Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Структурная трансформация и устойчивость производственных систем

Покупка
Основная коллекция
Артикул: 186750.04.01
Доступ онлайн
от 112 ₽
В корзину
В монографии рассмотрены теоретические и финансово-экономические основы инвестиционной привлекательности. Показаны основные подходы к оценке инвестиционной привлекательности рекреационных районов. Определены тенденции развития инвестиционной деятельности рекреационных районов Краснодарского края. Сформулирован концептуальный подход к формированию механизма управления инвестиционной привлекательностью, предложена и обоснована система показателей оценки инвестиционной привлекательности рекреационного района. Книга предназначена для специалистов и руководителей организаций туристско-рекреационного комплекса, научных работников и преподавателей учебных заведений, студентов экономических вузов и слушателей курсов повышения квалификации.
Кузьбожев, Э. Н. Структурная трансформация и устойчивость производственных систем : монография / Э.Н. Кузьбожев, О.В. Шугаева.— М. : ИНФРА-М, 2018.— 92с. — (Научная мысль). - ISBN 978-5-16-005714-9. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/920540 (дата обращения: 21.07.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
Москва
ИНФРА-М
2018

СТРУКТУРНАЯ
ТРАНСФОРМАЦИЯ
И УСТОЙЧИВОСТЬ
ПРОИЗВОДСТВЕННЫХ
СИСТЕМ

Ý.Í. ÊÓÇÜÁÎÆÅÂ, Î.Â. ØÓÃÀÅÂÀ

Монография
Монография

Кузьбожев Э.Н.
Структурная трансформация и устойчивость производственных систем : монография / Э.Н. Кузьбожев, О.В. Шугаева. — 
М. : ИНФРА- М, 2018. — 92 с.  — (Научная мысль).

ISBN 978-5-16-005714-9

В монографии рассмотрены теоретические и финансово-экономические основы инвестиционной привлекательности. Показаны основные подходы к оценке инвестиционной привлекательности рекреационных районов. Определены тенденции развития инвестиционной деятельности рекреационных районов Краснодарского края. 
Сформулирован концептуальный подход к формированию механизма управления инвестиционной привлекательностью, предложена и 
обоснована система показателей оценки инвестиционной привлекательности рекреационного района. 
Книга предназначена для специалистов и руководителей организаций туристско-рекреационного комплекса, научных работников и 
преподавателей учебных заведений, студентов экономических вузов и 
слушателей курсов повышения квалификации.

ББК 65.433

ISBN 978-5-16-0055714-9
©   Кузьбожев Э.Н., Шугаева О.В., 2012

К89

УДК 379.85(075.4)
ББК 65.433
 
К89

Рецензенты:
Преображенский Б.Г., д-р экон. наук, профессор, зав. кафедрой 
экономики, финансов и менеджмента, директор Воронежского 
филиала Российской академии государственной службы
при Президенте Российской Федерации;
Рисин И. Е., д-р  экон. наук, профессор, заведующий кафедрой 
региональной экономики и территориального управления 
Воронежского государственного университета

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 4

ГЛАВА 1. СУЩНОСТЬ КАТЕГОРИИ «УСТОЙЧИВОСТЬ 
ПРОИЗВОДСТВЕННОЙ СИСТЕМЫ» . . . . . . . . . . . 6
1.1. Характеристика производственной 
системы . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 6
1.2. Устойчивое развитие производственной 
системы . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 19
1.3. Динамика регионального производства, 
неустойчивость и кризис . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 30

ГЛАВА 2. СТРУКТУРА И УСТОЙЧИВОСТЬ 
ПРОИЗВОДСТВЕННОЙ СИСТЕМЫ . . . . . . . . . . . 39
2.1. Энтропия и ее влияние на устойчивость 
производственной системы . . . . . . . . . . . . . . . . . 39
2.2. Симметрия и равновесное состояние 
производственной системы . . . . . . . . . . . . . . . . . 46
2.3. Синергетический эффект, точка 
бифуркации и самоорганизация 
производственной системы . . . . . . . . . . . . . . . . . 53

ГЛАВА 3. РЕГУЛИРОВАНИЕ УСТОЙЧИВОСТИ 
ПРОИЗВОДСТВЕННОЙ СИСТЕМЫ . . . . . . . . . . . 60
3.1. Выявление цикличности в развитии 
экономических систем . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 60
3.2. Аналитическое исследование волновой 
динамики . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 63
3.3. Стратифицированная модель 
расширенного воспроизводства . . . . . . . . . . . . . 71

Заключение . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 91

Библиографический список  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 93

3

ВВЕДЕНИЕ 
 
Преодоление системных экономических кризисов, затронувших 
на рубеже 20-21 веков практически все сферы мирового производства, требует существенной корректировки направлений реформирования предприятий, их организационной структуры и методов хозяйствования. И это актуализирует исследования по устойчивому 
развитию производственных систем (ПС), а в перспективе - создание 
соответствующей теории. Такой теории пока нет: впервые разговор 
об устойчивости в начале 20-го века завел наш соотечественник В.В. 
Вернадский. Именно он  выдвинул концепцию ноосферы, в основе 
которой находилась идея устойчивого взаимодействия общества и 
природы. В 1970-е годы концепция устойчивого развития была отчетливо сформулирована коллективом ученых при участии Д. Форрестера, Д. Медоуза под названием теории «пределов роста». 
Но и прежде частные вопросы «устойчивости» обсуждались в работах ученых различных эпох, начиная с Аристотеля и Декарта. Заметные вклады внесли и российские ученые А.А.Богданов, Н.И. Бухарин, В.И. Вернадский, Н.Д. Кондратьев,  М.А.. Ляпунов, Н.Н. 
Моисеев. Анализ их наследия выявил, что вопросы обеспечения устойчивого развития ПС наиболее глубоко проработаны на макроэкономическом уровне, но недостаточно учитывают мезо и - микроэкономические особенности функционирования ПС, занимающие промежуточное положение между техническими и социальными системами. 
Особенностью социального познания является его преимущественная ориентация на «качественную окраску событий». Явления 
исследуются главным образом со стороны качества, а не количества. 
Поэтому удельный вес количественных методов в социальном познании намного меньше, чем в науках естественно-математического 
цикла. Однако и здесь все шире применяется математизация, компьютеризация, формализация знания и т.п.  
В социальном познании «нельзя пользоваться ни микроскопом, 
ни химическими реактивами», ни тем более сложнейшим научным 
оборудованием - все это должна заменить способность к абстракции. 
Поэтому в подобных исследованиях велика роль мышления, его 
форм и методов. Если в естествознании формой изучения объекта 
является монолог (ибо «природа молчит»), то в гуманитарном познании - это диалог (личностей, текстов, культур и т.п.). Диалогическая природа социального познания наиболее полно выражается в 
процедурах понимания. Если классификация наук - их расчленение 
«по вертикали», то периодизация - это развертывание «по горизонтали», т.е. по оси времени в форме определенных, следующих друг 
за другом, исторических периодов (ступеней, фаз, этапов). Поэтому 
использование на современном этапе традиционных методов диф
ференцированных исследований объектов по частям путем выделения в них отдельных аспектов и проблем ведут к подмене единого 
целого фрагментами. Появляются предпосылки к неверным оценкам 
решаемых проблем, к неустойчивости процесса принятия и реализации управленческих решений. В этой связи усиливается значение 
системного подхода, позволяющего всесторонне раскрыть исследуемые проблемы.  
Адекватное моделирование и последующее прогнозирование 
процессов, происходящих в производственных системах, затруднено 
из-за отсутствия полных и достоверных сведений как о самой ПС и 
внешней среде, так и о процессах, которые в них происходят; несовершенством используемого инструментария при изучении систем, 
ошибками моделирования, вычислительной сложностью и т.д. И это 
нередко мешает  формулированию обоснованных выводов о ходе 
развития ПС и конечных результатах их функционирования. 
В этой монографии уточнены результаты исследований, опубликованных ранее в работе: Шугаева О.В., Кузьбожев Э.Н. Устойчивость производственных систем и системных структур. – Курск: Деловая полиграфия, 2010.  
В 
первом 
разделе 
изложены 
особенности 
структурнофункциональной организации ПС, сформулированы специфические 
аспекты устойчивого развития социально-экономических систем, 
выделены виды устойчивости ПС и факторы, оказывающие на них 
наибольшее влияние. 
Во втором разделе рассмотрены направления изучения ПС с позиций диалектического и синергетического подходов к научному 
познанию, показано влияние структурной симметрии и энтропийного производства на устойчивость функционирования ПС, сформулированы условия их самоорганизации. 
В третьем разделе обсуждены методические приемы, ориентированные на повышение устойчивости ПС при расширенном воспроизводстве. 
Таким образом, два первых раздела содержат элементы теории и 
методологии изучения «устойчивости» производственных систем. 
Третий раздел – его второй и третий подразделы - посвящены апробации важнейших теоретических результатов, имеющих отношение 
к расширенному воспроизводству. 
E-mail: Olga.sop@mail.ru

Глава 1. 
СУЩНОСТЬ КАТЕГОРИИ «УСТОЙЧИВОСТЬ 
ПРОИЗВОДСТВЕННОЙ СИСТЕМЫ» 
 
1.1. Характеристика производственной системы  
 
Формирование системного подхода - важнейшего методологического направления науки - относят к рубежу 19-20 веков, т.е. ко времени возникновения потребности в принципиально новой парадигме 
научного познания, ориентированной на изучение внутренних механизмов жизнедеятельности сложных объектов. 
Значительный вклад в становление системного подхода внес А. 
А. Богданов. В своей работе «Всеобщая организационная наука (тектология)» он впервые обозначил его общие принципы [3]. 
По мнению Богданова, системный подход - это методология, сводимая к охвату всей сферы познания, а не только к сосредоточению 
внимания на отдельных (частных) участках, входящих в эту сферу. 
Специфика системного подхода выражается в стремлении исследователей создать целостную картину объекта.  Согласно Богданову, 
системный подход должен предусматривать: 
- исследование структуры системы, т. е. состава ее частей и связей (отношений) между ними, выявление существенных связей; 
- выделение свойств, присущих системе в целом; выявление независимых свойств, определяемых суммой соответствующих свойств 
системных частей; 
- определение (или уточнение) целей системы, проверку соответствия им целей функционирования системных частей; 
- исследование взаимодействия системы с внешней средой, изучение последствий взаимодействия системы и среды; 
- учет фактора времени, процессов развития и совершенствования 
системы, исследование внутренних противоречий как движущих сил 
развития и т.д. 
В основу понятия «система» (от греч. systema – «составленное, 
соединённое из частей») на первом этапе были положены лишь две 
составляющие – 1) элементы (части, компоненты) ai = А и 2) связи 
(отношения) между ними rj = R. К примеру, Л. фон Берталанфи определял систему как «комплекс взаимодействующих компонентов» 
или как «совокупность элементов, находящихся в определённых отношениях друг с другом и со средой». Позже для уточнения элементов и связей в это определение было включено понятие «свойства», 
дополняющее сущность элемента. Затем А.И. Уёмов предложил делить «свойства» на две группы: свойства, характеризующие элементы; свойства, характеризующие связи.  

Начиная с 70-х годов 20-го века в системных науках произошли 
структурные и методологические изменения. Прежде всего это затронуло определение «системы». В неявном виде в него было введено первое из нематериальных понятий – цель. В определениях В.И. 
Вернадского и П.К. Анохина цель уже представлялась в виде конечного результата, системообразующего критерия, функции.  
Кроме понятия «цель» было введено новое понятие – «организованность», терминологически производное от позднелатинского 
organizo «устраиваю, сообщаю стройный вид». Таким образом, в 
описании системы появилась новая сущность, хотя и не отражающая 
пока формулировку системы как объекта.  
После  этих  дополнений  понятие  «система»  в  системных  науках разрослось  и  стало  включать в себя такие «уточнения»: А - 
элементы (части, компоненты); R - связи (отношения) между ними, 
среда - SR, интервал времени  -  ΔT,  совокупность  частных  целей  
Z.  В  определении  В.Н. Сагатовского: система – «конечное множество функциональных элементов и отношений между ними, выделенное из среды в соответствии с определённой целью в рамках определённого интервала». 
Разные исследователи систему определяют по-разному, но чаще 
подразумевается, что она представляет собой определенное множество взаимосвязанных элементов, образующих устойчивое единство 
и целенаправленность, обладающее интегральными свойствами и 
закономерностями [37]. 
В советском энциклопедическом словаре «система» определяется 
узко - как множество элементов, находящихся в отношениях и связях друг с другом, образующих определенную целостность, единство [47].  
В трактовке академика Анохина «…системой можно назвать 
только такой комплекс избирательно - вовлеченных компонентов, у 
которых взаимодействие и взаимоотношения приобретают характер 
взаимосодействия компонентов на получение фокусированного полезного результата» [1, с. 8]. Это определение тяготеет к приведенным, но имеет и ограничения:  
«…только такой комплекс избирательно-вовлеченных компонентов…» - следовательно, не все компоненты объекта могут считаться 
элементами системы; 
 «…у которых взаимодействие и взаимоотношения приобретают 
характер взаимосодействия компонентов…» - этим ограничением 
подчеркивается, что, речь должна идти не о любой «совокупности 
взаимодействующих компонентов», а лишь совокупности взаимосодействующих для чего-то конкретного и определенного; 
- «...на получение фокусированного полезного результата». - 
Этим подчеркивается, что вовлечение компонентов или их выбор из 

имеющегося множества происходит на основе исходной потребности.  
По определению, данному В.И. Вернадским,  система представляет собой совокупность различных взаимодействующих функциональных единиц (биологических, в том числе человеческих, машинных, информационных, естественных), связанных со средой и служащих достижению общей цели посредством преобразований материалов, энергии и управления ими [9]. 
Не любой объект, включающий различные части, может считаться системой. Обязательным системным признаком является наличие 
«целого», состоящего из частей,  реструктурированных на общую 
цель (задачи) для получения конкретного результата.  
Целостность для любой системы играет важную роль; можно говорить - является «родовым признаком» системы. Объект, состоящий из нескольких выделенных частей, обладает целостностью, если: 
в результате взаимодействия частей образуется новое качество, 
отсутствующее у частей; 
каждая составная часть приобретает системные свойства, не характерные для элемента вне его нахождения в системе; 
любое вычленение объекта из целого приводит к получению другого объекта. 
С целостностью связано понятие эмерджентности, предполагающей наличие качеств (свойств), которые присущи системе в целом, 
но не свойственны ни одному из ее элементов в отдельности. Таким 
образом, эмерджентность (англ. emergence — возникновение, появление нового) в теории систем - это наличие у какой-либо системы 
особых свойств, не присущих её подсистемам и блокам и даже сумме элементов, не связанных особыми системообразующими связями; 
несводимость свойств системы к сумме свойств её компонентов. 
Связанность принято рассматривать как признак, свидетельствующий о том, что целостные свойства изучаемого объекта формируются за счет отношений, связей и взаимодействий. С одной стороны, отношения инициируют образование связей и взаимодействий, с 
другой – сами являются результатом возникновения связей в процессе взаимодействий. В системах, элементы которых обладают  
внутренней связанностью,  возможна  и внешняя связанность, т.е. 
возникновение отношений, связей и взаимодействий этого системного образования с окружающей средой. Среда способна оказывать 
положительное воздействие на функционирование и развитие системы и, наоборот, снижать ее эффективность и даже быть разрушающей и губительной. 
Признак неаддитивности (от лат. additivus – получаемый путем 
сложения) проявляется в том,  что свойства системного объекта не 
сводятся лишь к свойствам его частей или выводимых лишь из них. 

Другими словами, если изучаемый объект представляется в исследовании системой, то при любом способе его разделения на части невозможно выявить целостные свойства. 
Неаддитивность может быть следствием синергетического эффекта* (от греч. synergeia – содружественное, совместное). В процессе взаимодействия объектов, объединенных в систему, происходит 
их самосинхронизация; под воздействием факторов они приобретают согласованную направленность. Их  действия становятся когерентными** (от лат. cohaerentia – сцепление, связь). Результирующий 
эффект когерентного  действия получается иным, нежели арифметическая  сумма эффектов от действий каждого объекта в отдельности. 
Каждый элемент системы обладает собственными свойствами и 
функциями. Однако их сумма не тождественна главным функциям и 
свойствам самой системы. Как правило, последняя по своим возможностям всегда эффективнее, чем сумма свойств отдельных элементов. В этом и суть системного (синергетического) эффекта. 
Расчленимость.  Возможность расчленить изучаемый объект, если существует возможность выделить в нем фиксированное число 
составных частей первого уровня, а в них – части второго уровня и 
так далее до последнего уровня, до неделимых далее частей. Составные части такого уровня называются подсистемами, части последнего (низшего) уровня принято называть элементами (от лат. Еleventum – первоначальное вещество). 
Основой любой системы считается ее структура. Понятие «структура» всегда увязывается с понятием «система». Структура – (от 
лат. «structura» – строение, расположение, порядок) совокупность 
устойчивых связей объектов, обеспечивающих их целостность (сохранение основных свойств при различных внутренних и внешних 
изменениях). Структура - это «скелет» системы; она задает форму и 
множество системных особенностей. Первоначально термин «структура» употреблялся лишь в узком смысле как способ определения 
формы (форма как структура, организация содержания), в дальнейшем стал использоваться в химии, в связи с возникновением в 19 
веке теории химического строения вещества.  В 19 веке анализ 
структурных отношений и связей получил распространение в исследованиях языка, этнических общностей, произведений литературы и 
искусства, культуры в целом; в результате складывались специфические приёмы и методы изучения разных типов структур (структурализм, структурная лингвистика, структурно-функциональный анализ). 

                                                 
* Об этом авторы сообщат также в п. 2.3 
** Пример когерентности рассматривается в п.3.3 

Структура поддерживается связями между элементами. Все множество отношений и связей между элементами может быть разделено на два типа: отношения и связи функционирования и развития 
системы; отношения и связи управления. 
Принципиально важным положением является то, что связи в 
системе непостоянны, некоторые из них во времени могут разрываться*. Если конкретной системе они жизненно необходимы, она 
будет пытаться восстановить их, используя методы рыночного формирования либо административное регулирование и (или) методы 
«индикативного» планирования. Иначе возникнет другая структура 
и, соответственно, система с другими связями, свойствами и функциями. 
Структура формируется в результате развития системы в конкретной среде, и в этом смысле именно среда «формирует» структуру.  
Различные системы обладают различными структурами. В зависимости от степени централизации управления выделяют следующие типы структурной организации систем: централизованная; сетевая (децентрализованная); скелетная; комбинированная. 
Многоуровневые представления систем с указанием отношений 
соподчиненности между уровнями и элементами внутри каждого из 
них называют иерархией.  
В системах с централизованной структурой должны доминировать ключевые звенья (центры) различных уровней и главные вертикальные связи между подсистемами. Управление в них осуществляется «сверху-вниз» (рис. 1.1а). Основным преимуществом таких систем является хорошая мобилизационная способность, поскольку 
принятое на более высоком уровне решение является обязательным 
для всех нижестоящих уровней. Этим обеспечивается возможность 
мобилизации ресурсов и согласованное функционирование всех 
элементов.   
Для централизованных систем характерно относительно малое 
время реакции на воздействия (внутренние или внешние), что обусловлено незначительным «расстоянием» элементов более низких 
уровней от центра, принимающего решения. При такой структуре 
достаточно просто реализовать процессы информационного взаимодействия (координации действий элементов более низкого уровня) и 
создать принципиальную возможность управления системой в целом. Но возможно и появление искажений при передаче информации как «сверху-вниз», так и «снизу-вверх». Принципиально важной 
особенностью систем с централизованной структурой является их 
низкая надежность. «Выход из строя» ведущих элементов или связей 

                                                 
* Об этом также сообщается в п. 3.2 

между ними (и тем более – одновременно и тех и других) ведет к 
дезорганизации и даже разрушению системы. 
 

 
Рис. 1.1. Типы структурной организации систем:  
а) централизованная; б)  сетевая  (децентрализованная);    
в)  скелетная;   г) комбинированная; д) иерархическая. 
 
В отличие от централизованной в системе с сетевой (децентрализованной) структурой нет доминированного (ключевого) элемента. Каждый элемент такой структуры имеет собственные связи с соседними элементами (рис. 1.1б). Благодаря этому система способна 
изменять структуру и адаптироваться к изменениям. Главным недостатком сетевых систем являются невысокая мобилизационная способность и значительное время реакции на сигналы из внешней среды.  

а) 
б) 

в) 
г) 

д) 

Доступ онлайн
от 112 ₽
В корзину