо трудных случаях
(пользоваться — использовать)  ...........................................................61
3.6. Выбор лексем и дополнительные коннотации  ....................................63

Гла ва  4. Применение модели прагматического выбора
в грамматических описаниях  ...................................................................69

4.1. Отличие семантики грамматических категорий
с номинативным значением от значений лексем  .................................69
4.2. Представление семантики русского глагольного вида  .......................71
4.3. Выбор глагольного вида в интерактивном подходе  ............................76
4.4. Предварительные итоги  .........................................................................83

Примечания к части I  ...................................................................................86

Ч АСТ Ь II. МОДЕЛИРОВАНИЕ СЕМАНТИКИ
ЯЗЫКОВЫХ ЕДИНИЦ С УЧЕТОМ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ
УЧАСТНИКОВ ОБЩЕНИЯ  ............................... 91

Гла ва  5. Лексическое значение и его описание
с позиций интерактивного подхода  .........................................................92

5.1. Значение лексико-семантического варианта слова  .............................92
5.2. Объем лексико-семантического варианта  ............................................93
5.3. Факторы, определяющие процедуры толкования лексем  ..................96
5.4. Толкование ЛСВ: случай шагнуть и ступить  ..................................100
5.5. Принципы семантизации ЛСВ в интерактивном
подходе (итоги)  .....................................................................................102

Гла ва  6. Система и узус в интерактивном описании  .....................103

6.1. Соотношение системы и узуса в зеркале лингвистических
исследований  ........................................................................................103
6.2. Значение языковой единицы как основание
для выводов говорящего  ......................................................................106
6.3. Выбор и узуализация: случай глаголов шагнуть и ступить  ...........108

Гла ва  7. Структура лексического значения (значение, оттенок,
общее значение слова)  .............................................................................. 111

7.1. О соотношении многозначности (полисемии) и омонимии ............. 111
7.2. Значения и оттенки значений  ..............................................................113
7.3. Общее, или широкое значение  ............................................................119
7.4. Значение лексемы: три составляющих  ...............................................124

Гла ва  8. Системность, узус и несвободная сочетаемость
языковых единиц  ......................................................................................127

8.1. Несвободное значение слова во фразеологизме  ................................127
8.2. Моделирование выбора несвободного элемента  ...............................130
8.3. Соотношение между системностью и узусом
и степень устойчивости коллокаций  ..................................................131
8.4. Серийность метафоры в свете интерактивного подхода  ..................134
8.5. Словообразование: продуктивность и потенциальная лексика  .......137

Гла ва  9. Интерактивный подход и развитие значений
языковых единиц  ......................................................................................139

9.1. Диахронические аспекты синхронического описания  .....................139
9.2. Возникновение новых значений лексемы  ..........................................141
9.3. Развитие значения и внутренняя форма слова  ..................................143
9.4. Узуализация частно-видовых значений  .............................................146
9.5. Правила выбора и формирование территориальных вариантов
языка  ......................................................................................................151

Примечания к части II ................................................................................155

Заключение  ..................................................................................................162
Библиография  ..............................................................................................168
Использованная литература  .......................................................................169

ПРИЛОЖЕНИЕ
Словарные описания лексем ................................................................181

Указатель .......................................................................................................193

Памяти моих учителей
Андрея Анатольевича Зализняка
и Зои Михайловны Шаляпиной

ПРЕДИСЛОВИЕ

В книге рассматриваются возможности применения интерактивного подхода, т.е. учета взаимодействия участников общения, к описанию не только прагматических проблем, но и к грамматической и лексической структуре языка. Первые замечания о 
таких возможностях были высказаны в первой половине 1980-х 
годов. Независимо друг от друга идею применить постулаты 
Грайса для описания грамматики высказали Г. Раппопорт, описавший таким образом использование видов русского глагола в модальном употреблении, и автор этих строк, попытавшийся применить эти постулаты к описанию русских глаголов движения.
Насколько нам известно, Г. Раппопорт не продолжил исследований в данной области. При встрече на одной из аспектологических конференций он едва мог припомнить свою тогдашнюю работу. Однако в нашей стране эти исследования 
продолжались. И идеи учета взаимодействия участников общения при описании лексических или грамматических явлений 
высказывались, к примеру, И. Шатуновским. Они были положены в основу описания коллокаций (устойчивых сочетаний) в 
нашей работе «Принципы описания коллокаций». Кроме того, 
в различных статьях отражается использование этих идей для 
описания некоторых случаев употребления видов русского глагола, ряда лексем, сочетаемости слов. Такое использование схожего инструментария заставляет свести воедино все случаи его 
применения и описать как единый подход, который в ряде работ 
назван интерактивным.
Заявление о новом подходе к описанию тех или иных явлений языка должно, по нашему мнению, иметь достаточно веское 

обоснование. В соответствии с принятым в науке принципом 
«бритвы Оккама» объявление нового инструмента должно обосновываться не внутренними возможностями развития науки, 
например, переформулировками лингвистических правил с использованием самого современного понятийного аппарата, а реальными достижениями в описании языка, которые без нового 
подхода получены бы не были. Иными словами, за любым новым направлением должны стоять результаты, которые позволяют интерпретировать или прогнозировать то или иное использование языковых единиц любого уровня.
Блестящим примером здесь можно считать модель «Смысл—
Текст», которая не просто дала новое видение языкового механизма и его работы, но и позволила описать такие явления, 
как, к примеру, поверхностно-синтаксические отношения, существенно расширив список принятых в русистике отношений 
между членами предложения. И одним из важнейших вкладов 
в лингвистику оказалось понятие лексической функции, позволившей вскрыть и описать особенности семантики коллокаций, 
называвшихся тогда, вслед за В.В. Виноградовым, фразеологическими сочетаниями. Подобный практический вклад в описание языка характеризует практически все мало-мальски значимые предложения по созданию нового теоретического аппарата 
языкознания.
Интерактивный подход не претендует на глубокий пересмотр лингвистического инструментария, хотя введение в аппарат процесса «взвешивания», сравнения двух или более «кандидатов» на место в высказывании вносит определенные моменты 
не только в отражение деятельности коммуникантов, но и в описание единиц языка. Доказательством полезности обращения 
к этой — довольно громоздкой — процедуре может служить 
описание видов глагола в условиях конкуренции, приставочных глаголов движения (типа уйти, выйти, отойти), некоторых 
близких по значению лексем (пользоваться, воспользоваться, 
использовать). Такой подход позволяет по-новому взглянуть 
на различия между лексико-семантическими вариантами (зна
чениями) лексем, в частности на проблему «оттенка значения». 
Он может быть использован для описания свободной и несвободной сочетаемости. В книге все эти случаи рассматриваются 
и аргументируются подробно.
Важно отметить, что появление этого подхода связано не 
только с прогрессом в теоретическом языкознании, включившим в рассмотрение деятельность участников коммуникации 
и их устремления, что и описывают постулаты Грайса. Практически все исследователи, так или иначе обратившие внимание на возможность интерактивного подхода, были связаны 
с преподаванием неродных языков, в частности, русского как 
неродного. Именно для данной сферы характерно обостренное внимание к поведению говорящего, что рано или поздно 
должно было натолкнуть на мысль: в это поведение входит и 
моделирование возможного понимания слушающим того, что 
будет сказано. Если принять точку зрения, что описание языка как неродного составляет особое направление в прикладной 
лингвистике — а в пользу нее говорят многие блестящие результаты, полученные преподавателями английского, русского, 
немецкого и ряда других языков, то можно считать, что интерактивный подход является порождением этого направления, 
как модель «Смысл—Текст» явилась порождением компьютерной  лингвистики.
Данную работу мы тоже считаем развитием модели 
«Смысл—Текст», хотя некоторые ее положения, например, представление о возможности недискретного описания в лингвистике, противоречат ее основным принципам.
При описании значения слова мы ориентируемся на основные требования к толкованию, выдвинутые Ю.Д. Апресяном, а 
метаязык описания в основном соответствует традиции учебной 
лексикографии в сфере РКИ. Мы не претендуем на выявление 
«семантических примитивов», а используем в толкованиях слова с более простым значением, которые, как правило, узнаются 
на более ранних этапах изучения иностранного языка и потом 
используются в моноязычных толковых учебных словарях.

Работа состоит из двух частей. В первой описывается предлагаемая автором модель выбора лексических и грамматических 
единиц с учетом взаимодействия Говорящего и Слушающего 
(интерактивный подход). Во второй части рассматриваются возможные следствия из принятия этой модели для описания различных фрагментов языковой системы: толкований лексических 
значений и частных значений грамматических категорий, узуализации и других аспектов языковых изменений, в том числе и 
серийности метафор, формирования различий между территориальными вариантами русского литературного языка.
Если коротко изложить то новое, что можно узнать в процессе чтения этой книги, то оно сведется к следующим положениям. 
Найдет свое объяснение такое явление, как «частичная приемлемость», что обозначается обычно знаком вопроса (в отличие от 
полной неприемлемости, обозначаемой звездочкой-астериксом 
(глава 2)). Будут объяснены различия в степени приемлемости некоторых форм в идеолектах разных людей (глава 3), в том числе 
жителей разных регионов (глава 9). Станут понятны случаи превращения неприемлемых форм в приемлемые в определенном 
контексте (глава 5). Найдут место в системном описании лексики такие явления, как оттенки (нюансы) лексического значения и 
общее значение лексемы (глава 7), место узуализации в модели 
речевой деятельности (глава 6), фразеологическое значение и возможность выявления алгоритмов выбора несвободной единицы 
в коллокации (глава 8), а также многие «сложные случаи конкуренции русского глагольного вида» (глава 4). Кроме того, будут 
затронуты диахронические (или как сейчас говорят, микродиахронические) вопросы, касающиеся сдвигов значений, появления 
новых значений у слов (глава 9). Здесь перечислены только те вопросы, которые получаются как «сухой осадок», какие-то осязаемые результаты, применимые в различных направлениях языкознания. В целом они имеют обоснование в предложенном в книге 
подходе, названном нами интерактивным.
Надо отметить, что обилие ссылок на собственные работы 
создает впечатление, что автор на протяжении всей своей науч
ной деятельности развивал интерактивный подход в различных 
сферах лексикологии и грамматики. Это не совсем так. Работа 
над возможностями использования прагматических принципов в различных сферах языкознания действительно проходила в течение многих десятилетий. Однако одновременно с этим 
мне приходилось описывать достаточно сложные явления языка 
(преимущественно русского, так как в этом случае я опиралась 
на интуицию носителя): усилительные частицы, междометия, 
коллокации, виды глагола, картирование действительности, инструмент речевого воздействия, имплицитность и многое другое. Эти задачи решались в соответствии с оптимальными средствами описания, поскольку их сложность делала приемлемым 
любое описание, дающее удовлетворительный результат, без 
оглядки на подтверждение каких-то общих положений. Однако, 
действительно, оказалось так, что многие из этих независимо 
полученных результатов могут найти подтверждение или даже 
объяснение в рамках интерактивного подхода, что и отражено в 
данной монографии.
В заключение хотелось бы поблагодарить всех коллег, кто 
участвовал в обсуждении теоретических и прикладных аспектов 
подхода, описанного в данной книге: З.М. Шаляпину, подсказавшую ряд очень интересных идей в части восприятия и понимания, Е.В. Падучеву, А.Н. Баранова, В.А. Плунгяна, А. Зализняк, 
М.А. Кронгауза, Т. Ройтера, И.М. Шаронова и многих других. 
Глубоко благодарна рецензентам — В.М. Алпатову и О.А. Сулеймановой, чьи работы всегда вызывали у меня восхищение и 
нередко вдохновляли на исследования, нашедшие отражение и в 
данной книге. Особая благодарность — Е.И. Ягуновой, которая, 
познакомившись с принципами интерактивного подхода, сказала: «Конечно, так и должно быть, а как иначе?», чем очень вдохновила автора.

Ч АСТ Ь  I

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ГОВОРЯЩЕГО
И СЛУШАЮЩЕГО
В РЕЧЕВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Глава  1. ОТРАЖЕНИЕ ДЕЙСТВИЙ
УЧАСТНИКОВ ОБЩЕНИЯ
В СОВРЕМЕННЫХ ЛИНГВИСТИЧЕСКИХ
ИССЛЕДОВАНИЯХ

В данной главе описываются основные типы действий, которые в соответствии с современными моделями общения совершают участники речевого общения. Мы опираемся на представления, выработанные в рамках динамических моделей 
языка, тех из них, которые так или иначе относятся к прагматической научной парадигме. В главе отражается история становления подходов, учитывающих деятельность говорящего 
и слушающего, и описываются представления о деятельности 
участников общения, рассматриваемой независимо друг от 
друга.

1.1. Функциональные динамические модели языка

Описание языка в ходе развития языкознания прошло несколько этапов, которые можно представить себе как движение от статических моделей, отражающих структуру языка, ко 
все большему учету динамики — необходимого свойства реализации этих структур (Алпатов 1998). Причем в какой-то момент — в конце XVIII — начале XIX в. (обычно это считают 

началом научного языкознания) динамика рассматривалась достаточно масштабно, в историческом плане. А целью лингвистической науки представлялся ответ на вопрос: «Почему?» в 
смысле «Откуда и как получилось?». Более чем через полвека, 
после длительного периода внимания к историческим аспектам 
языка, вперед снова выдвинулись вопросы функционирования 
языковых структур, а вопрос «Почему?» стал связывать какието фрагменты этих структур с психическими особенностями 
«человека говорящего» (Алпатов 2015).
Итак, история языкознания в целом предстает как движение 
от статичного описания языковых систем к выяснению условий 
их функционирования. Причем последний сдвиг чаще всего связывается с практическими задачами языкознания, нашедшими 
воплощение в прикладных направлениях лингвистики — компьютерной, педагогической, перлокутивной, юридической и т.п. 
(примечание 1).
Справедливости ради следует отметить, что системное 
описание языка, возникшее еще в Древнем мире и благополучно существующее и в наши дни, не полностью отрывает 
языковые единицы от выполняемых ими функций. В частности, любая грамматическая парадигма содержит не только 
средства выражения — морфемы, синтаксемы — но и содержание этих знаков. А указание на отражаемые синтаксические 
особенности (например, падежей русских прилагательных) 
или семантические детали (значение числа, глагольного времени) — определенным образом связывает знаки из парадигм 
с условиями их функционирования: есть необходимость выразить данное значение — употребляй соответствующий языковой знак.
Развитие новых направлений, относимым к динамическим, 
функциональным и т.п., связано с тем, что была обнаружена 
сложность указанной связи и необходимость создания специальных описаний, отражающих все тонкости условий употребления 
языковых знаков. Как вехи на этом пути может быть отмечен 
Пражский функционализм (ПЛК 1966), затем и другие направ
ления функционализма, включая отечественную ленинградскую 
школу функциональной грамматики (Бондарко 1981).
Несомненно, огромную роль для отечественного языкознания сыграла модель «Смысл—Текст», которая последовательно 
и полно описывает связи между единицами языка (лексемами, 
морфемами, грамматическими конструкциями, фонетическими 
и интонационными единицами) и семантическим содержанием, 
передаваемым этими единицами (Мельчук 1976).
Появившийся на рубеже 1960—1970-х годов прагматический подход к языку (Verschuren 1997; Демьянков 1982; Кобозева 2000) ввел условия общения в ранг важных, иногда даже 
доминирующих факторов работы языковой системы. Костяком 
понятийного аппарата стали описанные в (Грайс 1985) принципы речевого общения.
Следует отметить, что до «торжества прагматики» многие 
различные направления прагмалингвистики, уже формировались в рамках различных научных направлений. Если говорить 
об отечественных школах речевого общения, то следует отметить риторическое направление, возглавлявшееся Ю.В. Рождественским (Рождественский 1979) и продолжающее развитие 
без особых связей с прагматикой (Аннушкин 2019). Основные 
положения прагматики можно обнаружить в исследованиях речевого этикета (Формановская 2007, Гольдин 1983; Стернин 
1993).
Отдельного изучения заслуживает описание языка в сфере 
преподавания, на отечественной почве — русского (РКИ). Тут 
еще в 1960-е годы сформировалось направление, в рамках которого при решении практических задач обучения (в первую очередь, говорению и письму) были выдвинуты интересные идеи, 
которые учтены и в нашем исследовании.
Не должны остаться вне поле зрения и исследования в сфере профессионального общения, оформившиеся в отдельные 
направления: политическая лингвистика (Паршин 1988; Чудинов 2007), медиалингвистика (Володина 2006; Добросклонская 
2007), маркетинговая лингвистика (Пирогова 2000; Ксензенко 

Доступ онлайн
300 ₽
В корзину