Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

III Международный пенитенциарный форум «Преступление, наказание, исправление» (к 20-летию вступления в силу Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации). Том 3

Покупка
Основная коллекция
Артикул: 754859.01.99
В сборнике представлены тезисы выступлений участников III Международного пенитенциарного форума «Преступление, наказание, исправление», состоявшегося в Академии ФСИН России 21-23 ноября 2017 г., по основным направлениям развития уголовно-исполнительной системы России, работы пенитенциарных учреждений иностранных государств, а также материалы передового зарубежного опыта в сфере исполнения уголовных наказаний. Предназначен для преподавателей, адъюнктов, аспирантов, слушателей, курсантов, студентов, работников учреждений и органов, исполняющих уголовные наказания.
Ill Международный пенитенциарный форум «Преступление, наказание, исправление» (к 20-летию вступления в силу Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации) : сб. тез. выступ. и докл. участников (г. Рязань, 21-23 нояб. 2017 г.) : в 8 томах. Том 3. Материалы Международной научно-практической конференции «Исполнение отдельных видов уголовных наказаний: проблемы и пути совершенствования». - Рязань : Академия ФСИН России, 2017. - 329 с. - ISBN 978-5-7743-0903-0. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/1248210 (дата обращения: 25.06.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
Федеральная служба исполнения наказаний 
Академия ФСИН России 
Научно-исследовательский институт ФСИН России 
Ассоциация юристов России 
Попечительский совет УИС 

III МЕЖДУНАРОДНЫЙ ПЕНИТЕНЦИАРНЫЙ ФОРУМ 
«ПРЕСТУПЛЕНИЕ, НАКАЗАНИЕ, ИСПРАВЛЕНИЕ» 

(к 20-летию вступления в силу  
Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации) 

г. Рязань, 21–23 ноября 2017 г. 

Сборник тезисов выступлений и докладов участников 

Том 3 

Материалы Международной научно-практической конференции 
«Исполнение отдельных видов уголовных наказаний:  
проблемы и пути совершенствования» 

Рязань 
2017 

ББК 67.409.02 
М43 

М43 
III Международный пенитенциарный форум «Преступление, наказание, исправление» (к 20-летию вступления в силу Уголовноисполнительного кодекса Российской Федерации) : сб. тез. выступ. и 
докл. участников (г. Рязань, 21–23 нояб. 2017 г.) : в 8 т. – Рязань : 
Академия ФСИН России, 2017.  

ISBN 978-5-7743-0900-9 
Т. 3 : Материалы Международной научно-практической конференции «Исполнение отдельных видов уголовных наказаний: проблемы и 
пути совершенствования». – 2017. – 329 с. 
ISBN 978-5-7743-0903-0 

В сборнике представлены тезисы выступлений участников III Меж-
дународного пенитенциарного форума «Преступление, наказание, исправление», состоявшегося в Академии ФСИН России 21–23 ноября 
2017 г., по основным направлениям развития уголовно-исполнительной 
системы России, работы пенитенциарных учреждений иностранных государств, а также материалы передового зарубежного опыта в сфере исполнения уголовных наказаний. 
Предназначен для преподавателей, адъюнктов, аспирантов, слушателей, курсантов, студентов, работников учреждений и органов, исполняющих уголовные наказания. 

ISBN 978-5-7743-0900-9 
ISBN 978-5-7743-0903-0 (т. 3) 

        ББК 67.409.02 
© Коллектив авторов, 2017 
© Академия ФСИН России, 2017 

 

СОДЕРЖАНИЕ 
 
7 
Бабаян С. Л. Пути совершенствования института освобождения от отбывания наказания 
13 
Дворянсков И. В. Принудительные работы: проблемы правового регулирования и практики исполнения 
20 
Игнатенко В. И. Профилактика антиобщественного образа жизни среди 
несовершеннолетних, осужденных к лишению свободы, средствами религиозного воздействия 
26 
Казакова В. А. Критерии дифференциации уголовно-правового воздействия 

32 
Каплунов А. И. Правовые основы порядка наложения дисциплинарных 
взысканий на сотрудников уголовно-исполнительной системы и органов 
внутренних дел: современное состояние и пути совершенствования 
38 
Кузьмин С. И. К вопросу об использовании прошлого опыта исправительных учреждений в современных условиях 
41 
Минязева Т. Ф. Значение труда в ресоциализации осужденных 
47 
Некрасов А. П. Причинный комплексный механизм, порождающий совершение преступлений, связанных с осуществлением экстремистской 
деятельности 
54 
Поникаров В. А. Теоретико-прикладные основы обеспечения законности 
в правоохранительной деятельности сотрудников уголовно-исполнительной 
системы, привлекаемых к административной и иной ответственности 
60 
Скиба А. П. Уголовно-исполнительное законодательство в случаях стихийного бедствия, введения чрезвычайного или военного положения – 
специальная часть Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации, реализующая военную доктрину России 
66 
Скрипченко Н. Ю. Основания применения условно-досрочного освобождения от отбывания наказания (анализ правоприменительной практики 
Архангельской области) 
74 
Смирнов Л. Б. Эволюция и проблемы пенитенциарной системы России 
в контексте цивилизационного развития 
83 
Смирнова И. Н. К вопросу об организации правоохранительной  деятельности  уголовно-исполнительных инспекций в условиях  реализации 
новых функций 
88 
Абовян Э. П. К вопросу о личности несовершеннолетнего преступника 
92 
Асадов В. В. Пути повышения эффективности исполнения наказаний без 
изоляции от общества 
100 
Бачурин С. Н., Исергепова А. К. Эволюция развития и функционирования досудебной пробации в зарубежных странах и в законодательстве 
Республики Казахстан (сравнительно-правовой анализ) 
110 
Белик В. Н., Метлин Г. И. Отдельные вопросы правозащитной деятельности: обзор и анализ изменений законодательства и материалов судебной практики 

3

Борсученко С. А. Порядок и условия содержания осужденных к пожизненному лишению свободы и возможность их гуманизации 
123 
Буркина О. А., Кузнецов А. И. Криминологическая характеристика осужденных, содержащихся в исправительных учреждениях ГУФСИН России 
по Пермскому краю 
127 
Васюхно И. О. Правовые проблемы применения административного задержания осужденных 
135 
Габараев А. Ш., Малетина Е. А. Организационно-правовые проблемы 
применения принудительных работ 
142 
Грушин Ф. В. Прогнозная оценка развития уголовно-исполнительной политики Российской Федерации (с учетом факторного подхода) 
151 
Дазмарова Т. Н. Виды юридической ответственности, применяемые в 
отношении сотрудников уголовно-исполнительной системы Российской 
Федерации 
159 
Егоров А. М. Рекрутские наборы арестантов в период правления императора Николая I (по архивным материалам Псковской губернии конца 
1820-х годов) 
163 
Желтов А. А. Социальные проблемы, возникшие в пенитенциарной системе Великобритании в связи с передачей управления отдельных тюрем 
частным компаниям 
166 
Закопырин В. Н. Задачи производства по делу об административном правонарушении и его прекращение 
171 
Кабанова Ж. Ю. Правовое регулирование содержания отдельных категорий лиц под стражей 
174 
Кисляков А. В. Эффективность применения основных средств исправления к осужденным, имеющим психические аномалии: актуальность проблемы и возможные пути решения 
179 
Куртяк И. В. Качество правовых актов Министерства внутренних дел 
Российской Федерации и совершенствование нормотворческих правоотношений 
184 
Кутякин С. А. Административно-правовые и организационные основы 
деятельности оперативно-режимных подразделений Федеральной службы исполнения наказаний по противодействию проявлениям организованной преступности в местах лишения свободы 
188 
Минкова Е. А. Личность потерпевших от насильственных преступлений в организации виктимологической профилактики в исправительных колониях 
192 
Минстер М. В., Фоминых М. В. Практика исполнения уголовного наказания в виде принудительных работ 
195 
Новиков Е. Е. Юридические факты в системе механизма уголовноисполнительного регулирования 
201 
Павлова Л. В. Профилактика безнадзорности и правонарушений детей 
как часть государственного управления 
 

4

Первозванский В. Б., Строгович Ю. Н. К вопросу о реализации соблюдения прав и законных интересов осужденных из числа иностранных граждан и лиц с ограниченными возможностями здоровья 
212 
Перов С. В. О бюрократизации ведомственного нормотворчества 
216 
Пертли Л. Ф. Альтернативные наказания в иностранных государствах 
219 
Потапов А. М., Лепщиков А. Н. Об изменении условий отбывания наказания в виде лишения свободы в России и Беларуси 
222 
Сенатова Е. В. Применение административной и дисциплинарной ответственности к сотрудникам уголовно-исполнительной системы 
227 
Субботина О. М. Подготовка к освобождению осужденных иностранных 
граждан и лиц без гражданства 
235 
Тепляшин П. В. Оценка эффективности реализации лишения свободы: 
уголовно-исполнительный анализ и сравнительно-правовой аспект 
242 
Чистяков К. А. О профилактическом потенциале норм уголовного 
и уголовно-исполнительного законодательства в предупреждении преступлений, совершаемых условно осужденными 
245 
Чорный В. Н. О необходимости доктрины безопасности уголовноисполнительной системы 
250 
Эрхитуева Т. И., Мяханова А. Н. Некоторые аспекты институтов условного осуждения  и условно-досрочного освобождения  по Уголовному 
кодексу Российской Федерации и Уголовному кодексу Китайской Народной Республики  
253 
Юнусов С. А. Реализация принципа справедливости в обеспечении прав 
и законных интересов условно осужденных 
259 
Янчук И. А. О совершенствовании дифференциации исполнения наказания в виде лишения свободы в отношении женщин 
263 
Бунулу В. В. Общественно полезный труд как одно из основных средств 
исправления условно осужденных 
266 
Гречин А. В. Внешняя и внутренняя правоохранительная деятельность 
прокуратуры по соблюдению и исполнению законов в местах содержания под стражей 
270 
Дадашева Р. А. Административный надзор как мера профилактики 
рецидивной преступности лиц, к которым применялись принудительные меры медицинского характера, соединенные с исполнением наказания 
276 
Дорошенко О. С. Правовые аспекты исчисления принудительных работ 
279 
Зимина К. Ю. Реализация свободы вероисповедания согласно Уставу 
о содержащихся под стражей 1890 года 
282 
Исергепова А. К. Пенитенциарная пробация как самостоятельный вид 
пробации в Республике Казахстан 
288 
Карасев А. К. История становления государственных закупок в пенитенциарной системе США 
291 
Манафов А. А. Некоторые правовые проблемы режима особых условий 
в исправительных учреждениях 

5

Нистратова И. С. Отдельные аспекты исполнения наказаний, не связанных с изоляцией от общества, в отношении осужденных, больных социально значимыми заболеваниями 
298 
Поникаров С. В. Юридические факты, связанные с компонентами доказывания по делам об административных правонарушениях в правоохранительной деятельности исправительных учреждений и следственных 
изоляторов уголовно-исполнительной системы Российской Федерации 
303 
Поникарова Т. В. Практическое обеспечение законности при реализации 
административно-деликтных наказаний в пенитенциарной системе Российской Федерации 
308 
Посадский В. В. Исполнение наказания в виде принудительных работ: 
проблемы и пути совершенствования 
314 
Присич И. В. Проблемы повышения эффективности исполнения наказания в виде ограничения свободы в Российской Федерации 
318 
Саддарова К. О. Амбулаторное принудительное наблюдение и лечение 
осужденных, соединенное с исполнением наказания 
324 
Хван Т. С. Проблемы применения уголовных наказаний, альтернативных 
лишению свободы, в отношении осужденных – иностранных граждан 
и лиц без гражданства 
 
 

УДК 343.841 
СЕРГЕЙ ЛЬВОВИЧ БАБАЯН, 
доктор юридических наук, доцент, 
ведущий научный сотрудник отдела разработки 
методологий исполнения уголовных наказаний без лишения свободы 
центра исследования проблем исполнения уголовных наказаний 
и психологического обеспечения профессиональной  
деятельности сотрудников УИС, 
ФКУ НИИ ФСИН России, г. Москва, Российская Федерация, 
профессор кафедры уголовного права  
Российского государственного университета правосудия, 
г. Москва, Российская Федерация, 
е-mail: bsl09@mail.ru 

ПУТИ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ИНСТИТУТА ОСВОБОЖДЕНИЯ 
ОТ ОТБЫВАНИЯ НАКАЗАНИЯ 

Аннотация: рассматриваются вопросы применения поощрительных институтов условно-досрочного освобождения от отбывания наказания и замены 
неотбытой части наказания более мягким видом наказания, как элементов комплексного института освобождения от отбывания наказания. Предлагаются пути совершенствования применения данных поощрительных институтов. 
Ключевые слова: условно-досрочное освобождение от отбывания наказания; замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания; осужденные к лишению свободы; исправительное учреждение; поощрительный институт уголовно-исполнительного права;  

Институт освобождения от отбывания наказания включает в себя нормы уголовного, уголовно-исполнительного, уголовно-процессуального, государственного права и применяется к лицам, отбывающим уголовное наказание. Данный 
комплексный институт по правовым основаниям можно разделить на освобождение по отбытии срока наказания, в связи с реабилитацией и досрочное.  
К одному из видов досрочного освобождения относится условнодосрочное освобождение от отбывания наказания (УДО), которое представляет 
собой поощрительный институт уголовно-исполнительного права, играющий 
важную роль в позитивном стимулировании поведения осужденных. В целом 
поощрительные институты уголовно-исполнительного права относятся к разновидности правовых стимулов, мер оценок и средств юридического одобрения 
позитивного социально активного поведения осужденного, объектом которых 
являются социальные блага материального и духовного характера, реализуемые 
на добровольной основе и взаимовыгодные как для общества, так и для осужденных к которым они применяются [1, с. 19]. 

© Бабаян С. Л., 2017 

7

ноября 2015 г. Пленум Верховного суда РФ своим Постановлением 
утвердил изменения в Постановление Пленума Верховного суда РФ от 
21 апреля 2009 г. № 8 «О судебной практике условно-досрочного освобождения 
от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания» (Постановления Пленума ВС РФ № 8). Эти дополнения вызваны прежде всего изменениями в ст. 79, 80 Уголовного кодекса Российской Федерации (УК РФ) и приняты для исключения немотивированных отказов в ходатайствах или представлениях об УДО. За 5 лет уменьшилось количество ходатайств осужденных об УДО и сократилась доля их удовлетворения: в частности, в 2010 г. было удовлетворено 57 % заявлений, в 2011 г. – 56 %, в 2012 г. – 
51,4 %, в 2013 г. – 46 %, а в 2014 г. – 41 %, а в 2015 г. только 39,5 % заявлений 
или представлений. 
После принятия дополнений от 17 ноября 2015 г. № 51 в постановление Пленума Верховного Суда РФ № 8 изменились показатели по количеству удовлетворенных ходатайств или представлений об УДО. По данным статистической отчетности Судебного департамента при Верховном Суде РФ доля удовлетворенных 
ходатайств или представлений об УДО в сравнении с показателями за 2015 г. и 
2016 г. повысился с 39,5 до 45 % и, наоборот, доля отказов в УДО снизилась с 47,1 
до 42,9 %. При этом количество поданных заявлений или представлений об УДО 
и рассмотренных судом увеличилось на 3 %. 
Одним из актуальных зарубежных опытов досрочного освобождения из 
мест лишения свободы является освобождение осужденных из тюрьмы под 
электронный надзор. Осуществление электронного надзора как условия досрочного освобождения из тюрьмы вполне успешно применяется в Англии и 
Уэльсе, Нидерландах, Швеции, Австралии, Израиле, Сингапуре и Соединенных 
Штатах Америки. Заключенные, которые выполняют установленные требования, могут быть освобождены от электронного надзора за 60 дней до окончания 
срока приговора [7, с. 10]. В Австрии электронные ножные браслеты надевают 
на досрочно освобожденных, которых приговорили на срок наказания не менее 
трех лет. 
По данным Мэтью Демичел Лексингтон, Брайан Пэйн, служба пробации и 
частные юридические компании США, осуществляют электронный надзор за 
освобожденными из тюрьмы осужденными, взаимодействуя с судебными органами по вопросам, связанным с нарушениями, полученными с помощью электронных браслетов. Представители службы пробации при несоблюдении лицом 
условий освобождения, предоставляют в суд доказательства, полученные посредством электронного наблюдения. Суд при вынесении судебного решения, 
опирается на предоставленные с помощью электронного наблюдения доказательства и признает виновность осужденного [4, с. 45]. 
Представляется, что УДО осужденного под электронный надзор в период 
неотбытой части наказания можно применять и в России, особенно к категории 
осужденных за преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних и другим видам особо тяжких преступлений против личности, а 
также в отношении осужденных к пожизненному лишению свободы. Результа
8

ты нашего исследования свидетельствуют, что около 58,6 % осужденных к лишению свободы согласны на УДО при условии электронного мониторинга 
(ношение электронного браслета) за их поведением в случае возложения судом 
определенных обязанностей (например, не менять постоянного места жительства, работы, учебы без уведомления специализированного государственного 
органа), 32,6 % – не согласны на эти условия, 1,8 % – затруднились ответить 
[1, с. 252]. 
Кроме того, на вопрос: «Если согласны, то какой период времени Вы могли бы носить электронный браслет для осуществления контроля за вашим поведением?» – ответы осужденных распределились следующим образом: от 2 до 
5 месяцев – 28,6 %; от 6 месяцев до 1 года – 24,8 %; от 1 года до 2 лет – 21 %; 
более 2 лет – 25,6 %. Таким образом, четверть опрошенных даже согласны с 
данным видом контроля на срок более 2 лет. В современных условиях вполне 
возможно осуществление электронного надзора за лицами, освобожденными 
условно-досрочно, в крупных населенных пунктах России. Данное средство 
технического контроля повысит эффективность надзора за освобожденными 
условно-досрочно и позволит уменьшить уровень рецидивной преступности 
среди них. В связи с вышеизложенным представляется оптимальным указать в 
ч. 2 ст. 79 УК РФ, что суд вправе возложить на условно-досрочно освобожденного исполнение обязанностей по соблюдению условий мониторинга за ним с 
использованием электронных и иных технических средства надзора и контроля 
в период оставшейся неотбытой части наказания на срок от 2 месяцев до одного 
года включительно. 
Следует обратить внимание на различные виды наказаний, в том числе не 
связанных с изоляцией осужденного от общества, к которым, на наш взгляд, 
возможно применить поощрительный институт УДО. Например, отсутствие 
возможности УДО в отношении осужденных к исправительным работам свидетельствует о низкой мотивации этих осужденных к безусловному выполнению 
своих обязанностей. Поэтому важно предусмотреть возможность УДО от отбывания наказания в виде исправительных работ [5, с. 36].  
Представляется также целесообразным установить УДО и к осужденным к 
ограничению свободы, назначенным в качестве основного вида наказания. 
В соответствии с ч. 1 ст. 74 УК РФ к условно осужденным суд может применить поощрительный институт отмены условного осуждения и снятии с него 
судимости. В то же время к осужденным к ограничению свободы никаких стимулов в виде досрочного освобождения суд не имеет право применить. Ведь 
при почти одинаковых обязанностях, устанавливаемых судом в порядке ч. 5 
ст. 73 УК РФ для условно осужденного, и ограничениях в соответствии с ч. 1 
ст. 53 УК РФ для осужденных к ограничению свободы, рационально также 
применить к последним поощрительный институт УДО. Следует отметить, что 
во всех странах СНГ, кроме Республики Молдова, предусмотрено УДО для 
осужденных к исправительным работам. А в Республике Беларусь УДО применяется даже к семи видам наказаний (в отличии от трех видов наказаний по УК 
РФ), в том числе к таким видам наказаний как исправительные работы, лише
9

ние права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, ограничение свободы, ареста [3, с. 299].  
При этом более трех четвертей опрошенных сотрудников инспекций 
(75,9 %) считают, что УДО может быть применено в отношении осужденных к 
исправительным работам, а также к ограничению свободы, назначенного в качестве основного вида наказания, только после фактического отбытия осужденными не менее половины срока отбывания наказания, 10,3 % – не менее одной трети, а 11,4 % – не менее двух третей [1, с. 207]. Таким образом, представляется целесообразным предусмотреть в законе УДО к указанным категориям 
осужденных после фактического отбытия ими не менее половины срока наказания. 
Кроме УДО одним из видов досрочного освобождения является замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания. По данным нашего 
исследования, большинство судей (59,7 %), а также работников образовательных и научных учреждений ФСИН России (75,7 %) считают, что причиной неэффективного применения института замены неотбытой части наказания более 
мягким видом является одинаковое формальное основание по сравнению с 
условно-досрочным освобождением, что в определенной мере порождает конкуренцию данных поощрительных институтов. Также 54,9 % сотрудников ИУ и 
58,5 % руководителей территориальных органов ФСИН России и начальников 
ИУ считают целесообразным снизить срок применения института замены наказания в порядке ст. 80 УК РФ по сравнению с УДО, 35,8 и 34,3 % не согласны, а 
9,3 и 7,3 % – затруднились ответить [1, с. 232]. 
В связи с вышеизложенным для устранения конкуренции поощрительных институтов УДО и замены наказания целесообразно в ч. 2 ст. 80 УК РФ 
уменьшить срок применения указанной замены наказания для лиц, совершивших преступления небольшой или средней тяжести с одной трети до одной четвертой срока наказания; соответственно для лиц, совершивших тяжкие преступления – с половины до одной трети срока наказания; особо тяжкие преступления – с двух третей до половины; преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних и преступлений, предусмотренных статьей 210 УК РФ, – с трех четвертей до двух третей срока наказания; преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних, не достигших четырнадцатилетнего возраста, – с четырех пятых до трех 
четвертей срока наказания. 
 Эти изменения формального основания применения замены наказания 
более мягким его видом будут способствовать, во-первых, соблюдению принципа последовательности и постепенности применения указанных поощрительных институтов и прогрессивной системы исполнения и отбывания наказаний, во-вторых, увеличению востребованности института замены наказания 
более мягким его видом; в-третьих, улучшению возможности социальной 
адаптации к условиям жизни в обществе; в-четвертых, сокращению повторной 
и рецидивной преступности среди лиц, досрочно освобожденных из мест лишения свободы. 

10

Согласно ч. 5 ст. 46 УК РФ в случае злостного уклонения осужденного от 
уплаты штрафа, назначенного в качестве основного наказания, за исключением 
случаев назначения штрафа в размере, исчисляемом исходя из величины, кратной стоимости предмета или сумме коммерческого подкупа или взятки, штраф 
заменяется иным наказанием, за исключением лишения свободы. В таком случае штраф может заменяться исправительными работами. В то же время, представляется целесообразным предусмотреть в законе применение к положительно характеризующимся осужденным к исправительным работам поощрительного института замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания в виде штрафа [6, с. 36]. Следует отметить, что уголовно-исполнительное 
законодательство Украины предусматривает в качестве меры поощрения к 
осужденным к исправительным работам представление в суд материалов на 
осужденного по замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания в виде штрафа (ч. 2 ст. 46 УИК Украины). 
По материалам нашего исследования на вопрос «Следует ли предусмотреть в законе возможность применения судами, по ходатайству УИИ, к положительно характеризующимся осужденным к исправительным работам замены 
неотбытой части наказания более мягким его видом в виде штрафа?» 72,6 % сотрудников уголовно-исполнительных инспекций ответили положительно, 
23,2 % – отрицательно, а 4,2 % – затруднились ответить [1, с. 261]. Данный поощрительный институт следует применять после фактического отбытия осужденным не менее половины срока наказания в связи со значимостью этого поощрения и необходимостью изучения личности осужденного в период отбытия 
наказания.  
При этом замену наказания штрафом нецелесообразно применять к осужденным которым наказание в виде лишения свободы было заменено более мягкий видом наказания в виде исправительных работ в порядке ст. 80 УК РФ, так как к ним 
уже был применен этот поощрительный институт. Таким образом, с целью стимулирования и повышения эффективности отбывания наказания целесообразно 
предусмотреть к положительно характеризующимся осужденным к исправительным работам замену наказания более мягким видом наказания в виде штрафа. 
Вышеуказанные положения необходимо предусмотреть в ч. 3 ст. 80 УК РФ. 
Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. № 161-ФЗ из ст. 113 УИК РФ 
было исключено положение об условно-досрочном освобождении в связи с тем, 
что УДО является межотраслевым поощрительным институтом, а не мерой поощрения и стремление к УДО, как законный интерес осужденного, позволяет 
ему обращаться в суд напрямую, без рассмотрения этого вопроса комиссией 
ИУ. Аналогично и замена неотбытой части наказания более мягким видом 
наказания не относится к мерам поощрения, а является межотраслевым поощрительным 
институтом, 
включающим 
нормы 
уголовного, 
уголовноисполнительного и уголовно-процессуального права. В связи с этим следует 
исключить из ст. 113 УИК РФ «Меры поощрения, применяемые к осужденным 
к лишению свободы» часть четвертую, регламентирующую замену неотбытой 
части наказания более мягким видом наказания. 

11

Таким образом, вопросы применения поощрительных институтов УДО и 
замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания, как важных 
средств стимулирования правопослушного поведения осужденных, представляются актуальными и требуют дальнейшего совершенствования. 

Список литературы 
1. Бабаян С. Л. Поощрительные институты уголовно-исполнительного
права (теория и практика применения) : дис. … д-ра юрид. наук. М., 2014. 592 с. 
2. Зубкова В. И. Уголовное законодательство европейских стран: сравнительно-правовое исследование. М., 2013. 328 с. 
3. Мэтью Демичел Лексингтон, Брайан Пэйн. Контроль преступников с
помощью электронных технологий. США. Джорджия. Атланта, 2009. 45 с. 
4. Ольховик Н. В. Средства обеспечения непенитенциарного режима //
Вестник Российской правовой академии. 2011. № 1. С. 57. 
5. Орлов В. Н. Исполнение и отбывание уголовных наказаний в виде обязательных работ, исправительных работ, ограничения свободы и исправительное воздействие на осужденных : лекция. М., 2011. 36 с. 
6. Условно-досрочное освобождение и другие виды условного освобождения // Информационный материал, подготовленный Международным Центром 
Тюремных исследований. Великобритания, по поручению организации «Международная тюремная реформа» для Правительства Республики Казахстан. М., 
2000. С. 10. 

12

УДК 343.368 
ИВАН ВЛАДИМИРОВИЧ ДВОРЯНСКОВ, 
доктор юридических наук, доцент, 
главный научный сотрудник, 
ФКУ НИИ ФСИН России, г. Москва, Российская Федерация, 
e-mail: diw@yandex.ru 

ПРИНУДИТЕЛЬНЫЕ РАБОТЫ:  
ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ 
И ПРАКТИКИ ИСПОЛНЕНИЯ1

Аннотация: рассматриваются современные проблемы уголовно-правовой 
и уголовно-исполнительной регламентации наказания в виде принудительных 
работ, а также организации их исполнения, формулируются предложения по их 
решению.  
Ключевые слова: принудительные работы, исправительные центры, участки, функционирующие как исправительные центры, альтернатива лишению 
свободы, уголовно-исполнительные инспекции.  

В настоящее время перед уголовно-исполнительной системой поставлена 
задача организации исполнения с 1 января 2017 года нового вида уголовного 
наказания – принудительные работы. Несмотря на то что данный вид наказания 
предусмотрен разделом II УИК РФ «Исполнение наказаний, не связанных с 
изоляцией осужденного от общества», он обладает существенным потенциалом, ограничивающим свободу осужденного. Это, наряду с акцентом на трудовой аспект отбывания наказания осужденным обусловливает его статус альтернативы лишению свободы.  
В целях организации исполнения данного вида наказания подготовлен и 
издан ряд нормативно-правовых актов, в том числе 6 постановлений и 1 распоряжение Правительства Российской Федерации, 9 приказов Минюста России, 
5 приказов ФСИН России.  Созданы и введены в эксплуатацию 4 исправительных центра (ИЦ) с лимитом наполнения 464 осужденных (в Приморском, Ставропольском краях, Тамбовской и Тюменской областям), а также 7 участков исправительных учреждений, функционирующих как исправительный центр 
(УФИЦ), с лимитом наполнения 432 осужденных (в Республике Башкортостан, 
Республике Карелия, Забайкальском крае, Архангельской, Новосибирской, Самарской и Смоленской областях).   
Вместе с тем правовая регламентация и практика исполнения принудительных работ требует своего совершенствования, особенно исправительных работ – как более строгого и сложного вида наказания, реализация которого связана с необходимостью тесного взаимодействия не только с правоохранительными органами, но и с органами местного самоуправления, 

© Дворянсков И. В., 2017 

13

администрацией предприятий, службами социальной защиты и занятости 
населения и т. д. 
Относительно принудительных работ практика пока еще не выработана, что 
само по себе определяет актуальность настоящего исследования и является основанием для изучения исполнения данного вида наказания с целью выявления и 
обобщения, как положительного опыта работы, так и выявления организационно-правовых проблем и «пробелов» в действующем законодательстве РФ. 
Согласно ст. 53.1. УК РФ, принудительные работы применяются как альтернатива лишению свободы в случаях, предусмотренных соответствующими 
статьями Особенной части УК РФ за совершение преступления небольшой или 
средней тяжести либо за совершение тяжкого преступления впервые.  
Понятие «альтернатива» применительно к рассматриваемому наказанию 
предполагает, что суд всегда вначале рассматривает вопрос о назначении лишения свободы, а в случае, если «придет к выводу о возможности исправления 
осужденного без реального отбывания наказания в местах лишения свободы, он 
постановляет заменить осужденному наказание в виде лишения свободы принудительными работами. 
Если, назначив наказание в виде лишения свободы, суд придет к выводу о 
возможности исправления осужденного без реального отбывания наказания в 
местах лишения свободы, он постановляет заменить осужденному наказание в 
виде лишения свободы принудительными работами. При назначении судом 
наказания в виде лишения свободы на срок более пяти лет принудительные работы не применяются. 
Таким образом, применение данного наказания имеет диспозитивный характер для суда, поскольку ч. 2 ст. 53.1. УК РФ обусловливает это решение судебным выводом о возможности исправления осужденного без реального отбывания наказания в местах лишения свободы. Таким образом, принудительные 
работы с одной стороны, выступают особой разновидностью мер условного 
осуждения, а с другой – включены в систему уголовных наказаний, предусмотренную ст. 44 УК РФ. Эта двойственная природа рассматриваемого наказания 
существенно затрудняет его применение и не дает оснований считать его в 
полной мере самостоятельной мерой уголовной репрессии. 
По сути, речь идет о необходимости ее соответствия двум условиям: 
1) наличие возможности исправления осужденного без реального отбывания 
наказания в местах лишения свободы; 2) вывод суда об этом. Оба этих условия 
имеют вероятностный характер и имеют вид оценочных признаков. При этом 
четкие критерии их наличия в законе отсутствуют. Иными словами, применение принудительных работ по смыслу ст. 53.1 УК РФ имеет дискреционный 
(факультативный) характер. 
Вместе с тем, разделительный союз «либо», используемый законодателем 
при перечислении наказаний в санкциях норм Особенной части УК РФ, свидетельствует о фактически равном значении лишения свободы и принудительных 
работ, что позволяет суду сразу применить последние без исследования вопроса о применении лишения свободы. 

14