Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Русская православная церковь и пенитенциарная система в новейший период истории России

Покупка
Основная коллекция
Артикул: 752412.01.99
В монографии рассматриваются фундаментальные вопросы сотрудничества Русской православной церкви и государства в пенитенциарной сфере, раскрывается эволюция взаимоотношений церкви и государства в советский период, анализируются причины прекращения пенитенциарной практики церкви и попытки ее реанимации в постсоветский период, особое внимание уделяется правовым источникам, направлениям и формам деятельности в современный период. Адресована широкому кругу читателей - историкам, юристам, преподавателям, студентам.
Павлушков, А. Р. Русская православная церковь и пенитенциарная система в новейший период истории России : монография / А. Р. Павлушков ; Федер. служба исполн. наказаний, Вологод. ин-т права и экономики. - Вологда : ВИПЭ ФСИН России, 2017. - 225 с. - ISBN 978-5-94991-412-0. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/1228585 (дата обращения: 16.06.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
Федеральная служба исполнения наказаний

Вологодский институт права и экономики

А. Р. Павлушков

РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ 

И ПЕНИТЕНЦИАРНАЯ СИСТЕМА 

В НОВЕЙШИЙ ПЕРИОД ИСТОРИИ РОССИИ

Монография

Вологда

2017

П12

УДК 281.93:343.8:94(470)"19-20"
ББК 67.023.71:67.409И
         П12

Р е ц е н з е н т ы :
А. В. Камкин   – зав. каф. теории, истории культур и этнологии Вологод. гос. ун-та, д-р ист. наук, проф.
А. Н. Желтов – доц. каф. философии и истории ВИПЭ 
ФСИН России, канд. ист. наук, доц.

Павлушков А. Р. 
Русская православная церковь и пенитенциарная си
стема в новейший период истории России : монография / 
А. Р. Павлушков ;Федер. служба исполн. наказаний, Вологод. ин-т права и экономики. – Вологда : ВИПЭ ФСИН России, 2017. – 225 с. : табл.

ISBN 978–5–94991–412–0

В монографии рассматриваются фундаментальные вопросы сотруд
ничества Русской православной церкви и государства в пенитенциарной 
сфере, раскрывается эволюция взаимоотношений церкви и государства в 
советский период, анализируются причины прекращения пенитенциарной практики церкви и попытки ее реанимации в постсоветский период, 
особое внимание уделяется правовым источникам, направлениям и формам деятельности в современный период.

Адресована широкому кругу читателей – историкам, юристам, пре
подавателям, студентам.

УДК 281.93:343.8:94(470)"19-20"

ББК 67.023.71:67.409И

ISBN 978–5–94991–412–0 © ФКОУ ВО «Вологодский институт права и экономики 
 
 
               Федеральной службы исполнения наказаний», 2017

 
 
            © Павлушков А. Р., 2017

Посвящается 

светлой памяти А. В. Камкина (1950–2017) –

известного российского историка, культуролога, 

исследователя государственно-церковных 

отношений

Чтобы понять современный формат взаимоотношений 

церкви и государства в пенитенциарной сфере необходимо сделать несколько развернутых (историко-правовых) пояснений, 
имеющих принципиальное значение. Эти замечания касаются 
прежде всего изменений в политическом курсе в ХХ столетии 
по отношению к религии, церкви и духовенству, в результате 
чего произошел определенный сдвиг в общественном сознании, выразившийся в переоценке традиционных ценностей, 
утверждении правового нигилизма, отрицании государства как 
выражения классовых интересов. 

Процесс наступления государства на церковь после прихо
да к власти большевиков можно назвать этапом советской секуляризации, являвшимся продолжением более многомерного 
масштабного явления становление светского государства нового типа. Еще в период петровских реформ началось активное 
ограничение прав церкви и подчинение ее государственным 
интересам. Но до ХХ в., несмотря на все внутренние противоречия, отношения церкви и государства носили относительно 
стабильный характер. Была выработана достаточно разумная 
прагматичная модель взаимного сосуществования двух ведущих общественных институтов, которые помогали друг другу 
и выполняли важнейшие социальные задачи. Церковь прочно 
заняла важное место в реформировании карательной системы 
Российской империи. Ее миссия была связана с исправлением 
заключенных и возвращением в общество нравственно подго
ВВЕДЕНИЕ

товленных (здоровых) подданных, готовых подчиняться закону. 
О серьезности государственных намерений говорило активное 
строительство тюремных церквей, признание профессиональной группы тюремного духовенства, законодательное оформление статуса Русской православной церкви (РПЦ) в пенитенциарной системе. Однако после октября 1917 г. началось новое 
наступление государства на права церкви. Последствия антицерковной кампании имели необратимый характер. 

Советская секуляризация превратилась в войну государства 

с религией, что отразилось не только на деятельности тюремных храмов, но и на положении православной церкви в целом. 
Происходила национализация церковных земель, закрывались 
культовые сооружения, ликвидировалось духовенство. Как 
следствие начавшегося процесса, который больше напоминал 
форму тяжелой болезни, происходило сворачивание и угасание сложившегося десятилетиями сотрудничества государства 
и Русской православной церкви. О былом пенитенциарном 
взаимодействии напоминали только отдельные монастыри, за 
стенами которых размещались советские лагеря для политзаключенных и исправительные колонии. Именно на этот период 
приходится закрытие тюремных церквей. В подавляющем большинстве они прекратили свою деятельность в 1918–1920 гг. 

На протяжении 1920–1930-х гг. кампания по ликвидации 

культовых зданий постоянно набирала обороты. Лишь в годы 
Великой Отечественной войны тон государственно-церковных 
взаимоотношений меняется. Воинствующий атеизм уступает 
место курсу относительной стабилизации. Положение Русской 
православной церкви нормализуется, при этом негативное отношение к религии по-прежнему сохраняется. Государство и 
церковь начинают ограниченно взаимодействовать по отдельным направлениям. Но границы взаимодействия были строго 
выверены. Ни о каком пенитенциарном сотрудничестве в советский период не могло быть и речи.

В постсоветский период начался новый этап оживления 

государственно-церковных отношений, вызванных либерали
зацией политического курса страны. Восстановительный процесс продолжается до сих пор. Происходит медленная и крайне 
сложная реанимация утраченного доверия. Предпринимаются 
попытки подключить церковь к участию в общих проектах по 
реформированию пенитенциарных учреждений, свидетельством чему являются последовательно принятые соглашения о 
сотрудничестве между ФСИН России и Русской православной 
церковью, каждое из которых расширяет направления совместной деятельности. 

Следовательно, роль православной церкви в современной 

уголовной-исполнительной системе во многом определяется 
генезисом государственной политики по отношению к религии 
и церкви. Без обращения к истории государственно-церковных 
отношений трудно понять, почему в современных условиях 
возвращение церкви в пенитенциарную сферу происходит противоречиво и даже болезненно. Именно, в анализе политических событий прошлого столетия лежит и ответ на вопрос: 
почему невозможно воссоздать классическую и весьма эффективную модель взаимоотношений церкви и государства в пенитенциарной сфере?

В монографии читателю предлагается историко-право
вой анализ развития взаимоотношений государства и Русской 
православной церкви в пенитенциарной сфере как отражение 
более масштабных социально-политических процессов отечественной истории в новейший период, который охватывает советский и постсоветский этапы, каждый из которых по-своему 
был переломным. На основе документальных материалов, архивных источников, современных исследований воссоздается 
панорама развития советской секуляризации в различных направлениях. 

В первой главе рассматриваются государственно-церков
ные взаимоотношения в советский период в плоскости становления советской карательной системы. Церковь и духовенство 
были объектами целенаправленного преследования. Уничтожение института тюремных священников привело к деградации 

пенитенциарной политики. Исправление заключенных подменялось различными формами репрессий. Советская власть 
попыталась внедрить новую исправительную модель без использования религиозных методов. Однако в подходах воспитателя советского тюремного учреждения можно обнаружить 
некоторые аналогии с деятельностью тюремного священника 
дореволюционной России. Подробно раскрывается порядок 
прекращения деятельности православных церквей в целом и 
тюремных храмов в частности. Анализируются возможности 
их дальнейшего функционирования.

Вторая и третья главы посвящены взаимоотношениям госу
дарства и Русской православной церкви в пенитенциарной сфере в период их постепенного сближения. Во второй главе анализируются источники международного права относительно 
соблюдения вероисповедных прав заключенных, а также исторические условия, побуждавшие постепенно менять отношение 
к заключенным в лучшую сторону. В послевоенный период это 
отразилось в признании религиозных прав военнопленных, в 
постперестроечный – осужденных. В третьей главе показан генезис взаимодействия церкви и уголовно-исполнительной системы на основе выделения и характеристики основных этапов 
сотрудничества. Анализ существующей нормативно-правовой 
базы позволил сделать вывод о формировании механизма взаимодействия религиозных организаций и пенитенциарной службы, результатом которого стало оформление контуров статусов 
современного тюремного храма и тюремных священнослужителей.

1.1. Церковь и государство после Октябрьского 
переворота. Советская секуляризация 
(1920–1930-е гг.). Церковь как объект советской 
секуляризации

В советский период воинствующего атеизма, особенно в 

его начальной стадии, религия рассматривалась с позиций политической эмансипации. Идеологи марксизма проектировали 
создание общества нового типа, в котором «существование религии станет излишним»1 по причине ликвидации социальных 
противоречий. В религии видели проявление невежества, порожденного классовым антагонизмом. По мнению В. И. Ленина, вера в загробную жизнь была порождена бессилием эксплуатируемых классов, которые уподоблялись дикарям в борьбе с 
природной стихией. Она была выгодна только господствующим 
классам и сравнивалась с «родом духовной сивухи», в которой 
народ топит свои требования на достойную жизнь2. Поэтому 
задачей государства ставилось освобождение населения от религиозного и духовного гнета. 

1 Настольная книга атеиста / С. Ф. Анисимов, Н. А. Аширов, М. С. Бе
ленький и др.; под общ. ред. С. Д. Сказкина. 9-е изд. М., 1987. С. 39.

2 См.: Ленин В. И. Полное собрание сочинений. М., 1968. Т. 12. С. 142–143. 

ГЛАВА 1

ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ РУССКОЙ 
ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ В СОВЕТСКИЙ 
ПЕРИОД (1917–1980-е гг.)

Русская православная церковь 
и пенитенциарная система в новейший период истории России

Отрицательное отношение советской власти к религии 

последовательно переносилось и на церковь. Декретом Совета народных комиссаров РСФСР от 23 января 1918 г.1 церковь 
отделялась от государства, а провозглашенный принцип свободного вероисповедания фактически лишал ее традиционной 
(политической и материальной) поддержки со стороны государства. Государство и церковь вступали в новый (трагический) 
этап взаимоотношений2. Из ведения церкви были убраны важнейшие общественные функции – регистрация браков и актов 
гражданского состояния, метрикация3, обучение, проведение 
официальных церемоний в государственных учреждениях, принятие клятвы во время судебных заседаний и присяги военных. 

В тексте декрета сообщалось, что «религиозная присяга 

отменяется, а действия государственных и публично-правовых 
установлений не сопровождаются никакими религиозными 
обрядами или церемониями, а акты гражданского состояния 
ведутся исключительно гражданской властью». В государственных и публично-правовых общественных помещениях 
запрещалось совершать религиозные церемонии в любой форме, устанавливать культовые предметы4. Уже декретом от 19 

1 См.: URL: http://www.libussr.ru/doc_ussr/ussr_181.htm (дата обращения: 

18.08.2016).

2 См.: Бабкин М. А. Русская православная церковь в начале ХХ века и ее 

отношение к свержению монархии в России : автореф. дис. … д-ра ист. наук. 
М., 2007. С. 3–4. 

3 Метрикация – регистрация и учет численности населения. Приходы 

российских губерний ежегодно направляли в епархиальные консистории метрические тетради, на основе которых можно было изучать демографические 
процессы. С 1918 г. церковные метрические книги изымались и передавались 
в губернские отделы записей актов гражданского состояния. Передаче подлежали и метрические книги за прошлые годы, которые находились в духовных консисториях (см. п. 26–28 постановления от 24 августа 1918 г. // Полное собрание законодательства СССР. URL: http://www.ussrdoc.com/ussrdoc_
communizm/ussr_347.htm (дата обращения: 25.02.2017).

4 См.: О порядке проведения в жизнь декрета «Об отделении церкви от 

государства и школы от церкви» : постановление (инструкция) Народного комиссариата юстиции РСФСР от 24 августа 1918 г. (п. 29–30). URL: http://www.
ussrdoc.com/ussrdoc_comm unizm/u ssr_347.htm (дата обращения: 25.02.2017).