Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Социальная диалектика предыстории

Покупка
Основная коллекция
Артикул: 726079.01.01
Доступ онлайн
от 772 ₽
В корзину
Автор монографии, написанной на оригинальном материале, восстанавливает классическую научную социальную философию, которая позволяет средствами диалектической методологии и материализма в социологии прогнозировать завершение предыстории антагонистических эпох и начало подлинной истории единого человечества. Новая индустриализация в момент перехода от предыстории к истории создает цивилизационный неоиндустриализм как диалектический синтез традиционной цивилизации и прогрессивной формации в форме нового социализма. Глобальный проект неоиндустриализма цивилизует человечество — спасает от варварства, войн, социального неравенства, уничтожения природы. В исторической России цивилизующее развитие реализуется за счет новой индустриализации и решения общедемократических задач с переходом к задачам посткапиталистическим. Концептуально цивилизационный неоиндустриализм выступает в качестве пятой мировой теории, дающей возможность понять будущее диалектики новых социальных сил при переходе от предыстории к истории. Представляет интерес для аспирантов, научных работников и широкого круга читателей в целях самоопределения мировоззренческой позиции, уточнения философской базы науки и поиска ученых, понимания диалектики социального бытия и общественного сознания.
27
60
112
158
221
282
282
282
326
371
471
Некрасов, С. Н. Социальная диалектика предыстории : монография / С.Н. Некрасов ; предисл. А.П. Ветошкина. — Москва : ИНФРА-М, 2021. — 640 с. — (Научная мысль). — DOI 10.12737/1078147. - ISBN 978-5-16-016024-5. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/1078147 (дата обращения: 21.05.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
СОЦИАЛЬНАЯ 
ДИАЛЕКТИКА 
ПРЕДЫСТОРИИ

С.Н. НЕКРАСОВ

Москва
ИНФРА-М
2021

МОНОГРАФИЯ

УДК 101.1:316(075.4)
ББК 87.6 
 
Н48

Некрасов С.Н.
H48  
Социальная диалектика предыстории : монография / С.Н. Некрасов ; предисл. А.П. Ветошкина. — Москва : ИНФРА-М, 2021. — 
640 с. — (Научная мысль). — DOI 10.12737/1078147.

ISBN 978-5-16-016024-5 (print)
ISBN 978-5-16-109618-5 (online)
Автор монографии, написанной на оригинальном материале, восстанавливает классическую научную социальную философию, которая позволяет 
средствами диалектической методологии и материализма в социологии 
прогнозировать завершение предыстории антагонистических эпох и начало 
подлинной истории единого человечества.
Новая индустриализация в момент перехода от предыстории к истории 
создает цивилизационный неоиндустриализм как диалектический синтез 
традиционной цивилизации и прогрессивной формации в форме нового 
социализма. Глобальный проект неоиндустриализма цивилизует человечество — спасает от варварства, войн, социального неравенства, уничтожения 
природы. В исторической России цивилизующее развитие реализуется 
за счет новой индустриализации и решения общедемократических задач 
с переходом к задачам посткапиталистическим.
Концептуально цивилизационный неоиндустриализм выступает в качестве пятой мировой теории, дающей возможность понять будущее диалектики новых социальных сил при переходе от предыстории к истории.
Представляет интерес для аспирантов, научных работников и широкого 
круга читателей в целях самоопределения мировоззренческой позиции, 
уточнения философской базы науки и поиска ученых, понимания диалектики социального бытия и общественного сознания.

УДК 101.1:316(075.4)
ББК 87.6

Р е ц е н з е н т ы:
Ветошкин А.П., профессор, доктор философских наук, профессор кафедры философии и культурологии Российского университета 
транспорта (МИИТ) (г. Москва);
Князев В.М., профессор, доктор философских наук, профессор 
 кафедры философии, культурологии и биоэтики Уральского государственного медицинского университета (г. Екатеринбург)

ISBN 978-5-16-016024-5 (print)
ISBN 978-5-16-109618-5 (online)
© Некрасов С.Н., 2021
© Ветошкин А.П., предисловие, 2021

Предисловие. Слово к читателю

Российское общество — историческая Россия представляет 
собой священные рубежи бытия нашего человека, независящие 
от нас самих. Видимо, это относится не только к обществу, которое 
по сути — духовно-социальное образование, но относится к согражданам, товарищам: «нет уз святее товарищества», как прозорливо 
писал Н.В. Гоголь. И обращение к началам российского общества 
и его эсхатологии — мучительные и вечные вопрошания. И автор 
правильно сделал, что посвятил им свой вдохновенный труд. Материал книги емок, нов, теоретические положения и выводы-прогнозы обоснованы. Недаром немало лет автор потрудился не просто 
в высшей школе, а в Федеральном университете и в сельскохозяйственном вузе. Русская землица буквально дышит в книге. Боль 
за нее, за нашего кормильца, за деревню, без которой не быть 
России-матушки, пронизывают книгу! И чтобы труд увидел свет, 
для того чтобы преодолеть «грызущую критику мышей», в теоретическом и одновременно практическом исследовании автору 
целесообразно пойти на компромисс, то есть не выносить сложное 
мудреное научное название на всеобщее обозрение. Тем паче что 
в названии не остается Россия, но через ее национальное свое образие и историческое призвание (И.А. Ильин), место, роль, судьбу 
и миссию следует и провести свою теоретическую линию. Все 
страны граничат друг с другом, а Россия — с Богом (Р.М. Рильке). 
А свои первоначальные названия можно дать подзаголовком на следующей за обложкой странице. 
Ведь о чем писал работу автор? Он писал ее о началах истории. «Начала истории» — как начала Эвклида! А в началах и конец обнаруживается, марксов конец предыстории человечества, 
а не Ф. Фукуямы либеральный закат человечества! С.Н. Некрасов 
проектирует пятую мировую теорию — цивилизационный неоиндустриализм, в котором сходятся конец ветхой истории и рождение 
новой подлинной истории человечества. Такова диалектика конца 
истории.
Весьма затруднительно квалифицировать сущность современного 
российского общества, характеризовать его социально-экономический и государственно-политический строй, идеологию. Формационный, цивилизационный, технико-технологический, информационный, культурологический подходы в понимании общества должны 
быть осмыслены в их диалектическом перекрестии с духовно-нравственных позиций. Сердцевиной, внутренней и сущностной стороной жизни социума на всех его уровнях и формах структурной 
организации, начиная от первичного звена и непосредственных 

общностей людей (семья, производственно-трудовые ячейки и т.д.) 
и завершая обществом как единым социальным организмом в целом, 
является духовно-нравственный миропорядок. Внешние отношения социальности — в экономике, в общественно-государственном 
устройстве и политике, в любой другой сфере — предполагают внутреннюю связь между людьми, духовную в своей основе. Именно 
духовный нерв животворит ткань общественных отношений, деятельности, организационно-структурных форм и институтов общества. Без учета этого определяющего фактора невозможны человеческие контакты и нормальное функционирование любой сферы 
общественной жизни.
Автор С.Н. Некрасов восстанавливает классическую научную 
социальную философию с тем, чтобы модернизировать единственно 
научное материалистическое понимание общества в ХХI в. Без этого 
понимания человечество будет напоминать картину Питера Брейгеля Старшего «Слепые», там, где слепые ведут слепых. Цивилизационный неоиндустриализм возникает как солидарный образ 
привлекательного будущего, как его горизонт для всего человечества в сфере реального практического синтеза традиционной русской цивилизации и прогрессивной социалистической формации. 
Этот проект будущего станет неутопическим цивилизиру ющим человечество средством, спасающим от мировой войны и социальной несправедливости. Цивилизационный неоиндустриализм или 
смерть: так сегодня стоит вопрос в новом столетии. 
В качестве общей идеи общего дела цивилизационный неоиндустриализм выступает как пятая мировая теория, а в качестве всеобъемлющей идеологии, отвечающей исторически на все явления природы, общества и духа, он является четвертой формой осмысления 
мира, четвертой научно-философской всеобъемлющей, конкурирующей с религиозными всеобъемлющими картинами мира, — вслед 
за Аристотелевской энциклопедической философией, Гегелевской 
философской системой, Марксовской диалектикой «Капитала».
Автор считает, что все страны придут в общее будущее своими 
путями. Однако опыт исторической России в ХХ в. позволил народам найти способы ускоренного решения цивилизационных задач 
народами и регионами планеты. Страны с глубокой национальной 
историей оказываются способны решить общецивилизационные 
задачи благодаря неоиндустриальному вектору развития, когда задачи буржуазно-демократические легко решаются более передовой 
социалистической формацией. Классическая философия с ее поиском истины и подтверждением ее исторической практикой избегает угрозы рассмотрения мира как игры слепых сил, различий 
и повторений, но позволяет создать новое представление о будущем как диалектике новых социальных сил. 

Книга может быть полезна как теоретический компендиум начинающим студентам и маститым ученым в области обществознания. 
Книга С.Н. Некрасова также будет интересна теоретикам и практикам государственного управления как учебное пособие по современной социальной динамике.

Профессор, доктор философских наук, 
профессор кафедры философии и культурологии
Анатолий Петрович Ветошкин,
Российский университет транспорта (МИИТ),
г. Москва

Введение 

Сегодня завершается возникший в последнюю четверть века 
исторический момент существования однополярного мира, когда 
Запад оказался в одиночестве, вознесся над остальным миром в качестве цивилизационного эталона, или, как выражались российские 
либералы 90-х гг., в виде «столбовой дороги человечества». Само 
возникновение относительно самостоятельной буржуазной России 
ХХI в. в качестве провозглашенной «суверенной демократии» уже 
стало вызовом вседозволенности Запада. В лице РФ для ошеломленного человечества проявился другой альтернативный Запад. 
Провозглашенный прежде конец истории как конец социалистического проекта наступил через четверть века как ускоренный закат 
капиталистического проекта для всего человечества.
Понятно, что социальные философы конец истории понимают 
не в духе религиозной традиции как Апокалипсис, предсказанный 
в откровении Иоанна Богослова. Этот конец мы понимаем не в духе 
либерального откровения Ф. Фукуямы о конце истории, провозглашенном после гибели СССР и европейской части мировой системы 
социализма. 
Конец слепой неуправляемой истории можно понять как начало 
подлинной истории коллективного человечества. Конец старой ветхой истории следует интерпретировать в духе прогноза К. Маркса 
о том, что завершение истории человечества как истории социального неравенства и классовой борьбы совпадает с эпохой коммунистических революций. В этом смысле конец истории означает завершение предыстории человечества и начало подлинной человеческой истории. В подлинной истории объединенного человечества 
сложится единая наука — наука Истории. Подходы к формированию этой единой науки формируются в условиях развития научного познания объективной диалектики общества конца истории. 
По отношению к объективной социальной диалектике новая единая наука Истории выступает как субъективная диалектика — диалектика категорий и понятий познания распада старого общества 
и осуществления на практике сути нового общества. 
Это новое общество проходит две стадии развития — формирования основ коммунизма и развития нового творческого социализма. Именно такую последовательность стадий мы утверждаем 
в отличие от старого социализма ХХ столетия, когда вначале создавались основы социализма, затем на базе зрелого социализма 
прогнозировалось строительство коммунизма. История крушения 
первой попытки строительства нового общества показала, что социализм, несомненно, более сложное общество свободы, равенства 

и братства, в котором за счет активной самоуправленческой деятельности людей преодолевается отчуждение, которое служит 
своего рода смазкой развития буржуазного рынка и капиталистического общества. 
Именно так пойдет развитие — от основ коммунизма к социализму, однако все это развитие не предполагает фетиши развитого социализма, мифы бесклассового общества и некоего общенародного государства — государства диктатуры передового класса. 
Третья историческая попытка перехода к социализму вызывает все 
больший интерес в связи с глобальным распадом капитализма. 
ХХ век для России не был провалом. Для меня он не был ночью 
ужаса, как об этом пишут сторонники иррационалистического миросозерцания. Век разрешился от ужасного бремени империализма 
Великой Октябрьской Социалистической Революцией. Великая 
победа советского народа дала второй жизненный толчок новой 
цивилизации. В 5 лет я узнал о первом искусственном спутнике 
Земли, через год увидел улыбку Лайки, затем на первые детские 
копейки купил марки с Белкой и Стрелкой. В 9 лет я увидел Гагарина. В моем родном Свердловске я видел кортежи с Неру и Кастро, 
Че Геварой и Хоннекером. Хорошо вспомнить детство!
Можно ли предвидеть будущее? Не предсказать, но предвидеть! Только в ненаучной фантастике можно описать, что что­то 
произошло, брэдберевская бабочка взмахнула крыльями, на другом 
полушарии возник тайфун и временные линии спутались и свернулись, приоткрылась завеса и на чистом русском языке — языке 
объединенного человечества — неведомый собеседник из чата будущего вдруг сообщил, что уже давно нет доисторических и предысторических проблем классового, национального и экологического 
характера и идет нормальная человеческая созидательная космическая история. Даже продвинутый в историческом смысле семеновский герой Штирлиц не мечтал о будущем — в «мгновениях» 
он лишь в день Советской Армии на пороге служебного коттеджа 
прозревал сквозь пространство, как «где­то над рекой в маленьком 
саду созрели вишни». Сегодня будущее представить невозможно, 
но можно вспомнить, что у нас было время очень близкого подступа 
к будущему, к прогрессу: мы мечтали и грезили, как «и на Марсе 
будут яблони цвести». Будущее человечества кажется сказкой сегодня в либеральном концлагере «Вашингтонского консенсуса» — 
такое впечатление возникает от массового погружения населения 
в новейший утопизм рыночных фундаменталистов, фанатов и маньяков западной цивилизации. 
Нам только кажется сегодня, что Свердловск и СССР — это 
прошлое, которое встречается, когда мы разбираем старые открытки с забавными трамваями и кумачевыми плакатами. Выросло 

целое поколение у нас и на Западе, которое не смеется шутке 
 Задорнова о «Чи­Чи­Чи­Пи» — большинство ничего не знает 
об СССР, но носит красивые майки с придуманным Лениным солнечным гербом. Точно так же прежде нам при социализме казалось, 
что Екатеринбург — темное и навсегда ушедшее прошлое вместе 
с «Николаем кровавым» и никому не нужным «последним дворцом 
последнего царя» — Ипатьевским домом, разрушенным секретарем 
обкома Ельциным. Эта сказка о социализме звучит сегодня как 
сказка, внезапно «рассказанная ночью» — в самую темную ночь человечества, в ожидании его солнечных часов. Сказка, рассказанная 
из будущего и о будущем Знайкой из Солнечного города будущего 
для Скуперфильдов и Жадингов из носовского капиталистического 
лунного города Брехенвиль. Надежда пока лишь в том, что сказочным образом в безобидных солнечных Незнаек превратится вся 
нынешняя олигархия. 
С социализмом реальным обстоит все просто как со всеми 
сверхсложными социальными чувственно­сверхчувственными 
констелляциями. Здесь не надо применять теоретические и метафизические ухищрения, главное не воспринимать себя как рассуждающего субъекта в качестве «Кая логических суждений». 
Главное — встать на ноги и идти, а не стоять на голове, не верить обманщикам. Вспомните свои детские, первые и неиспорченные представления, свои попытки схватить в мышлении идею вещи: ведра 
вообще, зонтика вообще, денег вообще, и на основании этого, — самого дорогого (дорого оплаченного кровью предков) и правильного 
образа, что есть в мире — социализма!
Социализм — это когда дух захватывает от правильной организации государства, от того, что это счастье сделали нам, и нам повезло, что живем мы не при царе Горохе и нет капиталистов рядом, 
а сунутся — так получат. Дух захватывает от метафизики государства — оно в нас, рядом и все понятно и просто даже малышам, 
ходящим в садик. И так все правильно организовано в других братских странах, а плохо и неправильно все организовано там, где 
буржуи получают бумажки и имеют свое золото не за труд, а за краденый у народа капитал, и там всякие странные фигуры, нетрудящиеся: городовые, попы, купцы, преступники. Но они не оживут, 
кроме как в сказках для совсем маленьких и ничего не понимающих несмышленышей. А еще был в парке Дворца пионеров 
(там раньше был дом купцов Харитоновых) смешной спектакль 
про приехавшего в СССР мистера Твистера — «хозяина заводов, 
домов, пароходов». В книжке 1962 г. была картинка про городового, ожившего и попавшего на первомайскую демонстрацию 
со своей шашкой, слова под картинкой: «Куда полез ты старикан, 
не выпил ль лишний ты стакан?».

Папе не нужен завод и прокатный стан — этим владеет народ, 
папе нужны для бритья одеколон и помазок и папа пойдет учить 
суворовцев математике, а мама станет рассказывать детям: «Ленин, 
Сталин, история партии». Эти слова хорошо повторять под елкой, 
а еще лучше в праздничный день Конституции 5 декабря остаться 
дома... Кстати, и бога нет, а темные бабушки еще ходят куда­то 
на окраину, где осталась церковь, лопухи, кладбища с крестами 
и у нас в центре города в некрасивом испорченном здании — 
в церкви, теперь краеведческий музей с маятником Фуко, где показано, как раньше люди жили, а напротив приземистый дом, где царя 
расстреляли — кровавого, потому и жизнь счастливая. И в этом 
мире на странный вопрос соседки: «Веришь ли ты в бога?» можно 
спокойно ответить, что «нет, поскольку я знаю и зачем мне верить, 
если я знаю, что либо его нет, либо он есть, но я­то знаю, что его 
нет и извинить его может лишь то, что он не существует». «Коммунист» и просто хороший человек Христос завещал нам «быть как 
дети» — будем же ими!
Итак, мир в восприятии наивного реализма ясен, прозрачен 
до донышка и счастлив по определению. В этом состоянии хорошо 
в упоении читать на залитой солнцем скамейке городского Дворца 
пионеров толстенный том из собрания сочинений Жюль Верна 
про подводный Наутилус. Но что делать тем повзрослевшим и читавшим в счастливое свое детство пионерам через 30 лет в условиях 
краха социализма — остается с горя слушать деградировавших свердловчан из «Наутилус Помпилиус». В новом монструозном мире 
Свердловск вновь назвали Екатеринбургом, а в журнале «Урал» 
его зовут «Бургом», на криминально­политически­новостном телевидении выплевывающий через силу слова — «Ну вот, ребята, 
хайлендеры, время нашей программы, слава Богу, истекло» — знаменитый и высокооплачиваемый телекиллер наш город социалистического прошлого обзывает «Е­бургом». Впечатление такое, что 
все мы на машине времени попали в прошлое — галактика «КинДза­Дза» получилась, планета, где надо носить «цаку в носу» (пирсинг), говорить «Ку» и кланяться перед новыми хозяевами жизни, 
покупать «Кече» (жизненные блага, электроэнергию), которого 
всегда было завались. 
Итак, все можно увидеть и все можно понять. Здесь нет тайны 
спекулятивной конструкции — социализм не есть гегелевский 
метафизический плод, по отношению к которому экзистируют 
отдельные реальные груши и яблоки. Социализм и есть наше реальное русское яблоко, китайское полосатое, райское, а не подсунутое ельцинское киви. Жаль, что в яблоке завелись черви, и оно 
сгнило. Это яблоко, то есть социализм, не могло быть подлинным, 
неподлинным или мутантным, как полагают антиглобалисты. Оно 

было реальным. Вспомните и станьте наивными реалистами, детьми 
человечества, тем более, что обожаемый многими западный глобальный человейник давно ушел от взрослости и штампует новых 
детей и подростков из бэби­бумеров, создавая онтологию новой 
взрослости и новой образованности. Будьте детьми социализма, 
то есть совершенно взрослыми людьми в отношении тиражируемых Западом мифов конца предыстории и постиндустриализма, 
столкновения цивилизаций. Мы живем не в «конце истории», 
но в начале подлинной истории человечества, переходом к которой 
может стать разрыв с веригами постиндустриализма и переход 
к русскому неоиндустриализму. В сущности, нам рассказывают 
сказки для взрослых, и сами названия философских, политологических, геополитических трудов в унылых философских журналах 
или в ярких обложках на книжных прилавках свидетельствуют 
о том: мы «разочарованы в культуре», ожидаем «смерть человека», 
предпринимаем деконструкцию, слушаем «новых философов» 
на их «философском базаре», накрываемся «третьей волной» 
и живем в «мегатенденциях» «футурошока», страдаем от «великого 
разрыва» и «мутации культурной парадигмы», ужасаемся упадку 
«физической экономики» и объявляем «финис мунди».
Забавно, но братья Стругацкие в повести «Возвращение. 
ХХii век, полдень» описали достаточно подробно Свердловск будущего и никакого конца истории. Молодцы были молодые фантасты! В напоенном озоном и хвойным ароматом городе есть самодвижущиеся дорожки, веселые красивые мужчины и женщины, 
счастье, коммунизм само собой, тишина, закрытые гигантскими 
прозрачными колпаками производства Уралмашзавода (а не ОПС 
«Уралмаш») и зелень, и... ни одной церкви и колокольного звона, 
оглушающего безумных «новых русских», вложивших миллионы 
в квартиры из красного кирпича домов, возведенных возле действующих церквей. Я очень хочу в такое будущее и не так, как та 
девочка из диссидентского анекдота, которой воспитатель в садике 
рассказал, как хорошо в СССР, и она заплакала: «Хочу в СССР!». 
Я хочу в Земшарный Союз Советских Коммунистических Республик и в его возможную столицу — город Свердловск будущего 
Хартленда планеты! Пока же Екатеринбург — уродливое кривое 
зеркало того будущего из жизни планеты Тамас (Смерть), которое 
описал поздний Ефремов в «Часе быка». В этом реставрированном 
прошлом, лакированном под будущее для немногих, вместо площади Народной мести поставлен силой «административного ресурса» Храм на крови.
Утописты постиндустриализма по всему миру взрывают доменные печи, закрывают производство, сокращают население. 
И наши городские мальтузианцы не от большого ума учатся у бри11

танцев на их деньги и под «факелом Бирмингема» процессу деиндустриализации Урала, называя это постиндустриализмом. Они 
выдвигают лозунг генерального плана города: от «города для промышленности» к «городу для человека», в результате город превращается в Мекку для туристов, первые этажи отдаются под упоительно дорогие лавчонки, сдирается асфальт, выстилается плитка, 
строятся пандусы. Город для инвалидов! Инвалидов физических, 
умственных, социальных, классовых, национальных! Город толерантных людей — безразличных друг к другу. Город не русских, 
но русскоязычных. Город, в котором создаются сеттльменты — китайские, таджикские, азербайджанские по американской модели 
«мелтинг пот» — когда эта модель не сработает, против бедных обломков различных народов, загнанных в капиталистическое лоно 
постиндустриализма, будет разыграна национальная карта. Пока же 
губернаторы провозглашают Урал родиной 120 народов — в городе, 
где 85% русских. Накапливается и прессуется динамит социального 
и национального взрыва — вспомните из детских букварей картинки старого черного Баку, где резню останавливал Степан Шаумян. На митингах антикапиталистов дети, ничего не могущие 
объяснить рационально, эмоционально готовы — они учатся диалектике не по Гегелю. Им легко дается азбука классовой борьбы: 
«Ленин, Мао, Ким Чен Ир. Мы построим новый мир! Скоро, скоро 
выстрелит “Аврора”»!
В сущности, первый старт социализм сделал в Парижской коммуне (см. статьи Ильича «Памяти Коммуны», «Уроки Коммуны», 
«Государство и революция»). Старт длиной в 70 дней. Второй 
старт — Великий октябрь 1917 г. на 70 лет. Полагаю, что это величайшее событие в истории человечества и в будущем при преодолении ямы постсовременности люди откроют новое летоисчисление. 
Они будут вести счет годам не от мифического рождения мифического Христа — одиночки­спасителя, но от рождения первого 
коллективного спасителя, страны­мессии. Третий старт неизбежен, 
можно предположить его начало в 2017 г. (Сравните менталитет 
нашего общества в 1903 г. и в 2003 г., что впереди?) Старт социализма возможен в отдельной стране или в группе стран или возможен как бриколлаж — наложение на стартовую площадку второго старта (Китай, Куба, КНДР). В любом случае третья форма 
со циализма — всерьез и надолго и на весь мир. Возможно, и без 
всякой астрологии, а по геометрической прогрессии — 70 дней, 
70 лет и 26 000 лет. Где тут конец истории в ХХi в., где наши доморощенные Нострадамусы? Старт возможен только как сознательное дей ствие масс — не просто ii съезд РСДРП, но некий Всемирный интер нетный съезд антиглобалистов, неоевразийцев, евракоммунистов и просто взрослых людей. Сказки про антропогенную 

Доступ онлайн
от 772 ₽
В корзину