Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Творчество Йозефа фон Эйхендорфа в контексте немецкой литературы XIX века

Покупка
Артикул: 776439.01.99
Доступ онлайн
170 ₽
В корзину
Творчество Эйхендорфа, как уже отмечалось, выходит за те рамки, которыми условно принято очерчивать развитие романтической школы в Германии. В литературно-критических работах Эйхендорфа содержится осмысление им романтизма с позиции их последователя и младшего современника.
Иванова, Е. Р. Творчество Йозефа фон Эйхендорфа в контексте немецкой литературы XIX века : монография / Е. Р. Иванова. - 2-е изд., стер. - Москва : ФЛИНТА, 2019. - 168 с. - ISBN 978-5-9765-4202-0. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/1862954 (дата обращения: 29.05.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
Е. Р. Иванова

Творчество Йозефа фон Эйхендорфа 

в контексте немецкой литературы XIX века

Монография

2-е издание, стереотипное

Москва

Издательство «ФЛИНТА»

2019

УДК 821.112.2
ББК 83.34(Герм)

И21

Рецензенты:

Сомова Е. В., доктор филологических наук, 
профессор кафедры всемирной литературы 

ФГБОУ ВО «Московский педагогический государственный университет»;

Ващенко И. В., кандидат филологических наук, 

доцент кафедры «Иностранные языки и межкультурные коммуникации» ФГБОУ ВО 

«Уральский государственный университет путей сообщения»

Иванова Е.Р. 

И21
Творчество Йозефа фон Эйхендорфа в контексте немецкой литературы 

XIX века [Электронный ресурс]: монография / Е. Р. Иванова. — 2-е изд., 
стер. — М. : ФЛИНТА, 2019. — 168 с.

ISBN 978-5-9765-4202-0

Творчество Эйхендорфа, как уже отмечалось, выходит за те рамки, 

которыми условно принято очерчивать развитие романтической школы в 
Германии. В литературно-критических работах Эйхендорфа содержится 
осмысление им романтизма с позиции их последователя и младшего 
современника.

УДК 821.112.2
ББК 83.34(Герм)

ISBN 978-5-9765-4202-0
       © Иванова Е.Р., 2019 

     © Издательство «ФЛИНТА», 2019 

Оглавление

Введение …………………………………………………………..
4

1.Особенности постромантической литературы
в Германии ……………………………………………………….
12

1.1. Романтизм и бидермейер ……………………………….
12

1.2. Немецкий реализм «Heimatkunst» ……………………...
57

2. Жанр новеллы в немецкой литературе и новеллистика
Йозефа фон Эйхендорфа ………………………………………..
75

2.1. Место творчества Й. фон Эйхендорфа в литературном 

процессе Германии XIX века …………………………………….
75

2.2. Эволюция новеллистики Й. фон Эйхендорфа ………… 77
2.3. Реминисценции из произведений иенских романтиков 

в новелле Й. фон Эйхендорфа «Осенние чары» и их значение ..
81

2.4. Традиции романтической немецкой новеллистики 

в «зрелых» новеллах Эйхендорфа «Мраморная статуя» 
и «Из жизни одного бездельника» ………………………………. 95

2.5. Новеллистика Эйхендорфа 30-40-х годов XIX века ….
122

2.6. «Романтическая пародия» и пародия на романтизм

в творчестве Й. фон Эйхендорфа ………………………………..
145

Заключение ……………………………………………………….
157

Библиографический список ……………………………………
160

Введение

Немецкая литература XIX в. представляет собой довольно 

сложную картину, состоящую из множества литературных явлений. 
Устоявшееся в нашей науке представление о немецкой литературе 
рубежа XVIII-XIX вв. и первой трети XIX в. выдвигает романтизм 
как единственное магистральное направление в литературе этого периода, который закрывает собой гораздо более обширную, нежели 
романтическая словесность, культурную нишу. Ее содержание, наряду с другими явлениями литературной жизни Германии (веймарским 
классицизмом в том числе), составляла и литература, адресованная 
широкому бюргерскому кругу. Пройдя долгий путь развития от моральных еженедельников и бюргерской драмы, перенеся давление 
критиков и противостояние романтизму, она сумела сохранить свои 
лучшие традиции, которые выкристаллизовывались в потоке тривиальной литературы, не прекращающей своего развития в период господства на литературной арене романтизма, и тем самым отстоять 
право на существование.

Упорное стремление сопоставить бидермейер с романтизмом в 

работах, посвященных проблемам немецкой литературы XIX в., заставляет подробно остановиться на вопросе о взаимоотношении этих 
художественных систем. Мнения по этой проблеме довольно противоречивы. Все их можно условно разделить на две группы: первая 
группа ученых рассматривает бидермейер как полную противоположность романтизму (Р. Крюгер, У. Фюллеборн, Й. Барк); другая 
видит в бидермейере новый вариант романтизма (М. И. Бент, Ф. Сенгле, Г. Петерли). 

М. И. Бент, считающий романтизм единственным доминирую
щим явлением немецкой литературы первой половины XIX в., отмечает, что «вопрос взаимоотношений романтизма и бидермайера 
(транскрипция автора – Е. И.) – это вопрос развития и существования 
романтизма в новых общественных условиях, в иной социально
культурной среде»1. Исходя из этого, исследователь практически 
упраздняет понятие «литература бидермейера», как и само явление, 
заменяя его понятием «романтизм в эпоху Реставрации». В произведениях писателей постромантической поры он видит лишь «множество вариантов преодоления романтического конфликта», в то время
как каждый из вариантов представляет отдельное направление в литературе. Говоря о взаимоотношении двух значимых явлений немецкой литературы XIX в., М. И. Бент пишет: «Романтизм и бидермайер 
тесно примыкают друг к другу хронологически, а эстетически бидермайер вырабатывается в творчестве самих романтиков»2.

Не дифференцирует поздний романтизм и бидермейер Г. Петер
ли, рассматривая Э. Мерике, А. Дросте-Хюльсгоф, А. Штифтера как 
поздних романтиков, для которых «действительность предстала как 
развенчанная и лишенная смысла данность»3. В. Денева утверждает: 
«Бидермейер… отнюдь не новое явление, это романтизм, который на 
исходе становится обуржуазившимся („verbürgerlicht“) и опускается 
на своем пути к реализму с высоты романтических небес к земле»4.

Ф. Сенгле, напротив, считает, что представление о бидермейере 

будет совершенно неверным, если в его изучении не учитывать постоянное «присутствие традиций романтизма и активную борьбу с 
романтизмом» (“den heftigen Kampf um die Romantik”)5. Таким образом, ученый подчеркивает противостояние бидермейера романтизму. 

Сложность в решении этого вопроса обусловлена отсутствием 

каких-либо документов, говорящих об основных положениях бидермейерской эстетики. Известно, что любое противостояние в сфере литературы и искусства ведет к созданию теоретической основы, программы, манифестов. Однако этого бидермейер не имел и иметь не 

1 Бент, М. И. Немецкая романтическая новелла. Генезис, эволюция, типология / М. И. Бент. 

Иркутск : Изд-во Иркутстк. ун-та, 1988. С. 292.

2 Бент, М. И. От романтизма к бидермайеру : эволюция пространственно-временных решений 

в новеллистике Вильгельма Гауфа / М. И. Бент // Пространство и время в литературе и искусстве. 
Даугавпилс, 1984. С. 25.

3 Peterli, G. Zerfall und Nachklang. Studien zur deutschen Spätromantik / G. Pikulik. Zürich, 1958. 
4 Denewa, W. Das österreichische Märchendrama in der Biedermeierzeit / W. Denewa. München, 

1940. Цит. по : Begriffsbestimmungen des literarischen Biedermeiers. Darmstadt, 1974. S. 20.

5 Sengle, F. Biedermeierzeit. Deutsche Literatur im Spannungsfeld zwischen Restauration und 

Revolution 1816-1848 / F. Sengle. Stuttgart, 1972-1980. Bd.1-3 Bd. 1., 1972. S. 244. 

мог, поскольку писатели, творчество которых мы сегодня рассматриваем в рамках этого литературного течения, не отождествляли себя с 
бидермейером, ибо в XIX в. ни термин, ни само явление не были 
идентифицированы. Этот факт очень важен при освещении вопроса о 
генезисе литературы бидермейера. Теоретические программы и эстетические манифесты, как правило, «оповещают» мир о появлении нового метода, направления, школы. Бидермейер к моменту утверждения романтизма был уже не новым явлением в литературе и искусстве, он, не открывая ничего принципиально нового, лишь акцентировал открытия XVIII в. в соответствии с особенностями литературного и исторического процессов XIX в.

В большинстве работ, посвященных бидермейеру в разных 

областях искусства, его хронологические рамки ограничиваются 1815 
и 1848 гг. Как справедливо писал Д. Клауде: «Нельзя понять, почему 
литературные 
события 
должны 
непременно 
следовать 
ритму 

политической истории»6. Это утверждение актуально и для 
литературы бидермейера, всегда стоящей в стороне от политических 
событий современности. Очевидно, что словной
датой начала 

расцвета литературного бидермейера
можно считать 1815 год, 

поскольку установившийся в результате Венского конгресса 1815 г. 
реставрационный порядок создал благоприятные условия для его 
интенсивного развития. Однако связывать исход бидермейера с 
революционными событиями 1848 г. – значит оборвать его историю 
на самом важном этапе, когда литература бидермейера выходит на 
более значимый уровень. Именно после 1848 г. создает свои 
прозаические произведения Э. Мерике, в это же время, после смерти 
А. Дросте-Хюльсхоф, выходят в свет многие ее произведения, издает 
поэтические сборники Й. В. фон Шеффель, продолжают появляться 
романы И. Ган-Ган и других писателей, чье творчество множеством 
нитей связано с традициями литературного бидермейера. 

Безусловно, события Мартовской революции имели для 

Германии важное значение, поскольку еще раз продемонстрировали 

6 Claude, D. Von Richard Wagner zu Bertolt Brecht / С. Claude. Fr. a. M., 1964. S. 11.

несовершенство немецкой государственной системы. Подавление 
массового общественного движения не решило проблем, оставшихся 
так и нереализованными правительством Меттерниха в период с 1815 
по 1846 гг. Проводимая им политика привела Германию к глубокому 
экономическому 
кризису. 
Страна 
по-прежнему 
оставалась 

раздробленной, 
порядки 
феодально-абсолютистской 
системы 

значительно тормозили ее развитие. Выступления широких народных 
масс не привели к ожидаемым переменам.

Насыщенная политическая жизнь Германии 40-50-х гг. XIX в. в 

целом 
не 
оказала 
существенного 
влияния 
на 
литературный 

бидермейер, который всегда был подчеркнуто аполитичен. События 
революции 1848 г., напротив, привели к отталкиванию от 
злободневных 
проблем. 
Изменившийся 
политический 
курс 

государства не повлиял на сознание обывателя. Продолжает свое 
триумфальное 
шествие 
немецкая 
тривиальная 
литература, 

значительно расширившая свой жанровый репертуар: помимо
слезливо-сентиментальных историй,
все большую популярность

обретают приключенческие романы. 

В 
немецкой 
литературе 
1850-1860-х 
гг. 
наряду 
с 

произведениями, в которых немало внимания уделено политике 
(К. Гуцков, Ф. Шпильгаген), популярными становятся произведения, 
раскрывающие темы и проблемы частной жизни. Стараясь уйти от 
злободневных вопросов современности, писатели обращаются к 
малозначительным сюжетам, в которых делается акцент на 
углубленном изображении внутреннего мира героя (О. Людвиг, 
П. Хейзе). Особое значение обретает тема «родного угла», 
отражающая жизнь немецких провинций (В. Раабе). Это направление 
со временем получит название «Heimatkunst».

Политическая действительность больше не давала материала 

для развития тенденциозной поэзии. В целом 50-60-е гг. XIX в. 
можно назвать временем господства в немецкой литературе 
прозаических жанров. Г. Гейне писал об этом времени: «Прекрасные 
цветы немецкого духа – философия и песня. Но пора их расцвета 
миновала; 
она 
требовала 
идиллического 
спокойствия, 
покоя; 

Германия нынче захвачена движением, мысль перестала быть 
бескорыстной, в ее абстрактный мир вторгается грубый факт, паровоз 
и железная дорога вызывают в нас иное, суетливое, душевное 
возбуждение, на основе которого не расцвести песне: дым от угля 
отпугивает певчих птиц, и зловоние газового освещения отравляет 
аромат лунной ночи»7. Но нельзя сказать, что поэзия в немецкой 
литературе данного периода совершенно не развивалась. Просто это 
было время, когда не появлялись значительные, оригинальные 
произведения. Однако больших успехов достигла пародийная поэзия, 
которая была особенно популярна в академических кругах. «Этот 
юмор, – пишет Ф. Мартини, – был бегством от разочарования, и в то 
же время не выходил за рамки ограниченного бюргерского мирка. 
Это придавало ему двойственный характер […] В шутке проступало 
сожаление об утраченной простоте старого времени. В пародии 
заключался 
протест 
реалистического 
мышления, 
требующий 

„природы“ и „правды“, но выражалось это лишь в отрицательном 
отношении 
ко 
всему 
обывательскому 
и 
тривиальному»8. 

Периодические 
издания 
были 
переполнены 
пародиями 
на 

произведения известных авторов. Их писали многочисленные 
подражатели, 
непризнанные 
стихотворцы. 
Окружающая 

действительность не давала творческих импульсов, поэтому взоры 
поэтов обратились к литературе конца XVIII – начала XIX вв., в 
которой они обнаружили достаточно материала для своих пародий. 
При этом пародийному осмыслению подвергались не столько 
идеологическая основа произведений, сколько их тематика, язык, 
стиль, образный строй.

Совершенной противоположностью пародийной лирике стала 

поэзия Мюнхенского кружка поэтов, которая была
заметным 

явлением в немецкой литературе 50-60-х гг. XIX в. Основанное в 
1852 г. по инициативе баварского короля Максимилиана II, это 
объединение было призвано продолжить традиции веймарского 
классицизма в новых исторических условиях. Подобные творческие 

7 Гейне, Г. Собр. соч. : в 10 т. / Г. Гейне. М. : Гослитиздат, 1959. Т. 9. С. 161.
8 Martini, F. Deutsche Literatur im bürgerlichen Realismus / F. Martini. Stuttgart, 1974. S. 318.

союзы, но с иными программами, в Германии после 1848 г. возникали
уже неоднократно (берлинский «Туннель», «Крокодил» и др.). 
Участниками Мюнхенского поэтического кружка были Г. Хертц 
(1798-1870), Э. Гейбель (1815-1884), А. фон Шакк (1815-1894), 
Г. Лингг (1820-1887), Г. Лотхольд (1827-1879), П. Хейзе (1830-1914) и 
другие. Своей главной задачей они считали продолжение традиций 
классической литературы, но при этом стремились совершенно 
игнорировать 
в 
своих 
произведениях 
актуальные 
проблемы 

современности. П. Хейзе так охарактеризовал эстетические взгляды 
мюнхенцев: «Врожденное чувство прекрасного проистекает из трех 
источников: изучение древних, особенно греков, преклонение перед 
Гете, наконец, хорошее знание современной французской лирики»9. 
Своеобразным 
ориентиром 
для 
мюнхенцев 
становится, 
как 

утверждали они, поэтическая группа «Парнас», основанная во 
Франции почти одновременно с Мюнхенским кружком. Однако 
теории «чистого искусства» парнасцев и мюнхенцев имели разные 
истоки. Поиски утраченной красоты в античном
искусстве, 

поэтизация 
немецкого 
народного 
творчества, 
вымышленные 

странствия в страны Востока, характерные для поэзии Мюнхенского 
кружка, безусловно, раздвигали художественные границы немецкой 
лирики, дополняя ее материалом других национальных литератур. 
Этому немало способствовали такие поэтические сборники, как, 
например, «Испанский песенник» Э. Гейбеля и П. Хейзе („Spanisches
Liederbuch“, 1852), «Romanzero испанцев и португальцев» Э. Гейбеля 
и А. фон Шакка („Romanzero der Spanier und Portugiesen“, 1860), 
«Пять книг французской лирики» Э. Гейбеля и Г. Лотхольда („Fünf 
Bücher französischer Lyrik“, 1862) и другие. Но при этом произведения 
мюнхенцев 
все 
же 
несли 
на 
себе 
отпечаток 
немецкого 

провинционализма и обывательской ограниченности, отражающихся 
в монотонности тематики, цикличности вариаций, реминисценций, 
стилистической однообразности. Поэты и писатели этого творческого 
объединения удовлетворяли поэтические запросы образованного 

9 Цит по: Martini F. Ebd. S. 323.

немецкого бюргерства, чьи либерально-консервативные взгляды во 
многом определяли общественные настроения в Германии 50-60-х гг. 
После смерти Максимилиана II в 1864 г. Мюнхенский поэтический 
кружок распался, став в истории немецкой литературы второй 
половины XIX в. образцом немецкого варианта эстетики «чистого 
искусства».

В истории немецкой литературы 50-60-е гг. XIX в. стали 

завершающим этапом развития, так как именно в это время возникли 
тенденции, которые в конце века привели к 
утверждению 

натурализма и реализма, с его критическим отношением к 
действительности. Однако на данном этапе, как верно отмечает Ф. 
Сенгле, «разграничить бидермейер и реализм было практически 
невозможно»10, 
поскольку 
характерные 
для 
литературного 

бидермейера внимание к частной жизни, культ дома и семьи, образ 
«старого доброго времени» нашли своеобразное продолжение в 
творчестве писателей, открывающих для себя новое видение 
действительности. Это явление еще нельзя назвать реализмом, какой 
был представлен творчеством известных писателей Англии и 
Франции этого же периода. «В Германии, – пишет А. А. Гугнин, –
настоящий, глубоко укорененный в национальную почву реализм 
произрастал очень медленно, исподволь, по большей части из 
провинции, с окраин, не чураясь своих родных диалектов (Фриц 
Ройтер), не боясь «местечковости» (Бертольд Ауэрбах). В этом 
скрытом, 
подспудном, 
«ползучем» 
движении 
было 
немало 

художественных открытий, но в этот период именно эти далеко 
указующие открытия не были заметны и не могли быть заметны, ибо 
они оставляли в растерянности не только читателей, но и 
литературную критику, так далеко вперед не заглядывающую»11.

Все это доказывает неоднозначность литературного процесса в 

Германии XIX века. Различные литературные тенденции, сменяя друг 

10 Sengle, F. Biedermeierzeit. Deutsche Literatur im Spannungsfeld zwischen Restauration und 

Revolution 1816-1848. In 3 Bd. / F. Sengle. Stuttgart, 1972-1980. Bd. 1. S. 288.

11 Гугнин, А. А. Немецкая литература XIX века. От романтизма до бидермайера. Статьи, 

переводы, комментарии, библиография / А. А. Гугнин. Выпуск первый. Новополоцк-Москва, 2002. 
С. 179.

друга или развиваясь параллельно, влияли и на творчество писателей, 
которые стремились успеть за меняющейся литературой. Среди этих 
писателей был и Йозеф фон Эйхендорф (1788-1857) – один из 
интереснейших представителей немецкого романтизма. Долгий 
жизненный и творческий путь позволил стать ему свидетелем важных 
событий в истории не только Германии, но и Европы ΧІΧ века. 
Родившийся почти одновременно с Французской революцией 1789 
года, он оказался современником Июльской революции 1830 года, 
очевидцем 
и 
непосредственным 
участником 
европейских 

наполеоновских войн, сражаясь в рядах корпуса Лютцова в 1813-1814 
годах, а также свидетелем событий 1848 года в Германии.

Однако наиболее интересен Эйхендорф, поэт и писатель, 

который на протяжении почти полувека наблюдал литературный 
процесс в Германии ΧІΧ века, внеся в него и свой определённый 
вклад, о чём сам романтик писал в мемуарах: «Я родился в 1788 году 
вместе с революцией, с революцией политической, духовной и 
литературной. В последней я принимал непосредственное участие»12.

Литературное наследие Эйхендорфа необычно разнообразно: 

поэзия, новеллы, романы, сатирические произведения, драмы, 
литературно-критические 
работы, 
мемуары, 
переводы, 
что 

свидетельствует о многогранности его таланта. Такое многообразие, а 
также широкие хронологические рамки творчества Эйхендорфа – от 
расцвета гейдельбергской романтической школы до утверждения в 
литературе и мировоззрении реалистических тенденций, – стало, на 
наш взгляд, причиной появления множества порой противоречивых 
суждений о нём. Не случайно, хотя и шутя, Т. Шторм в своё время 
предупреждал: «Будьте осторожны с Эйхендорфом!»13. Однако о том, 
что это предостережение не было принято исследователями, 
свидетельствует последовавший за эти ряд подчас неожиданных 
суждений об Эйхендорфе.

12 Maria-Venera und Bernd Leister. Nachword // Eichendorff Joseph von. Abs dem Leben eines 

Taugenichts. Greifenverlag zu Rudolfstadt, 1985. S. 17.

13 Menzel, W. Eichendorff // Joseph von Eichendorff – Dichter und Staatsbürger. Gedenken zum 

hundertsten Wildrkehr seines Todestages 26. November 1857-1957. Düsseldorf, 1957. S. 22.

Доступ онлайн
170 ₽
В корзину