Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Актуальные термины политической лингвистики: словарь современных медиа

Покупка
Основная коллекция
Артикул: 358100.09.01
К покупке доступен более свежий выпуск Перейти
В словаре представлен понятийно-терминологический аппарат современной политической лингвистики, отражающий характеристики и функции политического дискурса, средства и приемы информационного воздействия, а также способы противодействия манипуляции общественным сознанием в современных СМИ. Материал снабжен иллюстративными примерами, что позволяет проследить связь теории и практики массовых коммуникаций. Словарь адресован исследователям, специализирующимся в области теории массовых коммуникаций, политической лингвистики, журналистики, политологии, информационно-психологической безопасности, международных отношений, а также широкому кругу читателей, интересующихся языком политики, приемами и методами воздействия на аудиторию в политической сфере.
  A
5
  Б
18
  В
20
  Г
24
  Д
26
  Ж
28
  И
29
  К
34
  Л
46
  М
49
  Н
52
  О
55
  П
56
  Р
70
  С
80
  Т
87
  У
88
  Ф
90
  Ц
94
  Ш
103
  Э
104
  Я
107
Семкин, М. А. Актуальные термины политической лингвистики: словарь современных медиа : справочник / М.А. Семкин. — Москва : ФОРУМ : ИНФРА-М, 2022. — 112 с. - ISBN 978-5-00091-630-8. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/1845997 (дата обращения: 14.04.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
АКТУАЛЬНЫЕ ТЕРМИНЫ 

ПОЛИТИЧЕСКОЙ 
ЛИНГВИСТИКИ 

СЛОВАРЬ СОВРЕМЕННЫХ МЕДИА

М.А. Семкин

СПРАВОЧНИК

Москва                                        2022

ИНФРА-М

УДК (32+81)(03)
ББК 66:81:92
 
С30

Семкин М.А.

С30 
 
Актуальные термины политической лингвистики: словарь совре
менных медиа : справочник / М.А. Семкин. — Москва : ФОРУМ : 
ИНФРА-М, 2022. — 112 с.

ISBN 978-5-00091-630-8 (ФОРУМ)
ISBN 978-5-16-014454-2 (ИНФРА-М, print)
ISBN 978-5-16-102957-2 (ИНФРА-М, online)

В словаре представлен понятийно-терминологический аппарат совре
менной политической лингвистики, отражающий характеристики и функции политического дискурса, средства и приемы информационного воздействия, а также способы противодействия манипуляции общественным 
сознанием в современных СМИ. Материал снабжен иллюстративными 
примерами, что позволяет проследить связь теории и практики массовых 
коммуникаций.

Словарь адресован исследователям, специализирующимся в области 

теории массовых коммуникаций, политической лингвистики, журналистики, политологии, информационно-психологической безопасности, 
международных отношений, а также широкому кругу читателей, интересующихся языком политики, приемами и методами воздействия на аудиторию в политической сфере.

УДК (32+81)(03)

ББК 66:81:92

Р е ц е н з е н т ы:

Воронова О.Е. — доктор филологических наук, профессор (Рязан
ский государственный университет имени С.А. Есенина);

Вековищева С.Н. — кандидат филологических наук, доцент (Мо
сковский государственный областной университет)

ISBN 978-5-00091-630-8 (ФОРУМ)
ISBN 978-5-16-014454-2 (ИНФРА-М, print)
ISBN 978-5-16-102957-2 (ИНФРА-М, online)

© Семкин М.А., 2015
© ФОРУМ, 2015

ПРЕДИСЛОВИЕ

Настоящая книга предназначена для исследователей, специализирующихся в области филологии, лингвистики, журналистики, политологии, 
социологии, информационной безопасности, международных отношений, а также для широкого круга читателей, интересующихся языком 
политики, приемами и методами воздействия на аудиторию, способами 
противодействия манипуляции общественным сознанием в политической сфере. Представленный материал может быть использован в высшей школе при подготовке спецкурсов и семинаров по дисциплинам «Теория языка», «Теория дискурса», «Когнитивная лингвистика», в рамках 
смежных курсов («Медиалингвистика», «Медиаконфликтология», «Психолингвистика», «Политология», «Социология», «Теория массовой коммуникации», «Информационная безопасность» и др.) 
Книга представляет собой авторское видение актуальной терминологической сферы политической лингвистики и содержит справочные 
статьи, которые включают термины, связанные с теорией и практикой 
политической лингвистики, иллюстрации и примеры их употребления. 
Термины сопровождаются английскими эквивалентами. Некоторые понятия широко употребимы в других отраслях науки, но трактуются в 
настоящем исследовании применительно к сфере политической лингвистики. Статьи сопровождаются цитатами из работ других авторов, труды 
которых перечисляются в конце статей. Во многих случаях предложены 
авторские дефиниции терминов. Словарные статьи расположены в алфавитном порядке. Ссылки на понятия, являющиеся заголовками самостоятельных словарных единиц, выделяются подчеркиванием. 
Выбор того или иного примера обусловлен необходимостью как можно полнее описать изучаемое явление, что не предполагает солидарности 
автора с позицией, изложенной в цитируемых политических комментариях. 
основная задача работы состоит в ознакомлении читателей с понятийно-терминологическим аппаратом современной политической линг
Предисловие

вистики. Изучение политического дискурса представляется объективно 
необходимым, т. к. современному обществу важно уметь различать истинность и ложность получаемой информации, распознавать способы 
негативного воздействия на человека и противостоять манипулятивным 
технологиям, приобретающим все более скрытый и изощренный характер в условиях медиаглобализации.

М. А. Семкин,
кандидат филологических наук

 

AВТОРСКАЯ КОЛOНКА

A

А’ВТОРСКАЯ КОЛО’НКА (column) — относительно новая разновидность современного политического дискурса, представленная жанром 
периодичных авторских комментариев в постоянной рубрике под названием «Комментарий», «Мнение» и т. п. с фотографией колумниста и указанием его социального статуса [Потсар, 2012, с. 526]. 

 • Потсар А. Н. Авторская колонка в политическом дискурсе: жанровая специфи - 
ка // Язык СМИ и политика / под ред. Г. Я. Солганика. — М.: МГу имени М. В. Ломоносова, 2012. — С. 523—546.

АГОНА’ЛЬНОСТЬ (competitiveness) (греч. agon — состязание, борьба) —  
базовая характеристика политического дискурса, связанная с интенцией 
борьбы за власть [Шейгал, 2004, с. 31].

 • Шейгал Е. И. Семиотика политического дискурса. — М.: ИТДГК «Гнозис»,  
2004. — 326 с.

АГОНА’ЛЬНЫЕ ВИ’ДЫ ПОЛИТИ’ЧЕСКОГО ДИСКУ’РСА (competitive 
types of political discourse) — сферы политической коммуникации, где 
особо заметна борьба за власть, за умы избирателей, за наиболее выгодную для адресанта интерпретацию действительности (политический 
комментарий, предвыборные дебаты) [Шейгал, 2004, с. 246]. 

 • Шейгал Е. И. Семиотика политического дискурса. — М.: ИТДГК «Гнозис»,  
2004. — 326 с.

АДРЕСА’НТ (sender) — отправитель политического сообщения. А. тек - 
ста не всегда совпадает с создателем сообщения. Формально отправителем является журналист, политический аналитик, комментатор или  
колумнист, имеющий свою позицию по затрагиваемому вопросу. В то же 
время при манипуляции общественным сознанием комментатор, анга
АДРЕСАТ

жированный политической силой, соотносит с ней свою точку зрения и, 
тем самым, выражает волю и интересы данной политической силы и усиливает ее влияние. За автором политического сообщения может стоять 
другой актант действия, т. е. автор политического дискурса является коммуникативным посредником, наличие которого позволяет представить 
отправителя расширенно, в единстве двух составляющих (политической 
силы и коммуникативного посредника) [Семкин, 2012, с. 30—32].

 • Семкин М. А. Политический комментарий как особый вид манипулятивного дискурса: дис. … канд. филол. наук. — М., 2012. — 216 с.

АДРЕСА’Т (addressee) — см. Целевая аудитория.

АЛЛЮ’ ЗИЯ (allusion) (франц. allusion — намек) — стилистическая фигура, заключающаяся в непосредственном соотнесении воспринимаемого объекта с событиями прошлого, персоналиями из истории и культуры 
[Добросклонская, 2005, с. 131], напр.: «Легендарный Занзибар и снега Килиманджаро, «Тысяча и одна ночь» и путешествия Синдбада — все это 
с его [Обамы1] исторической родины. В его культурном коде — не «Порги 
и Бесс», а сказки Шахерезады». В данном политическом комментарии 
для характеризации менталитета и культурного кода Барака обамы автор, во-первых, приводит географические места, связанные с Африкой, 
а во-вторых, делает А. на книгу «Тысяча и одна ночь» и упоминает популярного персонажа арабских сказок Синдбада. Для подтверждения 
выдвигаемого тезиса о том, что политику чужда американская культура, 
комментатор приводит А. на известную американскую оперу «Порги и 
Бесс». См. также Прецедентный феномен.

 • Добросклонская Т. Г. Вопросы изучения медиатекстов (опыт исследования современной английской медиаречи). — Изд. 2-е, стереотипное. — М.: Едиториал  
УРСС, 2005. — 288 с. • Советская Россия, 2009: Фролов А. Явление Обамы // Советская россия. 20.01.2009.

АЛЬТЕРНАТИ’ВНАЯ НОМИНА’ЦИЯ (alternative nomination) —  
1) cемантическое средство манипуляции общественным сознанием, применяемое для выражения различных оттенков отношения к описываемому объекту и воздействия на целевую аудиторию посредством варьирования его наименований; 2) (А. Н. Баранов:) дескрипция, называющая 

1 Здесь и далее примечания наши — М. С.

АЛЬТЕРНАТИВНАЯ НОМИНАЦИЯ

некоторый признак (свойство) референта [Баранов, 2007, с. 124—125].  
А. н. может использоваться в политическом дискурсе для таких целей, как:  
1) целенаправленная характеризация объекта с разных сторон; 2) выделение важных, с точки зрения авторского задания, позитивных и негативных оценочных характеристик объекта; 3) дискредитация оппонента; 4) нарушение критериев истинности высказывания [Семкин, 2012, 
с. 24—27].
1. А. н. используется для того, чтобы охарактеризовать объект с 
разных сторон, и осуществляется в форме определенных дескрипций. 
Так, номинация политических деятелей осуществляется посредством 
приписывания (выделения, создания, привнесения в текст) атрибутов, которые в дальнейшем закрепляются и могут использоваться наряду с именами собственными: “For the first time, the spectre of a one-term presidency 
has begun to hover menacingly over France’s current leader, Nicolas Sarcozy.  
<...> This mercurial politician may find it difficult to summon the warmth or 
likeability to charm the French back to his side. <...> [Voters] knew they were 
electing an atypical, outsiderish leader <...>. To watch Mr. Sarcozy up close 
is to observe a machine in perpetual motion. <...> Mr. Sarcozy is a man in a 
hurry” [The Economist, 2010, Электронный ресурс] («Впервые возможность 
лишиться президентского кресла начала угрожать нынешнему лидеру 
Франции Николя Саркози <…>. Этому переменчивому политику, возможно, будет трудно вернуть себе любовь избирателей. <…> [Избиратели] знали, что они выбирали нетипичного для Франции лидерааутсайдера. <…> Наблюдать за господином Саркози — все равно, что смотреть 
на механизм, находящийся вечно в движении. <…> Господин Саркози —  
торопливый человек»2.) В приведенном примере французский президент Николя Саркози получает номинации, описывающие его с разных 
сторон: «нынешний лидер Франции», «переменчивый политик», «нетипичный для Франции лидер-аутсайдер», «механизм, находящийся вечно в движении», «торопливый человек». Таким образом, с помощью А. н. 
создается колоритный и неоднозначный образ политика.
2. А. н. позволяет автору отразить важные, с его точки зрения, характеристики объекта: «Уже утром 20 января <…> [стало понятно], 
что «газовая принцесса» подписала «худший вариант» [росбалт, 2009, 
Электронный ресурс]. Признаком, составляющим основу для данной ме
2 Здесь и далее перевод наш — М. С.

АЛЬТЕРНАТИВНАЯ НОМИНАЦИЯ

тафорической номинации, является роль Ю. Тимошенко в сфере газовой 
политики украины.
3. А. н. может использоваться для дискредитации объекта высказывания: « Le dictateur Kadhafi reprend la main sur son pays et écrase les efforts 
du peuple libyen qui tente de se libérer. Le tyran, décidé à noyer son pays dans 
« des rivières de sang », mitraille les populations civiles, « purge » les villes des 
opposants et fait régner la terreur » [Le Monde, 2011, Электронный ресурс] 
(«Диктатор Каддафи возвращает себе контроль над страной и сводит 
на нет все усилия ливийского народа, пытающегося стать свободным».) 
При описании ливийского лидера используется А. н. «диктатор Каддафи», носящая инвективный характер и направленная на диффамацию 
объекта высказывания.
4. А. н. может служить механизмом нарушения критериев истинности высказывания для создания ложной картины мира в случае 
информационной войны. За счет того, что одно и то же явление может 
быть названо по-разному, выбор между синонимами может придавать 
высказыванию оценочный характер. Вариативность употребления синонимов может быть продемонстрирована на примере политических 
комментариев, посвященных терактам в Московском метро в марте 
2010 года. одним из механизмов сдвига условий истинности высказывания является подмена понятий посредством использования близких 
по сфере употребления, но семантически различных слов. оценка происходящего выражается уже на уровне употребления отдельных словарных единиц. Напр., рассмотрим использование А. н., входящих в лексико-семантическое поле “terrorism” («терроризм»). “The leading lady of the 
Caucasus resistance <…> warned that [terrorist attacks in Moscow] will only 
fuel the insurgency there” [Time, 2010, Электронный ресурс] («Лидер кавказского сопротивления <…> предупредила, что [теракты в Москве] 
только усилят мятеж против власти».) употребляя слово “insurgency” 
(«мятеж»), автор не принимает во внимание теракты против мирного населения, совершаемые боевиками. Слово “resistance” («сопротивление»)  
со времен Второй мировой войны вызывает позитивный шлейф ассоциаций, как и слово “insurgency” («мятеж»), романтизирующее участников  
терактов. рассмотрим другой пример: “Past suicide bombings in the capital 
have been carried out by <…> Islamist rebels fighting for independence from Russia 
in Chechnya” [BBC News, 2010, Электронный ресурс] («Прошлые теракты 
в столице, предпринятые смертницами, были организованы исламистскими повстанцами, борющимися за независимость Чечни от России».)  

АНАЛИЗ ПОЛИТИЧЕСКОГО ДИСКУРСА

Используемые здесь номинации с положительными коннотациями “rebels” 
(«повстанцы»), “independence” («независимость») приводят к тому, что у 
читателя меняется ракурс восприятия действительности и формируется 
убеждение, что военные действия россии в Чечне являются нарушением 
международного права, а террористы борются за «правое дело». Примеры 
показывают, что близкие по денотативному ряду слова с принципиально 
отличающимися коннотациями не являются универсально взаимозаменяемыми. Замена одной единицы на другую придает приведенным высказываниям иной смысл, что может осуществляться с определенной прагматической целью. упомянутые примеры оправдывают людей, причастных к 
террористическим актам, представляя террористов как борцов за свободу, 
а россию — как силу, препятствующую их независимости.

 • Баранов А. Н. Лингвистическая экспертиза текста: теория и практика: учеб. пособие. — М.: Флинта: Наука, 2007. — 592 с. • Росбалт, 2009: Стешенко А. Свежее 
клеймо газовой леди // Информационное агентство росбалт. 21.01.2009 [Электронный ресурс]. — URL: http://www.rosbalt.ru/2009/01/21/611415.html (дата обращения: 12.04.2009). • Семкин М. А. Манипулятивный потенциал альтернативной 
номинации в дискурсе политического комментария // Вестник МГоу. Серия Лингвистика. — М.: Московский государственный областной университет, 2012. — 
№ 4. — С. 23—28. • BBC News, 2010: Broach A. Moscow Metro Hit by Deadly Suicide 
Bombings // BBC News. 29.03.2010 [Электронный ресурс]. — URL: http://news.bbc.
co.uk/2/hi/europe/8592190.stm (дата обращения: 03.04.2010). • Le Monde, 2011: 
Oui, il faut intervenir en Libye et vite! // Le Monde. 16.03.2011 [Электронный ресурс]. — URL: http://www.lemonde.fr/idees/article/2011/03/16/oui-il-faut-interveniren-libye-et-vite_1493895_3232.html (дата обращения: 22.05.2011). • The Economist, 
2010: Je t’aime, moi non plus // The Economist. 09.09.2010 [Электронный ресурс]. —  
URL: http://www.economist.com/node/16990726 (дата обращения: 12.11.2010). • 
Time, 2010: Shuster S. Moscow Bombings: New Cycle of Chechen Retaliation? // Time. 
30.03.2010 [Элек тронный ресурс]. — URL: http://content.time.com/time/world/
article/0,8599,1976465,00.html (дата обращения: 30.03.2010).

АНА’ЛИЗ ПОЛИТИ’ЧЕСКОГО ДИСКУ’РСА (analysis of political 
discourse) — направление исследования, представляющее собой рассмотрение языка политики в действии для выяснения того, для чего 
используется политический язык, какое значение имеет то или иное 
политическое высказывание. А. п. д. как попытка понимания механизма функционирования языковых единиц в потоке речи взаимосвязан 
с прагматикой, риторикой, стилистикой, социолингвистикой и стоит в 
одном ряду с анализом речевого общения, художественной литературы 
и массмедиа. При дискурсивном анализе политического языка в исследо
АРГУМЕНТ К АВТОРИТЕТУ

вание включаются коммуникативные стратегии, речевые тактики и намерения говорящих; стратегии порождения политической речи, условия ее 
создания и актуализации [Макаров, 2003, с. 100; Чудинов, 2012, с. 73; Yule, 
1996, p. 83—84]. Дискурсивный анализ оперирует категориями прагматики и представляет собой исследование политической коммуникации в 
конкретных речевых контекстах. 

 • Макаров М. Л. основы теории дискурса. — М.: ИТДГК «Гнозис», 2003. — 280 с.  
• Чудинов А. П. Политическая лингвистика: учеб. пособие. — Изд. 4-е — М.: Флинта :  
Наука, 2012. — 256 с. Yule G. Pragmatics. — Oxford; • New York: Oxford University 
Press, 1996. — 138 p.

АРГУМЕ’НТ К АВТОРИТЕ’ ТУ (appeal to authority) — аргументативный прием, заключающийся в ссылке (посредством цитации) на высказывания или мнения лиц, пользующихся признанием в затрагиваемой 
говорящим сфере. Авторитет, к которому обращаются, может быть политической, религиозной фигурой, деятелем науки или представителем 
другой профессии. При этом может иметь место цитирование документов, оценок экспертов, свидетельских отчетов и других материалов, которые необходимы для большей убедительности. Как отмечает Г. Г. Хазагеров, ссылка на авторитеты может иначе характеризоваться как доводы 
к доверию и доводы к недоверию. Их суть заключается в усилении логических, этических и эмоциональных доказательств, для чего привлекается третья сторона (первая сторона — это говорящий, а вторая сторона — слушающий). Если третья сторона — союзник, то это доводы к 
доверию, если противник, — то к недоверию [Хазагеров, 2002, с. 53—57]. 
Категория авторитета связывается с понятием влияния — способности 
подчинять действия, поведение, суждения и оценки окружающих своей воле. рассмотрим пример использования приема А. к а. на страницах “The Wall Street Journal”: “Mr. Obama said he believed human rights and 
democracy are part of the ‘reset’ of U.S.-Russian relations that he is pursuing.  
“I agree with President Medvedev when he said that ‘ freedom is better than the 
absence of freedom’ ” [WSJ, 2009, Электронный ресурс] («Господин Обама 
заявил, что права человека и содействие демократии — часть «перезагрузки» в российско-американских отношениях. «Я согласен с президентом Медведевым, когда тот сказал, что «свобода — лучше, чем несвобода».) Дискурсивным маркером авторитетности является выражение  
“I agree with President Medvedev” («Я согласен с президентом Медведевым».) Посредством приема отсылки к авторитету говорящий, очевидно, 

К покупке доступен более свежий выпуск Перейти