Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Философская фантастика Станислава Лема

Покупка
Артикул: 724574.02.99
Доступ онлайн
300 ₽
В корзину
Феномен Станислава Лема выходит далеко за границы художественной прозы, в частности в жанре научно-фантастической литературы. Его проза слишком отличается от прототипически развлекательной продукции научной фантастики, чтобы безоговорочно принадлежать ей. Лем превращает науку в литературу и литературу в науку, вводя в каждое повествование огромную дозу информации о принципиально возможных технических достижениях и научных открытиях будущего времени. Основанные на глубоком проникновении в материю, будущие открытия кажутся фантастическими только потому, что пока еще отсутствует инфраструктура для их создания. При этом Лем как литератор, футуролог и философ интересуется не столько научно-технической, сколько социальной стороной этих цивилизационных достижений, которые, безгранично расширяя свободу человека, могут привести его к катастрофе. Для студентов, аспирантов и преподавателей филологических факультетов вузов, а также для всех, кому интересно творчество С. Лема.
Шафиков, С. Г. Философская фантастика Станислава Лема : монография / С. Г. Шафиков. - Москва : ФЛИНТА, 2019. - 288 с. - ISBN 978-5-9765-3974-7. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/1862949 (дата обращения: 22.05.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
С.Г. Шафиков

ФИЛОСОФСКАЯ ФАНТАСТИКА 
СТАНИСЛАВА ЛЕМА

Монография

Москва
Издательство «ФЛИНТА»
2019

УДК 821.162.1-312.9
ББК 83.3(2=415)6-8Лем С.
Ш30

Науч ны й ред а ктор
доктор филологических наук, профессор Р.З. Мурясов

Ре це нзе нты:
доктор филологических наук, профессор А.А. Федоров;
доктор филологических наук, профессор Е.А. Морозкина

Шафиков С.Г.
Ш30 
 
     Философская фантастика Станислава Лема [Электронный 
ресурс] : монография / С.Г. Шафиков. — М. : ФЛИНТА, 2019. — 
288 с.

ISBN 978-5-9765-3974-7

Феномен Станислава Лема выходит далеко за границы художественной прозы, в частности в жанре научно-фантастической литературы. Его проза слишком отличается от прототипически развлекательной продукции научной фантастики, чтобы безоговорочно 
принадлежать ей. Лем превращает науку в литературу и литературу 
в науку, вводя в каждое повествование огромную дозу информации 
о принципиально возможных технических достижениях и научных 
открытиях будущего времени. Основанные на глубоком проникновении в материю, будущие открытия кажутся фантастическими только 
потому, что пока еще отсутствует инфраструктура для их создания. 
При этом Лем как литератор, футуролог и философ интересуется не 
столько научно-технической, сколько социальной стороной этих цивилизационных достижений, которые, безгранично расширяя свободу человека, могут привести его к катастрофе.
Для студентов, аспирантов и преподавателей филологических 
факультетов вузов, а также для всех, кому интересно творчество 
С. Лема.
УДК 821.162.1-312.9
ББК 83.3(2=415)6-8Лем С.

ISBN 978-5-9765-3974-7 
© Шафиков С.Г., 2019
© Издательство «ФЛИНТА», 2019

Оглавление

Вместо предисловия: феномен Станислава Лема  ........................................5

Глава 1. ФАНТАСТИКА И ФАНТАСТИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА  ......10
1.1. Определение фантастики  ....................................................................10
1.2. Типология смежных жанров  ...............................................................14
1.3. Феномен научной фантастики и семейные сходства  ........................22
1.4. Принципы научной фантастики  .........................................................28
1.5. Тематическое разнообразие научной фантастики  ............................31
1.6. Жанровые задачи и функции научной фантастики  ...........................35
1.7. Герой в научной фантастике  ...............................................................38
1.8. Сила и слабость научной фантастики  ................................................42

Глава 2. СОЦИАЛЬНАЯ ФАНТАЗИЯ
В НАУЧНОЙ ФАНТАСТИКЕ  ...........................................................48
2.1. Утопия и антиутопия как варианты социальной фантазии  .............48
2.2. Естественная утопия в литературном процессе  ................................54
2.3. Фантастическая утопия в литературном процессе  ...........................58
2.4. Антиутопия в научной фантастике  ....................................................64

Глава 3. ПРОБЛЕМЫ БУДУЩЕГО
В ПРОИЗВЕДЕНИЯХ С. ЛЕМА  ......................................................74
3.1. ЧТО и КАК пишет Лем  .......................................................................74
3.2. Фантастика, философская фантастика и предвидение  .....................84
3.3. Проблема веры в эпоху сверхцивилизации  .......................................92
3.4. Проблема взаимопонимания между разумами  ................................102
3.5. Проблема искусственного интеллекта  .............................................116
3.6. Проблема манипулирования информацией  .....................................129

Глава 4. АНТИУТОПИЯ В ФАНТАСТИКЕ С. ЛЕМА  .......................137
4.1. Катастрофа, социальная катастрофа и антиутопия  ........................137
4.2. Эсхатология и девальвация эсхатологической темы
в фантастике  .......................................................................................142
4.3. Обесчеловечивание войны как фактор глобального страха  ...........149
4.4. Глобальная эсхатология  .....................................................................157
4.5. Автоэволюция человека  ....................................................................167
4.6. Бессмертие тела ..................................................................................174
4.7. Информационный взрыв  ...................................................................183
4.8. Компьютерное воздействие на мозг, или Фантоматика  ..................192

4.9. Воздействие на мозг как средство предотвращения зла  ................202
4.10. Фильтрация зла как способ осчастливливания мира  ......................212
4.11. Пресыщение благополучием .............................................................220
4.12. Дегуманизация общества  ..................................................................229

ПРИЛОЖЕНИЕ. Афоризмы и высказывания Станислава Лема  ............240

ЛИТЕРАТУРА  ...............................................................................................264
Список цитируемых литературных произведений  ..................................279
Научно-фантастические произведения С. Лема .......................................284

Вместо предисловия: феномен Станислава Лема

Предлагаемая вниманию читателя книга представляет собой 
опыт комплексного литературно-философского анализа произведений Станислава Лема, одного из самых известных писателей современного мира. Дело в том, что литературная критика 
не может претендовать на исчерпывающее описание творческого наследия этого мыслителя, которого, кроме литературы, 
интересует широчайший круг научных проблем. При этом его 
занимает не столько развитие различных отраслей науки, сколько отдаленные последствия научно-технического прогресса, 
способного привести к радикальным изменениям человека как 
биологического, социального и этического существа. Поэтому 
обсуждение художественных текстов этого автора неизбежно 
смыкается с философской проблематикой, связанной с вопросами антропологии, социологии и психологии человека.
Станислава Лема можно без всякого преувеличения считать 
философом, точнее философствующим фантастом, или фантазирующим философом. Читателю он известен прежде всего как 
мастер интеллектуального течения научной фантастики. Вся его 
беллетристика — от сатиры до притчи и от реализма до философской фантастики — есть отражение его тревожных размышлений о будущем человеческого рода. Здесь уместно отметить, 
что большинство его прогнозов футурологического характера 
сбылось менее чем через полвека после появления в печати.
Станислав Лем родился в 1921 г. в городе Лемберге (Львов) 
в семье Сэмюеля Лема, преуспевающего врача, привившего 
своему сыну любовь к чтению; таким образом Сташек уже с 
раннего детства сделался «книжным червем», глотающим книги разных жанров. После гимназии молодой Лем изучает медицину в Львовском университете, т.е. на территории, которая к 
началу Второй мировой войны стала частью СССР. В связи с 
закрытием этого учебного заведения в 1941 г. ему приходится 
работать сварщиком, а также слесарем-автомехаником в одной 
из германских фирм на оккупированной территории. Здесь Лем 

встречается с молодыми подпольщиками, участниками польского антифашистского сопротивления, и сам становится подпольщиком. В свое время он напишет психологический роман 
«Непотерянное время» (1955) о судьбах польской молодежи в 
трагические годы оккупации. Благодаря поддельным документам, скрывавшим его еврейское происхождение, ему вместе с 
семьей удается избежать ужаса концлагерей. В 1946 г. в рамках 
программы репатриации Лем переезжает в Польшу и продолжает свое медицинское образование в Ягеллонском университете г. Кракова, одновременно расширяя свой кругозор в самых 
разных областях знания. Уже в этот период, как вспоминает сам 
писатель, его IQ (коэффициент интеллектуального уровня) достигает высочайшей отметки в 180 баллов. По окончании учебного курса он получает степень доктора медицины и начинает 
работать ассистентом в научно-исследовательском институте.
В свободное время молодой ученый пишет рассказы и стихи 
(1946). Затем выходит в свет его первый научно-фантастический 
роман «Человек с Марса» (1946), а в пятидесятые годы публикуются уже зрелые произведения польского фантаста, такие как 
«Астронавты» (1951), «Магелланово облако» (1955), «Эдем» 
(1959). Важнейшие научно-социальные проблемы современного мира затрагиваются впервые в автобиографическом романе 
«Высокий замок» (1966). Перечисленные выше произведения, 
содержащие «эмбрионы» будущих книг этого автора, сделают 
его мировой знаменитостью, став органической частью его «миров», объединенных общим «семантическим полем» его раздумий о будущем человечества.
Многогранная цельность его творчества есть самая поразительная черта Лема-писателя. Лем пишет разножанровые произведения, в которых прототипическая фантастика соседствует с 
«завиральными» космическими приключениями И. Тихого, забавными пьесами о профессоре Тарантоге, «сказками роботов», 
детективами и антиутопиями. Громкую писательскую славу ему 
принесут такие произведения, как «Солярис» (1961), «Возвращение со звезд» (1961), «Рукопись, найденная в ванной» (1961), 

«Непобедимый» (1964), «Голос неба» («Глас господа») (1968), 
цикл рассказов о пилоте Пирксе (1968), «Футурологический 
конгресс» (1971), «Осмотр на месте» (1982), «Мир на Земле» 
(1986), «Фиаско» (1986) и др.
Кроме того, Лем создает целые сборники псевдорецензий и 
предисловий к несуществующим произведениям: «Абсолютная пустота» (1971), «Мнимая величина» (1973), «Провокация» 
(1984), выдуманные лекции: «Голем XIV» (1981), философские 
размышления о человеке: «Записки всемогущего» (1963) и т.д.
Наряду с литературой и литературными апокрифами писатель публикует фундаментальные научные труды, такие как 
«Диалоги» (1957), «Сумма технологии» (1964), «Философия 
случая» (1968), сборники философских эссе: «Тайна китайской 
комнаты» (1995), «Мегабитовая бомба» (1999), «Мгновение» 
(2000), а также двухтомную литературоведческую монографию 
«Фантастика и футурология» (1970).
Трудно себе даже вообразить, насколько велик массив этого «интеллектуального айсберга», скрытого под литературной 
поверхностью и порождающего логически стройные и оригинальные концепции своих фантастических миров. Для того чтобы заниматься научной фантастикой, говорит мэтр, мало одной 
фантазии, нужно еще очень много знать. Именно его энциклопедический ум позволяет понять убежденность известного американского фантаста в том, что за именем Лема скрывается целая 
группа специалистов, поскольку он «пишет различными стилями и иногда читает на иностранных для него языках, а иногда 
нет» (письмо Ф. Дика в ФБР от 2 сентября 1974 г.).
Доброжелательная критика сравнивает Станислава Лема с 
Хорхе Л. Борхесом эпохи полетов в космос за непревзойденное 
умение играть всерьез со всеми понятиями современной философии и физики — от свободы воли до теории вероятности. Недоброжелательная критика (в некоторых американских изданиях) «награждает» его таким уничижительным эпитетом, как the 
most boring writer («самый скучный писатель»). Это не столь уж 
удивительно, потому что в глазах массового читателя, для кото
рого фантастика есть лишь сорт развлекательной литературы с 
космическими войнами, бесконечными перемещениями в пространстве и времени, красавицами, вступающими с героем в 
межпланетный секс, интеллектуал всегда выглядит занудой.
Наоборот, у интеллектуального читателя лемовской прозы 
страсть к познанию не знает «ни убыли, ни тлена», ни колебаний, диктуемых модой или злобой дня. Даже сейчас, в эпоху 
постмодернизма с его признанием относительности любых ценностей и общей установкой на восприятие мира в качестве хаоса, произведения польского мыслителя, для которого разум стоит на первом месте, не залеживаются на книжных прилавках. 
Все, что когда-либо выходило из-под его пера, всегда становилось событием литературы, философии и науки — особенно в 
Советском Союзе.
В отличие от западной фантастики, почти полностью привязанной к приключенческому жанру, лемовская фантастика 
представляет собой приключение мысли, более увлекательное, 
чем приключение действия. Чтобы разгадать этот парадокс, 
необходим комплексный подход к изучению творчества этого мыслителя, включающий в себя анализ его беллетристики в 
контексте жанра научной фантастики вкупе с трудами научнофилософского характера.
В поисках ответа на вопросы, которые научно-технический 
прогресс ставит перед человечеством, герой Лема отправляется не куда-нибудь, а в библиотеку, с которой ведет настоящее 
сражение, читая фолиант за фолиантом и подробно пересказывая читателю прочитанное. Читатель, привыкший к мгновенной 
реакции супермена, не может считать такое поведение героическим, в отличие от поведения героя, в руку которого пистолет 
«заскакивает» раньше, чем тот успевает подумать («Неукротимая планета» Г. Гаррисона). Правда, и проблемы, которые возникают у лемовского героя, нажатием на спусковой крючок решить нельзя, здесь нужно не стрелять, а думать. Поэтому даже 
самый динамичный лемовский сюжет никогда не довлеет над 
рефлексией, в то время как размышление героя подчас занима
ет большую часть семантического пространства произведения. 
С течением времени лемовская проза претерпевает эволюцию, 
связанную с уменьшением художественного начала и увеличением дискурсивного потенциала, который превращает художественное произведение в научно-философский очерк.
Следует отметить отсутствие масштабных исследований, посвященных философской фантастике Станислава Лема, который 
размышляет о будущих последствиях некоторых проблем сегодняшнего дня. Проводя прогностический эксперимент над этими 
проблемами, он заставляет перемещаться своих героев в иное 
время, иное пространство, под другие звезды. Однако читатель 
понимает, что речь идет о проблемах человечества, что сегодняшнее решение, кажущееся даже идеальным, впоследствии может превратиться в свою противоположность, создав «скверный 
мир», называемый в фантастической литературе антиутопией. 
Антиутопический мотив характеризует всю фантастическую 
прозу Лема, которая представляет собой, по признанию самого 
автора, большей частью либо фантасмагорию, либо катастрофу 
определенного рода, угрожающую человечеству, включая глобальную катастрофу, либо то и другое вместе.
Вышесказанное делает актуальным исследование, ориентированное на поиск содержательных связей между философской 
фантастикой Станислава Лема, с одной стороны, и его научнофилософской прозой, с другой стороны. Для достижения этой 
цели представляется необходимым определить место научной 
фантастики в фантастической литературе; рассмотреть основные мотивы утопического жанра в научной фантастике; выделить основные темы в философской фантастике Станислава 
Лема; исследовать художественные произведения Лема антиутопической направленности, выявив их содержательные связи с 
его философской прозой.

ГЛ А В А  1

ФАНТАСТИКА И ФАНТАСТИЧЕСКАЯ
ЛИТЕРАТУРА

Фантастика — это окружающая нас
реальность, доведенная до абсурда!
Рэй Брэдбери

1.1. ОПРЕДЕЛЕНИЕ ФАНТАСТИКИ

Термин фантастика впервые появился в статье французского литературного критика Шарля Нодье «О фантастическом в 
литературе» (1830) [Харитонов 1997]. Само слово, имеющее 
греческое происхождение (Φαντασία «фантазия» < φαντάζω 
«показывать в воображении»), восходит к имени древнегреческого бога Фантаза (брата бога сна Гипноза), насылающего 
на человека неотличимые от яви видéния. Эти видения могут 
быть столь яркими, что их трудно отличить от яви, и так же 
трудно порой отделить фантастику от реальной действительности.
Определение фантастики как изображения не существующих в реальной действительности явлений [Фрумкин 2004: 4] 
не учитывает зыбкости границ между действительным и возможными мирами. «Возможный мир» предполагает возможный 
вариант развития каких-то событий [Хинтикка 1980: 38], т.е. является таким же познаваемым, как и реальный мир. При этом 
реальный мир может совмещаться с чьим-то знанием или верой, 

так что любой из миров, возможных или реальных, можно считать эпистемологическим миром.
Вместе с тем интуитивно ясно, что именно понятие «фантастика» зависит от понятия «действительность», а не наоборот, 
хотя представление о реальной действительности так же изменчиво, как изменчив набор представлений о фантастике.
Таким образом как в логике, так и в искусстве фантастика 
определяется отношением к действительности. Правдивое воспроизведение действительности в ее типичных чертах представляет собой литературный реализм, который С. Лем определяет 
на основе обиходного сходства «существенных переменных 
человеческого мира» с их идеальными отображениями («Философия случая») [Лем 2007]. Правда, здесь существует обширное 
поле пересечения, т.е. сфера переходных или слабо дифференцированных форм. Например, религия может считаться субсферой фантастики, которая в любом виде искусства обращается к 
сказочным, мифологическим, иррациональным мотивам. В этом 
смысле катехизис можно считать фантастическим произведением, поскольку в этом учебнике богословия говорится об идеальном, всемогущем и всеведущем существе, хотя религиозный человек будет считать его не просто существом реального мира, а 
его создателем.
Принято различать две магистральные линии художественной литературы: реалистическую и фантастическую [Булычев 
1998]. Правда, в конкретном литературном произведении эти 
линии могут переплетаться самым замысловатым образом. Видимо, принадлежность произведения к фантастике можно установить лишь градуально на некой шкале, которая показывает 
градиент антиреализма — важнейший признак любого фантастического произведения.
Соотношение реалистического и фантастического компонентов в произведении зависит от культурно-исторической ситуации. Например, сегодня «Государство» Платона можно считать 
фантастикой, хотя для современников это был политический 
трактат [Платон 2016]. Библию также можно считать собранием 

фантастических мотивов, отражающих мировоззрение человека 
древнего мира, для которого этот источник древнейших мифов 
есть не что иное, как божественная мудрость. С позиции сегодняшней науки нельзя считать коллективного автора этого фантастического произведения фантастом, ведь «его» произведение 
есть пример бессознательной фантастики, которая в мифах «не 
осознается в своем собственном качестве, а предстает в виде реальной данности» [Чумаков 1977: 7].
Фантастика берет свое начало от сказки, которая восходит к 
мифу в стадии его разложения. Миф есть первая форма литературы, поэтому можно считать, что вся мировая литература возникла как фантастика благодаря фантазии, занимающей гораздо 
большее место в жизни человека, чем принято думать.
За исключением редких моментов занятости каким-то трудом человек «живет в мире фантазий, а не фактов, в фантастическом мире, построенном вокруг человеческих желаний и наполненном плодами его успехов и неудач» [Дьюи 2001: 33]. Иначе 
говоря, реализм «в полном и точном смысле этого слова вообще 
невозможен» [Кузнецов 2010].
Фантастические образы восходят к анимистическим, мифологическим и религиозным представлениям. Осознание таких 
представлений в качестве фантастических и превращает миф 
в сказку [Михайловский 1939: 655—656]. И миф, и сказка как 
плоды древнего творчества, абсорбированные современной 
культурой, продолжают свое существование уже в качестве фантастических произведений.
Таким образом, осознание чего-либо в качестве фантастического события приводит к разрушению древнего синкретического 
мышления. Фантастика есть закономерное следствие этого разрушения, результат замены первоначального наивного познания 
отношений между вещами «мозаикой вероятного и невероятного» [Кагарлицкий 1971: 103]. На протяжении веков сохранялось 
состояние некой полуверы, «когда человеческое сознание допускает, хотя и с оговоркой, существование  сверхъестественных 
явлений» [Ковтун 1999: 7]. Зато современным представлениям 

Доступ онлайн
300 ₽
В корзину