Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Герменевтические основы техники понимания вербальных текстов

Покупка
Артикул: 776668.01.99
Доступ онлайн
225 ₽
В корзину
В книге освещены проблемы, которые решаются в русле таких современных научных направлений, как коммуникативная и интерпретативная лингвистика. В своей концепции автор исходит из положений герменевтико-феноменологического подхода о том, что на глубинном семантическом уровне коммуникативное взаимодействие носителей языка ориентировано на интерпретативное согласование и понимание. Для лингвистов, филологов, специалистов по интерпретации вербальных текстов.
Тармаева, В. И. Герменевтические основы техники понимания вербальных текстов : монография / В. И. Тармаева. - 2-е изд., расшир. и доп. - Москва : ФЛИНТА, 2019. - 176 с. - ISBN 978-5-9765-4279-2. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/1863364 (дата обращения: 22.05.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
В. И. Тармаева

ГЕРМЕНЕВТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ
ТЕХНИКИ ПОНИМАНИЯ
ВЕРБАЛЬНЫХ ТЕКСТОВ

Монография

2-е издание, расширенное и дополненное

Москва
Издательство «ФЛИНТА»
2019

УДК 801.73
ББК 81
Т20

Ре це нзе нты:
д-р филол. наук, профессор Н.Д. Голев
(Кемеровский государственный университет);
д-р филол. наук, профессор А.М. Каплуненко
(Иркутский государственный университет)

Т20 

Тармаева В. И.
Герменевтические основы техники понимания вербальных 
текстов [Электронный ресурс] : монография / В. И. Тармаева. — 
2-е изд., расшир. и доп. — М. : ФЛИНТА, 2019. — 176 с.

ISBN 978-5-9765-4279-2

В книге освещены проблемы, которые решаются в русле таких 
современных научных направлений, как коммуникативная и интерпретативная лингвистика. В своей концепции автор исходит из положений герменевтико-феноменологического подхода о том, что на 
глубинном семантическом уровне коммуникативное взаимодействие 
носителей языка ориентировано на интерпретативное согласование 
и понимание.
Для лингвистов, филологов, специалистов по интерпретации вербальных текстов.
УДК 801.73
ББК 81

ISBN 978-5-9765-4279-2 
© Тармаева В.И., 2019
© Издательство «ФЛИНТА», 2019

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение  ..........................................................................................................5

Глава 1. Философские основания исследования  .....................................7

1.1. Всеобщность гармонии  ...........................................................................7

1.2. Временная гармония как аспект когнитивной гармонии  ...................18

1.3. Гармония переживаний во времени  .....................................................24

Глава 2. Асимметричность языкового знака  .........................................32

2.1. Имя VS предикат  ....................................................................................32

2.2. Асимметрия именных и предикативных отношений  .........................35

 
2.2.1. Асимметрия соответствия значения имени
его синтаксической функции в языке  .........................................40

 
2.2.2. Асимметрия семантических отношений
между предикатом и его объектом  .............................................42

 
2.2.3. Асимметрия семантических отношений
между подлежащим и сказуемым  ...............................................52

Глава 3. Условия становления когнитивной гармонии
в повествовательном тексте  ...............................................................58

3.1. «Процессуальная сторона» возникновения когнитивной гармонии
в повествовательном тексте  ..................................................................58

3.2. Сценарий как «схемодействование» когнитивной гармонии
в повествовательном тексте  ..................................................................64

3.3. Виды когнитивной гармонии в повествовательном тексте  ................71

3.4. Дивинация событий как установка когнитивной гармонии
в повествовательном тексте  ..................................................................74

3.5. Обоснование и результаты психолингвистического эксперимента, 
подтверждающего концепцию когнитивной гармонии  ......................88

Глава 4. Когнитивная гармония повествовательного текста  .............97
4.1. Динамическая иерархичность уровней сценария когнитивной
гармонии повествовательного текста  ...................................................97
4.2. Свойства когнитивной гармонии повествовательного текста  .........112

Глава 5. Опыт исследования оппозиции «свой — чужой»
в свете теории когнитивной гармонии  ..........................................127
5.1. Обоснование теоретической значимости
и инновационного характера исследования  .......................................127
5.2. Гармония оппозиции «свой — чужой»
в спортивном паблике социальных сетей  ..........................................136

Заключение  ..................................................................................................146

Список литературы  .....................................................................................151

Как сердцу высказать себя?
Другому как понять тебя?
Поймет ли он, чем ты живешь?
Мысль изреченная есть ложь.
Ф.И. Тютчев

ВВЕДЕНИЕ

Настоящее, второе издание монографии не столько исправленное, сколько расширенное и дополненное.
Во-первых, написана новая глава «Опыт исследования оппозиции “свой — чужой” в свете теории когнитивной гармонии» 
и переработана глава «Условия становления когнитивной гармонии в повествовательном тексте», получившая во втором издании название «Условия становления когнитивной гармонии в 
повествовательном тексте. Асимметричность языкового знака в 
аспекте когнитивной гармонии». Практически весь новый текст 
касается проблем герменевтических основ техники понимания 
вербальных текстов. Благодаря этому второе издание полностью 
соответствует своему названию и включает в себя предшествующее.
Во-вторых, новый текст включен в монографию за счет сокращения старого. Полностью исключен раздел «Аксиологические возможности когнитивной гармонии в повествовательном 
тексте» и сокращен на две трети раздел, посвященный экспериментальной процедуре верификации предложенной теории за 
счет объединения двух разделов «Обоснование психолингвистического эксперимента, подтверждающего концепцию когнитивной гармонии асимметрии в повествовательном тексте» и «Описание психолингвистического эксперимента, подтверждающего 
концепцию когнитивной гармонии асимметрии в повествовательном тексте». Данный раздел в новом виде называется «Обоснование и результаты психолингвистического эксперимента, 

подтверждающего концепцию когнитивной гармонии асимметрии». Сокращенный текст носил вспомогательный характер и 
поэтому целостность монографии не пострадала.
В-третьих, расширено и дополнено заключение. Концепция 
полностью сохранена и усилена дополнительной аргументацией 
благодаря плодотворному использованию теоретико-ме то до логи ческого инструментария предложенной теории когнитивной 
гармонии при раскрытии неизученных возможностей процесса 
речевой деятельности, в частности, как механизма формирования оппозиции «свой — чужой» в паблике социальных сетей, 
посвященном спортивным единоборствам.
Автор и издатель надеются, что второе издание более удовлетворит читателей как с точки зрения содержания, так и 
оформления.
Книга посвящается моей семье в благодарность за ее любовь 
и поддержку.
На протяжении всей работы над первым и вторым изданиями мои представления в области герменевтики текста уточнялись под влиянием многих людей, которым я хотела бы выразить особую благодарность.

ГЛА ВА  1. ФИЛОСОФСКИЕ ОСНОВАНИЯ
ИССЛЕДОВАНИЯ

Идея гармонии привлекала и продолжает привлекать к себе 
внимание представителей различных областей знания [Шестаков, 1973; Шубников, 1927; Волошинов, 2000; Сороко, 1984; 
Гримм, 1955; Воробьев, 1978; Боднар, 1994; Гика, 1936; Татаренко, 1999; Гратиа, 1988; Бутусов, 1978; Владимиров, 2002, 2003; 
Баранцев, 2005; Харитонов, 2004; Забродоцкий, 2005; Spinadel, 
1997, 2004; Bergman, 1957 и др.].
В. фон Гумбольдт отмечал: «Как бы ни был богат и плодотворен язык, никогда невозможно представить подлинный 
смысл, совокупность всех объединенных признаков подобного слова (обозначения внефизических объектов гармонии) как 
определенную и завершенную величину» [Гумбольдт, 1984б, 
c. 364]. В. Одоевский подчеркивал: «Когда мы употребляем 
это слово, мы каждым словом вздымаем прах тысячи смыслов, 
присвоенных этому слову (гармонии. — В. Т.) и веками, и различными странами, и даже отдельными людьми» [Одоевский, 
1977].

1.1. ВСЕОБЩНОСТЬ ГАРМОНИИ

«Все сущее в мироздании подчиняется всеобщему закону 
гармонии, проявление которого имеет свою специфику на различных уровнях бытия» [Шевелев, 2000, c. 7]. Хотя устремленность к гармонии является не просто одной из «необходимых 
потребностей, но составляет сущность культуры и определяет 
смысл общечеловеческого движения в Беспредельности» [Шубников, 1927, c. 34], пути достижения гармонии понимались поразному.

Восточная культура видела путь к гармонии через совершенствование внутреннего мира личности. Главным и неисчерпаемым источником гармонии представлялось человеческое 
сознание [Аум. Синтез мистических учений Запада и Востока, 
1990].
В одной из буддийских книг утверждалось: «Неужели владеть Вселенной непременно означает держать в руках власть, 
обладать могуществом, сжимать карающий скипетр и отдавать 
приказы и повеления? Я называю владением Вселенной совсем 
не то. Обрести себя и все. Обретаю себя, и тогда Вселенная обретает меня... Обрести себя — значит сохранять свою целостность и гармонию» [Восток — Запад: Исследования. Переводы. 
Публикации, 1988, с. 5].
С точки зрения восточного менталитета, «человеку следовало только сопрягать свою жизнь с законами космического совершенства, расширяя сознание, открывая в себе вселенский свет» 
(гармонию. — В. Т.) [Жермен, 1994, с. 71].
В восточной культуре глубоко осознавался феномен бесконечности мироздания, которое представлялось «не имеющим 
центра». Как следствие, любая точка мироздания могла считаться центром всего мира, что делало каждую вещь уникальной: 
«Одно во всем, и все в одном» [Классическая поэзия Индии, 
Китая, Кореи, Вьетнама, Японии, 1977, c. 379]. Для восточного 
менталитета важно было, опираясь на силу интеллекта, обнаружить «все в одном» (гармонию во всем. — В. Т.) [Глобальные 
проблемы и общечеловеческие ценности, 1990]. Акцент делался на внутреннее совершенствование, развитие гармоничного 
сознания [Восток — Запад: Исследования. Переводы. Публикации, 1988].
В западной традиции, наоборот, значительные интеллектуальные и физические усилия направлялись на преобразование 
внешнего пространства, совершенствование общественных отношений [Андреев, 1991]. Так, в III в. до н.э. в Греции Платон 
предложил проект, целью которого было достижение всеобщей 
гармонии посредством коренного реформирования социальной 

жизни. В соответствии с проектом следовало «ликвидировать 
частную собственность, упразднить семью, селекционировать 
породу человека, установить жесткий контроль за духовной 
сферой» [Платон, 1990, с. 23]. В эпоху Ренессанса идеи Платона 
вдохновили Т. Мора, Т. Кампанеллу, а позднее и Ф. Бэкона на 
поиск общественной гармонии [Андреев, 1991].
Несомненно, в восточном и западном мировосприятии 
устремленность и потребность в гармонии была и является глобальным жизненно важным ориентиром, призванным уравновесить сознание человека и окружающий мир.
Однако понятие гармонии воспринимается не всегда однозначно. С одной стороны, в обыденном общении оно проявляется как универсально-коммуникативное средство, сравните ситуации, в которых человек выражает спонтанную мысль о том, 
что он в гармонии с собой или что природа вокруг него гармонична. С другой же, если сама идея о гармонии оказывается в 
центре дискуссий, она внезапно пробуждает сомнения перед вопросом: «Что же такое гармония». Это напоминает знаменитую 
мысль Августина Блаженного: «Что же такое время? Если никто 
меня об этом не спрашивает, я знаю, что такое время; если бы я 
захотел объяснить спрашивающему — нет, не знаю» [Августин 
Блаженный, www.psylib®)].
Целесообразным представляется проследить путь гармоничного мировосприятия «от эстетики мифа к гармонии логоса» 
[Лосев, 1991, с. 7].
В соответствии с мифологическим мироощущением вся природа воспринималась живым, одушевленным организмом как 
некое целостное. Мифология способствовала формированию 
чувства гармонии, в основе которого лежало осознание единства многообразного. Так, например, в мифологии индонезийцев голова верховного божества символизировала небесный купол, правый глаз — солнце, левый — луну. «Человек страстно 
стремился к целостному, всеохватывающему восприятию мира, 
пытаясь уловить логику живого космоса, утверждая прорыв к 
гармонии» [Немировский, 1994, с. 72].

Для мифологического мироощущения характерна глубокая 
вера в существование абсолютной гармонии — «золотого века». 
О «золотом веке» как о гармоничном времени писал Гесиод в 
поэме «Труды и дни». «Жили те люди, как боги, со спокойной 
и ясной душою, не ведая горя, не зная трудов. И печальная старость к ним приближаться не смела» [Гесиод, 1927]. В египетской мифологии период незыблемой гармонии — время, когда 
на земле царствовали Осирис и Исида [Лосев, 1991].
Один из наиболее ярких образов, связанных с понятием гармонии, отражен в мифе об Атлантиде. Согласно этому мифу в 
глубокой древности существовала высокоразвитая гармоничная 
цивилизация, которая называлась Атлантидой. Жители Атлантиды пользовались лазерными установками и летательными аппаратами, работающими на фантастических скоростях. Они могли 
общаться путем передачи мыслей на расстоянии и могли, покинув свою физическую оболочку, перейти в качественно иное 
состояние [Аум. Синтез мистических учений Запада и Востока, 
1990, с. 181].
Накапливая и оберегая сакральный духовный опыт, мифы 
открывали «мир абсолютного совершенства, безграничной перспективы для каждого человека, обнадеживали и предостерегали, охватывая весь круг глобальных вопросов Космоса, втягивая 
индивида в мировое пространство, санкционируя пути достижения совершенного состояния гармонии» [Виндельбанд, 1995, 
с. 99].
«Грандиозный прорыв, связанный с жаждой вселенской интеграции и, одновременно, недостаточность реальных средств 
для утверждения действительной, устойчивой гармонии воплотился синтетически в состояние равновесия мистического и обыденного, фантастического и реального, конкретночувственного и символического, что нашло яркое отражение в 
мифах» [Мифы народов мира, 1991, с. 13].
Мифы способствовали «возвышению» человека над обыденностью существования. Человек был не в состоянии подчинить 
себе явления и предметы природы (солнце, звезды, дождь, реки, 

ветер и т.д.), в мифах же они «включались в духовный опыт и 
человек управлял ими с помощью воображения, переводя в плоскость одухотворенной гармоничной реальности» [Лосев, 1965, 
с. 58]. Мифологическое мироощущение способствовало преодолению человеческой ограниченности и установлению гармоничных отношений с мирозданием. Преломляя отраженное бытие, 
первобытный человек пытался уравновесить «оковы суровой, 
а нередко враждебной действительности, ощущениями мгновения божественной легкости и созданием нового, очеловеченного 
мира, согретого теплом гармоничной духовности» [Лосев, 1965, 
с. 58].
Древнегреческая цивилизация выстраивает единство гармоничного мировосприятия: счастье — в душе. Если у животных 
главное — их телесная природа, то у человека — душевный 
склад. Диоген, как и стоики, полагал, что подлинную свободу 
и гармонию обретает лишь тот, кто свободен от страстей (потребностей), возмущающих гармонию души. Один из важнейших путей к гармонии стоики видели в стремлении к единству. 
Согласно им «едины люди, едины все живые существа, едина 
природа, душа и Бог. Высшая цель людей — преодолеть все то, 
что их разъединяет: этнические, рассовые, социальные, государственные барьеры и слиться в космическое братство» [Лосев, 
1963].
Вместе с тем «культивируется идея соразмерности сил человека и природы, гармонии микро- и макрокосма. Так, гармоничное человеческое тело становится “мерой” красоты, универсальным эстетическим принципом» [Лосев, 1963, с. 21].
Усиливается потребность в «переделке» человеческой природы, поиске новых путей самосовершенствования личности 
[Чанышев, 1981].
В Средние века высшей ценностью становится Бог. «На путях обретения Бога как абсолютной гармонии средневековая 
культура упустила важнейшую основу для развития чувства 
гармонии — уникальность личности, способной осознавать и 
уравновешивать в воображении неповторимость каждого земно
го мгновения. Общее подавило единичное, единое стало диктатом для многообразного» [Лосев, 1965, с. 7].
В эпоху Ренессанса «культивируется» идея о том, что опыт 
поможет человеку найти гармонию. Человек «воспитывался на 
том убеждении, что созерцающий природу глядит в божественную сущность» [Лосев, 1965, с. 12]. Задача разума заключалась 
в том, чтобы увидеть всеобщее в частном, божественное в природном, вечное в преходящем. Гармония рассматривалась как 
«очищенное совершенство самой природы, которое необходимо 
выявить, раскрыть, адаптировать» [Лосев, 1965, с. 12]. «Идеальное просвечивает сквозь реальное» [Бахтин, 1994, с. 23].
Последующие годы, в частности эпоха классицизма, «свидетельствовали» о развитии абстрактного мышления. Именно в 
этот период реализовалась идея Лейбница о «предустановленной гармонии», вера в мудрое устройство бытия [Выготский, 
1987].
Все это способствовало оптимистическому мировосприятию 
и «культивированию» идеи о возможности управлять природными и общественными процессами посредством проницательности рассудка [Реале, 1994].
Реалистическое мировосприятие представляло одну из самых заметных тенденций индустриальной культуры. «Усиливая познавательную функцию искусства, реализм в постижении 
мира стремился опираться на гармоничное равновесие субъективного и объективного, эмоционального и рационального, 
конкретного и абстрактного, уникального и типичного» [Реале, 
1994, с. 51].
Импрессионистский взгляд на природную и человеческую 
сущности скорее мифологичен, чем реалистичен. Но это именно 
тот «мифологизм, который обожествляет мгновение и позволяет глубже осознать тайну вселенской гармонии» [Лосев, 1965, 
с. 16].
Иные формы гармонии утверждал романтизм. В основе романтического мировосприятия лежит «смутное томление по аб
Доступ онлайн
225 ₽
В корзину