Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Язык. Языкознание. Идеология: От социализма к российскому капитализму

Покупка
Артикул: 776654.01.99
Доступ онлайн
370 ₽
В корзину
книге рассматриваются вопросы влияния коммунистической идеологии на язык и речь социума XX века. Анализируется взаимоотношение идеологии, авангардистской литературы, литературы социалистического реализма. Изучается метод «лингвистической палеонтологии» («ученой реставрации») в русской филологии XIX века, использование его в трудах Н.Я. Марра и его единомышленников на основе учения марксизма-ленинизма. Становление общества потребления анализируется в процессе изучения политического и рекламного дискурсов, рассматривается проблема развития филологии и научных школ в условиях коммерциализации образования. Предназначена для читателей, интересующихся вопросами языкознания, истории науки и культуры.
Штайн, К. Э. Язык. Языкознание. Идеология: От социализма к российскому капитализму : монография / К. Э. Штайн, Д. И. Петренко. - 2-е изд., стер. - Москва : ФЛИНТА, 2019. - 379 с. - ISBN 978-5-9765-4302-7. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/1863330 (дата обращения: 23.07.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
Москва
Издательство «ФЛИНТА»
2019

Язык. 
Языкознание. 
Идеология: 
От социализма 
к российскому 
капитализму

К.Э. Штайн
Д.И. Петренко

2-е издание, стереотипное

УДК 81
ББК 81
         Ш 87

Штайн К.Э.
      Язык. Языкознание. Идеология: От социализма к российскому 
капитализму [Электронный ресурс]: монография / К.Э. Штайн, 
Д.И. Петренко. — 2-е изд., стер. — М. : ФЛИНТА, 2019. — 379 с.

ISBN 978-5-9765-4302-7

      В книге рассматриваются вопросы влияния коммунистической 
идеологии на язык и речь социума XX века. Анализируется 
взаимоотношение 
идеологии, 
авангардистской 
литературы, 
литературы 
социалистического 
реализма. 
Изучается 
метод 
«лингвистической палеонтологии» («ученой реставрации») в 
русской филологии XIX века, использование его в трудах Н.Я. 
Марра и его единомышленников на основе учения марксизмаленинизма. Становление общества потребления анализируется в 
процессе изучения политического и рекламного дискурсов, 
рассматривается проблема развития филологии и научных школ 
в условиях коммерциализации образования.
  Предназначена для читателей, интересующихся вопросами 
языкознания, истории науки и культуры.)

© Штайн К.Э., Петренко Д.И., 2019
© Издательство «ФЛИНТА», 2019

ISBN 978-5-9765-4302-7

Ш 87

УДК 81
ББК 81

Содержание

Введение .................................................................................... 6

Глава I. Язык, литература 
и марксистско-ленинская идеология

I. Язык под натиском идеологии социализма
в XX веке

1. Языковая относительность и идеология ...........................18
2. «Отрешение» идеологического языка
от реальной действительности ............................................. 23
3. Постмодернизм как осознанная языковая игра
с концептами идеологического дискурса ............................ 44
4. Слово, миф и неоязыческий культ личности Сталина .... 54

II. Авангард начала XX века и его
революционный порыв

1. Революционная направленность идеологии, поэтики
и эстетики авангарда ..............................................................68
2. Языковая организация авангардистского текста,
работа над формой
Гармоническая вертикаль авангардистского текста ... 112
Заумный язык, сдвиг и другие авангардистские 
приемы и манеры ............................................................ 120
Языковая инженерия авангарда ....................................127
Гармонизация авангардистского текста: 
Аналитические тенденции ..............................................138
Фактура ..............................................................................150
3. В.В. Маяковский: от языковой инженерии
авангарда к идеологии социализма ....................................165

• 

III. Соцреализм: литература, перевод, идеология

1. Социалистический реализм как метод советской 
литературы, основанный на идеологии 
марксизма-лениниза .............................................................173
2. Лингвистическая утопия 
социалистической литературы ............................................182
3. Борьба с «чуковщиной» как пример 
идеологического безумия .......................................................202
4. Перевод и власть .................................................................. 210
5. Феномен перевода романа Дж.Д. Сэлинджера 
«Над пропастью во ржи» в условиях цензуры 
в Советском Союзе ....................................................................216

IV. Влияние идеологии на языкознание:
Из истории использования метода 
лингвистической палеонтологии

1. Понятие лингвистической палеонтологии ....................228
2. Метод «ученой реставрации» в изучении языка 
и культуры ..............................................................................231
3. «Новое учение о языке»
и лингвистическая палеонтология Н.Я. Марра ................ 239
4. Проблемы языка, истории и культуры Северного 
Кавказа в архивном и библиотечном фондах СевероКавказского горского историко-лингвистического научноисследовательского института им. С.М. Кирова 
(1926–1937) ............................................................................ 255

 
• 5

Глава II. Социальное, идеологическое 
насилие в бытовом и политическом 
дискурсах современной России

I. Языковые стереотипы идеологии 
потребления (на материале рекламы) .................. 270

II. Идеологема «справедливость» 
в политическом дискурсе: Об одном 
чудесном событии в политической жизни 
Ставропольского края .................................................. 297

Глава III. «Се, оставляется вам 
дом ваш пуст»

I. «Иметь или быть?» .....................................................318

II. Mobbing: Автобиографический опыт .............. 332

Заключение ........................................................................... 359

Литература .............................................................................361

Введение 

В этой книге исследуется вопрос о взаимоотношении государственной идеологии и языка, культуры, науки, образования. Материалы написаны в разное время, а время отображает процессы, изменения, происходившие в обществе. 
В процессе смены формаций от социализма, перестройки 
к капитализму в нашей стране зримо меняются взгляды 
в области политики, права, этики, религии, эстетики, философии, и все это отображается в языке. Язык сохраняет 
ценности культуры народа и государства. Эволюция цивилизации происходит благодаря развитию творческих идей, 
а они, в свою очередь, находят выражение в языке нации, 
которая вносит свой вклад в ноосферу, или сферу разума 
человечества.
Идеология – сложнейшая область жизни общества, она 
базируется на системе взглядов, идей, «в которых осознаются и оцениваются отношения людей к действительности 
и друг к другу, социальные проблемы и конфликты, а также содержатся цели (программы) социальной деятельности, направленной на закрепление или изменение (развитие) данных общественных отношений» (21, т. 10, с. 39–40). 
Идеология – система концептуально оформленных представлений и идей, интересов, мировоззрения, идеалов классов, наций, общества, политических партий, общественных 
движений, являющаяся совокупностью форм общественного сознания: права, морали, науки, искусства, философии, 
религии. Как правило, это выражение и способ поддержания существующей власти, она является не только формой 
общественного сознания, но и частью культуры. Создание и 
реализация идеологии происходит в процессе деятельности 
идеологического аппарата партий, политиков, ученых. Народ не создает идеологии, но именно в его среде формируется и развивается принятая властью официальная политика. К структурным элементам идеологии относятся политические теории, ценности, программы, символы. Принятая 
идеология является критерием оценки политических процессов, соотношения политических сил. 

 
• 7

Одно из измерений идеологии – политические мифы, 
утопии, которые помогают создать позитивные образы власти. Среди средств реализации идеологии искусство, литература, наука, язык – они и мобилизуют народ к участию в 
политике государства. Государственная идеология – подоплека политики, в ней формулируются ориентиры политической деятельности, осуществляется выбор средств реализации, это целостная, систематизированная совокупность 
идей, ценностей и представлений, закрепленная в государственных законах, документах, постановлениях. «В условиях 
социализма господствующую роль играет научная марксистско-ленинская идеология, выступающая одним из факторов 
сплочения всего общества вокруг рабочего класса и его партии в интересах укрепления и дальнейшего развития социализма», – отмечают авторы статьи «Идеология» в «Большой 
советской энциклопедии» (1969–1978) (21, т. 10, с. 39–40).
Нужно не забывать о том, что сейчас понятие о реальности изменилось и в ее структуру вошла реальность Интернета, где происходят сложнейшие идеологические процессы, 
осуществляются не всегда честные идеологические игры. 
Огромную роль и в реальной жизни, и в реальности Интернета играет язык, в том числе язык агитации, пропаганды, 
литературы. 
Уже многое сделано для исследования языка тоталитарных государств. Одна из наиболее авторитетных работ в 
этой области – «Язык Третьего рейха. Записная книжка филолога» (1947) Виктора Клемперера, считавшего, что именно язык является наиболее значимым выражением идеологии государства. Он показал и доказал это в дневнике, 
который вел на протяжении всего срока зарождения и существования гитлеровской Германии: «То и дело цитируют 
афоризм Талейрана: язык нужен для того, чтобы скрывать 
мысли дипломатов (и вообще хитрых и сомнительных личностей). Но справедливо как раз обратное. Пусть кто-то намеренно стремится скрыть – только лишь от других или от 
себя самого – то, что он бессознательно носит в себе, – язык 
выдаст все. В этом, помимо прочего, смысл сентенции: le 
style c’est l’homme (стиль – это человек. – К.Ш., Д.П.); вы
• 

сказывания человека могут быть лживыми, но его суть в неприкрытом виде явлена в стиле его речи. Страшные переживания связаны у меня с этим своеобразным (в филологическом смысле) языком Третьего рейха» (81, с. 19–20).
Уникальность работы в том, что В. Клемперер положил в 
ее основу абсолютно точное свидетельство филолога о влиянии и действии языка Третьего рейха на людей и общество: 
«Поначалу, когда я еще практически не знал преследований, 
я старался как можно меньше слышать этот язык. Меня тошнило от витрин, плакатов, коричневой униформы, знамен, 
жестов нацистского приветствия, аккуратно подстриженных 
усиков а-ля Гитлер. <…> Нацизм въедался в плоть и кровь 
масс через отдельные словечки, обороты речи, конструкции 
предложений, вдалбливаемые в толпу миллионными повторениями и поглощаемые ею механически и бессознательно. 
Принято истолковывать дистих Шиллера об «образованном 
языке, что сочиняет и мыслит за тебя» чисто эстетически и, 
так сказать, безобидно. Но язык не только творит и мыслит 
за меня, он управляет также моими чувствами, он руководит всей моей душевной субстанцией, и тем сильнее, чем покорнее и бессознательнее я ему отдаюсь. А если образованный язык образован из ядовитых элементов или служит переносчиком ядовитых веществ? Слова могут уподобляться 
мизерным дозам мышьяка: их незаметно для себя проглатывают, они вроде бы не оказывают никакого действия, но 
через некоторое время отравление налицо. <…> Разъяснять 
ядовитую сущность LTI (языка Третьего рейха. – К.Ш., Д.П.), 
предостерегать против нее – это, думаю, нечто большее, чем 
простое назидание. <…> Множество слов из нацистского 
жаргона нужно надолго, а некоторые и навсегда, зарыть в 
общую могилу» (там же, с. 20, 25, 26).
Мы далеки от того, чтобы приравнивать действия и язык 
Третьего рейха к действиям и языку социализма в Советском Союзе. Это разные государства, различны и их языки 
влияния, но важно осознавать силу слова, его воздействие 
на сознание масс, умы, настроения. Языковая относительность имеет место тогда, когда руководство к действию при
 
• 9

нимается массами под влиянием языка той или иной идеологии, текстов, речей, диалогов и даже обыденных высказываний, которые формируют словесную культуру того или 
иного государства. «Словесная культура, – пишет А.П. Романенко в работе «Советская герменевтика» (2008), – это, 
во-первых, языковая жизнь общества как часть культуры. 
Факты словесной культуры – это постоянно воспроизводимые правила и прецеденты языковой деятельности общества. То есть словесная культура – это система нормативов, 
по которым строится и протекает языковая жизнь общества. Во-вторых, словесная культура – это общие принципы, которые лежат в основе языка, речевой практики, нормативной языковой личности, теории языка данной культуры» (180, с. 4). Надо осознавать, что не только мы владеем 
языком, но и язык владеет нами. 
Словесная культура и идеология, которая влияет на нее, 
складывается из очень многих элементов: науки, образования, искусства, политики и т.д. В Советском Союзе огромную роль играла даже цензура. В.Г. Воловников в книге 
«Цензура в Советском Союзе. 1917–1991» (2004) отме чает: 
«В истории развития российской послереволюционной 
культуры, в долгом, тяжелом и трагическом процессе постоянного и планомерного наступления на нее, приручения ее, 
насилия над ней со стороны советских партийно-государственных органов далеко не последнюю роль играла цензура. Зародившаяся в самые первые дни коммунистической 
власти, она была задумана именно как один из важнейших 
инструментов контроля формирования образа мыслей. Постепенно оформляясь и укрепляясь, цензура приобре тала 
все новые дополнительные функции и наряду с чисто контролирующими и запретительскими стала выполнять еще 
и каратель ные и доносительские задачи» (40, с. XXI). Цензура постепенно превращалась в инструмент официальной 
идеологии. В Советском Союзе идеология играла огромную 
роль, система была построена так, что через различные речевые жанры и формы идеология оказывала жесткое давление на язык, мышление, поведение человека.

• 

В то же время социализм – светлая мечта человечества 
о социальной справедливости и равенстве людей. Социалистическая идеология основана на понимании коллективизма как высшей ценности: коллективный труд, творчество, 
жертвенное отношение к ним, приоритет общественного 
над индивидуальным. Свобода человека рассматривалась 
в плане добровольного подчинения обществу, коллективу. 
Это пролетарский тип общественного сознания, когда государство понимается как социальный институт удержания 
власти правящим классом, в данном случае пролетариатом. 
В основе социалистической идеологии лежали гуманистические представления о гармонично развитой личности, необходимости удовлетворения материальных и духовных потребностей индивида (от каждого по способностям, каждому по потребностям, позднее – по труду). В «Большой советской энциклопедии» (1926–1947) отмечается, что «марксизм-ленинизм есть мировоззрение и метод класса, историческая роль которого состоит в уничтожении буржуазного 
общества и в построении бесклассового социалистического 
общества на совершенно новых основах. И если коммунизм 
как форма общественной жизни человека есть высший продукт социально-исторического развития, то соответственно 
этому и марксизм-ленинизм как мировоззрение класса, утверждающего коммунизм, есть высшая форма объяснения 
и изменения мира. Марксистская теория, развиваясь на основе революционной практики пролетариата, классовой 
борьбы и строительства социализма, насквозь пропитана 
духом коммунистической партийности и классовой целеустремленности» (22, т. 27, ст. 464).
С 1960-х годов в СССР господствовали идеи мирной победы социализма и коммунизма как наиболее прогрессивных общественных формаций. В основе принятого в 
1961 году «Морального кодекса строителя коммунизма» – 
сплав некоторых идей христианства и марксистско-ленинской идеологии.
СССР был государством идеологическим, идеи которого имели гуманистический характер, но их исполнение не 

 
• 11

было последовательным. «Честность и правдивость, нравственная чистота, простота и скромность в общественной и 
личной жизни», в первую очередь, не отличали многих партийных деятелей, но в целом среди людей в это чрезвычайно сложное время культивировались дружеские отношения 
взаимоуважения, взаимопомощи, товарищества, укреплялись так называемые горизонтальные связи. Гуманистические идеи всесторонне развитой личности оказали большое влияние на формирование человека: ценились образование, знания во многих областях, профессионализм, спортивная закалка. Деньги практически ничего не решали, решала во многом сила интеллекта, глубина личности, как 
правило, альтруистически настроенной. Все это отобразили 
советская литература, язык советского государства, многое 
можно понять в процессе анализа создаваемых на государственном уровне словарей, например, «Толкового словаря 
русского языка» под редакцией Д.Н. Ушакова (1935–1940). 
Но язык великой эпохи хранит память о репрессированных ученых, писателях, поэтах, простых людях, жизнь которых была разрушена под напором идеологии во внутренней 
вой не за власть и другие средства влияния на массы.
Мы были свидетелями создания, потом разрушения социализма, перестройки, становления капитализма, с которым так усердно боролись коммунисты. Сейчас говорится 
о формировании общества потребления, связанного с фетишизацией денег. Деньги становятся высшей ценностью, 
по их наличию и количеству судят о значимости любой деятельности, в том числе в области науки, искусства, культуры, спорта – тех областей, которые раньше были начисто 
отделены от коммерциализации, главенствующей в современной России.
В период противостояния капитализма социализму исследователи отмечали, что при капитализме «потребление трудящихся катастрофически падает, в результате сокращения заработной платы, роста безработицы, роста цен 
на предметы потребления» (22, т. 46, ст. 575). Всему этому 
мы становимся свидетелями. Возникли шоу-бизнес, бизнес 

• 

в спорте, бизнес в образовании, науке, культуре. Ценности, 
многие из которых должны принадлежать государству и охраняться им, так же беспощадно распроданы или распродаются: архитектурные и природные памятники, земли, водные объекты и т.д. Все это приводит к разрыву между материальными ресурсами олигархии и обычных людей. Сейчас 
говорят о «пожирании» капитала, денег, настолько жадно, 
хищнически истребляется и присваивается «разворотливыми» дельцами бывшая государственная собственность. Добро бы, если бы ресурсы, находящиеся в частных руках, както были связаны с развитием государства, – чаще всего они 
становятся достоянием других стран, так как несметные капиталы страны вывозятся за рубеж. 
Какая идеология царит сейчас? Идеология общества 
потребления. Термин ввел Э. Фромм в работе «Иметь или 
быть» (1976). «Нужно наглядно представить себе всю грандиозность Больших Надежд, поразительные материальные и духовные достижения индустриального века, чтобы 
понять, какую травму наносит людям в наши дни сознание того, что эти Большие Надежды терпят крах, – пишет 
Э. Фромм. – Ибо индустриальный век действительно не сумел выполнить свои Великие Обещания, и все большее число людей начинают осознавать, что:
● Неограниченное удовлетворение всех желаний не способствует благоденствию, оно не может быть путем к счастью или даже получению максимума удовольствия.
● Мечте о том, чтобы быть независимыми хозяевами собственных жизней, пришел конец, когда мы начали сознавать, что стали винтиками бюрократической машины и нашими мыслями, чувствами и вкусами манипулируют правительство, индустрия и находящиеся под их контролем 
средства массовой информации.
● Экономический прогресс коснулся лишь ограниченного числа богатых наций, пропасть между богатыми и бедными нациями все более и более увеличивается.
● Сам технический прогресс создал опасность для окружающей среды и угрозу ядерной войны, каждая из которых 

 
• 13

в отдельности – или обе вместе – способны уничтожить всю 
цивилизацию и, возможно, вообще жизнь на Земле. <…>
Даже если оставить в стороне присущие индустриализму 
экономические противоречия, крах Больших Надежд предопределен самой индустриальной системой, двумя ее основными психологическими посылками: 1) что целью жизни 
является счастье, то есть максимальное наслаждение, определяемое как удовлетворение любого желания или субъективной потребности личности (радикальный гедонизм), 
и 2) что эгоизм, себялюбие и алчность – которые с необходимостью порождает данная система, чтобы нормально функционировать, – ведут к гармонии и миру» (222, с. 30–31).
В аннотации к книге Э. Фромма «Иметь или быть? Ради 
любви к жизни» (2004) редакция отмечает: «Знаменитая 
книга американского психоаналитика и социолога Эриха 
Фромма «Иметь или быть?» обретает особую актуальность 
в условиях современной России, так как за последние годы 
в стране кардинальным образом изменилась общественнополитическая ситуация, сместились все ценностные ориентиры, а средства массовой информации навязчиво пропагандируют культ золотого тельца» (там же, с. 4). Мы свидетели алчного потребления и внедрения «радикального гедонизма» в систему общежития нашей страны. Кто же будет работать ради общего блага, прогресса, бескорыстно в 
науке, искусстве? Ведь для того, чтобы жить ради потребления, надо иметь много денег. Отсюда воровство, тотальная 
коррупция, вражда, взаимная ненависть, нетерпимость, сопровождающие радикальный гедонизм. Мы не только свидетели всего этого, но и жертвы, так как наука, серьезное отношение к образованию, культуре, честный труд становятся 
препятствием тем, кто получает желаемое «счастье» с помощью коррупционных методов, хорошо отработанных где бы 
то ни было: в культуре, науке, образовании, политике. В таком обществе честный человек, профессионал в своем деле 
не просто белая ворона, он главный классовый враг, так как 
его деятельность мешает мошенничеству в системе сложившихся коррупционных связей. 

Доступ онлайн
370 ₽
В корзину