Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Российская журналистика сегодня: социальная миссия и профессиональное мастерство

Покупка
Основная коллекция
Артикул: 717861.02.01
К покупке доступен более свежий выпуск Перейти
Данная монография — поиск ответов на вопросы, которые ставят перед современной российской журналистикой социальная и культурная ситуации современности. Авторы анализируют соотношение должного и сущего в реализации социальной миссии журналистики, системе журналистского образования, применении медиатехнологий, сфере журналистской этики, области языка и коммуникативных практик публичной сферы, области социальных эффектов, производимых средствами массовой информации. В качестве основной характеристики современного состояния отечественной журналистики констатируется противостояние и противоборство философских позиций и методологических обоснований; в сфере журналистского образования — противостояние инструментально-прагматической и гуманитарной парадигм; в создании современного медиаконтента — ориентация на творчество или на технологии; толерантность или этика в медиакоммуникации; определение лидерства в формировании общественного мнения и воспламенения проблемных зон. Предпринимается попытка комплексного осмысления ряда актуальных проблем современной российской медиасферы: ценностно-смысловых оснований и социальной роли журналистики; критериев журналистского мастерства и вопросов профессиональной этики; перспектив медиаобразования, языковых проблем современной коммуникации и факторов успешности речевого взаимодействия в медиапространстве. Предназначена для преподавателей кафедр и факультетов журналистики и других гуманитарных направлений, студентов соответствующих специальностей и всех интересующихся данным кругом вопросов.
Российская журналистика сегодня: социальная миссия и профессиональное мастерство : монография / И.В. Фотиева, Т.А. Семилет, Е.В. Лукашевич, В.В. Витвинчук ; под ред. И.В. Фотиевой. — Москва : ИНФРА-М, 2021. — 256 с. — (Научная мысль). — DOI 10.12737/1044192. - ISBN 978-5-16-015637-8. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/1238780 (дата обращения: 20.06.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
РОССИЙСКАЯ 

ЖУРНАЛИСТИКА 

СЕГОДНЯ

СОЦИАЛЬНАЯ МИССИЯ 
И ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ

МАСТЕРСТВО

Москва
ИНФРА-М

2021

МОНОГРАФИЯ

Под редакцией И.В. Фотиевой

И.В. ФОТИЕВА
Т.А. СЕМИЛЕТ

Е.В. ЛУКАШЕВИЧ
В.В. ВИТВИНЧУК

УДК [82-92+366.636](075.4)
ББК  76.01
 
Ф81

Фотиева И.В.

Ф81  
Российская журналистика сегодня: социальная миссия и профес
сиональное мастерство : монография / И.В. Фотиева, Т.А. Семилет, 
Е.В. Лукашевич, В.В. Витвинчук ; под ред. И.В. Фотиевой. — Москва : 
ИНФРА-М, 2021. — 256 с. — (Научная мысль). — DOI 10.12737/1044192.

ISBN 978-5-16-015637-8 (print)
ISBN 978-5-16-108033-7 (online)
Данная монография — поиск ответов на вопросы, которые ставят перед 

современной российской журналистикой социальная и культурная ситуации современности. Авторы анализируют соотношение должного и сущего 
в реализации социальной миссии журналистики, системе журналистского 
образования, применении медиатехнологий, сфере журналистской этики, 
области языка и коммуникативных практик публичной сферы, области социальных эффектов, производимых средствами массовой информации. 

В качестве основной характеристики современного состояния отечественной 

журналистики констатируется противостояние и противоборство философских 
позиций и методологических обоснований; в сфере журналистского образования — противостояние инструментально-прагматической и гуманитарной парадигм; в создании современного медиаконтента — ориентация на творчество или на 
технологии; толерантность или этика в медиакоммуникации; определение лидерства в формировании общественного мнения и воспламенения проблемных зон.

Предпринимается попытка комплексного осмысления ряда актуальных 

проблем современной российской медиасферы: ценностно-смысловых 
оснований и социальной роли журналистики; критериев журналистского 
мастерства и вопросов профессиональной этики; перспектив медиаобразования, языковых проблем современной коммуникации и факторов успешности речевого взаимодействия в медиапространстве.

Предназначена для преподавателей кафедр и факультетов журналисти
ки и других гуманитарных направлений, студентов соответствующих специальностей и всех интересующихся данным кругом вопросов.

УДК [82-92+366.636](075.4)

ББК 76.01

ISBN 978-5-16-015637-8 (print)
ISBN 978-5-16-108033-7 (online)

© Фотиева И.В., Семилет Т.А., 

Лукашевич Е.В., Витвинчук В.В., 2020

А в т о р ы:

Фотиева И.В., доктор философских наук, доцент (гл. 1: 1.1, 1.5; 

гл. 3; гл. 4; гл. 6: 6.1);

Семилет Т.А., доктор философских наук, профессор (гл. 1: 1.4; гл. 2; 

гл. 6: 6.2, 6.3);

Лукашевич Е.В., доктор филологических наук, профессор (гл. 1: 1.5; 

гл. 5; гл. 6: 6.3);

Витвинчук В.В., кандидат филологических наук (гл. 1: 1.2, 1.3)

Р е ц е н з е н т ы :

Иванов А.В., доктор философских наук, профессор Алтайского го
сударственного аграрного университета;

Попов Е.А., доктор философских наук, профессор, заведующий ка
федрой общей социологии  Алтайского государственного университета

Глава 1
ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ЖУРНАЛИСТИКА: 
СПЕЦИФИКА РЕАЛИЗАЦИИ СОЦИАЛЬНОЙ 
МИССИИ

1.1. СОЦИАЛЬНАЯ МИССИЯ ЖУРНАЛИСТИКИ: 
ПОЛЯРНОСТЬ ПОДХОДОВ

В последние десятилетия журналистская профессия является 
предметом бурных обсуждений и дискуссий. На наш взгляд, в них 
все более утверждается некий крен в сторону технологизма, операционализма и «рыночности», что усугубляет негативные социальные тенденции как в нашей стране, так и во всем мире.
Сегодня практически все авторы делают акцент на то, что «развитие 
новых информационных технологических платформ влечет за собой 
неизбежную трансформацию массмедиа»1. В качестве главных факторов здесь выделяют, во-первых, новые и постоянно растущие требования аудитории и к скорости «поставки» информации, и к формам 
ее представления (удобным как для поиска, так и для восприятия), 
и к наличию различных информационных сервисов. Во-вторых, особо 
подчеркивается качественное изменение в характере взаимодействия 
СМИ и аудитории. Как принято считать, сегодня читатель/слушатель/зритель превратился из пассивного потребителя информации 
в активного, причем не только потребителя, но и производителя. 
В-третьих, естественным следствием сказанного стало появление 
и бурное развитие так называемой гражданской журналистики — 
то есть массива интернет-ресурсов, создаваемых и поддерживаемых 
представителями самой аудитории, с которыми профессиональные 
СМИ вынуждены вступать в диалог и в той или иной форме включать 
их в сферу своей профессиональной деятельности. И, в-четвертых, 
стало уже традиционным говорить о формировании «человека медийного», который не только хорошо ориентируется в информационной 
среде, но и предъявляет к ней все более высокие требования.
Соответственно, чтобы заинтересовать такого потребителя, 
привлечь его именно к своему ресурсу, СМИ вынуждены максимально приспосабливаться к этим растущим требованиям, и здесь 
на первый план выдвигается, как уже сказано, овладение новыми 

1 
Пургин Ю.П. Медиадом. Развитие концепции информационного взаимодействия с местным сообществом // Вестник Московского университета. 
Серия 10: Журналистика. № 1. 2013. С. 29–39. С. 29.

технологиями и оптимизация организации труда. В частности, некоей панацеей для многих предстает максимально полная реализация принципов мультимедийности и конвергентности. «Дает ли 
книга возможности для навигации? Безусловно, дает. Однако эта 
навигация неудобна, так как навязывает читателю определенный 
сплошной строй текста, в котором для навигации используются 
специальные указатели — оглавление, деление на главы, предметные указатели. Но такая навигация не экономит время читателя, заставляя перелистывать сотни страниц в поисках нужного 
элемента. Мультимедиадокумент облегчает поиск и навигацию, 
а также предоставляет больше возможностей для создания собственного порядка чтения и перемещения по документу»1. При 
этом интерес аудитории «…перераспределяется в пользу индивидуальных и интерактивных СМИ (не только из-за того, что они 
более наглядны, но и потому что их потребление более индивидуально и дискретно — человек может потреблять их на бегу). При 
этом проигрывают традиционные СМИ, в первую очередь те, которые предполагают внимательное изучение2». Соответственно, 
меняется и организация работы СМИ. По мнению Н. Лосевой, 
перестройка редакции предполагает: появление новых специальностей; изменение цикла производства материалов и публикации 
(стремление к синхронизации события и сообщения о нем, планирование истории сразу в нескольких форматах, подгонка циклов 
производства разных «инфомолекул»); изменение принципов планирования и продвижения материалов; приобретение и развитие 
новых навыков для корреспондентов и редакторов (работа с аудио-, 
видео- и фототехникой, умение собирать материал для инфографики, освоение новых жанров: аудиослайд-шоу, мультимедиарепортаж и др.); производство как «инфомолекул», так и собранных 
мультимедиаисторий для различных платформ и многое другое3.
Но во всем этом масштабном движении «к новым горизонтам» 
внимание исследователей сосредотачивается на вопросе «как», 
но не на основном вопросе «что» — что именно получает аудитория 
в результате этих титанических усилий СМИ следовать духу вре
1 
Кирия И. Что такое мультимедиа? // Журналистика и конвергенция: почему и как традиционные СМИ превращаются в мультимедийные. М.: Аспект-Пресс, 2010. С. 13–30. С. 18.
2 
Кирия И. Мультимедиа и новые принципы новостей // Журналистика 
и конвергенция: почему и как традиционные СМИ превращаются в мультимедийные. М.: Аспект-Пресс, 2010. С. 30–48. С. 35.
3 
Лосева Н. Конвергенция: перестройка бизнес-моделей, редакционного 
пространства и «мозгов» // Журналистика и конвергенция: почему и как 
традиционные СМИ превращаются в мультимедийные. М.: Аспект-Пресс, 
2010. С. 69–79. С. 72.

мени? Иными словами, происходит трансформация базовых понятий и представлений «классической» журналистики — таких, как 
качество продукции, профессионализм журналиста, социальная 
роль (миссия) журналистики в целом. При этом многие авторы 
и особенно практикующие журналисты либо объявляют утопическими все попытки согласовать новые тенденции с этими классическими представлениями, либо, еще чаще, попросту игнорируют.
Рассмотрим более подробно основные компоненты вектора сегодняшних трансформаций.
Начнем с качества журналистского продукта. Сегодня высокое качество определяется несколькими критериями: а) соответствие тематическому запросу потребителя; б) удобство «упаковки» (именуемое почему-то прижившимся термином «юзабилити», невозможно звучащим 
в русском языке), включающее, помимо легкости восприятия, обеспечиваемой мультимедийностью и множеством журналистских приемов, 
наличие информационных сервисов, которые либо непосредственно 
сопровождают сообщение (начиная с гиперссылок), либо предоставляются данным информационным ресурсом в целом (словари, базы и пр.); 
в) скорость «доставки». Профессионализм журналиста, соответственно, 
включает умения: а) максимально быстро найти нужную информацию, 
б) произвести ее первичную «упаковку» в «инфомолекулу», в) работать 
в команде, г) оперировать новейшими технологиями для подготовки 
различных видов «инфомолекул» (аудио, видео и пр.).
При этом, что весьма показательно, главнейший критерий 
и подлинно высокого качества, и истинного профессионализма, 
а именно, достоверность информации, — включающая, подчеркнем, 
не только отсутствие прямой лжи, но и неангажированность в подборе самих фактов, в расстановке акцентов, а также предполагающая не просто «натасканность», но глубокое знание предмета — 
практически не обсуждается. В лучшем случае речь идет лишь 
о недопустимости прямой лжи, в худших же случаях даже и она 
часто не считается грехом. Как писала еще в 2004 году С. Пасти, 
обобщая результаты своего исследования, «…большинство постсоветских журналистов… вынуждены действовать согласно политике 
их издания, проводимой в интересах властей и других влиятельных 
групп в обществе… Молодежь пришла в журналистику, имея прагматические персональные цели: заработать, найти лучшие жизненные перспективы, удовлетворить творческие амбиции. И поэтому она принимает те правила игры, которые существуют… Часть 
из них считает, что в журналистской профессии нет ценностей, 
как таковых, а понятие морали едва ли к ней применимо»1. Неу
1 
Пасти С. Российский журналист в контексте перемен: Медиа Санкт-Петербурга: монография / под ред. Д.П. Гавры. Тампере: University of Tampere, 
2004. 170 с. С. 153.

дивительно, — продолжает автор, — что большинство при этом 
«…оправдывают ложь в период выборных кампаний и в других 
ситуациях, требующих лжи. Как элемент профессии ложь оправдывается творческой природой журналистики… Журналисты 
практически единогласно оправдывают коррупцию в профессиональной работе и в обществе в целом… Их главный аргумент — 
что все вокруг коррумпировано и зависимо и просто нет другого 
пути, чтобы выйти из бедности. Журналистика и сами журналисты 
стали товаром, а непрофессионала не купит никто… Оба поколения 
идентифицируют профессионализм как техническое мастерство, 
не включая в эту характеристику этические нормы. Продажность — 
товарность журналиста они рассматривают как оценку его профессионализма на рынке труда»1.
Что касается миссии журналистики, то здесь ситуация несколько 
сложнее. Многие исследователи, с одной стороны, порицают коррумпированность журналистов, выдвижение ими на первый план 
личных карьерных интересов, забвение социальной роли своей 
профессии. Но в то же время они нередко отвергают культурнопросветительскую миссию, которая включает не просто информирование аудитории и создание пространства для свободного обмена 
мнениями, но и сознательное утверждение базовых нравственных 
и культурных ценностей. И это понятно: на протяжении всего прошедшего столетия идея о том, что существует некая более или менее 
объективная иерархия ценностей, «ordo amoris», поддерживалась 
сравнительно узкой группой авторов (представителями русской 
религиозной философии, М. Шелером, Н. Гартманом, П. Тейяром 
де Шарденом и др.). Большинство же приняло позицию ценностноэтического релятивизма, нашедшую свое завершение в философии 
постмодернизма, о чем мы еще будем говорить.
Соответственно, и журналистика восприняла этот релятивизм, 
но, к счастью, похоже, не в полной мере. Показательна в этом отношении дискуссия, фрагменты которой (высказывания ряда тюменских журналистов) приводит Л.Г. Свитич:
«“Сегодня происходит кардинальная переоценка смысла как 
профессионализма, так и гражданственности, их места в ценностном мире журналистики. Речь идет о заметной тенденции 
в трактовке природы журналистики — сведении профессионализма 
в журналистике к сервису ремесленника, умеющего создавать товар 
на потребу масс и продвигать его на рынок”.
“Позволю себе разделить с кем-то мнение, что характеристика 
журналистики как сервисной профессии не так уж и цинична. 

1 
Пасти С. Российский журналист в контексте перемен: Медиа Санкт-Петербурга: монография / под ред. Д.П. Гавры. Тампере: University of Tampere, 
2004. 170 с. С. 153.

Но она не исчерпывающа. И еще: не надо путать свободу слова 
и вседозволенность. Готов разделить суждение о том, что гражданственность журналиста без профессионализма декларативна, бессильна; профессионализм без гражданственности — ремесло циника”.
“Речь идет о том, что и миссия, и технология профессионала — 
быть соучастником аудитории в осмыслении проблем, которые 
волнуют общественность. Этот вариант, на мой взгляд, снимает 
противоречие между “сервисным” и “высоким”. Если аудиторию 
волнуют некие проблемы, значит, она хочет о них читать, значит, 
“заказ” есть, значит, газету купят. А дело журналиста — разобраться 
в проблеме по-настоящему хорошо”.
“По поводу ответа на вопрос о миссии современной журналистики я нахожусь где-то посередине. Потому что рассуждение 
о “гражданском”, “высоком” иногда повод не интересоваться потребностями читателя, оправдание для собственной невостребованности. С другой стороны, “сервисная” — тоже отговорка 
для тех, кто не хочет вникнуть в реальные проблемы… И потом, 
иногда, даже довольно часто, “формат” (одно из священных слов 
для адептов “пластмассовой журналистики”) — это последнее прибежище для бездарности. За словом “формат” (которое мне тоже 
кажется вполне серьезным, требующим уважения словом) часто 
прячется достаточно циничная, но популярная сейчас мысль, что 
потребителей СМИ следует рассортировать для удобства рекламирования им предметов потребления. Мне кажется, честный журналист вслух говорит “сервисная”, но про себя все-таки знает, что 
“гражданская”»1.
Попробуем теперь сделать некоторые предварительные выводы. 
Разумеется, технологический фактор мощнейшим образом влияет 
на запросы аудитории, на формирование социальных групп и сообществ, связанных лишь теми или иными интересами и не ограниченных пространственными и иными рамками. Все эти процессы 
необходимо учитывать, и об этом уже многое сказано. Но чаще всего 
в этих дискуссиях и обсуждениях остаются за скобками другие социальные факторы и тенденции, о которых на самом деле вот уже 
второй век не устает твердить целый ряд социологов, философов, философствующих естественников, общественных деятелей. А именно: 
продолжающиеся тенденции «омассовления» общества, отмеченные 
еще в первой половине XX века. Уровень культуры, образования, 
общей эрудиции постоянно падает как в нашей стране, так и в так называемых развитых странах, что отмечают многие социологические 
и психологические исследования. «Массовый» человек, как известно, 

1 
Свитич Л. Миссия журналистики: поле понятий и терминов // Акценты. 
2013. № 1. С. 16–36. С. 31.

не является личностью в подлинном смысле этого слова: не имеет 
устойчивой и продуманной системы ценностей и убеждений, а, следовательно, лишен стратегических целей своего бытия; не способен 
сформировать целостную картину мира и ориентироваться в мире, 
легко становится объектом манипулирования.
При этом напомним, что и сам процесс «омассовления» не случаен. Он обусловлен, с одной стороны, целенаправленными действиями политических и финансовых элит, тотальным внедрением 
«рыночной идеологии» (о тупиковости которой блестяще писал 
еще Э. Фромм), а, с другой стороны, тем, что формирование личности из биологического индивида требует не только благоприятной среды, но и усилий самого индивида. В ситуации насаждения 
нового гедонизма многие люди оказываются не способными ему 
противостоять и самостоятельно совершать эти усилия. Собственно говоря, именно в этом всегда и состояла роль подлинной 
культуры — создавать не только «питательную среду» в виде высоких образцов и ценностей, но и стимулы для внутреннего роста; 
массовая же культура (которую культурой можно назвать лишь 
условно) ориентирует человека именно на состояние «полуфабриката», недо-личности.
Применительно к СМИ все сказанное означает:
 
– ложность или по меньшей мере ограниченность жесткой 
установки на «интересы аудитории» в силу все большей 
востребованности не серьезных, качественных материалов, 
а развлекательной и отвлекающей псевдоинформации, точнее 
говоря информационного шума. Авторы, отстаивающие эту 
установку, видимо забывают или игнорируют очевидный 
факт: не только спрос рождает предложение, но и предложение формирует спрос; иными словами, как многократно 
было сказано, СМИ могут и должны не только идти за аудиторией, но и вести ее за собой;
 
– активность аудитории, о которой сегодня много говорят, 
является чаще всего псевдоактивностью, так как у «массового человека» меняется сама цель информационного 
поиска и, в целом, поведения в информационном пространстве. Вместо стремления найти, осмыслить и использовать ту информацию, которая дополнит и скорректирует уже имеющуюся у личности картину мира — человек 
ищет всевозможные «симулякры», преследуя единственную 
цель — заполнить внутреннюю пустоту и создать иллюзию 
«приобщенности к потоку жизни». Об этом уже давно 
и многое сказано, и не только в научных работах, но и в известных антиутопиях: сегодняшняя реальность все более напоминает, скажем, роман Р. Брэдберри «451ᵒ по Фаренгейту»;

– СМИ, все более приспосабливаясь к этой массовой аудитории, превращаются даже не в вожделенную «фабрику 
по производству контента», а в «фабрику по производству 
псевдоконтента», ничем не отличающегося от других псевдотоваров, которыми сегодня заполнен рынок и которые удовлетворяют иллюзорные псевдопотребности. В финале 
развития этой тенденции все дискуссии прекратятся; единственной признанной целью СМИ станет получение прибыли, и, соответственно, о журналистике как таковой говорить уже не придется;
 
– сами по себе технологические и организационные усовершенствования никоим образом не гарантируют качества продукта, 
если нет качественного исходного материала. А таковым 
в журналистике является, прежде всего, сам журналист — как 
личность, как (в идеале) носитель знаний, ценностей, смыслов, которые гарантируют и широкий кругозор, и верность 
взгляда; помогают ему вычленить из информационного потока действительно важное и нужное, глубоко проанализировать, точно расставить акценты и в конечном итоге — внести 
нечто действительно новое и нужное в представления читающего (смотрящего, слушающего); обогатить его картину мира. 
В условиях же рыночно-технологического пресса, погони 
за рейтингом и прибылью журналист превращается именно 
в винтик искомой «фабрики» — хотя бы из-за нехватки времени для того, чтобы осмыслить те события и факты, которые 
ему удалось добыть, не говоря уж о постоянном повышении 
своего культурного и интеллектуального уровня.
По этому поводу нередко приходится слышать следующие возражения.
Первое связано с необходимостью выживать, а значит, не раздумывая следовать интересам массовой аудитории, «наступив 
на горло собственной песне». Но в действительности речь чаще 
всего идет не о выживании и даже не о получении разумной прибыли, а о сверхприбылях, так как собственники СМИ расценивают 
свое предприятие как чисто коммерческое. Но в этом случае, повторим, вряд ли вообще следует вести речь о качественной журналистике. Отметим в связи с этим, что не только в журналистике 
ориентация на прибыль, а не на подлинные потребности общества, 
по мнению многих экономистов, является неустранимым пороком 
современных господствующих моделей экономики и что действительно качественные товары выпускают лишь фирмы, сохранившие 
представление о своей социальной миссии, которой нельзя поступиться даже ради сверхприбылей. Если же поставить прибыль 
на второй план и следовать духу и целям общественного служения, 

просвещения и личного творчества, то при рациональной организации труда сверхприбылей не будет, но выживание можно обеспечить. «Не продается вдохновенье, но можно рукопись продать», 
и именно непродажное вдохновенье гарантирует качество рукописи 
и ее дальнейшую востребованность — не «массой, но элитой», которая на самом деле и определяет социальные процессы.
Здесь мы уже частично ответили на второе возражение, которое 
звучит следующим образом: ваши рассуждения, возможно, и верны, 
но бесполезны, ибо таковы требования времени. На наш взгляд, такая 
установка может быть названа социальным фатализмом. Его ложность 
опровергается всей исторической практикой, многократно демонстрировавшей неожиданные и резкие повороты социальных процессов под 
влиянием самых разных факторов — в том числе, под влиянием малых 
групп «пассионариев», пользуясь термином Л.Н. Гумилева. Поэтому 
все «вызовы времени» и социальные тенденции необходимо не слепо 
принимать и адаптироваться к ним, а оценивать как благоприятные 
или неблагоприятные для развития общества — для чего, соответственно, вырабатывать критерии на основе всей громадной суммы 
знаний и опыта, накопленных человечеством и, к сожалению, сплошь 
и рядом забываемых или игнорируемых.

1.2. ИНТЕНСИФИКАЦИЯ ИНФОРМАЦИОННОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ 
И ТРАНСФОРМАЦИЯ СОЦИАЛЬНОЙ РОЛИ ЖУРНАЛИСТИКИ

После краткого введения в тему, представленного в первом параграфе, рассмотрим вопрос о социальной роли, или миссии журналистики более детально, представив здесь обзор взглядов отечественных исследователей на данную проблему.
Российская журналистика с момента своего возникновения 
функционировала под знаком социальной миссии — общественного предназначения, предполагающего служение интересам 
отечества и народа. Социальная миссия журналистики не раз отмечалась классиками отечественной литературы, внесшими значительный вклад в разработку принципов и общественных ориентиров прессы. Известны утверждения В.Г. Белинского, постулировавшего идеи «пользы отечеству», «развития читательской 
аудитории», «просвещения»; того, что журналист должен быть 
не просто повествователем, но еще и активным борцом в отстаивании передовых убеждений: «Вы хотите издавать журнал, с тем, 
чтобы делать пользу своему отечеству, так узнайте ж прежде всего 
его главные, настоящие текущие потребности»1. М.Е. Салтыков
1 
Белинский В.Г. Ничто о ничем, или Отчет г. издателю «Телескопа» за последнее полугодие (1835) русской литературы // Белинский В.Г. Полн. 
собр. соч.: в 13 т. М.: Изд-во Академии наук, 1953. С. 7–50. С. 46.

К покупке доступен более свежий выпуск Перейти