Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Психология суицидального терроризма: исторические аналогии и геополитические тенденции в XXI веке

Покупка
Основная коллекция
Артикул: 185050.07.01
К покупке доступен более свежий выпуск Перейти
Монография посвящена острой проблеме современной цивилизации — суицидальному терроризму как одной из основных форм международного терроризма в XXI веке. В работе осуществлен системный теоретико-методологический анализ проблемы. Проведен анализ идейно-религиозных оснований мотивации суицидального терроризма — идеологии глобального джихада. Рассмотрена проблема интернационализации суицидального терроризма. Осуществлен анализ противодействия суицидальному терроризму с позиций социальной психологии, особенно стратегической роли психологических операций в борьбе с этой «болезнью третьего тысячелетия». В заключение рассмотрена проблема демократизации исламского мира и принципы глобального противодействия терроризму в современных условиях. Книга в первую очередь адресована специалистам — психологам, социологам, политологам. Она будет полезна и для правоохранительных структур, преподавателям, аспирантам и студентам психологических и социологических факультетов вузов, а также для психологической подготовки слушателей учебных подразделений правоохранительных органов.
11
136
Соснин, В. А. Психология суицидального терроризма: исторические аналогии и геополитические тенденции в XXI веке : монография / В.А. Соснин ; под ред. А.Л. Журавлева. — Москва : ФОРУМ : ИНФРА-М, 2020. — 256 с. - ISBN 978-5-00091-643-8. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.ru/catalog/product/1069152 (дата обращения: 15.07.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
В.А. Соснин

Москва                                        2020

ИНФРА-М

ПСИХОЛОГИЯ 
СУИЦИДАЛЬНОГО 
ТЕРРОРИЗМА

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНАЛОГИИ 
И ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЕ ТЕНДЕНЦИИ 
В XXI ВЕКЕ

Под редакцией член-корреспондента РАН 
А.Л. Журавлева

МОНОГРАФИЯ

Соснин В.А.
С66 
 
Психология суицидального терроризма: исторические аналогии и геополитические 
тенденции в XXI веке : монография / В.А. Соснин ; под ред. А.Л. Журавлева. — Москва : 
ФОРУМ : ИНФРА-М, 2020. — 256 с.

ISBN 978-5-00091-643-8 (ФОРУМ)
ISBN 978-5-16-014558-7 (ИНФРА-М, print)
ISBN 978-5-16-107057-4 (ИНФРА-М, online)

Монография посвящена острой проблеме современной цивилизации — суицидальному 
терроризму как одной из основных форм международного терроризма в XXI веке. В работе 
осуществлен системный теоретико-методологический анализ проблемы.
Проведен анализ идейно-религиозных оснований мотивации суицидального терроризма — идеологии глобального джихада. Рассмотрена проблема интернационализации суицидального терроризма. Осуществлен анализ противодействия суицидальному терроризму 
с позиций социальной психологии, особенно стратегической роли психологических операций в борьбе с этой «болезнью третьего тысячелетия». В заключение рассмотрена проблема 
демократизации исламского мира и принципы глобального противодействия терроризму 
в современных условиях.
Книга в первую очередь адресована специалистам — психологам, социологам, политологам. Она будет полезна и для правоохранительных структур, преподавателям, аспирантам 
и студентам психологических и социологических факультетов вузов, а также для психологической подготовки слушателей учебных подразделений правоохранительных органов.

УДК 159.9:323.28
ББК 88:66.4(0)

ISBN 978-5-00091-643-8 (ФОРУМ)
ISBN 978-5-16-014558-7 (ИНФРА-М, print)
ISBN 978-5-16-107057-4 (ИНФРА-М, online)

УДК 159.9:323.28
ББК 88:66.4(0)
 
С66

© Соснин В.А., 2012
© ФОРУМ, 2012

От автора

Данная монография — это продолжение исследований автора проблемы психологических аспектов борьбы с международным терроризмом (Соснин, Нестик. Современный терроризм: социально-психологический анализ. М.: Институт психологии 
РАН, 2008; перевод книги Ф. Мохаддама «Терроризм с точки зрения террористов». 
М.: Форум, 2011; Соснин. Психология современного терроризма: учеб. пособие для 
ВУЗов. М.: Форум, 2010 и серия статей по данной проблематике).
Необходимо сразу же подчеркнуть, что в данной работе автор сознательно ограничился проблемно-аналитическим аспектом изучения темы. Естественно, дальнейшая разработка данной проблематики диктует проведение конкретно-эмпирических 
исследований. Это направление работы является ориентацией дальнейших научных 
усилий автора. 
При подготовке и написании книги автор ориентировался на рекомендации и 
советы директора Института психологии РАН, члена-корреспондента РАН, профессора, доктора психологических наук Журавлева Анатолия Лактионовича. Он фактически явился вдохновителем и руководителем данного проекта.
Кроме того, основная помощь при подготовке этого труда была оказана автору 
Нестиком Тимофеем Александровичем, кандидатом философских наук, научным сотрудником Института психологии РАН, моим другом и соавтором при написании 
предыдущей монографии. 
Автор выражает им искреннюю признательность и благодарит своих коллег по 
работе за ценные советы и рекомендации при подготовке текста монографии.

Предисловие

Данная монография является продолжением исследований психологической проблематики терроризма, ведущихся в Институте психологии РАН. Проблема терроризма — это историческая стадия развития мусульманских сообществ в глобализирующемся мире. 
Идеология глобального джихада как мировоззренческая, религиозная и психологическая мотивация террористической активности — это «...возвращение к первым векам 
мусульманства и ориентация жизни людей по законам шариата и создания всемирного 
халифата». 
В данной работе, разделенной на два раздела, автор подробно и основательно (опираясь на источники) рассматривает духовно-религиозные основания, психологическую 
мотивацию и поведение сторонников глобального джихада как социально-политического движения экстремистского направления ислама.
Достоинством монографии следует признать раздел «Противодействие...», поскольку этот раздел, кроме анализа психологических аспектов, дает исчерпывающую прикладную информацию (опираясь на современные открытые источники) в противодействии терроризму. 
Знание социополитических, духовно-религиозных и социально-психологических 
оснований современного исламского терроризма позволяет правильно выстраивать социально-культурную политику государства в соответствии с современными геополитическими реалиями и правильно строить политику противодействия современному 
терроризму в XXI веке.
Монография может быть полезной для научных работников, преподавателей социологии, политологии и психологии, аспирантов и студентов.

Член-корреспондент РАН, директор Института психологии РАН, 
почетный работник высшего профессионального образования РФ А. Л. Журавлев
Ноябрь 2011 г. 

Введение

Введение
Введение

Психологическая наука как отрасль знания, предметом которой является изучение поведения и психологических характеристик индивидуальных и групповых 
субъектов, по своей социальной сущности ориентирована на формирование нравственно зрелой личности и организацию стабильного и продуктивного функционирования социума. В этом состоит ее основная гуманистическая направленность и 
вклад в решение проблем сохранения мира.
Можно выделить два аспекта реализации психологией ее миротворческой функции. Первый аспект связан с опосредованным вкладом психологии в борьбу за мир 
через формирование гуманистических ориентаций, позитивного восприятия и установление отношений на основе принципов понимания и принятия, через осознание 
личностью своей ценности. Второй аспект — непосредственное решение психологией научных и практических задач, направленных на предотвращение угроз стабильному и мирному существованию человеческой цивилизации (Кольцова, Нестик, 
Соснин, 2006). 
В этой связи на пороге третьего тысячелетия перед мировым социумом встала 
грозная проблема международного терроризма. Трагические события 11 сентября 
2001 г., а также другие многочисленные атаки террористов в последние годы продемонстрировали, что нельзя игнорировать возрастающие риски и последствия терроризма.
Даже беглый взгляд на статистику криминальных ситуаций в России свидетельствует об угрожающем росте преступлений террористического характера за последнее десятилетие. Их динамика, по статистическим отчетам, выглядит следующим 
образом:
терроризм (ст. 205 УК РФ): 1997 г. — 32 преступления; 1998 г. — 21; 1999 г. — 20; 
2000 г. — 135; 2001 г. — 327; 2002 г. — 360; 2003 г. — 526; 2004 г. — 265;
организация незаконного вооруженного формирования, участие в нем (ст. 208 
УК РФ) в указанные годы составляют (соответственно) — 9, 2, 9, 340, 165, 135, 267, 
212 выявленных фактов. 
В 1993 г. выявлено 15 лиц, совершивших преступления террористического характера, а в 2004 г. их число составило 1019 человек (Гришко, Сочивко, Гаврина, 
2006). «Успех борьбы с современным терроризмом во многом зависит от знания причин, условий и предпосылок его возникновения и активизации. События последнего 

Введение

десятилетия в мире и в России привлекают повышенное внимание ученых и политиков к проблеме выяснения этих причин» (Иванов, 2004, с. 3). 
Основания терроризма имеют комплексный характер, и ему как системному феномену присущи исторические, политические, экономические, социальные и психологические факторы и детерминанты. Из числа этих факторов и детерминант психологические изучены менее всего, и они менее всего понятны, хотя, несомненно, 
принадлежат к числу важнейших.
Ясно, что всестороннего, исчерпывающего понимания этого феномена можно 
достичь с помощью мультидисциплинарного и мультикультурного подхода. В конце 
концов, террористический акт направлен на изменение психологического состояния 
людей, его цель — создание психологической атмосферы террора у широких масс 
населения. Терроризм по своему содержанию и последствиям — это одновременно 
преступное, политическое, социальное, психологическое и морально-нравственное 
явление. Жертвами террористов являются, как правило, невинные люди, которые, не 
подозревая того, предстают в виде «расходного материала» в воспаленном сознании 
и расчетах террористов, воспитанных на идеях ненависти, нетерпимости и насилия, 
несправедливости, унижения и жестокого обращения. И даже когда террористический акт осуществляется одним лицом, его мотивацию можно понять, только используя психологический подход, который содержит базовую идею: человеческая 
психика опирается на широкий социальный контекст.
Термин «психологический» относится к тесному, близкому и интерактивному 
взаимоотношению между человеческой психикой и различными социальными контекстами. В этой связи необходимо подчеркнуть важность понимания культурных 
различий в мировоззрении и ориентациях людей, что не влечет за собой ни апологии, ни осуждения какой-либо нации или этнической группы в свете последних событий нарастания террористической активности в мире. 
Это означает, что понимание причин и сдерживание терроризма не может быть 
достигнуто посредством «демонизации» или очернения конкретных индивидов и 
групп. «До тех пор, пока мы не поймем перспективы на будущее различных культур 
на земном шаре, мы как человеческие существа и как сообщества будем ограничены 
в своих способностях жить успешно. Мир, наши общие цели смогут одержать победу только через углубленное психологическое понимание тех сложностей, в которых 
человеческие существа, побуждаемые и характеризуемые различными мотивациями, установками и восприятиями, придут к одобрению и предпочтению одних форм 
поведения над другими» (Moghaddam, Marsella, 2004, p. 3–7).
Все культуры имеют свою теорию поведения (даже если они имплицитны) и 
представления о связях между поведением и мировоззрением, картиной мира, в котором они живут. Эта картина мира (сконструированный мир) одновременно и формируется, и поддерживается посредством процесса социализации, который объединяет людей во взаимосвязанных институциональных образованиях (сообществах, 
организациях, учреждениях), включающих семью, школу, а также различные политико-экономические и религиозные образования. В конечном счете, именно через 

Введение 
7

изменения в этой институциональной матрице сама человеческая психика может 
изменяться и структуризироваться в направлении более широких и менее этноцентричных взглядов на реальность окружающего мира.
То, что сегодня поставлено на карту в связи с процессом глобализации, для многих наций, государств и социально-культурных групп — это культурная идентичность, смысл существования, сохранение статуса в мировом социуме, благополучие 
и выживание. Проблема выживания стала «ключевым аргументом», оправдывающим 
непосредственные действия даже тогда, когда создаются новые прецеденты в международных отношениях, дипломатии и способах ведения войны. 
Правительства ряда стран (США, Великобритании, Израиля) считают, что терроризм можно победить посредством проявления бдительности, жестких контртеррористических мер и путем уничтожения террористических ресурсов. Однако эти 
меры сами по себе никогда не смогут оказаться достаточными, чтобы остановить 
«поток терроризма», который проистекает из человеческой неудовлетворенности 
и возмущения существующим неравенством и безразличием, из широко распространенных убеждений о том, что насилие — это приемлемое средство подавления 
и нанесения ущерба (применение принципа «Цель оправдывает средства»). Социальные изменения, вызываемые во всем мире глобализацией по западному образцу, 
ведут к возникновению серьезных угроз и проблем для многих стран и народов «незападной цивилизации». 
Эти проблемы игнорируются западными странами в их стремлении получить 
«сиюминутные» временные выгоды для себя. Возникающие гнев и раздражение направляются против «вестернизации» с акцентом на потреблении и расточительстве, 
эксплуатации и достижении прибыли любой ценой.
Западная ценностно-цивилизационная парадигма существования делает акцент 
на индивидуализме, прагматизме, потребительстве, конкуренции и поэтому находится в конфликте с традиционными культурными ценностями коллективистических культур, для которых главными являются коллективизм, духовность, стабильность, иерархия фиксированных ролей и сотрудничество.
Терроризм можно сдерживать, но его невозможно победить до тех пор, пока существуют реальные факторы, несущие угрозу и нарушение справедливости, которые питают ненависть, жажду мести и способствуют их широкому распространению. В борьбе с терроризмом возможны военные успехи, но неизбежно наступает 
момент, когда необходимо понять сильные и слабые стороны человеческой психики 
и культурной среды, в которой они формируются и поддерживаются.
Следует отметить, что до последнего десятилетия проблема терроризма исследовалась прежде всего историками, социологами и политологами, а социальные психологи этой проблеме уделяли меньшее внимание. Однако начиная с 1990-х годов 
в мировой исследовательской практике наблюдается резкая активизация именно 
социально-психологических исследований по данной проблеме. В целом в психологической науке указанная проблема изучается в рамках психологии конфликта, политической психологии и психологии межгрупповых отношений.

Введение

В период 1980–1990-х гг. международный терроризм, или глобальный джихад, 
подготовил и осуществил много кровавых террористических атак, используя тактику суицидального терроризма, кульминационным пунктом которого стала террористическая атака на США 11 сентября 2001 г. С этого времени были осуществлены 
тысячи подобных атак по всему миру (Falk, Morgenshtern, Eds, 2009).
После падения Берлинской стены приобрели особую актуальность два противоречивых взгляда на развитие цивилизации. Это идеи Ф. Фукуямы, изложенные в работе «Конец истории...» (Fukujama, 1992) и С. Харрингтона — в работе «Столкновение цивилизаций...» (Harington, 1996).
Несмотря на то что пока не время давать оценки правильности идей Фукуямы 
или Харрингтона (эти оценки — дело историков), но тем не менее многие специалисты приходят к выводу — рост новых форм противостояния в мире (и ведения войн, 
т.е. терроризма) означает, что история не закончилась в 1989 г., а скорее поставила 
современную цивилизацию в столкновение культур.
С окончанием холодной войны — возникновением конфликтов малой интенсивности в мире и появлением асимметричной формы войны (терроризма, особенно 
суицидального терроризма) вместе с угрозой использования оружия массового поражения — возникла непосредственная угроза глобальному миру и безопасности 
мировой цивилизации. 
В действительности терроризм, включая суицидальный, не начался с падения 
Берлинской стены. Чтобы понять это явление и как ему противостоять, необходимо 
в первую очередь определить сам феномен суицидального терроризма.
Разграничение проблемы терроризма в целом и суицидального терроризма в 
частности — это, по мнению многих специалистов, не вполне корректный подход. 
В конечном счете, определение угрозы в целом имеет первостепенное значение в 
борьбе с этим явлением. Следовательно, первое правило в понимании суицидального терроризма и противодействия ему — это определение угрозы терроризма в 
целом. Осуждение этой проблематики будет затронуто в следующей главе. 
По мнению ряда аналитиков, основное заблуждение в отношении проблемы 
суицидального терроризма состоит в том, что он рассматривается как тактика терроризма, которая монополизирована террористическими активистами радикальной и воинствующей формы ислама. Несмотря на то что подавляющее число суицидальных террористических атак во всем мире было осуществлено индивидами, 
идентифицирующими себя с исламом, эта форма терроризма широко и эффективно 
использовалась террористическими группами, не принадлежащими к культурной 
идентификации с исламом во многих регионах современного мира. Один из показательных примеров — террористическая активность в Шри-Ланке (см. ниже). 
В 1970–1980-е гг. в Западной Европе получила достаточно широкий резонанс 
проблема террористической активности, включая и суицидальные теракты, светских 
террористических организаций право- и леворадикального экстремистского толка. 
Террористическая деятельность и психологические характеристики членов этих 
террористических групп достаточно полно представлены во многих научных ис
Введение 
9

точниках (см., напр.: Analyzen zum Terrorismus. Vol. 1–4, 1981, 1982, 1983, 1984; Reich 
(Ed), 1990 и др.). К 1990-м гг. наблюдается резкий спад террористической активности 
светских террористических групп данного идеологического спектра. 
Однако утверждать, что эта форма террористической активности «сошла на 
нет» и не сможет возродиться, по меньшей мере, не вполне корректно. Причины и 
основания возрождения терроризма со стороны радикальных экстремистских организаций правого и левого идеологического светского спектра остаются и даже обостряются.
Это связано с крахом политики мультикультурализма, проводимой на протяжении нескольких десятков лет лидерами стран Западной Европы, и, кроме этого, фактически неконтролируемой миграцией мусульман из многих стран исламского мира 
в ареалы проживания стран христианской социокультурной основы. 
Эти процессы создают все возрастающую социальную напряженность между коренным населением стран, принимающим мигрантов, и мусульманскими меньшинствами, которые не стремятся (не хотят, не желают) адаптироваться к культурным 
нормам страны пребывания и придерживаться традиций и правил поведения коренного населения на уровне повседневных взаимодействий. 
Как справедливо отмечает известный отечественный политолог Зураб Тодуа: 
«Необходимо признать, что демократия, как политическая система и образ жизни, 
оказалась крайне уязвимой перед экспансией террористов. Беда в том, что террористы не только свободно живут и передвигаются по территории стран, против которых они ведут войну. Они прекрасно научились использовать в своих целях всю 
инфраструктуру современной цивилизации со всеми ее благами и достижениями. 
В том числе банки, всевозможные бизнес-структуры, Интернет. Пользуясь демократией, в столицах ведущих государств мира открыто действуют организации, связанные с террористами, — фонды, общества, культурные и прочие центры, политические партии и т. д. По сути... террористы довольно успешно используют энергию и 
потенциал своих противников в своих интересах» (Тодуа, 2005, с. 7–8).
По оценкам аналитиков, во второй половине ХХ в. в мире действовало порядка 
200 террористических организаций различного толка, не считая исламских организаций — от левых (наподобие Немецкой фракции Красной армии (РАФ), итальянских «Красных бригад» и др.) до крайне правых, преимущественно неофашистских 
группировок, и группировок маоистов, троцкистов, ленинистов, анархистов и сторонников Че Гевары. 
Эти организации были либо разгромлены властями, либо ушли в глубокое подполье. Хотя сепаратистские организации типа баскских сепаратистов (ЭТА) в Испании, Ирландской республиканской армии (ИРА) в Великобритании и ряд других 
подобных групп в различных регионах мира остаются весьма активными и в настоящее время. И вероятная активизация их террористической деятельности остается 
весьма высокой (там же, с. 9).
Достаточно показательным примером являются кровавые теракты, совершенные 22 июля 2011 года в Норвегии А. Бревиком и унесшие жизни десятков невинных 

Введение

жертв. Его идеологическая платформа совершения терактов вполне определенна и 
конкретна — праворадикальная экстремистская идеология с использованием терроризма как основного средства ее реализации (исламофобия и социофобия). И судя 
по интенсивной интернет-активности, связанной с этим трагическим событием, эта 
идеология имеет много потенциальных сторонников в странах западного мира. 
Однако масштаб деятельности светских террористических организаций не идет 
ни в какое сравнение с тем размахом террора, который развязали исламские фундаменталисты и экстремисты. В действительности ислам с точки зрения религиозного 
доминирования и могущества над современным миром никогда не отказывался с 
идеологических позиций исламских фундаменталистов и воинствующих исламистских групп. 
Эти амбиции просто были подавлены вплоть до XX в. и возникновения глобального джихада как экстремистского мусульманского течения внутри ислама, начиная с возникновения организации «Мусульманское братство» в 1928 г. (Vidino, 2005, 
http://www.meforum.org/article/687#-ft n1). Со временем эти усилия экстремистов 
привели к образованию организации «Аль-Каида»  в 1988 г. 
Как свидетельствует последующий анализ, связь между мятежными террористическими группами в государствах и борьба с терроризмом предполагает, что движение «Аль-Каида» можно оценивать как глобальное мятежное религиозное исламское 
движение, которое стремится заменить существующий миропорядок национальных 
государств в мире глобальным халифатом с доминированием мусульманских законов.
В данной работе, посвященной в первую очередь анализу социально-психологических аспектов терроризма в целом и суицидального терроризма, нет необходимости вдаваться в подробный обзор исторической динамики этого феномена. Заинтересованный читатель может обратиться к многим источникам, «покрывающим все 
аспекты проявления этого феномена в истории человеческой цивилизации». 
Социально-психологический анализ проблемы терроризма в мировой исследовательской практике, прежде всего проблем мотивации и причин возникновения 
терроризма и суицидального терроризма в современном мире, которые в содержательном плане дают возможность размышлять о путях и способах противодействия 
этой «болезни третьего тысячелетия», представляется и оправданным, и актуальным. 
Работа условно разделена на два раздела: первый раздел — религиозно-идейные 
основания мотивации возникновения суицидального терроризма в современных условиях, интернационализация суицидального терроризма, где рассмотрены тенденции развития этого феномена в современном мире, и второй раздел — проблематика 
противодействия терроризму в целом и суицидальному терроризму в особенности.
Сразу же необходимо подчеркнуть, что это разделение весьма условное, поскольку при обсуждении тем эти вопросы будут возникать и взаимно пересекаться. 
Надеемся, что заинтересованный читатель правильно отнесется к элементам неизбежного повторения при изложении материала книги. 

1

1   Международная террористическая организация  запрещена на территории Российской Федерации.

К покупке доступен более свежий выпуск Перейти