Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Идиостилистика научной речи. Наши представления о речевой индивидуальности ученого

Покупка
Артикул: 776651.01.99
Доступ онлайн
400 ₽
В корзину
Монография посвящена обоснованию некоторых подходов к изучению речевой индивидуальности ученого. Реконструкция доминирующего компонента аналитико-синтезирующей деятельности ученого позволила выявить такие стили (и соответствующие им фрагменты текста), как рыхлый, вязкий, исповедальный, конденсированно плотный и гармонично плотный. Анализ воздействия таких стилей мышления ученого, как дискретнологический, континуально-психологический, критический и метафорический, дал возможность вскрыть наличие стилей таких разновидностей, как интровертированный эгоцентрический, интровертированный полицентрический, экстравертированный эгоцентрический и экстравертированный полицентрический. Внимание к манере изложения содержания позволило зафиксировать толерантный и интолерантный текст. Книга адресована научным работникам, аспирантам, студентам и всем интересующимся проблемами научного творчества.
Котюрова, М. П. Идиостилистика научной речи. Наши представления о речевой индивидуальности ученого : монография / М. П. Котюрова, Л. С. Тихомирова, Н. В. Соловьева. - 2-е изд., стер. - Москва : ФЛИНТА, 2019. - 394 с. - ISBN 978-5-9765-4298-3. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/1863327 (дата обращения: 16.07.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
М. П. Котюрова, Л. С. Тихомирова, Н. В. Соловьева 

ИДИОСТИЛИСТИКА  
НАУЧНОЙ  РЕЧИ 

Наши представления  
о речевой индивидуальности ученого 

Монография

2-е издание, стереотипное

Москва
Издательство «ФЛИНТА»
2019

УДК 81:001.12
ББК 81.2 

 К73 

Рецензенты:  
д. филол. н., профессор, зав. кафедрой нем. яз.  
и сканд. яз. и перевода С.-Петербургского ун-та  
экон. и финансов В.Е. Чернявская; 
д. филол. н., профессор кафедры современного русского языка 
Ставропольского гос. ун-та К.Э. Штайн 

 Котюрова М.П. 

К73 
Идиостилистика научной речи. Наши представления о речевой индивидуальности ученого [Электронный ресурс] : 
монография 
/ 
М.П. 
Котюрова, 
Л.С. 
Тихомирова, 
Н.В. Соловьева. — 2-е изд., стер. — М. : ФЛИНТА, 2019. — 
394 с.

ISBN 978-5-9765-4298-3
Монография посвящена обоснованию некоторых подходов к изучению речевой индивидуальности ученого. Реконструкция доминирующего 
компонента аналитико-синтезирующей деятельности ученого позволила 
выявить такие стили (и соответствующие им фрагменты текста), как рыхлый, вязкий, исповедальный, конденсированно плотный и гармонично плотный. Анализ воздействия таких стилей мышления ученого, как дискретнологический, континуально-психологический, критический и метафорический, дал возможность вскрыть наличие стилей таких разновидностей, как 
интровертированный эгоцентрический, интровертированный полицентрический, экстравертированный эгоцентрический и экстравертированный полицентрический. Внимание к манере изложения содержания позволило зафиксировать толерантный и интолерантный текст. 
Книга адресована научным работникам, аспирантам, студентам и всем 
интересующимся проблемами научного творчества.  

ISBN 978-5-9765-4298-3  
© М.П. Котюрова, Л.С. Тихомирова,  
    Н.В. Соловьева, 2019    
© Издательство «ФЛИНТА», 2019

УДК 81:001.12
ББК 81.2 

ОГЛАВЛЕНИЕ 

Сообщаем 
ПРЕДИСЛОВИЕ. В ПОИСКЕ ПРОБЛЕМЫ  
РЕЧЕВОЙ ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ УЧЕНОГО................... 
7 

Указываем вектор рассуждения 
ВВЕДЕНИЕ. КАТЕГОРИАЛЬНО-КОНТУРНОЕ  
ФОРМИРОВАНИЕ И ОПИСАНИЕ ХОРОШЕГО 
НАУЧНОГО ТЕКСТА .............................................................. 
18 

Объясняем 
ЧАСТЬ I. ОСНОВНЫЕ ПОДХОДЫ,  
ПРИНЦИПЫ, ПОНЯТИЯ И КАТЕГОРИИ ............................ 
26 
Глава 1. Необходимые понятия и категории........................... 
26 
1.1. Исходные понятия – функциональный стиль,  
научный функциональный стиль, стиль изложения  
научного содержания ........................................................... 
26 
1.2. Основное понятие – индивидуальный речевой  
стиль ученого......................................................................... 
38 
Глава 2. Дискурсивно-функционально-стилистический  
подход к изучению речевой индивидуальности ученого....... 
44 
2.1. Принципы изучения стереотипности  
научного текста...................................................................... 
46 
2.2. Изучение речевой индивидуальности ученого 
в соответствии с принципом «от общего к частному»....... 
54 
2.3. «Мягкий» интерпретативный анализ текста  
в дискурсивном аспекте........................................................ 
58 

Наблюдаем, анализируем, иллюстрируем  
ЧАСТЬ II. АНАЛИТИКО-СИНТЕЗИРУЮЩЕЕ  
МЫШЛЕНИЕ И ИНДИВИДУАЛЬНЫЙ  
ГАРМОНИЧНО ПЛОТНЫЙ ТЕКСТ....................................... 
71 
Глава 3. Гармоничное уплотнение содержания  
научного текста.......................................................................... 
71 

3.1. Роль аналитического мышления в гармоничном  
уплотнении научного текста................................................. 
71 
3.2. Механизм гармоничного уплотнения содержания  
научного текста...................................................................... 
84 
3.3. Лексикоцентрический подход к изучению  
гармоничной плотности научного текста............................ 107 
3.4. Измерение гармоничной плотности научного текста . 129 
3.5. Итоги комплексного анализа  
гармоничной плотности содержания  
(на материале учебных текстов)........................................... 137 
Глава 4. Дифференциация индивидуальных стилей  
мышления и речи ученых на основе персонального стиля  
познавательной деятельности................................................... 150 
4.1. Некоторые принципы формирования  
индивидуального стиля речи ученого.................................. 150 
4.2. Дискретно-логический  
и континуально-психологический  
стили мышления и текст....................................................... 169 
4.3. Речевая индивидуальность в определениях  
терминированных понятий................................................... 172 
4.4. Критический стиль мышления и текст ......................... 180 
4.5. Метафорический стиль мышления и текст .................. 196 
4.6. Роль метафоры в организации текстовой структуры 
научно-популярного произведения...................................... 208 
Глава 5. Дифференциация индивидуальных стилей  
изложения научного содержания на основе  
категориального подхода к тексту ........................................... 217 
5.1. Модель индивидуального стиля речи ученого............. 217 
5.2. Комплекс логичности, диалогичности  
и тональности речи в аспекте речевой  
индивидуальности ученого................................................... 226 
5.3. Категоричность/некатегоричность как свойство  
индивидуального стиля речи ученого.................................. 241 
5.4. Индивидуальный стиль изложения  
научного содержания: соотношение стереотипного  
и творческого начал в тексте................................................ 251 

5.5. Стереотипность – речевая индивидуальность –  
погрешность........................................................................... 259 
Глава 6. Толерантная / интолерантная манера автора  
в научной коммуникации.......................................................... 266 
6.1. Толерантность в научной коммуникации..................... 266 
6.2. Толерантность речевого поведения  
как принцип научной коммуникации .................................. 280 
6.3. Экстралингвистические основания толерантности  
научной коммуникации......................................................... 283 
6.4. О возможности категориального подхода к изучению  
толерантности речевой коммуникации ............................... 290 
6.5. Толерантность и оценочность ....................................... 294 
6.6. Толерантность и категоричность / некатегоричность  
изложения............................................................................... 300 
6.7. Коммуникативные стратегии, тактики и приемы  
выражения толерантности речевого поведения.................. 305 
6.8. Тональность научной речи как параметр проявления 
речевой индивидуальности ученого .................................... 331 
 
Прилагаем живые примеры  
ЧАСТЬ III. ТИПЫ ТЕКСТОВ .................................................. 342 
1. Конденсированно плотный текст..................................... 342 
2. Гармонично плотный текст .............................................. 345 
3. «Рыхлый» текст ................................................................. 349 
4. «Вязкий» текст................................................................... 353 
5. Толерантный текст ............................................................ 356 
6. Интолерантный текст........................................................ 360 
 
ЗАКЛЮЧЕНИЕ ......................................................................... 364 

Библиография............................................................................. 366 

Список исследованных цитируемых текстов.......................... 390 
 

Если уж говорить всю правду, 
наша человеческая индивидуальность – 
это тот персонаж, который никогда 
не реализуется полностью, это… тайная легенда, хранимая каждым в самых 
глубинах своего существа 
(Ортега-и-Гассет 1996: 122) 
 
…ученому в значительной степени свойственна 
необъективность, что выражается, в частности, в его 
приверженности господствующим концептуальным схемам. «Ученый – это объективный искатель истины» – 
это миф, глубоко укоренившийся в общественном сознании, – так пишет  
А.А. Горбовский (М., 1983) 
 
Уникальный 
жизненный 
путь 
формирования личностных оснований 
научного познания особенно отчетливо 
выражен в гуманитарных науках  
(А.В. Юревич 1993: 17) 
 
 

Сообщаем  

ПРЕДИСЛОВИЕ  

В поиске проблемы  
речевой индивидуальности ученого 

Изучение «коммуникативной деятельности человека в высшей речевой форме – текстах» (Золотова 1998) актуализирует 
целостно-композиционное мышление (Свешников 2001) исследователя. При этом предполагается нетрадиционная трактовка термина композиция: под композицией понимается главная форма 
диалога исследователя и читателя. Отсюда основной задачей нашего композиционного мышления мы считаем организацию такого диалога относительно объекта, темы (основных понятий), 
проблемы, гипотезы, подходов к анализу материала, аргументов, 
полученных в результате анализа материала, и выводов. 
Наш диалог с читателем начинается с определения объекта 
исследования. В соответствии с оптимальным желанием авторов 
объектом исследования, несомненно, должны бы быть все целые 
тексты всех произведений ученого. Задавая тему обсуждения, 
мы связываем ее с определением целостного механизма по формированию научного знания, понимаемого как содержание текста, с поиском оснований проявления и дифференциации 
в научных текстах индивидуальных стилей изложения содержания, а также с отбором речевых средств репрезентации индивидуальных стилей изложения и толерантной либо нетолерантной 
манеры научной речи автора.  
Определяя предмет исследования, мы основываемся на 
том, что в тексте все условно и преходяще, все языковые и речетекстовые единицы представляют собой лишь строительный 
материал текста. Эти единицы имеют основание и причину бытия не в самих себе, а в некоторой вне их находящейся причине, 
причем каждая причина-условие предполагает для себя новую 
причину, эта новая – следующую, дальнейшая – опять новую 
и т.д. Этот ряд условностей и причин не может простираться в 

бесконечность, поэтому мы приходим к необходимости условно 
признать первую и единую причину существующего текста, на 
которой держались бы все языковые и рече-текстовые единицы. 
Такой первопричиной, обусловливающей наличие конкретного 
текста, может быть только человек, понимаемый как языковая 
личность, или речевая индивидуальность, в случае же обобщенно-отвлеченного, абстрактного представления о тексте – субъект 
познавательно-коммуникативной деятельности.  
При создании текста действует целостный механизм манипуляции строительным материалом, заключающийся в отборе 
разрозненных понятий, суждений, умозаключений (существенных обобщений), логическом и интуитивном выдвижении гипотез, фиксации найденных аргументов и создании концепции 
и теории, выявлении и формулировке закона и т.д. Этот целостный механизм формирования содержания научного текста 
в концепции Л.С. Тихомировой получил название уплотнения 
содержания, а продукт действия этого механизма – плотность 
содержания. В соответствии со справкой Н.М. Шанского (Шанский 1972: 105 – 106) плотность «появляется в русском литературном языке как новообразование А.Д. Кантемира. О том, что 
оно появилось как русская замена франц. слова soliditй, свидетельствует сам А.Д. Кантемир. Объясняя в примечаниях значение слова плотность, он пишет: «Плотность Soliditй. В других 
местах я тож изобразил речью твердости. Обеими разумеется 
состав твердого тела, которого части одна к другой прилеплены 
так, что располстись не могут… (курсив наш. – М.К.)» (Кантемир А.Д. Соч., т. 2, 1868, с. 428). 
Опираясь на историю русской науки, можно с уверенностью 
говорить о роли ученых (причем не только выдающихся) в формировании общего фонда научного знания и стиля научной речи 
в целом (по выражению О. де Бальзака, если бы не было равнины, 
не было бы и Эльбруса). [Уточним: естественно, что именно тексты трудов выдающихся ученых представляют собой благодатный 
материал для изучения речевой индивидуальности.] Интересно, 
что индивидуальные особенности стиля изложения наиболее заметно обусловлены стилями мышления, в последние годы активно 
изучаемыми в психологии мышления (см. исследование М.А. Хо
лодной о когнитивных стилях). Как известно из учебной литературы, «необходимо различать, с одной стороны, характер и “путь” 
мышления в самом процессе познания, а с другой – воплощение 
результатов мышления в научных сочинениях» (Кожина 1983: 
164). Поэтому мы и считаем правомерным говорить об идиостилистике речи ученого (а не только писателя).  
По существу идиостилистика речи ученого уже получила 
обоснование; в научной литературе имеются обобщающие, хотя 
и в предварительном плане, размышления. Так, Ст. Гайда подчеркивает, что ученые осуществляют исследовательскую деятельность в некоем культурном и научном пространстве, в которое включены контекст культуры, науки, обоснования (контекст 
семиотики и контекст открытия), а также контекст коммуникации ученых, осуществляемой посредством текста (см. Styl a 
tekst: Materialy miedzynarodowey konferencyi naukowey. Opole, 
1996; Котюрова 1996; 2001; 2002; 2004 и др.).  
Индивидуальный стиль речи ученого не монолитен, он изменяется под воздействием различных условий порождения речи. В.А. Звегинцев, например, отмечает: «Нередко в целях последовательности изложения приходится кратко и поэтому неизбежно упрощенно излагать сущность привлекаемых теоретических построений, суждений или учений» (Звегинцев 1976: 4). 
Стиль самого В.А. Звегинцева в цитируемой монографии свидетельствует об удивительной последовательности изложения. 
При этом вслед за Р.А. Будаговым отметим, что «старыми словами и старыми синтаксическими конструкциями можно передать (и передается! – М.К.) содержание так, что все будет звучать по-новому, все предстанет как ранее “никем не найденное”» (Будагов 1980: 29 – 30). Несомненно, это утверждение 
справедливо отнести к речевому творчеству в пределах и художественного, и научного функциональных стилей, конечно, 
имея в виду масштаб личности писателя или ученого. Вместе 
с тем следует со всей определенностью подчеркнуть, что «никакой исследователь не может дать в руки читателей рецепт, по 
которому можно сделать роман, равный произведению Сервантеса. Именно этим и обусловливается неповторимость великих 
писателей, их индивидуальное творческое мастерство» (Будагов 

1980: 37). Едва ли есть смысл сомневаться в том, что аналогичное суждение можно высказать и о творческом почерке талантливого ученого. 
Предметом данного исследования считаем индивидуальный 
стиль, или идиостиль, письменной речи ученого, обусловленный 
отбором – в силу невообразимой онтологической сложности 
предмета описания – параметров рассмотрения со стороны исследователя (мы акцентируем именно этот момент!). При этом 
мы настаиваем лишь на одном – возможности разных подходов 
к трактовке индивидуального стиля речи ученого: с целью описания полученных лингвистических данных применить подход 
«от читателя/исследователя», в то время как с целью объяснения 
полученных научных фактов – подход «от автора» в соответствии с его психологическими (когнитивными) особенностями. 
Кстати, отметим, что такой подход к изучению идиостиля – «от 
автора» – успешно реализуется в стилистике художественной 
речи. Как пишет Н.С. Болотнова, «идиостиль в современной 
стилистике исследуется на уровне выбора коммуникативных 
стратегий и тактик текстового развертывания, его коммуникативно-прагматического эффекта, коммуникативных универсалий разного типа и свойственных данному автору приемов воздействия на читателя» (Болотнова 2010: 467). 
Вслед за тем формулируем проблему исследования – «без 
педантизма или с наименьшей его дозой, но с горячим желанием 
увидеть проблему ясно, с интеллектуальной радостью» (Ортегаи-Гассет 1996: 112), ставим вопрос, как определить индивидуальный стиль письменной речи ученого, какие параметры текста 
необходимо рассмотреть для описания его специфики. Кажется, 
что прежде всего следует обратить внимание на альтернативу: с 
одной стороны, «вне себя, т.е. мир, с другой – я сам, т.е. “внутренний мир человека, заполненный главным образом идеями”» 
(там же: 115). Эта альтернатива ярко представлена не только в 
знании как таковом – знании о мире, которое зафиксировано в 
понятиях, суждениях, умозаключениях, логемах, концепциях, 
теориях, законах, но и в не-знании, которое рождается и развивается, расширяется благодаря действующему лицу, не дающему вещам и знанию о них поработить себя самого, а наоборот, 

«самому править ими, навязывать им свою волю и свои замыслы, чтобы осуществлять в этом внешнем мире (знании. – М.К.) 
свои идеи в соответствии со своими внутренними пристрастиями» (там же: 117). 
Параметры описания индивидуального стиля письменной 
речи ученого соотносим с такими свойствами речи, как, вопервых, плотность содержания текста (конденсированно плотный, гармонично плотный, «рыхлый» и «вязкий» – с. 61 – 91), 
во-вторых, логичность, связность и диалогичность речи (интровертированный эгоцентрический, экстравертированный полицентрический и др. – с. 196 – 208), в-третьих, тональность речи 
(толерантность и интолерантность – с. 230 – 259). Интерпретируя полученный материал, мы вскрываем механизм формирования в научном тексте гармонично плотного содержания. Объяснение речевой индивидуальности также предполагает рассмотрение категориальных текстовых свойств, которые обусловлены 
психологическими, а именно когнитивными особенностями автора, в частности, его познавательным стилем, стилем мышления, толерантной или интолерантной манерой речи ученого. 
Как известно, разные подходы обеспечивают различные 
знания об изучаемом явлении и таким образом вместе дают более широкое понимание предмета изучения. Здесь несомненна 
опасность оказаться в объятиях эклектизма, смешивающего в 
корне различные подходы. Предостеречь от методологического 
эклектизма может сверка, сопоставление результатов (вида знания) примененных подходов к исследованию материала.  
Конечно, все эти вопросы не могут быть вполне удовлетворительно описаны лишь в одной книге: теоретический материал 
подается сжато, методологический аппарат, может быть, излишне «контурно», иллюстрации – без достаточно полного, 
скрупулезного анализа. Кроме того, нельзя забывать того, что 
индивидуальный стиль речи исследователя не просто статично 
отражается в тексте, как в зеркале, а проекции «Я» каждый раз 
конструируются в нем заново. Таким образом, книгу следует 
воспринимать в качестве стимула для дальнейших исследований 
речевой индивидуальности ученого.  

Гипотеза относительно изучения индивидуального стиля 
изложения научного содержания неоднозначна. Онтологически, 
т.е. в плане наличия индивидуального стиля, она основывается 
на том, что когнитивная индивидуальность проявляется в речи 
в целом – как по горизонтали, так и по вертикали, даже если автор заключает себя в рамки общепринятых стереотипов. Методологически же в силу сложности научно-познавательной деятельности неизбежно необходимы ограничения в связи с тем, 
что «нельзя объять необъятное». Поэтому совершенно ясно, что 
«для начала» из всех свойств, описанных в литературе, должны 
быть отобраны лишь некоторые, наиболее яркие, даже очевидные свойства текста (а не отдельные языковые или даже текстовые единицы!), которые имеют широкий диапазон репрезентации, по-видимому, под влиянием когнитивной авторской индивидуальности. 
Эта гипотеза поддерживается прежде всего представлением 
о том, что наиболее полная, адекватная замыслу автора коммуникация ученых возможна лишь в том случае, когда текст научного произведения воспринимается читателем как продукт когнитивной индивидуальности ученого. При этом эффективному, 
и прежде всего «плавному», незатрудненному, общению автора 
и читателя способствуют такие самые общие условия, как: 
1) единый предметно-содержательный фон, 2) готовность коммуникантов к использованию (и восприятию) языковых единиц 
в единстве их формы и содержания (т.е. структурно-языковая 
компетенция), 3) четкое представление о парадигматике и синтагматике различных рече-текстовых единиц в структурносемантическом единстве этих единиц, т.е. о функциональностилистической специфике текста. 
При определении особенностей научной речи в плане авторской индивидуальности, несомненно, актуальными становятся 
проблемы соотношения языковой и речевой компетенции, а также соотношения, с одной стороны, автоматизма речи, способствующего экономии речемыслительных усилий, а с другой – преодоления в мышлении именно автоматизма. В преодолении автоматизма проявляется творческое начало как в любой сфере, так 
и в любой форме речевого общения. Эти проблемы тем более 

важны и актуальны, что они входят в современную познавательно-коммуникативную парадигму, которая вовлекает в орбиту исследования все составляющие акта коммуникации, репрезентирующие знание о мире и языке (Каменская 1996: 14).  
Понятно, что диалог автора и читателя прежде всего зависит 
от особенностей их познавательной культуры, в контексте которой осуществляется построение и восприятие конкретного произведения. Такая зависимость проявляется в разной степени, 
вплоть до диктата, при котором, например, преемственность 
(роль которой неоспорима: «человек не является ничем позитивным, если в нем нет преемственности» – Ортега-и-Гассет 
1996: 133) может выродиться в «закрытость», невозможность 
какого-либо творчества. Естественно, что при низкой познавательной культуре автора не может возникнуть произведение высокой научной ценности, а значит, не может состояться полноценный диалог автора и читателя (исследователя). 
Как писала А.Н. Васильева о произведении высшей эстетической ценности, оно «отличается исключительной глубиной 
проникновения в сущностные, очень сложные и скрытые основы человеческой жизни, человеческого характера, жизни и закономерностей человеческого общества. Обыкновенные произведения не имеют уходящей в бездонные глубины истории и жизни “корневой системы”, они остаются лишь ”картиной жизни”» 
(Васильева 1983: 6).  
По аналогии с таким подходом к квалификации художественных текстов с учетом степени эстетической ценности представляется вполне допустимым дифференцировать научные тексты, принимая во внимание познавательно-коммуникативную 
ценность. В таком случае естественно подчеркнуть, что рассмотрение проблем индивидуального стиля речи ученого принципиально возможно лишь применительно к текстам произведений высокой научно-познавательной ценности.  
Поскольку массив научной литературы крайне неоднороден 
в качественном отношении, надо особенно корректно оценивать 
два противоположных обобщения, сделанных на основе разных 
относительно креативного потенциала текстов научных произведений. Так, представляется вполне справедливой и актуальной (хо
Доступ онлайн
400 ₽
В корзину