Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Метапоэтика. Поэты исследуют русскую поэзию

Покупка
Артикул: 776656.01.99
Доступ онлайн
530 ₽
В корзину
В монографии представлена русская метапоэтика поэзии - исследование поэтами собственного творчества со времен С. Полоцкого (конец XVII века) до конца XX века. Осуществляется легитимация дискурса: впервые системно изучаются работы русских поэтов о творчестве, выделяется несколько этапов формирования метапоэтики: метапоэтика усвоения (рецепции - XVII-XVIII века), метапоэтика преобразования (преображения) и установления (А.С. Пушкин, М.Ю. Лермонтов, поэты XIX века), метапоэтика синтетики поэзии (символизм, акмеизм - конец XIX - начало XX века), метапоэтика аналитизма поэзии (авангард - первая половина XX века), метапоэтика отображения реальной действительности и отрешения от нее (соцреализм - XX век), метапоэтика деконструкции (постмодернизм - конец XX века), метапоэтика новейшего времени (И.А. Бродский - конец XX века). Дается теория русской метапоэтики, рассматриваются общая метапоэтика и частные (индивидуальные) метапоэтики (Ломоносов, Тредиаковский, Сумароков, Баратынский, Тютчев, Пастернак, Твардовский и т.д.). Предназначена для студентов, магистрантов, аспирантов филологических факультетов, а также для всех интересующихся проблемами филологии, русской поэзии. Раздел «Особенности организации абсурдистского текста А.И. Введенского по данным метапоэтики в контексте эпистемологической ситуации» написан Алексеем Борисовичем Оболенцем.
Штайн, К. Э. Метапоэтика. Поэты исследуют русскую поэзию : монография / К. Э. Штайн, Д. И. Петренко. - 2-е изд., стер. - Москва : ФЛИНТА, 2019. - 534 с. - ISBN 978-5-9765-4304-1. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/1863332 (дата обращения: 19.05.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
К.Э. Штайн, Д.И. Петренко

МЕТАПОЭТИКА
поэты исследуют 
русскую поэзию

Монография

2-е издание, стереотипное

Москва
Издательство «ФЛИНТА»
2019

УДК 82.01 
ББК 83.3 
Ш 87

Штайн К.Э.
   Метапоэтика. Поэты исследуют русскую поэзию [Электронный ресурс] : 
монография / К.Э. Штайн, Д.И. Петренко. — 2-е изд., стер. — М. : ФЛИНТА, 2019. 
— 534 с.

ISBN 978-5-9765-4304-1

В монографии представлена русская метапоэтика поэзии – исследование поэтами собственного творчества со времен С. Полоцкого (конец XVII века) до конца XX века. Осуществляется легитимация дискурса: впервые системно изучаются 
работы русских поэтов о творчестве, выделяется несколько этапов формирования 
метапоэтики: метапоэтика усвоения (рецепции – XVII–XVIII века), метапоэтика 
преобразования (преображения) и установления (А.С. Пушкин, М.Ю. Лермонтов, 
поэты XIX века), метапоэтика синтетики поэзии (символизм, акмеизм – конец 
XIX – начало XX века), метапоэтика аналитизма поэзии (авангард – первая половина XX века), метапоэтика отображения реальной действительности и отрешения 
от нее (соцреализм – XX век), метапоэтика деконструкции (постмодернизм – конец XX века), метапоэтика новейшего времени (И.А. Бродский – конец XX века). 
Дается теория русской метапоэтики, рассматриваются общая метапоэтика и частные (индивидуальные) метапоэтики (Ломоносов, Тредиаковский, Сумароков, 
Баратынский, Тютчев, Пастернак, Твардовский и т.д.).
Предназначена для студентов, магистрантов, аспирантов филологических факультетов, а также для всех интересующихся проблемами филологии, русской 
поэзии.
Раздел «Особенности организации абсурдистского текста А.И. Введенского 
по данным метапоэтики в контексте эпистемологической ситуации» написан 
Алексеем Борисовичем Оболенцем.

ISBN 978-5-9765-4304-1
© Штайн К.Э., Петренко Д.И., 2019
© Издательство «ФЛИНТА», 2019

Ш 87

УДК 82.01 
ББК 83.3 

Содержание

Введение ................................................................................................................... 5

Часть I. Общие принципы изучения метапоэтики

1. Метапоэтика – «размытая» парадигма ............................................................ 18
2. Метапоэтический текст в эпистемологическом пространстве ...................... 34
3. Метапоэтика в контексте общенаучного знания ............................................ 47
4. Метапоэтика языка и язык метапоэтики ......................................................... 64

Часть II. Становление русской метапоэтики

1. Метапоэтика рецепции (принятия). Конец XVII – XVIII век ........ 78

2. Метапоэтика преобразования (преображения) и установления ....97
Метапоэтика А.С. Пушкина ................................................................................... 98
«Испытание сердец гармонией». «Пророк» .................................................. 118
Метапоэтика М.Ю. Лермонтова ............................................................................ 153
Поэтический континуум: От метапоэтики к метафизике............................. 176
Молитва ............................................................................................................... 216

Часть III. Метапоэтика синтетики поэзии

1. Метапоэтика символизма
Синтетика поэзии и антиномизм как пересечение тем в науке, 
поэзии и метапоэтике: В.Я. Брюсов, Вяч.И. Иванов, Н.А. Васильев, 
П.А. Флоренский, Н. Бор ........................................................................................ 236
Философия слова в метапоэтике символизма ..................................................... 251
Язык как деятельность и произведение: Проблема символа в статье 
А. Белого «Мысль и язык (философия языка А.А. Потебни)» .......................... 259
Гармония и символ. «Незнакомка» ...................................................................... 266
«Наш язык»: поэт-символист Вячеслав Иванов 
о Божественном смысле языка и слова ................................................................ 302
Футуризм в метапоэтической рефлексии В.Я. Брюсова ..................................... 308

2. Пересечение тем. Феноменология – акмеизм.
Метапоэтика и витализм ................................................................................. 317
Феноменология – акмеизм .................................................................................... 317
Виталистические идеи русской метапоэтики ...................................................... 325

Часть IV. Метапоэтика аналитизма поэзии. Соцреализм

1. Метапоэтика авангарда
Революционная направленность метапоэтики и эстетики авангарда ............. 346
Языковая организация авангардистского текста. Работа над формой
Гармоническая вертикаль авангардистского текста ..................................... 376
Языковая инженерия авангарда. Заумный язык, сдвиг и другие 
авангардистские приемы и манеры ................................................................. 380
Гармонизация авангардистского текста: Аналитические тенденции ......... 393
Фактура ................................................................................................................ 403
В.В. Маяковский: от языковой инженерии авангарда к соцреализму ............. 413
Особенности организации абсурдистского текста 
А.И. Введенского по данным метапоэтики в контексте 
эпистемологической ситуации (А.Б. Оболенец)
Ближний и дальний эпистемологический фон 
метапоэтики А.И. Введенского ......................................................................... 418
Метапоэтическая теория А.И. Введенского .................................................... 429

2. Соцреализм: Метапоэтика отображения реальной 
действительности и «отрешения» от нее
Заумь идеологического дискурса социалистической государственности ....... 441
Социалистический реализм как метод советской литературы,
основанный на идеологии марксизма-ленинизма ............................................. 466

3. Метапоэтика деконструкции. Постмодернизм ................................... 485

4. Лингвистическая метапоэтика конца XX века. 
Иосиф Александрович Бродский ................................................................. 494

Заключение .............................................................................................................. 503

Литература ............................................................................................................... 510

Введение

В монографии «Метапоэтика» обобщаются наши многолетние исследования русской метапоэтики – самоописания творчества поэтами, или их автометадискрипции, – от Симеона Полоцкого до поэтов конца XX века. Чтобы не ошибаться в процессе исследования поэтического творчества, эти знания следует вводить в связную структуру идей того или иного времени (эпистему), проверять правильность избранных установок на основе корреляции взглядов поэтов и ученых, философов. Далее эти данные можно рассматривать в современной парадигме изучения творчества поэтов. Так возможно осуществить многогранную проверку и перепроверку исследовательских стратегий, чтобы не привнести неверных и грубых субъективных 
черт в познание поэзии. 
С 2002 по 2006 годы мы готовили и издавали четырехтомную антологию «Три века русской метапоэтики: Легитимация дискурса». Тексты поэтов о поэзии со времен Симеона Полоцкого до наших дней выстраиваются в 
особую метапоэтическую парадигму, то есть систему изменяющихся взглядов самих поэтов на поэзию. В ходе исследований было установлено, что 
метапоэтика – относительно самостоятельная область знания, сложная система систем, характеризующаяся соотношением научных, философских и 
художественных посылок. Она находится в постоянном взаимодействии с 
культурным и естественнонаучным фоном эпохи, одновременно вырастая 
из него и предвосхищая дальнейшие тенденции развития познания.
Энциклопедизм – особая черта данной системы, личности художника, 
творящего новый воображаемый мир. Метапоэтика исторически развивается и совершенствуется. Как ни парадоксально, она характеризуется достоверностью. Парадоксальность заключается в том, что субъективные посылки поэта, не отстраненного от объекта исследования, становятся в результате объективными данными. Двойная субъективность – исследователя и автора в одном лице – позволяет осмыслить текст в категориях, внутренне ему 
присущих. Достоверность метапоэтики подтверждается постоянной практикой поэтов, находящихся в диалоге с предшественниками и – потенциально – с последователями. Идеи художников, как правило, входят в сложную 
структуру взглядов, являющуюся органичной частью единого пространства 
познания своего времени (эпистемы).
То, что это тексты о текстах самих поэтов, и позволяет определить их как 
метапоэтические (греч. meta – после, за, через): они служат для описания 
своих и чужих поэтических систем. Это те тексты, в которых сам художниктворец выступает как исследователь или интерпретатор, вступая в диалог с 
собственными текстами или текстами, объектами интерпретации со братьев 
по перу. Исследователь творчества того или иного писателя или поэта всегда имеет дело с текстом поэта о тексте – своем или чужом. Так, например, 
поэты-символисты, поставившие задачу создания общей теории поэтического творчества, посвятили ряд работ исследованию конкретных поэтик 

ВВЕДЕНИЕ

А.С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова, Ф.И. Тютчева и др., в то же самое время 
дали разветвленное представление о символизме, о собственных подходах 
к поэзии.
Общая метапоэтика – это теория поэтического творчества, созданная самими поэтами. Она состоит из частных подсистем-метапоэтик (М.В. Ломоносова, А.С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова, Ф.И. Тютчева и др.), различающихся доминированием определенных областей знания – научного, как у 
В.Я. Брюсова, философского, как у В.С. Соловьева, образно-художественного, как у А.А. Блока, публицистического, как, например, у Е.А. Евтушенко. Следует отметить, что в последнее время значимость метапоэтики для 
самих художников возрастает, особенно в искусстве постмодерна, и иногда 
описание поэтом собственного произведения по объему во много раз превышает сам текст, например, «Сборник предуведомлений к разнообразным 
вещам» (1996) Д.А. Пригова.
Для интерпретации этой сложной, гетерогенной парадигмы наибольшей 
объяснительной силой, по-видимому, обладают лабильные (нежесткие) подходы и, в частности, характерные для современной науки теории нечетких 
множеств, нечеткой логики. В системе метапоэтики наблюдается взаимодействие и взаимодополнение множеств с «размытыми» краями: научного, 
философского, художественного знания, так как метапоэтика – это открытая, нелинейная, динамичная система, постоянно взаимодействующая с разными сферами науки, а также многообразными проявлениями жизни.
Следует говорить о легитимации данного дискурса, а именно о признании, подтверждении «законности» метапоэтики, ее относительно суверенного существования, представленного разножанровыми речевыми данностями: поэтическими текстами о поэте и поэзии, прозаическими текстами – 
статьями, эссе, речами, манифестами, письмами, трактатами о поэзии, отрывками, дополнениями, заметками на полях и др., которые характеризуются высокой значимостью для исследования, осмысления, конечно же, в первую очередь, поэзии, а также бытия и времени, в котором она существует.
Результатом определения метапоэтики как особой области знания, парадигмы в русской культуре стала наша четырехтомная антология «Три века 
русской метапоэтики: Легитимация дискурса» (2002–2006). Современное 
состояние науки, эпоха постмодерна позволяют обратить внимание на метапоэтику как особый дискурс, объединяющий посылки философского, научного и художественного «знания на краях», оно, как правило, остается 
«за скобками» в силу жесткой очерченности и детерминированности научных подходов.
Метапоэтический дискурс – многожанровая система, демонстрирующая 
множество разнообразных возможностей исследования творчества, связанных при этом с определенным методом, направлением, стилем. Метапоэтика наглядно демонстрирует принцип «у мира множества путей», характерный для конца XX – начала XXI века, по которому исследование объекта 
возможно не одним, а множеством системно обусловленных способов.
Антология «Три века русской метапоэтики: Легитимация дискурса»  
включает четыре тома метапоэтических текстов русских поэтов со времен 
Симеона Полоцкого до наших дней. В ней систематично, в хронологическом порядке представлены поэтические и прозаические произведения по
ВВЕДЕНИЕ

этов о поэзии. Каждый том открывается вступительной статьей. В первом 
томе помещены научные статьи, рассматривающие особенности метапоэтического дискурса. Антология снабжена научным аппаратом: имеются комментарии к частным метапоэтикам (метапоэтика А.С. Пушкина, метапоэтика А.А. Блока, метапоэтика И.А. Бродского и др.), указатели имен и предметные указатели. Антология широко иллюстрирована портретами, рукописями, рисунками поэтов.
Первый том «XVII–XIX века. Барокко. Классицизм. Сентиментализм. 
Романтизм. Реализм» (2002) включает: предисловие к антологии; метапоэтические произведения авторов XVII–XIX веков; приложение со статьями 
К.Э. Штайн «Метапоэтика: размытая парадигма» и «Метапоэтика А.С. Пушкина»; комментарии; указатель имен и предметный указатель; список иллюстраций (см.: 388).
Второй том «Конец XIX – начало XX века. Реализм. Символизм. Акмеизм» (2005) включает метапоэтические произведения авторов конца XIX – 
начала XX века, приложение со статьями К.Э. Штайн, предметным и именным указателями (см.: 389). 
Третий том «Начало XX века. Авангард» (2006) состоит из метапоэтических произведений начала XX века и приложения со статьями 
К.Э. Штайн, Д.И. Пет ренко, А.Б. Оболенца, предметным и именным указателями (см.: 390).
Четвертый том «Середина – конец XX века. Реализм. Соцреализм. Постмодернизм» (2006) включает метапоэтические произведения середины – 
конца XX века и приложение со статьями К.Э. Штайн, Д.И. Петренко, предметным и именным указателями (см.: 391).
Антология органично входит в научную парадигму конца XX – начала 
XXI века, содержит предпосылки для обновления и расширения сферы гуманитарного знания. Она представляет наглядный опыт нетривиального и 
нестандартного инновационного мышления, содержит множество идей, которые получают развитие в XXI веке, так как «назначение поэзии, – как утверждал А.А. Потебня, – не только приготовлять науку, но и временно устраивать и завершать невысоко от земли выведенное ею здание» (327, с. 194–195).
Составление антологии дало возможность подготовить и издать словарь 
К.Э. Штайн, Д.И. Петренко «Русская метапоэтика» (2006), в котором представлена история развития метапоэтики, ее формирование в разные периоды. Исследование каждого этапа развития метапоэтики сопровождается 
анализом частных метапоэтик (С. Полоцкого, Ф. Прокоповича, А.С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова, А.А. Блока и др.).
Исследования, направленные на осмысление деятельностной сущности 
языка и художественного творчества, позволили углубить подход не только к общим, но и частным проблемам. К.Э. Штайн и ее ученики опубликовали несколько монографий, посвященных исследованию различных областей метапоэтики. Это монографии К.Э. Штайн, Д.И. Петренко «Метапоэтика Лермонтова» (2009), Э.В. Пивановой «Гармония художественного текста 
в метапоэтике В. Набокова» (2008), Е.Н. Золоторевой «Банковская реклама 
(на материале печатной продукции)» (2010), А.И. Байрамуковой «Словарь 
В.И. Даля: Метапоэтика и металингвистика» (2010), Д.И. Петренко «Лингвистический витализм метапоэтики К.И. Чуковского» (2011) (см.: 443, 319, 

ВВЕДЕНИЕ

182, 13, 317) и др. Под руководством К.Э. Штайн защищены диссертации, 
посвященные исследованию частных метапоэтик: Е.Д. Черникова «Лингвистические основы метапоэтики перевода И.А. Кашкина» (2015), Г.Е. Селиверстова «Метапоэтика А.Х. Востокова и ее лингвистическая реализация» (2015) и др.
Монография «Метапоэтика» выполнена на основе анализа и систематизации наших многолетних исследований проблем метапоэтики. В теоретической части монографии представлены принципы и методы изучения 
метапоэтики, показано, как применить их в процессе анализа поэтических 
и метапоэтических текстов. Даются теоретические установки описания общих метапоэтик, которые конкретизируются частными метапоэтиками. Отдельный раздел посвящается виталистическим идеям русской метапоэтики, которые весьма актуальны для исследования сложных систем, различных форм жизни и творчества в настоящее время.
Метапоэтика – это поэтика по данным метапоэтического текста, или 
код автора, имплицированный или эксплицированный в текстах о художественных текстах, «сильная» гетерогенная система систем, включающая 
частные метапоэтики, характеризующаяся антиномичным соотношением научных, философских и художественных посылок; объект ее исследования – словесное творчество, конкретная цель – работа над материалом, 
языком, выявление приемов, раскрытие тайн мастерства; характеризуется объективностью, достоверностью, представляет собой сложную, исторически развивающуюся систему, являющуюся открытой, нелинейной, динамичной, постоянно взаимодействующей с разными областями знания. 
Одна из основных ее черт – энциклопедизм как проявление энциклопедизма личности художника, создающего плотный сущностный воображаемый 
мир в своих произведениях. 
Целостность метапоэтического знания не была предметом пристального монографического представления, это знание еще не используется целенаправленно в процессе обучения студентов и школьников. Как правило, особенно в последнее время, творчество поэтов изучается даже не на основе текстов, а, скорее, по книгам, которые демонстрируют способ освоения поэтического творчества тем или иным исследователем. Поразительно, но в исследованиях о поэзии знание и мнение самого художника о творчестве используется эпизодически и чаще всего в качестве подтверждения 
какой-либо мысли самого исследователя. Понятно, что в процессе изучения 
и обучения мы опираемся на какие-либо высказывания поэтов о собственном творчестве, но в этом нет системы, не было выработано подхода к рассмотрению теоретических работ поэтов, а также стихов о поэзии, не показано их практическое применение в осмыслении особого дискурса, представляющего органический синтез научного, философского и художественного 
типов познания. 
Исследователя такой многомерной художественной системы, как поэтический текст, всегда подстерегает опасность привнесения чуждых тексту 
схем, произвольного видения, упрощения его сложности и глубины. Любая 
поэтическая система включает в себя текст художника о поэзии и о творчестве вообще. Это или «текст в тексте», который следует выделить, или  самостоятельные произведения о поэзии, о творчестве, а также маргиналии – 

ВВЕДЕНИЕ

заметки на полях, письма и др. Это весьма ценные знания, которые помогут 
в интерпретации той или иной художественной системы. 
Русская метапоэтика прошла сложный путь становления. Она начала 
складываться давно: и в устном народном творчестве, и в древнерусской литературе есть замечания о поэзии. Поэзия представляет собой особый вид 
творчества, который современные философы считают воплощением сущности искусства вообще. М. Хайдеггер утверждает: «Все искусство – дающее пребывать истине сущего как такового – в своем существе есть поэзия» 
(406, с. 305). Поэзия «схватывает» истину, долго не рассуждая. «Истина, будучи просветлением и затворением сущего, совершается, будучи слагаема 
поэтически», – считает философ (там же).
Язык поэзии – это тот язык, на котором никто не говорит, в котором ничего нет для узнавания, он характеризуется особой логикой, которая, повидимому, соответствует современной логике N-измерений. Поэтическая 
речь – путеводная нить в бесконечном приближении к истине. Не случайно современные философы в познании бытия и его осмыслении используют поэтический язык, характеризующийся сложным комплексом значений, 
удобный для выражения философской мысли.
Поэтов всегда волновала проблема сущности поэзии, назначения поэта, 
его роли в обществе, а также вопросы тайн мастерства, соотношение формы 
и содержания. В особенности это касается русской поэзии, впитавшей в себя 
достижения мировой культуры и при этом оставшейся самобытной. 
Не случайно в качестве эпиграфа к изданию первого тома антологии 
«Три века русской метапоэтики: Легитимация дискурса» используется 
фрагмент из «Слова о полку Игореве». «Начати же ся тъй пѣсни по былинамь сего времени, а не по замышлению Бояню. Боянъ бо вѣщий, аще кому 
хотяше пѣснь творити, то растѣкашется мыслию по древу, сѣрымъ вълкомъ 
по земли, шизымъ орломъ подъ облакы. Помняшеть бо, рече, първыхъ временъ усобицѣ. Тогда пущашеть 10 соколовь на стадо лебедѣй: которыи дотечаше, та преди пѣснь пояше – старому Ярославу, храброму Мстиславу, иже 
зарѣза Редедю предъ пълкы касожьскыми, красному Романови Святъславличю. Боянъ же, братие, не 10 соколовь на стадо лебедѣй пущаше, нъ своя 
вѣщиа пръсты на живая струны въскладаше; они же сами княземъ славу рокотаху. <…> О Бояне, соловию стараго времени! Абы ты сиа плъкы ущекоталъ, скача, славию, по мыслену древу, летая умомъ подъ облакы, свивая 
славы оба полы сего времени, рища въ тропу Трояню чресъ поля на горы» 
(цит. по: 362, с. 48–50, 52).
В этом произведении, благодаря метапоэтической рефлексии, мы узнаем об одном из первых русских поэтов – Бояне, об особенностях его творчества. Русская литература не располагает сведениями о Бояне и его творчестве, но кто не знает этого имени?! Все, что нам о нем известно, почерпнуто 
из текста «Слова о полку Игореве». Он «вещий», он «внук» (потомок) языческого бога Велеса. «Это «соловей старого времени». Боян сам слагал свои 
песни и сам их пел, сопровождая их игрой на каком-то струнном инструменте. Он был «хотью» (любимцем) князя Олега Святославича (Олега Гориславича) – родоначальника князей Ольговичей. Его песни – «славы» князьям. 
Боян пел песнь «старому Ярославу» (Ярославу Мудрому), храброму Мстиславу Тмутороканскому, Роману Святославичу. Его струны сами рокотали 

ВВЕДЕНИЕ

славу князьям. В своей высокопарной манере Боян как бы летал умом под 
облаками, «скакал соловьем» по воображаемому дереву, рыскал по тропе 
Трояна через поля на горы» (247, с. 31). Такое представление о Бояне составил Д.С. Лихачев на основе метапоэтических данных об этом поэте в «Слове 
о полку Игореве». Итак, мы ничего не знаем о поэте, о его творчестве, но автор «Слова о полку Игореве», по-видимому, знал о нем, и хотя он подчеркивает неприемлемость для себя «его старых словес», отдает должное собрату по перу и той поэтической традиции, к которой принадлежит Боян. Обратим внимание на то, что А.С. Пушкин в оставшихся незаконченными подготовительных заметках к переводу «Слова» писал: «Стихотворцы никогда не любили упрека в подражании, и неизвестный творец «Слова о полку 
Игореве» не преминул объявить в начале своей поэмы, что он будет петь посвоему, по-новому, а не тащиться по следам старого Бояна» (там же). 
Как видим, «Слово о полку Игореве» содержит одну из первых попыток 
метапоэтической интерпретации, один из первых метапоэтических «манифестов», в котором сравниваются две поэтические манеры и выдвигается 
новая художественная программа: традициям хвалебной поэзии Бояна противопоставляется принцип следования действительным событиям «сего 
времени»; а «славе», «хвале князьям» противопоставляется правда своего времени. Таким образом, текст о творчестве всегда присутствует в самом произведении, в нем определяется позиция художника – отношение 
к современникам и предшественникам, место в культурной традиции. Этот 
уникальный текст в тексте имеет прогностический характер, предопределяет развитие русской метапоэтической и поэтической мысли.
Таких художников, как Ф. Прокопович, А. Кантемир, М.В. Ломоносов, 
В.К. Тредиаковский, А.П. Сумароков и др., волновали общие проблемы творчества, но они много трудились и над совершенствованием метра, ритма, 
рифмы, то есть конкретных составляющих русского стиха. Именно в лоне 
развития русской поэзии и поэтики сформировался современный русский 
литературный язык, основные константы русской культуры, и в этом выдающаяся роль принадлежит именно поэтам, и более всего А.С. Пушкину.
Хотя неоднократно издавались работы, сборники статей на тему «Поэты 
о поэзии», до сих пор эта область уникального знания – исследование поэтами собственного творчества – систематически не была представлена.
Как уже отмечалось, в 2006 году мы издали учебный словарь «Русская 
метапоэтика» (см.: 445). Он содержит обобщение метапоэтических произведений русских поэтов, находившихся у истоков русской метапоэтики и 
литературы в целом. Ему предшествовала четырехтомная антология «Три 
века русской метапоэтики: Легитимация дискурса» (2002–2006). По этим 
работам можно судить не только о том, как складывались поэтические стили, инструментарий, техника стиха, но и о том, как формировался русский 
литературный язык – важнейшее достояние нации. Так, в петровское время 
произошел огромной важности переворот в языке, связанный не только со 
смешением, но и объединением прежде разъединенных элементов языка. 
Процесс этот, по мысли Г.А. Гуковского, был узаконен в середине XVIII века 
теоретическим обобщением и гениальной практикой М.В. Ломоносова, затем в конце века – работой Н.М. Карамзина и завершился только в творчестве А.С. Пушкина, подлинного создателя русского литературного языка.

ВВЕДЕНИЕ

В первой части монографии представлена теория метапоэтики, далее 
рассматриваются различные этапы ее формирования. Мы проникаем в 
творческую мастерскую художника, становимся участниками метапоэтических полемик и, может быть, даже битв: внедрение поэтами в начале XVIII 
века западных новаций подвергалось резкой критике со стороны приверженцев народного русского стиха. В ходе этих полемик, подчас ожесточенных, рождалась самобытная русская поэзия, поэтика и метапоэтика.
Чтобы вступить в диалог с поэтом, необходимо осмыслять мир поэзии в 
свойственных ему категориях. Источником знаний о них и является метапоэтика. Иногда кажется, что в литературе появляется нечто новое, неведомое, например, визуализация в практике авангарда, но стоит заговорить 
с самими поэтами, окажется, что это одна из вариаций давно разрабатываемой темы –  эмблематичности стиля барокко. И тогда читателем устанавливается «связь времен», и авангард органично вписывается в традицию придворного стиля (Симеон Полоцкий, К. Истомин, И. Хворостинин и др.) русской поэзии, выстраивается парадигма метапоэтики, имеющая и эволюционный, и революционный (Т. Кун) ход развития.
В монографии исследуются этапы формирования русской метапоэтики, они связаны друг с другом хронологически, отвечают наиболее важному критерию – формированию больших стилей русской культуры: барокко, классицизма, романтизма, сентиментализма, реализма и т.д. Но самый 
главный критерий выделения этапов формирования метапоэтики связан с 
проблемой некоторых «революционных» сдвигов в общей «нормальной» 
метапоэтической парадигме. Выделение этих этапов и положено в основу 
монографии: метапоэтика рецепции (принятия) (конец XVII – XVIII век), 
метапоэтика преобразования (преображения) и установления (А.С. Пушкин, М.Ю. Лермонтов, поэты XIX века), метапоэтика синтетики поэзии 
(символизм, акмеизм), метапоэтика аналитизма поэзии (авангард), метапоэтика отображения реальной действительности и «отрешения» от нее (реализм, соцреализм), метапоэтика деконструкции (постмодернизм), лингвистическая метапоэтика И.А. Бродского.
Первый этап – метапоэтика рецепции (термин Л.В. Пумпянского) – восприятия и усвоения, в ней определяются особенности становления русской поэтической системы, усвоение ею собственной народной традиции и европейских достижений в стихосложении. Этот сложный этап является подготовкой для возникновения пиковой точки в этом процессе – 
метапоэтики А.С. Пушкина. Метапоэтика, то есть трактаты и стихи поэтов 
о поэзии, и само поэтическое творчество были общим полем эксперимента художников XVIII века. Особой выделенности метапоэтический дискурс 
еще не имел. В общей главе, освещающей и частные метапоэтики (С. Полоцкого, Ф. Прокоповича, М.В. Ломоносова и др.), это показано. Второй этап 
формирования метапоэтики – деятельность А.С. Пушкина. В творчестве А.С. Пушкина на основе анализа им русской и европейской систем стихосложения происходит гармоническое уравновешивание всех сторон языка и поэтического творчества. Метапоэтика М.Ю. Лермонтова находится в 
сложном диалоге с метапоэтикой А.С. Пушкина, и некоторые внутренние 
процессы преобразования поэзии Пушкиным она делает явными. Метапоэтическое творчество М.Ю. Лермонтова выявляет особую поэтическую логи
ВВЕДЕНИЕ

ку, возможности поэзии, превышающие эмпирические способы познания, 
демонстрирует критический тип метапоэтического мышления. 
Второй этап включает процесс развития метапоэтики и ее установления – установления тех преобразований, которые были осуществлены 
А.С. Пушкиным. Показано, как оттачиваются разные стороны поэтической и метапоэтической систем. В XIX веке только начинает складываться теория творчества, поэтому метапоэтика связана с литературной критикой, хотя появляются и теоретические работы (например, «Опыты в стихах 
и прозе» К.Н. Батюшкова). Осмысление поэтами собственного творчества 
еще находится в русле самого творчества. 
Третий этап формирования русской метапоэтики связан с выделением (даже стилистическим) поэтического творчества как особого объекта исследования. Оно осуществляется в рамках «школы», «понимающих», то есть в рамках символизма. Рефлексию поэтов-символистов над творчеством можно представить как большой текст, 
так как поэты формировали теорию в постоянном диалоге. Метапоэтика 
становится особой областью знания, которое связано с созданием теории 
поэтического творчества. Объект исследования выделяется, определяются 
цели и задачи его изучения. Символисты издают фундаментальные труды 
по проблемам творчества, поэзии: «Символизм» А. Белого (1910), «Борозды 
и межи» Вяч.И. Иванова (1916), статьи В.Я. Брюсова, А.А. Блока и др.
Этот этап рассматривается нами в свете синтетики поэзии. Синтетика 
поэзии – термин многозначный. С одной стороны, он означает принцип 
построения поэтического текста, который видится В.Я. Брюсову как антиномичный. С другой стороны, он имеет значение, обусловленное всей системой символического творчества и самим понятием символа как глобального объединения противоположностей – верха и низа, земного и небесного («лестница Иакова»). Следующее значение ведет к ономатопоэтической 
парадигме – научным теориям по философии языка В. фон Гумбольдта, 
А.А. Потебни и его школы. Именно в этой парадигме поэзия рассматривается как один из видов познания, а синтетика поэзии изоморфна синтетике 
языка, так как слово – уже поэзия, осуществляющая синтез внешней, внутренней формы и содержания. Поэтический текст, как единый знак, изоморфен слову и также синтезирует в себе все названные компоненты. Эти 
проблемы становятся объектом многоплановой рефлексии в метапоэтическом творчестве А. Белого, Вяч.И. Иванова, В.Я. Брюсова и др. 
Акмеизм, во многом противопоставляющийся символизму, имеет ту же 
научную и теоретическую основу (В. фон Гумбольдт, А.А. Потебня, А. Бергсон), углубляет научную составляющую метапоэтического и поэтического 
творчества. Э. Гуссерль, родоначальник феноменологии, призывал в философской рефлексии возвращаться «назад, к вещам». Акмеизм, как  аполлоновское искусство, основанное на визуализации, пластических формах, 
характеризовался установкой на освоение вещного мира через активизацию всех модусов переживания предметности: обоняния, осязания, зрения, 
слуха и т.д. Виталистические идеи акмеизма коррелируют с научными.
Следующий этап метапоэтики – метапоэтика аналитизма поэзии – связан с формированием аналитического революционного искусства авангарда. Авангард осуществляет демонтаж языка и пред
Доступ онлайн
530 ₽
В корзину