Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Художественное творчество Айн Рэнд в русском контексте

Покупка
Артикул: 748853.02.99
Доступ онлайн
350 ₽
В корзину
Монография освещает не изученный в России ракурс творчества американской писательницы и философа русского происхождения Айн Рэнд (настоящее имя — Алиса Розенбаум). Традиционно относимое к американскому по своей ментальности, ее художественное творчество на самом деле представляет собой сложное сочетание русского и американского мировоззренческих пластов, включаясь в контекст философских и художественных поисков в России XIX и рубежа XIX—XX веков. Для специалистов по русской и зарубежной литературе, студентов-филологов и всех, кто интересуется проблемами русской и американской литературы.
Григоровская, А. В. Художественное творчество Айн Рэнд в русском контексте : монография / А. В. Григоровская. - Москва : ФЛИНТА, 2020. - 268 с. - ISBN 978-5-9765-4394-2. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/1863342 (дата обращения: 25.05.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
А.В. Григоровская

ХУДОЖЕСТВЕННОЕ
ТВОРЧЕСТВО АЙН РЭНД
В РУССКОМ КОНТЕКСТЕ

Монография

Москва
Издательство «ФЛИНТА»
2020

УДК 821.111(411)
ББК 83.3(7)6
Г83

Ре це нзе нты:
С.Г. Шишкина — канд. филол. наук, доцент (г. Иваново);
А.А. Медведев — канд. филол. наук, доцент (г. Тюмень)

Г83 

Григоровская А.В.
Художественное творчество Айн Рэнд в русском контексте 
[Электронный ресурс]:  монография / А.В. Григоровская. — М. : 
ФЛИНТА, 2020. — 268 с .

ISBN 978-5-9765-4394-2
Монография освещает не изученный в России ракурс творчества 
американской писательницы и философа русского происхождения 
Айн Рэнд (настоящее имя — Алиса Розенбаум). Традиционно относимое к американскому по своей ментальности, ее художественное 
творчество на самом деле представляет собой сложное сочетание 
русского и американского мировоззренческих пластов, включаясь в 
контекст философских и художественных поисков в России XIX и 
рубежа XIX—XX веков.
Для специалистов по русской и зарубежной литературе, студентов-филологов и всех, кто интересуется проблемами русской и американской литературы.
УДК 821.111(411)
ББК 83.3(7)6

Автор искренне благодарит ученого Криса Мэтью Шабарру
(Chris Matthew Sciabarra) за помощь в работе над книгой,
а также выражает признательность Ану Сеппала (Anu Seppala)
(Ayn Rand Institute) и Андрею Волкову (Atlas Society)
за ряд предоставленных материалов

ISBN 978-5-9765-4394-2 
© Григоровская А.В., 2020
© Издательство «ФЛИНТА», 2020

Айн Рэнд
1905—1982

Рекламное фото для книги «Атлант расправил плечи»
(Bennett Cerf’s Random House offi ce, Madison Avenue, 1957).
Автор фото — Филлис Сёрф (Phyllis Cerf) [воспроизводится по:
© Gold L. Ayn Rand’s Atlas Shrugged. https://www.baumanrarebooks.
com/blog/ayn-rands-atlas-shrugged/All rights reserved]

ВВЕДЕНИЕ

Художественное творчество Айн Рэнд (англ. Ayn Rand, 1905—
1982) (настоящее имя — Алиса Розенбаум), американской писательницы и философа родом из России, представляет  собой явление, 
традиционно рассматриваемое в рамках американской литературы: 
именно так ее произведения и принято понимать и в отечественной, 
и в зарубежной американистике1. Причина столь «жесткой» соотнесенности Айн Рэнд исключительно с американской культурой 
заключается в значительной степени в характере ее эмиграции, которая носит добровольный характер, что уже исключает ее творчество из фокуса «возвращенной литературы»2. Немаловажно и то, 
что Айн Рэнд избегала упоминания о своих русских корнях: долгое 
время в США вообще никто не знал, что она приехала из России3. 
При этом «отторжение» писательницы на ее исторической родине 
обусловлено совершенно идеологическими обстоятельствами, ведь 
Айн Рэнд — прежде всего видный философ, и центральным пафосом политической составляющей ее философии было отрицание 
тоталитарного государства, что в сложных современных политических условиях в России является скорее минусом, чем плюсом.

1 См., например, следующие литературоведческие работы, посвященные Айн 
Рэнд: Мирасова К.Н. Романное творчество Айн Рэнд в контексте массовой литературы США: дис. ... канд. филол. наук. — Казань, 2017; Saint-Andre P.  The Tao 
of Roark: Variations on a Theme from Ayn Rand. — Colorado, 2013; Essays on Ayn 
Rand’s We The Living / Ed. by R. Mayhew. — New York, 2012; Essays on Ayn Rand’s 
Atlas Shrugged / Ed. by R. Mayhew. — New York, 2009; Essays on Ayn Rand’s The 
Fountainhead / Ed. by R. Mayhew. — New York, 2007; Younkins E.W. Ayn Rand’s 
Atlas Shrugged: A Philosophical and Literary Companion. — Burlington, 2007; Essays 
on Ayn Rand’s Anthem / Ed. by R. Mayhew. — New York, 2005; Gladstein M.R. Atlas 
Shrugged: Manifesto of the mind. — New York, 2000; Baker J.T. Ayn Rand. — Boston, 
1987; Gladstein M.R. The New Ayn Rand Companion. — Westport, 1999 и др.
2 Под «возращенной» («задержанной») литературой традиционно принято 
понимать непрочитанную эмигрантскую литературу, а также литературу советского периода, догматически истолкованную [Трубина 1999].
3 Даже в предисловии к своему последнему роману она напишет: «Я родилась в Европе, но приехала в Америку, потому что эта страна была основана 
на моральных принципах, созвучных моим, и была единственной страной, где 
писатель чувствует себя свободным» [Рэнд 2009в: 535].

В этой ситуации разговор о «русских» корнях писательницы 
мог начаться только в самих США, что и произошло. О причинах этого говорит философ К. Мартынов: «Рэнд у нас вообще 
не ассоциируют с Россией — она считается американским автором, начинавшим в Голливуде как сценарист. Теоретически можно представить себе альтернативный сценарий, в котором Рэнд 
включили в пантеон русских философов или писателей. При 
всем скепсисе к художественным достоинствам ее текста ее, наверное, можно было бы упоминать вместе с анархистом Михаилом Бакуниным, национал-большевиком Николаем Устряловым 
или даже просто большевиком Владимиром Лениным. Не в том 
смысле, что они были похожи по своим убеждениям, но по той 
причине, что все они стали авторами радикальных политических 
идей, в разной степени влиятельных в современном обществе. 
В сущности это мог бы быть отличный бренд: единственный 
русский политический философ-женщина Алиса Розенбаум. На 
Западе это вполне нормальный ход — Рэнд упоминают среди политических мыслителей современности, а Крис Скиабарра (Chris 
Sciabarra) издал книгу “Айн Рэнд: русский радикал”» [Мартынов 
2016]. Первоначально «русское прошлое» писательницы стало 
объектом изучения в биографическом смысле: одним из первых 
в России об Айн Рэнд в этом ключе заговорил А. Эткинд в книге 
«Толкование путешествий: Россия и Америка в травелогах и интертекстах» [Эткинд 2001]. Именно он назвал романы Айн Рэнд, 
написанные под впечатлением от русского опыта, предупреждением для Америки, а также поставил вопрос о травме Октябрьской революции в ее творчестве. Травматическую составляющую творчества писательницы освещает также во второй главе 
своей книги Л. Даунинг [Downing 2019], предлагая психоанализ 
детства Рэнд. Статья А. Цветкова «Достоевский и Айн Рэнд» 
[Цветков 2002] связывает Рэнд с традицией «разумного эгоизма» 
Чернышевского и Писарева и с романами Ф.М. Достоевского. 
Заслуживает упоминания параграф о повести «Гимн» (где в том 
числе говорится о структурной близости повести к антиутопии 
Е. Замятина «Мы») в монографии С.И. Шишкиной [Шишкина 
2009]. Далее последовала знаковая статья социолога В. Шляпен
тоха [Шляпентох 2010], поставившего вопрос о марксистских 
и большевистских корнях писательницы. Также стоит отметить 
биографию писательницы, созданную журналистом А. Вильгоцким «Кто такая Айн Рэнд?» [Вильгоцкий 2015], представляющую собой, скорее, компиляцию из американских биографий 
Рэнд, но имеющую ценность ввиду фактического отсутствия 
перевода этих работ на русский язык. Одной из последних и, на 
наш взгляд, знаковых работ в этом русле об Айн Рэнд стала биография Айн Рэнд авторства Л. Никифоровой и М. Кизилова [Никифорова, Кизилов 2020]. Она стала, пожалуй, первой книгой на 
русском языке, которая освещает доселе неизвестные страницы 
жизни американского философа, связанные с ее пребыванием в 
России и Крыму. Благодаря обращению к источникам Центрального государственного исторического архива Санкт-Петербурга 
и Государственного архива Республики Крым книга оказалась наполнена достоверными сведениями о жизни Айн Рэнд в 
Санкт-Петербурге (Петрограде, Ленинграде) и Евпатории. Таким образом, российских исследований, посвященных изучению 
связи Айн Рэнд с русской литературой и культурой в целом, попрежнему крайне мало.
Что касается зарубежной американистики, то «русский» опыт 
писательницы наиболее полно освещают в ее биографиях Барбара Бранден (Брэнден) [Branden 1986] и Энн Хеллер [Heller 2009]. 
Наиболее важной в этом смысле является книга Криса Мэтью 
Шабарры ([Sciabarra 2013], впервые издана в 1995), в которой 
он посвящает целую главу детству и юности Айн Рэнд, подробно затрагивая годы учебы в гимназии им. М.Н. Стоюниной 
и Петроградском университете. Ученый на основе материала, 
полученного им в архивах Санкт-Петербургского государственного университета, провел глубокое исследование относительно влияния русского прошлого Рэнд на ее творческую жизнь в 
Америке. Также он вел активную переписку с сыном Н.О. Лосского (у которого училась Рэнд), Борисом, что также прояснило 
многие подробности биографии писательницы. Среди других 
зарубежных исследований, в которых особое внимание уделяется русскому контексту творчества Рэнд, следует назвать  статьи 

П. Сэйнт-Андре [Saint- Andre 2003], Б. Розенталь [Rosenthal 2006] 
и А. Вайнахта [Weinacht 2017]. Еще одной работой, в которой 
упоминается происхождение идей Рэнд от идей Достоевского и 
Чернышевского, является книга Адама Вайнера [Weiner 2016], а 
также работа Ш. Милграм Кнапп [Milgram Knapp 2014]. Частично представление о русском прошлом писательницы можно почерпнуть из книги С. Макконнелла ([Макконнелл 2018], впервые 
издана в 2010), недавно переведенной на русский язык. Данная 
работа состоит из интервью с американскими современниками 
писательницы, но в ней он также приводит интервью с сестрой 
писательницы,  Элеонорой Дробышевой.
Новизна настоящего исследования, таким образом, заключается в том, что творческое наследие (романы, пьесы и рассказы) Айн 
Рэнд до сих пор оказалось не включенным в русский контекст: не 
существует комплексного, законченного исследования, посвященного связи художественных текстов писательницы с русской литературой. Между тем актуальность работы связана с все усиливающимся интересом к философии и творчеству Айн Рэнд в России, 
в связи с чем возникает отчетливая потребность определить роль 
ее идей и произведений именно в нашей стране. Об актуальности 
ее имени для России свидетельствует факт создания сайта «Объективизм: Частный проект по публикациям российских и зарубежных авторов на тему объективизма и творчества Айн Рэнд»4 (дата 
основания — 29 апреля 2020 г., соредакторы сайта: канд. экон. 
наук, инженер, предприниматель А.В. Бородин, канд. филол. наук, 
ученый А.В. Григоровская, канд. ист. наук, ученый М.Б. Кизилов). 
Одной из важнейших задач проекта является возвращение исторической памяти о писательнице в Россию.
При этом в США изучением ее наследия занимается Ayn 
Rand Institute (Санта Ана), где находятся архивы писательницы5, а также Atlas Society (Вашингтон), между которыми до
4 http://objectivism.ru/
5 С 2019 г. Институт также проводит ежегодную конференцию Ayn Rand 
Conference Europe, собирающую сотни поклонников философии и творчества 
Рэнд со всего мира (в 2019 г. конференция прошла в Праге, в 2020 г. — в Варшаве).

статочно сложные отношения, обусловленные разногласиями 
идеологического характера в понимании объективизма6, а также научный журнал The Journal of Ayn Rand Studies (Penn State 
University Press, главные редакторы — ученые К.М. Шабарра, 
С. Кокс и др.). Объективизм при этом определяется самой Айн 
Рэнд как философия, метафизикой которой является объективная реальность, эпистемологией — разум, этикой — личный 
интерес, политикой — капитализм [Ayn Rand  Lexicon]. Часто 
ошибочно определяемая как форма материализма, философия 
объективизма на самом деле рассматривает идеализм и объективизм как «отрицание базовых аксиом», имея в виду в обоих 
случаях одну и ту же дихотомию — дихотомию разума и эмоций: «Монистическое настаивание, вопреки наблюдаемым 
фактам, что материя (или человек) имеют только одну составляющую, беспочвенно...» [Пейкофф 2012: 56]. Таким образом, 
очень кратко объективизм можно определить как философию, 
которая выступает против любой дихотомии. При этом ее центральный объект — человек — предстает как интегрированная личность, в которой нет противоречий: «Моя философская концепция основана на представлении о человеке как о 
героическом существе, нравственно оправданной целью жизни которого является собственное счастье, самой благородной 
деятель ностью — созидательный труд, а бесспорным абсолютом — разум» [Рэнд 2009в: 535]. В области экономики нравственным идеалом объективистов является система  laissez-faire 
капитализма (свободный капитализм в пределах минимального 
государства), взгляды на который она излагает в работе «Капитализм: Незнакомый идеал» (Capitalism: The Unknown Ideal, 
1966). В области этики ведущей концепцией является теория 
«разумного эгоизма» («Добродетель эгоизма», The Virtue of 
 Selfi shness: A New Concept of Egoism, 1964), в сфере эстетики 
объективисты придерживаются романтического направления 
как ведущего в культуре («Романтический манифест: Фило
6 Одним из существенных расхождений между ними является сотрудничество Atlas Society («открытый» объективизм) с Натаниэлем Бранденом, с которым писательница разрывает отношения в 1968 г.

софия литературы», The Romantic Manifesto: A Philosophy of 
 Literature, 1969).
В России объективизм представлен достаточно слабо и пока 
в основном касается неформальной организации Центр Адама 
Смита, которая ежегодно, начиная с 2016 г., проводит Мемориальную конференцию Айн Рэнд в городе ее рождения, СанктПетербурге7. Парадоксальность ситуации с распространением 
наследия писательницы в России заключается в том, что это на 
данный момент делают в основном представители либертарианского движения, хотя у самой Рэнд были крайне сложные отношения с либертарианством8.
Безусловно, рассматривать творчество Айн Рэнд следует в 
первую очередь в контексте идей, его породивших, — а это идеи 
объективизма, поэтому говоря о ее романах «Мы живые» (We 
The Living, 1936), «Источник» (The Fountainhead, 1943), «Атлант 
расправил плечи» (Atlas Shrugged, 1957) (которые наряду с небольшим количеством пьес и рассказов и составляют пласт ее 
художественного творчества), необходимо иметь в виду объективизм как философию, созданную Айн Рэнд. Именно традиция 
выражать философские идеи в художественной форме с акцентом на антропологической тематике9 и позволяет нам ставить 
вопрос о «русских» корнях писательницы не только в биогра
7 В России известными поклонниками Айн Рэнд являются (или являлись) политик и экономист Андрей Илларионов, политик и публицист Валерия Новодворская, писатель и журналист Юлия Латынина, бизнесмен Евгений Чичваркин. 

8 На вопрос о ее отношении к Либертарианской партии США Айн Рэнд 
отвечала: «Я не желаю тратить на это свое время. Это дешевая попытка получить паблисити, но у либертарианцев ничего не выйдет <...> Наши проблемы 
настолько серьезны, что создавать новую партию на частью недоделанных собственных, частью уворованных — не стану говорить, у кого, — идеях безответственно, а в нынешнем контексте почти аморально» [Рэнд 2012: 92].

9 «Русский классический роман XIX века — это в значительной мере и русская философия, что объясняется несколькими его особенностями, но прежде 
всего осмыслением его творцами и самых острых из общественно-бытовых 
проблем текущей российской действительности в свете универсально-бы тийных устремлений и коллизий “самого человека” (И. Гончаров)» [Недзвецкий 
2011: 8].

Доступ онлайн
350 ₽
В корзину