Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Когнитивно-семантические структуры дискурса: системное взаимодействие и семантическая энтропия

Покупка
Артикул: 748759.02.99
Доступ онлайн
400 ₽
В корзину
Монография посвящена комплексному исследованию когнитивно-семантических структур дискурса, формирующихся и функционирующих в качестве когнитивного обеспечения понимания и интерпретации речи, а также изучению энтропийных процессов, развивающихся в семантических структурах и влияющих на конечный результат интерпретации. Монография предназначена лингвистам, изучающим когнитивно-прагматические аспекты языка, аспирантам и студентам лингвистических специальностей.
Гусаренко, С. В. Когнитивно-семантические структуры дискурса: системное взаимодействие и семантическая энтропия : монография / С. В. Гусаренко. - Москва : ФЛИНТА, 2021. - 313 с. - ISBN 978-5-9765-4407-9. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/1863831 (дата обращения: 29.05.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
С.В. Гусаренко 

КОГНИТИВНО-СЕМАНТИЧЕСКИЕ 
СТРУКТУРЫ ДИСКУРСА 

СИСТЕМНОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ 
И СЕМАНТИЧЕСКАЯ ЭНТРОПИЯ 

Монография 

Москва 
Издательство «ФЛИНТА» 
2021 

УДК 801.31 
ББК  81.0 
  Г96 

 
Когнитивно-семантические структуры дискурса: системное 
взаимодействие и семантическая энтропия [Электронный ресурс] : 
монография / С.В. Гусаренко. — Москва : ФЛИНТА, 2021. — 313 с. 

ISBN 978-5-9765-4407-9 

Монография 
посвящена 
комплексному 
исследованию 
когнитивно-семантических структур дискурса, формирующихся и 
функционирующих в качестве когнитивного обеспечения понимания 
и интерпретации речи, а также изучению энтропийных процессов, 
развивающихся в семантических структурах и влияющих на конечный 
результат интерпретации. 
Монография 
предназначена 
лингвистам, 
изучающим 
когнитивно-прагматические аспекты языка, аспирантам и студентам 
лингвистических специальностей. 

УДК 801.31 
ББК 81.0 

ISBN 978-5-9765-4407-9              
  © Гусаренко С.В., 2021 
© Издательство «ФЛИНТА», 2021 

Гусаренко С.В.

  Г96 

ПРЕДИСЛОВИЕ 

Предпринятое исследование имело целью изучение и описание с определенным уровнем формализации комплекса когнитивно-семантических структур, обеспечивающих актуальную, т.е. одновременную восприятию когнитивную обработку речевого произведения (в русле процессуального подхода), что 
представляется возможным ввиду доступности для наблюдения его поверхностных структур, условий порождения и интерпретации, знания статуса автора, адресата и прочих дискурсивных факторов. 
При изучении комплекса когнитивно-семантических структур, обеспечивающих актуальную когнитивную обработку речевого произведения, мы исходили из принципа необходимой достаточности: во избежание неоправданного 
умножения когнитивно-семантических сущностей мы включали в состав этого 
комплекса только те из них, без которых было бы невозможно формирование 
значений и смыслов. 
Хотя исследуемая проблема напрямую связана с пониманием речевого 
произведения как объекта интерпретирующей деятельности, мы ставим целью 
не изучение результирующей интерпретации (Демьянков 1989: 61), но исследование того, в каком составе и каким образом формируются и взаимодействуют 
когнитивно-семантические структуры в ходе понимания речевого произведения, а также рассмотрение вопроса о том, каким образом развиваются энтропийные процессы в этих структурах и какое влияние они оказывают на целостность и функциональную адекватность когнитивно-семантических структур 
дискурса. 
Решение этих вопросов предполагает разработку путей комплексного исследования процессов когнитивной обработки речевых произведений в ходе 
дискурсивного взаимодействия, при этом в таком исследовании должны учитываться следующие существенные положения:  
•
оперативный характер процессов когнитивной обработки речевых
произведений;
•
ключевая роль в этих процессах формирующихся и актуализируемых
структур знания (когнитивных структур);
•
кратковременность существования когнитивно-семантических структур когнитивной обработки речевых произведений в оперативном режиме;
•
парциальность процесса когнитивной обработки речевых произведений, обусловленная в том числе парциальностью репрезентации речевых данных в процессах дискурсивного взаимодействия;

•
сложность и многоплановость взаимодействия формирующихся и актуализированных структур знания в ходе когнитивной обработки речевых произведений в оперативном режиме;
•
ограничения оперативной памяти, обеспечивающей процессы когнитивной обработки речевых произведений;
•
возможность появления дефектов в когнитивно-семантических структурах оперативной обработки речевых произведений;
•
возможность семантических потерь, сопутствующих процессам когнитивной обработки речевых произведений и обусловленных их специфическими характеристиками.
Ответы на затронутые в данной работе вопросы позволили бы внести 
определенную ясность в проблему понимания речевых произведений, несколько приблизиться к построению комплексной модели когнитивной обработки 
речи в ходе дискурсивной деятельности, продвинуться в исследовании механизмов формирования и взаимодействия когнитивно-семантических структур в 
дискурсивном процессе.  
В ходе работы, следуя основным трактовкам дискурса в современной 
лингвистике, в соответствии с целями исследования мы различали два подхода 
в этом направлении: во-первых, дискурс выступает как разновидность речи со 
всем многообразием её социокультурных и коммуникативно-прагматических 
параметров (П. Серио, В.И. Карасик и др.), и, во-вторых, дискурс выступает как 
когнитивно-коммуникативное событие (или последовательность таких событий) (Е.С. Кубрякова, Т. ван Дейк и др.). В рамках когнитивнокоммуникативного подхода в предлагаемой работе вводится понятие актуального дискурса как когнитивно-оперативной репрезентации речевого произведения в совокупности с когнитивно-семантическими структурами и действиями, 
обеспечивающими его когнитивную обработку в каждый определенный момент 
дискурсивного взаимодействия. Введение понятия «актуальный дискурс» имеет 
целью подчеркнуть парциальность процессов когнитивной обработки речевых 
произведений, когда высказывание выступает основной единицей в этих процессах и стимулом для формирования когнитивно-семантических структур, 
представляющих собой как прямые проекции поверхностных репрезентаций, 
так и актуализированные структуры знания. Понятие актуального дискурса 
противопоставляется, с одной стороны, понятию дискурса как социокультурной 
разновидности речи, с другой — понятию дискурса как текста в совокупности с 
его социокультурными и когнитивными детерминантами: протяженности текста-дискурса противопоставляется парциальность дискурса — фрагмента текста в когнитивно-семантической репрезентации в процессе его оперативной обработки. 

В предлагаемой работе представлен аппарат описания когнитивносемантических структур и действий в пределах актуального дискурса —
микросистемы, выступающей в качестве оперативного обеспечения когнитивной обработки речевых произведений; в работе впервые получили комплексное 
описание и теоретическое обоснование процессы и результаты взаимодействия 
когнитивно-семантических структур, формирующих микросистемы актуального дискурса, состав которых и функциональные характеристики полностью 
определяются как самими этими структурами, так и параметрами и результатами их взаимодействия, которые также нашли теоретическое описание в работе. 
В нашем исследовании определены существенные для процессов когнитивной 
обработки функциональные зависимости между пропозициональными репрезентациями и референциальными и пресуппозициональными структурами знания. В ходе исследования разработаны теоретические основания изучения состава и свойств микросистем актуального дискурса посредством выявления дефектов в формирующих их когнитивно-семантических структурах; впервые изложена идея о существенной роли энтропийных процессов, протекающих в 
микросистемах актуального дискурса. 
В монографии получает дальнейшее развитие теория дискурса в аспекте 
когнитивной репрезентации дискурсивного взаимодействия, углубляются основные положения когнитивно-лингвистической теории относительно процессов когнитивной обработки речевых произведений в оперативном режиме, 
уточняются представления о характере взаимной зависимости между поверхностными репрезентациями дискурса и коррелирующими с ними когнитивносемантическими структурами, разрабатываются основы теории семантической 
энтропии, выступающей имманентным свойством когнитивно-семантических 
микросистем оперативной обработки речевых произведений, намечаются новые 
направления в области их когнитивно-дискурсивного анализа. 

ГЛАВА 1. АКТУАЛЬНЫЙ ДИСКУРС 
И СЕМАНТИЧЕСКАЯ ЭНТРОПИЯ 

1.1. Актуальный дискурс как составляющая дискурсивной деятельности 

1.1.1. О теоретических моделях дискурса 

Развитие дискурсивных исследований во второй половине ХХ в. обусловлено, как представляется, двумя главными факторами. Во-первых, появление и 
развитие теории речевых актов выдвинуло речевую прагматику на позиции одного из ведущих направлений в лингвистике. Курс лекций Дж. Остина по основам теории речевых актов (середина 50-х годов) и их публикация в 1962 г. под 
общим названием “How to Do Things with Words” (Austin 1962) оказали существенное влияние на парадигмы лингвистических исследований, открыв для речевой прагматики такие объекты, как условия осуществления речевого акта, 
включая социальные аспекты: само понятие иллокуции как социального взаимодействия, а также внеязыковые установления (Серль 1986а: 174), — и когнитивно-семантические аспекты: интенция, референция, пропозициональное содержание, пропозициональная установка и др. (Остин 1986; Серль 1986а)). Референция при этом рассматривается как компонент речевого акта, полностью 
зависящий «от знания, наличествующего к моменту высказывания» (Остин 
1986: 115). Таким образом, речевое взаимодействие теперь рассматривалось как 
сложный конгломерат социальных и когнитивно-лингвистических факторов, 
что, в общем-то, уже само по себе позволяет отнести такой подход к собственно 
дискурсивным исследованиям, хотя сам термин «дискурс» еще не фигурирует в 
названных работах Дж. Остина или Дж. Серля. Разработка Г.П. Грайсом принципов коммуникативного взаимодействия (Грайс 1985) и изучение способов 
внедрения в высказывание не выраженных эксплицитно сообщений, в сущности, стали теми факторами, которые способствовали развитию учений о дискурсивном взаимодействии и об имплицитных составляющих дискурса. Наконец, Т. ван Дейк от исследований прагматики текста (Дейк 1978 и др.) в конечном итоге пришел к прагматике и семантике дискурса, который рассматривал 
как «коммуникативное событие или коммуникативный акт» в «сложном единстве языковой формы, значения и действия» (Дейк 1989а: 121). При этом Т. ван 
Дейк отмечал, что такое понимание дискурса выгодно отличается тем, что 
включает изучение социальных характеристик коммуникантов и «другие аспекты социальной ситуации» (там же: 122). С другой стороны, названный исследователь полагал, что «синтаксис и семантика предложения в дискурсе описываются с учетом структур и интерпретации соседствующих, обычно предшеству
ющих, предложений того же текста» (там же: 126) и что для анализа дискурса 
существенным является «когнитивный и социальный анализ знаний носителей 
языка» (там же: 128). 
То есть при прагматическом подходе анализ дискурса выступает как комплексное исследование текста как производной от когнитивно-прагматических 
и в определенной мере от социальных факторов, фигурирующих в знаниях 
коммуникантов о мире (т.е. снова прагматический аспект). 
Во-вторых, французская социологическая школа формулирует свое понимание дискурса, в определенной мере отличное от рассмотренного выше. П. 
Серио в работе «Анализ дискурса во Французской школе» определяет предмет 
исследования в русле этого направления (М. Фуко, Ж. Лакан, Ж. Деррида, Ж.Ж. Куртин): это тексты, «произведенные в институционных рамках, которые 
накладывают сильные ограничения на акты высказывания, наделенные исторической, социальной, интеллектуальной направленностью» (Серио 2001: 551); 
анализ дискурса при этом ставит целью «привести к позиционному единству 
рассеянное множество высказываний» (там же), исследование которых позволяет определить их исторически очерчиваемую идентичность в социальном 
плане (Серио 2001: 551). При том что первоначально (50-е годы ХХ в.) термин 
«дискурс» применялся Э. Бенвенистом для обозначения речи, имеющей набор 
признаков принадлежности конкретному субъекту, позднее, в том числе и усилиями М. Фуко (Foucault 1969), задачи анализа дискурса сместились к установлению позиции говорящего «по отношению к другим взаимозаменяемым субъектам высказывания и выражаемой ими идеологии в широком смысле слова» 
(Милевская 2003: 9), т.е. к социальным аспектам речевого взаимодействия. 
Французская школа дискурса (если говорить о преобладающих направлениях) ставит целью, с одной стороны, выведение конституирующих признаков 
социальных разновидностей речи, обусловленных социокультурными и историческими причинами, и с другой — исследование связи дискурса с идеологией. Кроме того, некоторые французские исследователи работали в логикопрагматическом направлении, рассматривая пресуппозиции (преконструкты) 
как основание для развертывания дискурса (Henry 1977). 
В.И. Карасик, трактуя дискурс как текст, погруженный в ситуацию общения, подчеркивает междисциплинарный характер дискурсивных исследований 
и приводит перечень аспектов, в которых дискурс исследуется в прагмалингвистике, психолинвистике, структурной лингвистике, социолингвистике и когнитивной лингвистике. Отметим, что предметом когнитивной лингвистики автор 
считает модели репрезентации дискурсивного взаимодействия в сознании (Карасик 2008). 

При всем разнообразии определений дискурса в настоящее время можно 
выделить три основных варианта трактовки этого термина в лингвистике:  
1. Во французской социологической школе дискурс понимается как речь, 
детерминированная социокультурными факторами, и, соответственно, совокупности разного рода речевых правил и ограничений, обусловленных социальными факторами, выступают неотъемлемой частью понятия «дискурс» (Серио 2001). Близкое к данному подходу определение дает Г.Н. Манаенко: «Дискурс не просто поток речевого общения как одна из сторон социального взаимодействия, но речевое поведение субъекта идеологии, ограниченное в своем 
проявлении конкретными обстоятельствами жизни человека в определенном 
социуме в хронологически очерченных рамках этапа его развития» (Манаенко 
2005: 43). Такой подход к пониманию дискурса в рамках нашего исследования 
интересен прежде всего потому, что все социальные факторы как детерминанты 
дискурса при исследовании его основополагающих свойств в конечном итоге 
могут быть сведены к соответствующим знаниям коммуникантов об этих факторах, т.е. к дискурсивным пресуппозициям, которые выступают когнитивным 
основанием для порождения, понимания и интерпретации речевых произведений, что вполне сообразуется с современным антропологическим направлением 
в лингвистике. 
2. Однако наиболее распространенным в отечественной и зарубежной 
лингвистике является подход, согласно которому дискурс рассматривается как 
обладающее структурно-семантической целостностью речевое произведение в 
совокупности с когнитивно-прагматическими факторами, определяющими его 
параметры (Дейк 1989; Арутюнова 1990: 136; Падучева 2001; Карасик 1998; 
Милевская 2003: 11 и др.). Целостное произведение — это произведение завершенное, обнародованное как продукт речевой деятельности, однако при 
этом всегда остается вопрос, где, в какой сфере существует это целостное произведение в своем первозданном виде. Тот же Тойн ван Дейк, исследуя этот вопрос, предпочитает говорить о макроструктуре текста, под которой понимается 
«то значение — или пропозициональная структура — которое является результатом применения к линейной (sequential) смысловой структуре текста серии 
отображений, “свертывающих” эту смысловую структуру в макроструктуру, 
которая служит кратким выражением содержания текста» (Дейк 1978: 318—
319), и в этом смысле говорить надо, скорее, о дискурсивной репрезентации 
текста в ходе когнитивной его обработки. Но и в этом случае следует учитывать, что когнитивной обработке одновременно может подвергаться довольно 
непротяженное образование, например предложение средней длины (ДжонсонЛэрд 1988: 235) или реплика собеседника в диалоге. То есть дискурс «как целостное речевое произведение» может иметь только фрагментарную репрезен
тацию как в ходе реальной коммуникации, так и в лингвистическом исследовании. С таким пониманием дискурса отчасти сообразуется когнитивное его понимание. 
3. Когнитивный подход предполагает, что дискурсивный анализ «связан с 
разработкой идей относительно когнитивных механизмов понимания дискурса» 
(Кубрякова 1992: 28), при этом «большее внимание уделяется... созданию моделей обработки дискурса» (там же), а сама «речевая (дискурсивная) деятельность как объект исследования — это процесс передачи и восприятия различной информации с помощью лингвистических (и паралингвистических) средств 
в коммуникативной ситуации» (Милевская 2003: 13). Е.С. Кубрякова также 
считает, что «под дискурсом следует иметь в виду именно когнитивный процесс, связанный с реальным речепроизводством, созданием речевого произведения» (Кубрякова 1995: 164). В этом русле ведущую роль приобретает исследование когнитивно-семантических структур и операций, а также характера и 
закономерностей их взаимодействия. Если говорить об интерпретирующей деятельности, то сама постановка вопроса о ее когнитивном обеспечении неизбежно приводит к высказанной ранее мысли о фрагментарной репрезентации материально-знакового образования — речевого произведения — в аппарате интерпретации и, соответственно, сегментированном характере когнитивных образований, сопровождающих интерпретационную деятельность, поскольку эта деятельность во многом определяется дискретным характером поверхностных 
структур, хотя единицы ее не тождественны во всем этим структурам (Леонтьев 
1970: 321).  
Однако, приступая к исследованию свойств актуального дискурса, следует 
избавиться от метафоры «передача знаний (информации)» (вполне приемлемой 
в других контекстах), поскольку такая характеристика коммуникации изначально задает неверное представление о сущности этого процесса. Целесообразнее было бы употреблять термин «коммуникативный процесс», имея при 
этом в виду, что в действительности в процессе общения происходит последовательный материально-знаковый обмен, в ходе которого в результате восприятия знака в сознании реципиента возникают некие представления, более или 
менее адекватные представлениям отправителя, закодированным в знаке. «Дискурс — это прежде всего событие когнитивное», — пишет Е.С. Кубрякова 
(Кубрякова 2001: 10), а когнитивное событие не может происходить одновременно в двух когнитивных системах, принадлежащих разным субъектам, и в 
этом смысле «совместное конструирование смысла», как охарактеризовала 
коммуникативное взаимодействие Д. Франк (Франк 1986: 366), следует понимать как поочередное формирование разной степени схожести, но все же различающихся смыслов в разных когнитивных системах (Матурана 1995). Такая 

позиция позволит с большей реальностью подходить к исследованию свойств 
дискурса (как речевого произведения) и избавиться от иллюзии, что материальный знак уже просто в силу своего существования, допустим в письменном виде, заключает в себе какое бы то ни было значение. Если говорить о письменной форме дискурсивного взаимодействия, то как коммуникативное явление 
оно существует лишь в сам момент создания или восприятия текста, как и при 
устной форме взаимодействия, при этом лишь фрагмент письменного речевого 
произведения в этот момент времени функционирует как собственно коммуникативная сущность и вызывает в сознании читающего представление — коммуникативный коррелят представления автора (Дейк 1978: 292), и «...текст автора 
предстает не как конечный результат творческой деятельности, а как открытое, 
текучее пространство культурного (вербального и невербального) сообщения» 
(Штайн 2004: 370). Предшествующая интерпретируемому фрагменту часть текста уже не может рассматриваться как функционирующая коммуникативная 
сущность уже хотя бы в силу несовершенства, а потому особой избирательности человеческой памяти. То есть приходится констатировать, что как завершенное речевое произведение (текст) функционирующий дискурс существовать не может, или может, если это короткое очень короткое речевое произведение, которое можно удержать целиком в кратковременной памяти.  
Можно говорить о целостности текста-дискурса как явления культуры, но 
и в этом случае речь идет о том, что в сознании представителей этой культуры 
существует некое совокупное представление об определенном тексте-дискурсе 
как о целостном произведении (но не само произведение от первой до последней строки!), которое проявляется в актуализации тех или иных фрагментов 
этого текста в памяти, в цитировании, заимствованиях, т.е. в перлокутивном 
эффекте, говоря словами Дж. Остина (Остин 1986: 93), и не предусмотренных 
автором последствиях восприятия его текста. Для обозначения совокупного 
представления о тексте-дискурсе у носителей одной культуры менее всего помогло бы выражение «духовная сущность», так как ввело бы в заблуждение семантическим компонентом «единство» в своем значении, при том что имеется в 
виду совпадение, общность мнений и оценок. 
В сущности, таким же образом дело обстоит и с устной формой дискурсивного взаимодействия, с тем лишь отличием, что последующее его точное 
воспроизведение в первоначальном виде затруднено по причине свойств человеческой памяти, о которых говорилось выше. 
Г.Н. Манаенко отмечает, что необходимой составляющей структуры дискурса, отображающей «его обусловленность от социокультурного контекста 
(внешнего и внутреннего), предстает форма осуществления речевого общения 
— текст» (там же), что сообразуется с мнением Е.С. Кубряковой, у которой 

Доступ онлайн
400 ₽
В корзину