Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Защита прав подозреваемых из числа осужденных, отбывающих наказание в виде лишения свободы

Покупка
Основная коллекция
Артикул: 733671.01.99
В монографии рассматриваются особенности реализации механизма защиты прав подозреваемых из числа лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы. На основе исследования действу-ющего законодательства и правоприменительной практики сформулированы и обоснованы предложения по совершенствованию законодательства, а также порядка уголовно-процессуальной деятельности, осуществляемой в отношении подозреваемых из числа осужденных. Нормативная основа по состоянию на 01 декабря 2016 года.
Брыляков, С. П. Защита прав подозреваемых из числа осужденных, отбывающих наказание в виде лишения свободы : монография / С. П. Брыляков. - Новокузнецк: ФКОУ ВО Кузбасский институт ФСИН России, 2017. - 124 с. - ISBN 978-5-91246-076-0. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/1080569 (дата обращения: 18.07.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
УДК 343.131.5
ББК 67.411

Б 89

Рецензенты:

заведующая кафедрой уголовного процесса, прокурорского надзора и 

правоохранительной деятельности Юридического института 

Томского государственного университета, 

доктор юридических наук, доцент О. И. Андреева;

заместитель начальника ФКОУ ВО Кузбасский институт ФСИН России

по научной работе, доктор юридических наук, доцент А. Г. Антонов

Брыляков С. П.

Б89
Защита прав подозреваемых из числа осужденных, отбывающих 

наказание в виде лишения свободы : монография / канд. юрид. наук 
С. П. Брыляков. — Новокузнецк: ФКОУ ВО Кузбасский институт 
ФСИН России, 2017. — 124 с.
ISBN 978-5-91246-076-0

В монографии рассматриваются особенности реализации меха
низма защиты прав подозреваемых из числа лиц, отбывающих 
наказание в виде лишения свободы. На основе исследования действующего законодательства и правоприменительной практики сформулированы и обоснованы предложения по совершенствованию законодательства, а также порядка уголовно-процессуальной деятельности, 
осуществляемой в отношении подозреваемых из числа осужденных. 

Нормативная основа по состоянию на 01 декабря 2016 года.

УДК 343.131.5

ББК 67.411

Монография рекомендована к изданию решением 

Совета по научной и редакционно-издательской деятельности 

ФКОУ ВО Кузбасский институт ФСИН России, 

протокол № 11 от 15 декабря 2016 г.

 

ISBN 978-5-91246-076-0
© ФКОУ ВО Кузбасский институт

ФСИН России, 2017

Введение
4

ГЛАВА 1. Теоретические и правовые основы механизма 

защиты прав подозреваемого из числа осужденных, 
отбывающих наказание в виде лишения свободы
6

§ 1. Подозреваемый как участник уголовного судопроизводства. 

Особенности процессуального статуса подозреваемого
из числа осужденных, отбывающих наказание 
в виде лишения свободы
6

§ 2. Понятие и структура механизма защиты прав 

подозреваемого в уголовном судопроизводстве
19

§ 3. Особенности реализации принципов уголовного 

судопроизводства в механизме защиты 
прав подозреваемого
26

ГЛАВА 2. Реализация механизма защиты прав подозреваемого 

из числа осужденных, отбывающих наказание в виде лишения 
свободы
47

§ 1. Защита прав подозреваемых при приеме, регистрации и 

разрешении сообщений о преступлениях в учреждениях, 
исполняющих наказания в виде лишения свободы
47

§ 2. Защита прав подозреваемых при производстве отдельных 

процессуальных действий в исправительных 
учреждениях
65

ГЛАВА 3. Прокурорский надзор и судебный контроль 

за уголовно-процессуальной деятельностью, осуществляемой
в исправительных учреждениях, как гарантия обеспечения прав 
подозреваемых
81

Заключение
107

Cписок использованных источников
109

 

Конституция Российской Федерации определяет, что человек, его 

права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и 
защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства. Защита прав личности, в соответствии со ст. 6 Уголовнопроцессуального кодекса Российской Федерации, является назначением 
уголовного судопроизводства, поэтому вся уголовно-процессуальная деятельность должна быть направлена на обеспечение такой защиты. Особенно актуальным видится наличие такой правовой защиты лиц, в отношении которых осуществляется уголовное преследование. 

Отбывание наказания в виде лишения свободы предполагает со
блюдение определенных правил поведения осужденными в зависимости 
от режима исправительного учреждения, который устанавливается 
Уголовно-исполнительным кодексом Российской Федерации, правилами 
внутреннего распорядка исправительных учреждений и другими ведомственными нормативными актами. Несмотря на режимные требования, 
на территории учреждений, исполняющих наказание в виде лишения 
свободы, совершаются противоправные деяния, в том числе и преступления, которые требуют надлежащей реакции администрации исправительного учреждения в виде регистрации сообщения о преступлении и 
его проверки. Такая проверка производится в рамках стадии возбуждения уголовного дела, при этом в УПК РФ не однозначно закреплен уголовно-процессуальный статус лиц в отношении которых производится 
проверка сообщений о преступлениях. Данная проблема приобретает 
еще большую значимость при получении от лиц, отбывающих наказания 
в виде лишения свободы явок с повинной о преступлениях, совершенных до начала отбывания наказания. 

В ходе предварительного расследования обеспечение прав подо
зреваемых также остается актуальным. Несмотря на относительно 
большой объем правовых гарантий процессуального статуса подозреваемых, содержащихся в УПК РФ, видится не достаточно разработанным 
механизм обеспечения защиты прав подозреваемых в силу не стабильности их процессуального статуса. Кроме этого, представляется, что подозреваемый должен иметь не просто декларированные права, а реальную возможность их реализации. 

Специфика уголовно-процессуального статуса лиц, из числа 

отбывающих наказание в виде лишения свободы и вовлекаемых в 
уголовное судопроизводство, обусловлена особенностями их правового 
положения, предусмотренного
уголовно-исполнительным законода
тельством. Кроме того, деятельность, имеющая значение для уголовного 
судопроизводства на территории исправительных учреждений частично 
урегулирована 
ведомственными 
нормативно-правовыми 
актами, 

которые в ряде случаев не в полной мере соответствуют федеральному 
законодательству, 
что 
порождает 
определенные 
сложности 
в 

практической деятельности, и является одной из наиболее острых 
проблем в части обеспечения защиты прав подозреваемого, определяя
необходимость комплексного исследования механизма защиты прав 
подозреваемых из числа лиц, отбывающих наказания в виде лишения 
свободы. 

В данном исследовании затронут ряд важных вопросов, в 

частности, вопросы приобретения уголовно-процессуального статуса 
подозреваемого, структуры механизма защиты его прав, реализация 
данного механизма в ходе досудебного производства по уголовному 
делу. Кроме этого, в монографии рассматривается эффективность 
прокурорского надзора и судебного контроля как способов обеспечения 
прав подозреваемого.

Реальность обеспечения прав человека и гражданина в сфере 

уголовной юрисдикции зависит от множества факторов, одним из 
которых является четкость определения статуса участников уголовного 
процесса1.
Определенный правовой статус личности в уголовном 

судопроизводстве может быть присущ только участнику уголовнопроцессуальных правоотношений (участнику уголовного процесса). 

В п. 58 ст. 5 УПК РФ записано: «участники уголовного 

судопроизводства —
лица, принимающие участие в уголовном 

процессе». Раздел 2 УПК РФ «Участники уголовного судопроизводства» 
содержит 
перечень 
участников
уголовного 
судопроизводства 
и 

характеристику их правового статуса, при этом необходимо отметить, 
что в нем указаны не все лица, участвующие в уголовно-процессуальной 
деятельности. В частности, это касается таких участвующих в 
уголовном судопроизводстве лиц, как заявитель, лицо у которого 
получают объяснения (в стадии возбуждения уголовного дела), лицо, в 
жилище которого производится обыск (в стадии предварительного 
расследования), секретарь судебного заседания (судебные стадии 
уголовного судопроизводства).

В теории уголовного процесса используются понятия «субъекты 

уголовного процесса», «участники уголовного процесса», «участники 
уголовно-процессуальной 
деятельности», 
«участники 
уголовно
процессуальных отношений». Такое многообразие формулировок 
требует определения их соотношения.

В период действия УПК РСФСР в теории уголовного процесса 

велся спор о соотношении терминов «участники уголовного процесса» и 
«субъекты уголовного процесса». Одни авторы (М. С. Строгович) к 
участникам уголовного процесса относили только лиц, имеющих в 
уголовном деле собственный интерес (потерпевший, подозреваемый и 
т. д.), а также органы и должностных лиц, ведущих уголовный процесс. 
При этом участники судопроизводства, ответственные за движение 
уголовного дела, именовались субъектами уголовного процесса2.

1 Володина, Л. М. Проблемы уголовного процесса: закон, теория, практика. М., 2006. 

С. 254.

2 См., напр.: Строгович, М. С. Курс советского уголовного процесса. М., 1958. С. 111. 

Некоторые ученые придерживаются схожей точки зрения и в период действия УПК РФ см.,

Другая группа ученых (В. П. Божьев, Л. Д. Кокорев, И. Л. Петру
хин, В. С. Шадрин и др.) придерживалась точки зрения, что субъектом 
уголовного процесса следовало считать всякое физическое и юридическое лицо, которое обладает хотя бы одним субъективным правом или 
несет хотя бы одну обязанность уголовно-процессуального характера, 
реализуемую в уголовно-процессуальном правоотношении. При этом 
указывалось на возможность объединения всех приведенных наименований под одним общим понятием —
«участники уголовного 

процесса»1. 

Именно такой подход соответствует смыслу, который вкладывает 

законодатель в понятие «участники уголовного судопроизводства», так 
как другой подход искусственно исключает из круга участников 
уголовного процесса лиц, вовлекаемых в него для выполнения 
определенных действий и обладающих правами и обязанностями. 

Конечно же, законодательное определение «участника уголовного 

судопроизводства» страдает некоторой неопределенностью, поэтому в 
теории 
уголовного 
процесса 
формулируются 
более 
подробные 

определения. Так, Г. Н. Ветрова дает следующее определение: «это 
субъекты, наделенные процессуальными правами и обязанностями и 
выполняющие определенную функцию в ходе уголовно-процессуальной 
деятельности»2. Несколько иное определение дано А. С. Александровым, он пишет: «Участник уголовного судопроизводства это всякий 
субъект, выполняющий хотя бы одну из уголовно-процессуальных 
функций, 
наделенный 
совокупностью 
процессуальных 
прав 
и 

обязанностей, достаточных для ее реализации, и вступающий в 
уголовно-процессуальные отношения»3. 

По нашему мнению, каждый участник уголовного судопроиз
водства выполняет присущую ему уголовно-процессуальную функцию, 
а основные уголовно-процессуальные функции (обвинение, защита, 
разрешение дела и расследование) лишь задают вектор уголовнопроцессуальной деятельности участников уголовного судопроизводства. 

Таким образом, в рамках нашего исследования определим, что 

участник (субъект) уголовного судопроизводства — лицо, вовлеченное в 
уголовно-процессуальную деятельность, обладающее хотя бы одним 

например, Багаутдинов, Ф. Н. Обеспечение публичных и личных интересов при расследовании преступлений. М., 2004. С. 87.

1 См.: Божьев, В. П. Уголовно-процессуальные правоотношения. М., 1975. С. 171; 

Кокорев, Л. Д. Участники правосудия по уголовным делам. Воронеж, 1971. С. 5–15; Петрухин, И. Л. Свобода личности и уголовно-процессуальное принуждение. Общая концепция: 
неприкосновенность личности. М., 1985. С. 16–17; Шадрин, В. С. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений. М., 2000. С. 8 и др.

2 См.: Уголовно-процессуальное право Российской Федерации : учебник. 3-е изд., 

перераб. и доп. / Л. Н. Башкатов [и др.]; отв. ред. И. Л. Петрухин, И. Б. Михайловская. М., 
2010. С. 112.

3 Уголовный процесс России : учеб. / А. С. Александров [и др.]; науч. ред. 

В. Т. Томин. М.: Юрайт-Издат, 2003. С. 103.

правом или обязанностью, в связи с осуществлением указанной деятельности, а также выполняющее присущую ему уголовно-процессуальную 
функцию. 

Для того чтобы охарактеризовать процессуальный статус подозре
ваемых из числа осужденных, отбывающих наказание в виде лишения 
свободы, прежде всего, необходимо определить содержание понятия 
«правовой статус личности» в уголовном процессе (процессуальный 
статус).

Под правовым статусом личности обычно понимают систему прав 

и обязанностей, закрепленных в законодательных нормах1. Большинство 
авторов рассматривают термины «правовое положение» и «правовой 
статус» личности как идентичные. Однако данной позиции придерживаются не все ученые, полагая, что правовой статус по отношению к 
правовому 
положению 
является 
категорией 
более 
узкой. 
Так, 

С. А. Комаров в правовое положение личности включает: а) правосубъектность; б) стержневой элемент — правовой статус личности (права, свободы, обязанности); в) юридические гарантии2. Е. А. Лукашева, 
указывая, что гарантии выходят за пределы правового статуса, определяет их как послестатусный элемент и предлагает включать данный элемент в понятие «правовое положение личности»3. Считаем, что такой 
подход не может быть применим к процессуальным правоотношениям и, 
рассматривая процессуальное положение (статус) личности, необходимо 
исходить из того, что статус4 и положение — слова-синонимы5, а другой 
подход лишь искусственно расширяет рамки правового статуса. Исходя 
из этого, в рамках нашего исследования, понятия «правовой статус личности» и «правовое положение личности» будут рассматриваться как 
равнозначные.    

Правовой статус личности — юридически закрепленное положе
ние человека в обществе, его права, свободы и обязанности, установленные законодательно и гарантируемые государством6. При этом правовое 
положение (статус) человека и гражданина в полном объеме характеризуется совокупностью прав, свобод и обязанностей, которыми он наделяется как субъект правоотношений, возникающих в процессе реализации норм всех отраслей права. Каждая из отраслей права закрепляет совокупность прав и обязанностей в определенной сфере общественных 

1 См.: Права человека / под ред. Е. А. Лукашевой. М., 2003. С. 91 и др.
2 Комаров, С. А. Личность в политической системе российского общества (политико
правовое исследование). Саранск, 1995. С. 16–17.

3 См.: Права человека / под ред. Е. А. Лукашевой. М., 2003. С. 93.
4 Статус (лат.) –– положение, состояние кого-либо или чего-либо.
5 См.: Матузов, Н. И. Теория государства и права : учеб. / Н. И. Матузов, 

А. В. Малько. М., 2009. С. 187; Корнуков, В. М. Теоретические и правовые основы положения личности в уголовном судопроизводстве : автореф. дис. … д-ра юрид. наук. Харьков, 
1987. С. 12 

6 Колесников, Е. В. Конституционное право Российской Федерации
: учеб. 

/ Е. В. Колесников, Г. Н. Комкова, М. А. Кулушева. М., 2008. С. 71.

отношений: имущественных, трудовых, семейных и т. д.1 Поэтому можно говорить о том, что уголовно-процессуальное законодательство закрепляет правовой статус личности в сфере уголовного судопроизводства, который именуется в теории уголовного процесса как уголовнопроцессуальный (процессуальный) статус личности. 

В науке уголовного процесса существуют различные подходы к 

содержанию процессуального статуса личности. Одни ученые определяют его как права и обязанности участника, независимо от занимаемого 
в процессе положения2, другие включают в содержание правового статуса участников уголовного судопроизводства основания и порядок появления субъектов уголовного процесса; процессуальную правосубъектность; субъективные права; личные свободы; процессуальные обязанности; законные интересы; гарантии прав, личных свобод и законных интересов личности3. В. М. Корнуков, определяя отраслевой уголовнопроцессуальный статус личности, указал, что это есть «структурноправовое образование отраслевого порядка, в котором выражается типичность процессуального положения участников процесса, проявляющаяся в признаках гражданства, правосубъектности, в правах, законных 
интересах, обязанностях, гарантиях осуществления прав и исполнения 
обязанностей, ответственности»4.

Включение в структуру уголовно-процессуального статуса лично
сти некоторых из перечисленных элементов вызывает сомнение, поэтому есть необходимость их проанализировать. Безусловно, специфика 
уголовно-процессуального регулирования предполагает определенные 
основания для появления участников уголовного процесса. Полагаем, 
что основания вовлечения личности в уголовное судопроизводство 
представляют собой один из элементов процессуальной правосубъектности. Она делает субъектами права индивидов, представляет собой 
единство правоспособности и дееспособности. При этом под правоспособностью понимается способность лица иметь права и обязанности, а 
под дееспособностью — способность приобретать и осуществлять их 
своими действиями. Как правило, правоспособность и дееспособность 
неразрывны, существуют в единстве5. Правосубъектность наряду с 
нормой права и соответствующими юридическими фактами служит 

1 Конституционное право России : учеб. для студентов высших учебных заведений 

/ Е. И. Козлова, О. Е. Кутафин; изд. 3-е, перераб. и доп. М., 2004. С. 175.

2 См.: Володина, Л. М. Указ. раб. С. 255–256.
3 См.: Мартынчик, Е. Г. Охрана прав и законных интересов личности в уголовном 

судопроизводстве / Е. Г. Мартынчик, В. П. Радьков, В. Е. Юрченко. Кишинев, 1982. С. 11.

4 Корнуков, В. М. Теоретические и правовые основы положения личности в уголов
ном судопроизводстве : автореф. дис. … д-ра юрид. наук. Харьков, 1987. С.7–8. 

5 См.: Кожевников, В. В. Уголовно-процессуальный аспект механизма правового ре
гулирования : учеб. пособие / В. В. Кожевников, П. Г. Марфицин. Омск, 1998. С. 119.

необходимой 
предпосылкой 
для 
возникновения 
процессуальных 

правоотношений1.

Лица, не обладающие процессуальной правосубъектностью, не 

могут быть участниками уголовного процесса. Поэтому данный элемент 
следует рассматривать как необходимую предпосылку для определения 
правового статуса личности в уголовном судопроизводстве. Процессуальная правосубъектность является одной из наиболее дискуссионных 
категорий в уголовном судопроизводстве. Особенно это имеет значение 
при определении (приобретении) уголовно-процессуального статуса 
участников, которые по мнению законодателя в уголовном процессе 
появляются 
только 
после 
принятия 
определенного 
уголовно
процессуального решения. К таким участникам, безусловно, относится 
подозреваемый. 

Включение в правовой статус личности таких категорий, как лич
ные свободы и законные интересы, вызывает сомнение. И этому противоречит  сама природа законных интересов. Ведь не все законные интересы прямо закреплены или отражены в субъективных правах. Между 
тем для такой основополагающей категории, как правовой статус личности, одним из главных признаков является именно факт закрепления ее 
элементов 
в 
законе2.
К 
тому 
же 
употребление 
в 
уголовно
процессуальном законодательстве термина «законные интересы» не позволяет участникам уголовного процесса иметь четкое, определенное 
представление о правовых возможностях личности3.

Рассматривая соотношение прав и свобод человека, В. С. Шадрин 

пришел к выводу, что данные понятия соотносятся между собой лишь 
как разные стороны одного и того же явления4. При этом он отмечает, 
что «если акцентировать внимание на свободе, имеется в виду возможность человека распоряжаться собой по своему усмотрению, принадлежать самому себе, что всегда предполагает пределы поведения индивида, обусловленные его пребыванием в человеческом обществе и необходимостью считаться со свободой других людей. Когда же речь идет о 
праве человека, то на первый план выходит объем допустимого поведения индивида, при котором он без умаления его человеческого достоинства может реализовывать себя как свободная личность»5. Соглашаясь с 
тем, что свободы являются неотделимым элементом процессуальных 
прав, считаем, что они не имеют самостоятельного значения как элемент 
правового статуса личности.

1 См.: Алексеев, Н. С. Очерк развития науки советского уголовного процесса 

/ Н. С. Алексеев, В. Г. Даев, Л. Д. Кокорев. Воронеж, 1980. С. 108; Кожевников, В. В. Указ. 
раб. С. 102.

2 Багаутдинов, Ф. Н. Обеспечение публичных и личных интересов при расследова
нии преступлений. М., 2004. С. 23.

3 См.: Шадрин, В. С. Указ. раб. С. 35.
4 Шадрин, В. С. Указ. раб. С. 23.
5 Там же.

Аргументируя включение процессуальных гарантий в правовой 

статус личности, как правило, указывают, что определение статуса личности в уголовном процессе только как совокупности прав и обязанностей было бы «односторонним, не гарантирующим охрану и обеспечение процессуальных прав и личных свобод. … последние превратились 
бы в декларативные формулы, если бы не были подкреплены материальными и процессуальными гарантиями»1. Не умаляя значение процессуальных гарантий для реального обеспечения прав личности в уголовном 
судопроизводстве, полагаем, что гарантии не являются составляющим 
элементом правового статуса личности, а позволяют полно осуществлять 
права и обязанности участникам уголовного судопроизводства.

На основании изложенного полагаем, что правовой статус лично
сти в уголовном судопроизводстве включает в себя установленные 
Уголовно-процессуальным кодексом права и обязанности участника 
уголовного процесса. Процессуальная правосубъектность не входит в 
правовой статус, являясь обязательной предпосылкой возникновения 
уголовно-процессуальных правоотношений и, как следствие, процессуального статуса личности. Процессуальные гарантии, будучи важной 
уголовно-процессуальной категорией, являются элементом более широкой категории — «механизма защиты прав личности», центральным 
элементом которого являются нормы, закрепляющие правовой статус 
личности, так как они определяют тот объем прав, которые и должны 
защищаться. 

В теории права различают различные виды и уровни правового 

статуса, однако верно замечено, что в теоретическом плане наиболее 
существенное значение имеют общий правовой, специальный (родовой) 
и индивидуальный правовой статусы2. Применительно к уголовному судопроизводству 
В. М. Корнуков 
выделяет 
отраслевой 
уголовно
процессуальный статус и индивидуальный статус конкретных участников уголовного процесса, отмечая при этом, что «общеправовой (конституционный) статус является базой для отраслевого статуса, а отраслевой служит основой индивидуального или конкретного статуса»3. Соглашаясь с данным суждением, необходимо уточнить, что наиболее 
четко отражает положение личности в уголовном процессе индивидуальный статус, поэтому реальная защита ее прав обеспечивается путем 
закрепления в УПК РФ индивидуального процессуального статуса конкретного участника судопроизводства.

1 См.: Мартынчик, Е. Г. Охрана прав и законных интересов личности в уголовном 

судопроизводстве / Е. Г. Мартынчик, В. П. Радьков, В. Е. Юрченко. Кишинев, 1982. С. 10.

2 См.: Матузов, Н. И. Указ. раб. С. 189.
3 Корнуков, В. М. Теоретические и правовые основы положения личности в уголов
ном судопроизводстве : автореф. дис. … д-ра юрид. наук / В. М. Корнуков. Харьков, 1987. 
С. 7, 11–12. Также см.: Мартынчик, Е. Г. Указ. раб. С. 11 (авторы также выделяют два уровня процессуального статуса: общий процессуальный статус, индивидуальный статус).