Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

"Цветные революции" и "Арабская весна" в конституционном измерении: политолого-юридическое исследование

Покупка
Основная коллекция
Артикул: 672416.05.01
К покупке доступен более свежий выпуск Перейти
В работе обобщается конституционный опыт «цветных революций» и «арабской весны». На основании анализа конституционных поправок и новых конституций рассматриваются основные социальные и политические условия этих событий. Предложено исследование конституционно-правовых результатов революций по следующим направлениям: права человека, основы общественного и государственного строя, органы государства и местное самоуправление. Для ученых-правоведов, политологов, историков и социологов, представителей государственных органов, преподавателей, студентов и аспирантов, а также для широкого круга читателей, интересующихся вопросами государственного строительства, конструктивного разрешения социальных конфликтов и укрепления правовых оснований эффективного развития государства и общества.
Хабриева, Т. Я. «Цветные революции» и «арабская весна» в конституционном измерении: политолого-юридическое исследование : монография / Т. Я. Хабриева, В. Е. Чиркин. — Москва : ИЗиСП : Норма : ИНФРА-М, 2021. - 192 с. - ISBN 978-5-91768-880-0. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.ru/catalog/product/1226845 (дата обращения: 23.06.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
НОРМА
ИНФРАМ
Москва, 2021
Институт законодательства и сравнительного правоведения
при Правительстве Российской Федерации
Т. Я. Хабриева, В. Е. Чиркин
«Цветные революции»
и «арабская весна»
в конституционном
измерении
Политологоюридическое исследование
УДК 342.4
ББК 67.400.1
Х12
Издание одобрено секцией публичного права Института законодательства
и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации
Авторы
Талия Ярулловна Хабриева — академик Российской академии наук, действительный член Международной академии сравнительного права, доктор
юридических наук, профессор, заслуженный юрист РФ, заслуженный юрист
Республики Татарстан, вицепрезидент Российской академии наук, директор
ИЗиСП, член Европейской комиссии за демократию через право (Венецианской комиссии Совета Европы).
Вениамин Евгеньевич Чиркин — доктор юридических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ, заслуженный юрист РФ, главный научный сотрудник Института государства и права РАН, главный научный сотрудник Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ.
Рецензент
Юрий Иванович Лейбо — доктор юридических наук, профессор, профессор кафедры конституционного права МГИМО(У) МИД России.
Хабриева Т. Я.
Х12
«Цветные революции» и «арабская весна» в конституционном
измерении:
политологоюридическое
исследование :
монография / Т. Я. Хабриева, В. Е. Чиркин. — Москва :
ИЗиСП : Норма : ИНФРАМ, 2021. — 192 c.
ISBN 9785917688800 (Норма)
ISBN 9785160134420 (ИНФРАМ, print)
ISBN 9785161061022 (ИНФРАМ, online)
В работе обобщается конституционный опыт «цветных революций» и «арабской весны». На основании анализа конституционных поправок и новых конституций рассматриваются основные социальные и политические условия этих
событий. Предложено исследование конституционноправовых результатов революций по следующим направлениям: права человека, основы общественного
и государственного строя, органы государства и местное самоуправление.
Для ученыхправоведов, политологов, историков и социологов, представителей государственных органов, преподавателей, студентов и аспирантов, а также для широкого круга читателей, интересующихся вопросами государственного
строительства, конструктивного разрешения социальных конфликтов и укрепления правовых оснований эффективного развития государства и общества.
УДК 342.4
ББК 67.400.1
© Институт законодательства и сравнительного правоведения
© при Правительстве Российской Федерации, 2017
NORMA
INFRAM
Moscow, 2021
T. Y. Khabrieva, V. E. Chirkin
“Color Revolutions”
and “Arab Spring”
in the Constitutional
Dimension
The Institute of Legislation and Comparative Law
under the Government of the Russian Federation
Politological and Legal Research
Approved at the public section of Scientific Council of the Institute of Legislation
and Comparative Law under the Government of the Russian Federation
Authors
Talia Y. Khabrieva — Academician of the Russian Academy of Sciences, Titular
Member of International Academy of Comparative Law, Doctor of Law, Professor,
Honoured Lawyer of the RF, Honoured Lawyer of the Republic of Tatarstan, VicePresident of the Russian Academy of Sciences, Director of ILCL, Member of the
European Commission for Democracy through Law (Venice Commission of the
Council of Europe).
Veniamin E. Chirkin – Doctor of Law, Professor, Honoured Scientist of the RF,
Honoured Lawyer of the RF, Chief Researcher of the Institute of State and Law of
RAS, Chief Researcher of the Institute of Legislation and Comparative Law under
the Government of the Russian Federation.
Reviewer
Yuri Ivanovich Leibo — Doctor of Law, Professor, Professor of the Constitutional Law Department of MGIMO(U) of the MFA of Russia.
Khabrieva T. Y.
“Color Revolutions” and “Arab Spring” in the Constitutional
Dimension: Politological and Legal Research : monograph /
T. Y. Khabrieva, V. E. Chirkin. — Мoscow : ILCL : Norma :
INFRAM, 2021. — 192 p.
There is a generalized constitutional experience of the «color revolutions» and
«arab spring» in present monograph. The main social and political conditions of these
events were analyzed on the basis of the constitutional amendments and new
constitutions examines. The authors propose to study of the constitutional and legal
results of the revolutions in the following directions: human rights, foundations of
social and public order, state and local government bodies.
For legal and political scientists, historians and sociologists, representatives of state
bodies, teachers, students and postgraduates, as well as for nonspecialist audiences
interested in statebuilding and constructive resolution of social conflicts and the
strengthening of the legal basis of the effective state and society development.
© The Institute of Legislation and Comparative Law
© under the Government of the Russian Federation, 2017
Введение
Истории известны своего рода волны обновления конституций,
связанные с изменениями в общественной жизни государств и потому сопровождаемые социальноэкономическими и политическими
преобразованиями. Некоторые конституции были приняты в периоды между этими волнами, но все же большинство принадлежит к той
или иной конституционной волне. Так, первая волна ознаменовала
собой появление конституций как таковых (конституции США,
Польши, Франции). Следующая в 1820х — начале 1830х гг. охватила ряд европейских и латиноамериканских государств. Волна конца
1840х — середины 1850х гг. коснулась прежде всего государств Европы и Америки. Еще одна наблюдалась в 1870—1890е гг., затем в конце
1910х — первой половине 1920х гг. и в 1930х гг. произошла следующая, довольно противоречивая по тенденциям. После этого в XX в.
можно отметить конституционные волны второй половины 1940х —
первой половины 1950х гг., начала 1960х гг., конца 1970х гг., конца
1980х — первой половины 1990х гг. Несколько конституций были
приняты на рубеже XX и XXI вв. И вот новая конституционная волна
первой половины второго десятилетия XXI в. При этом ряд конституций, относящихся к последней из упомянутых волн, связан с так называемыми цветными революциями и «арабской весной».
Десятилетие (2003—2013 гг.) «цветных революций» (Грузия, Кыргызстан), их попыток (Узбекистан и др.) на постсоветском пространстве и «арабской весны» в странах Востока — заметное событие в политической истории1. Начавшись в Грузии в ноябре 2003 г., а в декабре 2010 г. в Тунисе, Алжире, Йемене, выступления населения
распространились на многие страны.
Символом «цветных революций» были определенные цветы (розы
в Грузии, тюльпаны в Кыргызстане) или цвет (оранжевый в Украине
в 2004—2005 гг.). С этим связано их обобщающее название. На Ближнем Востоке цветные символы были редкостью. Исключения — «жасминовая революция» в Тунисе 2011 г. и неудачная «кедровая революция» в Ливане 2005 г. (кедр изображен на государственном флаге Ли1 Ниже для краткости иногда такие революции называются «цветными» и
«весенними».
вана). Однако название волнений в Тунисе не утвердилось, а в
Ливане выступления 2005 г. начались по иной причине: население
требовало вывода сирийских войск из страны. Небольшие выступления в Ливане в 2011 г. проходили уже без указанного символа.
Термин «арабская весна» связан с национальногеографической
распространенностью, климатическими условиями протестных выступлений и временем, когда они оказались в поле зрения стран Запада. Массовые протесты в странах Арабского Востока закончились зимой. Сначала они не привлекли большого внимания со стороны других государств, и их последствия были осознаны и оценены позже,
уже весной. К тому же в некоторых странах выступления были краткими, как, например, в Марокко, — один день, в других — не очень
массовыми (Джибути, Кувейт, Ливан), и их значение было понято
только в связи с общей ситуацией в арабском мире. Так, в Йемене
волнения начались с выступлений военных, главным образом в борьбе за президентскую должность; эти события могли сначала рассматриваться как междоусобная борьба, массовые выступления случились
позже и по другой причине.
В отдельных арабских странах протесты населения были подавлены силой, иногда с помощью иностранных войск, и не привели к какимлибо изменениям конституционного характера. В частности,
в Бахрейне в феврале — марте 2011 г. развернулись широкие демонстрации с требованием проведения демократических реформ. Несмотря
на то что они изначально носили мирный характер, полиция почти
сразу начала применять насилие. В первый же день народных выступлений (14 февраля 2011 г.) погиб демонстрант1, на следующий день во
время его похорон погиб еще один протестующий. Но такие действия
полиции и даже нарастание насилия отнюдь не ослабили протесты.
В середине марта в Бахрейн были введены 1000 военнослужащих из
Саудовской Аравии и 500 полицейских из Объединенных Арабских
Эмиратов2, было установлено чрезвычайное положение. Протесты
удалось подавить, ряд активистов протестного движения были
приговорены к различным срокам заключения. В 2012 и 2016 гг. также наблюдались выступления сторонников демократизации, но они
не достигли размаха 2011 г. При этом никаких реформ в Бахрейне не
последовало.
8
«Цветные революции» и «Арабская весна» в конституционном измерении
1 См. сайт «АльДжазира». URL: http://www.aljazeera.com/news/middleeast/2011/02/
2011214925802473.html (дата обращения: 20.03.2017).
2 См.: URL: https://lenta.ru/news/2011/03/14/uae (дата обращения: 20.03.2017).
Иногда протестующие выдвигали требования возврата к «истинному исламу», придавая своему движению религиозный характер, что
тоже осложняло выявление настоящего характера протестов. На постсоветском пространстве оппозиция не обращалась к религиозным
учениям.
Народные демонстрации на постсоветском пространстве с 2003 г.
имели место в Грузии, Кыргызстане и Украине. В какойто мере они
наблюдались в Армении, Узбекистане, Азербайджане, Молдавии
и др. Там принимались поправки к конституциям, но в тот период не
очень существенные; новая конституция была принята только в Кыргызской Республике в 2010 г.1 Отчасти как отдаленное последствие
тех событий можно рассматривать новую, более демократичную Конституцию Республики Армения 2015 г.2
Географический размах «арабской весны» был шире. Наряду с тремя арабскими странами, где в результате революций были приняты
новые конституции (в последовательности — Марокко, Египет, Тунис)3, протестные движения имели место почти во всех арабских государствах (наиболее массовые — в Йемене4, Алжире, Бахрейне, Ираке, Иордании, Омане, менее значительные — в Кувейте, Мавритании, Саудовской Аравии, Судане, Джибути и Западной Сахаре
(самопровозглашенное государство)).
Во многих странах они не получили развития, не стали революцией, не привели ни к смещению глав государств (замена правительств в
таких президентских республиках или монархических государствах
существенного значения не имеет), ни к принятию новых конституций и даже поправок к ним. Иногда процесс принятия поправок был
настолько растянутым во времени, что поправки были приняты только через несколько лет после народных выступлений и оказались не
такими радикальными, как можно было ожидать (Алжир в 2016 г.).
Однако и те страны, где не было длительных и массовых выступлений, входят в общий поток «арабской весны».
Введение
9
1 См.: Конституция Кыргызской Республики. Бишкек, 2010.
2 См.: Конституция Республики Армения. Ереван, 2015.
3 См.: Официальный сайт Правительства Марокко. Конституция 2011 г. (на араб.
яз.). URL: http://www.maroc.ma/ar/system/files/documents_page/BO_5964Bis_Ar.pdf;
Официальный сайт Правительства Арабской Республики Египет. Конституция 2014 г.
(на араб. яз.). URL: http://www.sis.gov.eg/Newvr/consttt%202014.pdf; Официальный сайт
Правительства Туниса. Конституция 2014 г. (на араб. яз.). URL: http://www.pm.gov.tn/
pm/content/index.php?lang=ar.
4 В Йемене они были осложнены социальнорелигиозными выступлениями хусаитов (ветвь шиитов) против господства суннитов, к которым принадлежали властвующие слои.
В некоторых странах выступления оппозиции не были завершены
или являлись лишь попытками: Азербайджан в 2005 г., Узбекистан в
2005 г. (события в Андижане), Белоруссия в 2006 г. (попытка «васильковой революции»), Молдова в 2009 г., в других получили продолжение в новых выступлениях (Кыргызстан в 2010 г.), в третьих переросли в государственный переворот с применением оружия («майдан»
в Украине в 2013—2014 гг.), в некоторых продолжались в массовых
вооруженных действиях с участием других государств (Сирия) и т. д.
Поправки к конституциям в ряде таких стран не принимались, а принимавшиеся принципиального значения не имели1.
Гдето развитие народных протестов было приостановлено обещанием принять поправки к конституции (например, в Алжире2) или
принятием поправок (например, в 2005 и 2008 гг. к Конституции Армении).
В то же время принятые до массовых выступлений поправки к
конституции (Йемен в 2009 г.) и даже обещание президента Йемена
А. Салеха во время революционных движений (3 февраля 2012 г.) не
передавать власть сыну не остановили развития событий. Новый президент Йемена был избран в 2012 г., но в соответствии с политическими договоренностями Салех сохранил некоторое влияние. Более
того, порой поправки, которые, как казалось, были приняты в ответ
на протесты, имели антидемократический характер, усиливая власть
монарха и превращая дуалистическую монархию в полуабсолютную
(Иордания), а в Тунисе оказалось, что в результате выборов в представительные органы большинство, хотя и не абсолютное, получили
исламисты.
Принято считать, что «цветные революции» начались c двухдневной «революции роз» 2003 г. в Грузии, когда митингующие с флагами
грузинского государства и розами в руках штурмовали здание парламента изза подтасовок на выборах нового состава парламента. Они
выступали прежде всего против находившегося там президента и действующей исполнительной власти. На постсоветском пространстве
эта волна выступлений, включая перерывы и неудачные попытки, закончилась, если подходить к ее оценке с позиций государствоведения
и конституционного развития, в 2010 г., когда в Кыргызской Республике сначала был избран на год временный президент, а затем была
принята новая Конституция 2010 г. (после волны протестных выступлений в Кыргызстане 2005 г. новая конституция не принималась).
10
«Цветные революции» и «Арабская весна» в конституционном измерении
1 См.: Хабриева Т. Я. Конституционная реформа в современном мире. М., 2016.
2 Поправки в Алжире проходили очень долго и приняты только в 2016 г.
К покупке доступен более свежий выпуск Перейти