Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

История общественно-политической мысли России

Покупка
Основная коллекция
Артикул: 708850.02.01
К покупке доступен более свежий выпуск Перейти
В книге представлено модельное развитие отечественной общественно-политической мысли от древнейших проявлений этноконфессионального дискурса до завершения в связи с распадом СССР советского идеологического проекта. Особое внимание уделяется государственной идеологии России и властной репрезентации на разных исторических этапах. Политические теории рассматриваются в их соотношении с российской цивилизационной идентичностью и в контексте исторического конфликта «Россия — Запад». Реконструируется воспроизводимая по периодам отечественной истории матрица русского обществоведческого самосознания. Ориентировано на использование в учебном процессе в высших учебных заведениях при подготовке бакалавров, обучающихся по направлениям педагогического образования, историческим профилям, истории и политологии.
85
142
Багдасарян, В. Э. История общественно-политической мысли России : учебное пособие / В.Э. Багдасарян. — Москва : ИНФРА-М, 2021. — 247 с. — (Высшее образование: Бакалавриат). — DOI 10.12737/1029282. - ISBN 978-5-16-015373-5. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.ru/catalog/product/1239254 (дата обращения: 24.06.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
ИСТОРИЯ 

ОБЩЕСТВЕННОПОЛИТИЧЕСКОЙ 
МЫСЛИ РОССИИ

В.Э. БАГДАСАРЯН

Москва
ИНФРА-М

202УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ

Рекомендовано Межрегиональным учебно-методическим советом профессионального 

образования в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений, 

обучающихся по направлениям подготовки 41.03.04 «Политология»,

46.03.01 «История», 44.03.01 «Педагогическое образование» 

(квалификация (степень) «бакалавр») (протокол № 13 от 16.09.2019)

УДК 94(47)(075.8)
ББК 63.3(2)я73

Б14

Багдасарян В.Э.

Б14
История общественно-политической мысли России : учебное по
собие / В.Э. Багдасарян. — Москва : ИНФРА-М, 2021. — 247 с. — 
(Высшее образование: Бакалавриат). — DOI 10.12737/1029282.

ISBN 978-5-16-015373-5 (print)
ISBN 978-5-16-107826-6 (online)

В книге представлено модельное развитие отечественной общественно
политической мысли от древнейших проявлений этноконфессионального 
дискурса до завершения в связи с распадом СССР советского идеологического проекта. Особое внимание уделяется государственной идеологии России и властной репрезентации на разных исторических этапах. 
Политические теории рассматриваются в их соотношении с российской 
цивилизационной идентичностью и в контексте исторического конфликта 
«Россия — Запад». Реконструируется воспроизводимая по периодам отечественной истории матрица русского обществоведческого самосознания. 

Ориентировано на использование в учебном процессе в высших учеб
ных заведениях при подготовке бакалавров, обучающихся по направлениям педагогического образования, историческим профилям, истории 
и политологии.

УДК 94(47)(075.8)

ББК 63.3(2)я73

Р е ц е н з е н т ы:

И.Б. Орлов — доктор исторических наук, профессор Националь
ного исследовательского университета «Высшая школа экономики»;

В.В. Журавлев — доктор исторических наук, профессор Москов
ского государственного областного университета

ISBN 978-5-16-015373-5 (print)
ISBN 978-5-16-107826-6 (online)
© Багдасарян В.Э., 2020

Введение

Каждая наука уже в силу самой своей дисциплинарной институционализации связана с определенной методологической платформой. Свою идентичную методологию имеет и история общественно-политической мысли. В истории, как известно, действует 
множество факторов, и выстраиваемые объяснительные модели 
зависят от того, какой фактор будет преимущественно акцентирован, приобретет парадигмальное значение. Как правило, в курсах 
истории России или всеобщей истории акцентированно даются 
экономические или политические факторы. Исторический процесс 
оказывается в этих случаях либо производной от развития базиса 
экономики, либо следствием принятия властными субъектами (при 
широкой трактовке власти) тех или иных политических решений 
и их комбинаций. Но ведь человек — это существо мыслящее, 
и мысль предшествует собственно деятельности, как экономической, так и политической. Вначале зарождаются идеи и только 
затем они воплощаются в практике. В этом отношении история 
человечества есть, прежде всего, история идей. И в рамках курса 
истории общественно-политической мысли такая переакцентировка совершается.
Особенности заявляемого подхода были ярко раскрыты в свое 
время немецким социологом и историком Максом Вебером. В марксистской объяснительной модели, как известно, идеи и ценности 
позиционировались в качестве надстройки и рассматривались производными от базиса экономики. Вебер на анализе генезиса капиталистической модели экономики доказал, что она явилась историческим 
следствием распространения определенного типа мировоззрения. 
Вначале появляется новый человек — кальвинист, легитимизировавший предпринимательство как богоугодное дело, и только затем 
этот человек создает новую экономическую реальность. Вначале 
кальвинизм и только потом капитализм — хронология здесь бесспорна. Соответствующие мировоззренческо-ценностные основы 
обнаруживаются, согласно веберовской методологии, и в генезисе 
других общественных систем в истории человечества.
История общественно-политической мысли России позволяет 
акцентировать базовые идеи и ценности российского исторического процесса, показать их цивилизационную воспроизводимость. Это приобретает особое значение именно сегодня в контексте 
ак туализации задачи формулировки национальной идеи России.

Ключевое место в курсе отводится рассмотрению феномена 
идеологии. Без идеологии невозможна никакая социальная сборка, 
тем более сборка на уровне государства. Определение содержания 
государственной идеологии на различных этапах истории России 
составляет ядро курса. Идеология, понимаемая как совокупность 
общественно значимых ценностей и идей, задает модель государственности. Производными от нее оказываются устанавливаемые 
типы экономики, социальных отношений, культуры, образования 
и др. И без понимания содержания экономики будет не понято, 
например, почему в Советском Союзе выстраивалась одна модель 
экономики, а в постсоветской России — иная. 
Государственная идеология, составляя ядро общественно-политической мысли, естественно, не покрывает весь ее спектр. Никогда, 
ни в каком обществе не существовало абсолютного единомыслия. 
Соответственно, всегда существовало идейно-ценностное оппонирование доминирующей идеологии. Со временем оппонирующие 
идеи могли победить и происходила смена общественно-политической модели. В этой логике противоборства идеологий и состоит 
историческое развитие.
Курс ориентирован не на то, чтобы описать все существовавшие 
вариации политических идей, а на воссоздание пространства дискурса. Идеи при данном подходе соотносятся с общественно-политической практикой и социокультурным контекстом.
В результате освоения дисциплины обучающийся должен:
знать
 
• модели государственного идеологического позиционирования 
в истории России;
 
• основные течения и направления в истории российской общественно-политической мысли, ее ведущих представителей;
 
• содержание идейных концептов, определявших общественнополитический дискурс в истории России;
 
• современные научные подходы, оценки и интерпретации в отношении исторического развития общественно-политической 
мысли России;
уметь
 
• соотносить и контекстуализировать содержание общественнополитических концептов и моделей с соответствующим периодом в истории России и мира;
 
• классифицировать выдвигаемые концепции по доминирующим 
идеологиям и политическим течениям;
 
• осмысливать ход и направленность истории общественно-политической мысли России, выявлять ее константные характеристики, определять доминирующие тенденции;

 
• идентифицировать позиции фигурантов исторического процесса 
в соответствии с идейными нишами общественно-политического 
спектра России;
владеть
 
• методикой контекстуализации общественной мысли;
 
• методикой модельных реконструкций идеологических концептов;
 
• методикой сравнительно-исторического и сравнительно-политологического анализа в применении к общественно-политическим концептам и теориям;
 
• методикой аксиологического анализа, позволяющей выявлять 
базовые ценностные основания общественно-политических 
теорий.
Предполагается использование книги в качестве базового учебника по дисциплине «История общественно-политической мысли 
России» и ряду смежных исторических и обществоведческих дисциплин. Он может быть использован при подготовке бакалавров, 
обучающихся по направлениям история, политология, педагогическое образование (профилям история, обществознание, основы 
религиозной культуры).

Глава 1 
ДРЕВНЕЙшИЙ ПЕРИОД В ИСТОРИИ 
ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ МЫСЛИ, 
ЭТНОГЕНЕз И РЕЛИГИОзНОЕ 
САМООПРЕДЕЛЕНИЕ

Древнерусское государство было далеко не первым из политических общностей, возникших на территории нашей страны. Соответственно, все предшествующие ему общности не могли быть 
сформированы, не продуцируя мысли в отношении самопозиционирования и определения отношений к внешнему миру. Этот мыслительный процесс не мог не затронуть прямым или исторически 
опосредованным влиянием и древнерусский социум.

СКИфЫ И МАзДЕИзМ

«Да, скифы — мы. Да, азиаты — мы, с раскосыми и жадными 
очами!» — строки из стихотворения «Скифы» (1918) Александра 
Блока хорошо известны и служили не раз предметом упражнений 
о неточности поэта, указавшего на раскосость очей скифов. Но дело 
не в том, что скифы были европеоидным иранским племенем, 
а в поднятой Блоком теме цивилизационного противостояния — 
Россия (Скифия) против Европы. Поэт пишет не просто о цивилизационной инаковости, а о войне на уничтожение, истребление 
противника. «Мы повернемся к Вам своею азиатской рожей! <...> 
хрустнет ваш скелет», — Блок выводит конфликт нового советского 
мира с готовившим силы для антисоветской интервенции Западом 
из глубокой скифской древности как онтологическое противостояние европейского Запада и азиатского Востока. А были ли действительные основания, позволявшие говорить о цивилизационной 
специфике общественно-политических воззрений скифов, обнаруживаемых впоследствии в воззрениях русских? Скифы, как и большинство народов, заселивших Европу, были индоевропейцами, 
и их религиозные взгляды восходили к когда-то единой ведической 
традиции индоевропейской религии. Для этой религии был характерен антропоморфный политеизм с выделением группы богов, соотносимых с основными природными и социальными функциями. 
Для религий индоевропейских народов было характерным установление Тримурти — триады верховных богов, разделяющих между 

собой власть над миром. Своя триада верховных богов существовала и у скифов — Табити — Папай — Апи. Некоторые исследователи полагают, что идея Тримурти подразумевала триединство 
богов, их раздельность, но одновременно и слиянность. В этом отношении уместно говорить о зарождении идей, которые в дальнейшем получат развитие в рамках христианского концепта 
Троицы.
Другая черта в языческих воззрениях скифов — представление 
мира как поля противоборства добра и зла (света и тьмы) — получит в дальнейшем акцентированное развитие в русской общественной мысли. Такая черта была в целом характерна для туранской 
ветви индоевропейских религий. Ядром ее являлась религиозная 
система маздеизма, получившего наименование от выражавшего 
силы добра верховного бога Ахура Мазды. В рамках маздеизма 
впервые появляется фигура Митры, в отношении которого постепенно формируется семантика связующей функции между миром 
небесным и человеческим (образ сына Ахура Мазды — спасителя 
людей от сил зла). Для европейского язычества поляризация сил 
добра и зла была не характерна. Греческие олимпийские боги, 
так же как и римские, были этически нейтральными, не злыми 
и не добрыми. Таким образом, цивилизационные различия в системах общественных представлений возникают фактически с самого начала развития исторического нарратива.
Скифы не были при этом монотеистами, оставаясь на позициях 
древнеарийского политеизма. Реформация маздеизма, предпринятая Заратустрой, привела к появлению дуалистической религии — зороастризма. Эта религиозная реформа привела в дальнейшем к дифференциации народов иранского сообщества на Иран 
и Туран. В Туране, который населяли и скифы, и сарматы, и другие 
им родственные этносы, сохранялись политеистические воззрения, 
хотя и с акцентом на этическое восприятие. 
Возникший в рамках маздеистского религиозного дискурса 
митраизм получит большое влияние в Римской империи, и хотя 
он будет являться конкурентом христианству, окажет большое 
влияние на формирование христианской обрядовости и догматики. 
Существует мнение, что христианство — это пересказанная в преломлении к палестинскому контексту иранская по своему генезису 
религия. Совпадения митраизма и христианства известны. День 
рождения Митры как сына Солнца приходится на 25 декабря — 
Рождество Христово. Поклониться рожденному Митре пришли 
пастухи, которым указывала путь взошедшая на небе звезда. 
У Митры было 12 учеников. Перед смертью он устраивает для них 

пиршество, вызывающее коннотацию с христианской Тайной вечерей. Митра был распят и воскрес на третий день после принятия 
смерти. Символом митраистской принадлежности являлся крест 
в круге. Митраисты верили, что Митра вновь придет к людям и победит силы зла, после чего человечество обретет бессмертие.
Можно ли при наличии всех этих совпадений считать митраизм 
и христианство подобными друг другу? Нет. Митраизм был элитаристской религией. Митраистский культ носил эзотерический характер и не предназначался для массового потребления. Сам Митра 
был богом плотской силы и особо почитался среди солдат. Христианство в социальном отношении выстраивалось на принципиально 
иной ценностной платформе. Оно оппонировало любому элитаризму и провозглашало равенство. Другое дело, что в истории 
Церкви часто происходила подмена, элитаристское перетолкование 
христианства в митраистском духе.
Для нас, тем не менее, важно, что еще в дохристианские времена 
на территории прото-России распространяются идеи, перекликающиеся с христианством. В этом отношении христианство здесь 
легло на почву, позволявшую воспринять его на фундаментальном 
уровне, что не получилось во многих других регионах мира.

САРМАТЫ И КУЛьТ БОГИНИ-МАТЕРИ

Сарматы в своих воззрениях многое восприняли от скифов. 
К таковым заимствованиям, например, относилось поклонение 
мечу, что в общественном преломлении соотносилось с моделью 
военной демократии. Но существовала и своя специфика, связанная с культом Богини-матери. Проводятся параллели между 
ней и эллинизированной шумерской и аккадской богиней Астартой 
(в шумеро-аккадской версии — Иштар). Другая параллель связывает ее образ с Афродитой с акцентированным в данном случае 
качеством — обманщицей. Культ Богини-матери служил обоснованием особого статуса, занимаемого в сарматском обществе женщинами. В греческой сакральной географии именно с сарматами 
соотносились мифы о государстве амазонок. Данное предание подкреплялось особой воинственностью сарматских женщин, которые, 
по свидетельству Геродота, не могли выйти замуж, пока не убивали 
врага.
Сарматский женский культ позволяет акцентировать проблему 
организации древних сообществ по типу матриархата с переходом 
к патриархату. Долгое время было принято считать матриархат 
универсальным периодом социогенеза народов. Сегодня многими 

антропологами заявляется другой подход, согласно которому в архаический период истории противоборствовали два типа религии — 
материнской и отцовской, определяя и различные типы организации общества. Данная объяснительная линия идет от швейцарского этнографа XIX в. Иогана Бахофена. Согласно Бахофену, ни 
экономика, ни политика не могут объяснить сущности общественных процессов. Главное, полагал он, в другом — идущей во все 
времена кровавой войне полов. Богиня-мать связывалась, как правило, с хтонической традицией, Бог-Отец — с почитанием Неба. 
Это столкновение Неба и Земли, богов, олицетворяющих небесные 
и земные силы, фиксируется в мифологии многих народов. У греков 
оно, в частности, выразилось в сюжете титаномахии. Последующие 
эзотерические традиции, с разной системой эзотерики, будут восходить к этому конфликтному разлому архаической эпохи. Сарматы 
в этой связи особенно интересны именно тем, что материнский религиозный тип был выражен у них наиболее определенно.
Апелляция к сарматскому прошлому в истории общественнополитической мысли проявится впоследствии в рамках мифологической репрезентации шляхетской элиты Речи Посполитой. Для 
отделения аристократии от масс населения среди польского дворянства был создан миф о его сарматском происхождении. Еще 
в XV в. польский историк Ян Длугош определил сарматов в качестве прародителей европейского рыцарства. Напротив, скифы, 
которым приписывались дикость и склонность к пьянству, подразумевались предками простолюдин и ряда народов, к каковым, естественно, относились русские. Теория, получившая название «сарматизм», сохраняла свое значение в самопозиционировании польской шляхты в XVIII–XIX вв.

КОЧЕВНИКИ ВЕЛИКОЙ СТЕПИ И ТЕНГРИАНСТВО

Наряду с индоевропейской религией маздеистского толка, 
другим источником генезиса интеллектуальной традиции в Евразии являлась разделяемая тюркскими и монгольскими евразийскими кочевыми народами религиозная доктрина — тенгрианство. 
Суть ее состояла в почитании безграничного неба, олицетворяемого 
богом Тенгри. Небо являлось и принципом выражения высшего 
космического и социального Закона. Особое значение в политическом преломлении имело учение о Кут — особой жизненной силе. 
Этой силой, небесной харизмой, наделяется высшая власть. 
Властная сакрализация в тенгрианской традиции связывалась 
именно с жизненной силой Кут, понимаемой как особый мандат 

Неба на правление. Считалось, что Небесная жизненная сила передается от правителя к правителю. Наличие этой силы — мандата 
Неба — являлось в понимании кочевников основанием властной 
легитимизации.
Особый интерес к тенгрианству в современной эпохе возник 
прежде всего в связи с публикацией трудов Л.Н. Гумилева. По мнению историка, тенгрианства придерживались все сменяющие друг 
друга в качестве доминантной силы кочевники Великой Степи — 
гунны, тюрки, монголы. Тенгрианство являлось религией созданной Чингисханом Монгольской империи. В дальнейшем тенгрианская традиция оказалась тесно переплетена с модифицированным 
под номадный тип жизнеустройства буддизмом.
Тенгрианское неоязычество получило сегодня широкое распространение среди интеллигенции тюркоязычных народов бывшего 
СССР. Генерируется проект единой пантенгрианской общности. 
Религия Тенгри прочно вошла в нарратив жанра фолк-хистори.
Тенгрианство, по всей видимости, оказало влияние на властный 
дискурс русского государства. Сверхвысокий уровень сакрализованности персональной власти в России соотносился с тенгрианской традицией легитимизации верховного правителя — обладателя божественной харизмы.

ГОТЫ И АРИАНСТВО

Третьим компонентом, определившим формирование дискурсивной традиции Евразии, стало христианство. Оно распространилось на территории прото-России задолго до принятой датировки 
крещения Руси. Одним из первых из государств, принявших христианство еще в начале IV в., явилось Боспорское царство. Также 
в это же время принимается готами. В Крыму учреждается готская 
митрополия. Епископ Ульфила переводит Библию на готский 
язык, закладывая основания национального подхода в строительстве Церкви. Готы в религиозной полемике выступали как приверженцы арианства, утверждавшего неединосущность Бога-Отца 
и Бога-Сына. Арианские идеи определялись попыткой установления иерархии в ипостасях Троицы и соотнесения христианства 
с эллинской философией. Иерархизм Троицы в арианстве экстраполировался на политическое устроение государства. Ариане имели 
шансы на победу и были поддержаны на ряде церковных соборов. 
Однако на Первом Константинопольском соборе 381 г. оно было 
окончательным соборным решением определено как ересь, со
К покупке доступен более свежий выпуск Перейти