Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Инвариантность в когнитивной лингвистике и философии языка

Покупка
Артикул: 472437.02.99
Доступ онлайн
175 ₽
В корзину
Изучение предложенных в пособии инвариантных языковых и когнитивных структурных форм (концептуальный фокус, лексический эйдос, фокус языковой картины мира, ядро лексикона) и способов их функционирования способствует лучшему пониманию когнитивных процессов, фундаментальной природы языкового мышления, а также природы знаковых процессов, посредством которых они реализуются в действительности. Предложенные гипотезы и анализ конкретного языкового материала вносят определенный вклад в понимание проблем усвоения и продуцирования значений языковых выражений: они помогают вскрыть и описать те инвариантные структуры, с помощью которых формируется и функционирует сознание человека. Отрываясь от контекста, указанные сущности кодируют устойчивые наборы абстрактных когнитивных и семантических свойств, с которыми связан опыт большей части аспектов языкового употребления в общественной жизни. Для магистрантов, аспирантов и преподавателей филологических факультетов вузов.
Песина, С.А. Инвариантность в когнитивной лингвистике и философии языка : учебное пособие / С.А. Песина. — 2-е изд., стер. - Москва : ФЛИНТА, 2019. - 158 с. - ISBN 978-5-9765-1786-8. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/1066639 (дата обращения: 15.07.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
С.А. Песина

ИНВАРИАНТНОСТЬ 
В КОГНИТИВНОЙ 

ЛИНГВИСТИКЕ  

И ФИЛОСОФИИ ЯЗЫКА

Учебное пособие

Москва 
Издательство «ФлИнта» 
2019

2-е издание, стереотипное

УДК 811(075.8)
ББК 81-923
П28

П28

Песина С.А.
Инвариантность в когнитивной лингвистике и философиè

языка [Электронный ресурс] : учеб. пособие / С.а. Песина. —
2-е изд., стер. — М. : ФлИнта, 2019. — 158 с.

ISBN 978-5-9765-1786-8

Изучение предложенных в пособии инвариантных языковых и

когнитивных
структурных
форм
(концептуальный
фокус,

лексический эйдос, фокус языковой картины мира, ядро лексикона) и
способов их функционирования способствует лучшему пониманию
когнитивных процессов, фундаментальной природы языкового
мышления, а также природы знаковых процессов, посредством
которых они реализуются в действительности. Предложенные
гипотезы и анализ конкретного языкового материала вносят
определенный
вклад
в
понимание
проблем
усвоения
и
продуцирования значений языковых выражений: они помогают
вскрыть и описать те инвариантные структуры, с помощью
которых формируется и функционирует сознание человека.
Отрываясь от контекста, указанные сущности кодируют устойчивые
наборы абстрактных когнитивных и семантических свойств, с
которыми связан опыт большей части аспектов языкового
употребления в общественной жизни.
Для магистрантов, аспирантов и преподавателей

филологических факультетов вузов.

УДК 811(075.8)
ББК 81-923

ISBN 978-5-9765-1786-8
© Издательство «ФлИнта», 2014
© Песина С.а., 2014

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение ..............................................................................................4

Раздел I.  
ИнВаРИантнОСть  
В КОгнИтИВнОй лИнгВИСтИКе

Природа значения слова ....................................................................6
Слово и его общее значение ............................................................13
Слово и его семантический инвариант ..........................................23
Интенсионал и содержательное ядро слова ...................................29
Инвариантность в языке и речи ......................................................43
Функционирование слов в лексиконе ............................................47
Языковая картина мира и инвариантность ....................................58
теория инвариантности и концепты: концептуальное ядро .........70

Раздел II.  
ИнВаРИантнОСть В ФИлОСОФИИ ЯзыКа

Феноменология и лексический эйдос как инвариант ...................90
Природа лексического эйдоса .........................................................97
Осуществление эйдетического анализа ........................................102
Эйдетический анализ и многозначность ......................................109
лексический эйдос в ряду смежных терминов ............................120

Раздел III.  
аналИз ЯзыКОВОгО МатеРИала

Методика определения лексического инварианта .......................127
Определение лексического инварианта слова «hood» .................128
Определение лексического инварианта слова «skirt»...................140
Определение лексического инварианта слова «veil» ....................146

заключение .....................................................................................155

ВВЕДЕНИЕ

В последние десятилетия в лингвистической семантике доминирует подход к исследованию значений слов как способ  
отражения всех компонентов плана содержания языковой единицы, а не только ее значения, взятого в узком смысле. В толкованиях помещаются коннотативные, прагматические, коммуникативные, референциальные сведения о толкуемой единице 
(это связано с общим стремлением к обогащению лексикографического описания за счет компонентов, которые ранее отражались слабо и несистематично). такая установка является достаточно плодотворной, так как действительно, план содержания вмещает в себя больше, чем это представлено в словарных 
дефинициях.
Вместе с тем, весьма очевиден тот факт, что мы не держим в 
фокусе внимания все значения какого-либо многозначного 
слова (число значений отдельных полисемантов достигает ста и 
более), соответственно, носители языка не могут без подготовки, «навскидку», перечислить все значения любого многозначного слова. неопределенность, в отношении того, как мы постоянно в процессе коммуникации выбираем нужные значения, 
совпадает с наблюдениями психолингвистов о том, что сознание не хранит значения слов в виде «складов», и мы не держим 
в голове мысль о семантической структуре слова.
Существующие толковые словари не проясняют ситуацию, 
поскольку только констатируют факт, что, хотя, например, существительное cloak и означает «атрибут одежды», оно также 
имеет значения «плащ» религии, «плащ» цинизма и др. Поэтому 
в процессе осмысления семантики многозначного слова обучающийся часто испытывает трудности, связанные с необходи- 
мостью осмыслить и запомнить многочисленные лСВ полисеманта.
Помочь решению данных проблем могли бы словари лексических инвариантов, в которых содержалась бы информация о 
диапазоне актуализаций содержательного ядра слова. В подобных словарях в качестве содержательного ядра лексемы прини
мался бы лексический инвариант, который можно помещать в начале словарных статей полисемантов. Обоснованию существования такого содержательного ядра слова, его определению 
посвящено настоящее пособие.
К существующим попыткам выявления семантической близости значений слова можно относиться по-разному: логический ход мысли в поисках содержательного ядра привел к появлению таких понятий, как семантический центр, содержательное ядро, лексический инвариант, семантический инвариант 
и т.д. но как бы терминологически ни характеризовалось явление семантической общности слова, игнорирование этой общности при исследовании природы и сущности слова, и сосредоточенность на локальных значениях приводят к затемнению реальной языковой картины мира. Кроме того, существование 
содержательного ядра ощущается непосредственной языковой 
интуицией носителей языка.
В языке инвариантность предоставляет возможность многообразного кодирования одной и той же семантической информации. При этом хранить многозначное слово в обобщенном 
виде диктует жесткая необходимость, поскольку в условиях 
коммуникативного цейтнота такое содержательное ядро в состоянии по необходимости покрывать большую часть концептосферы в полном соответствии с принципом экономии и с 
наименьшими когнитивными усилиями.
Думается, что теория инвариантов имеет большое значение 
и для гносеологии, поскольку углубляет и конкретизирует теорию отражения. Выделяя инвариант большой группы объектов, 
мы приходим к абстракции — собирательному понятию, охватывающему всю группу объектов в целом. так, объекты (значения), составляющие класс (многозначное слово) и являющиеся 
вариантами по отношению к инварианту, несут в себе одновременно черты общего и отдельного, т.е. характерного только для 
данного объекта. Иначе говоря, объекты объединяются в класс 
благодаря существованию общих черт и различаются дифференциальными компонентами. Следовательно, варьирование 
формы и наличие инвариантов — это объективное и неизбежное следствие языковой эволюции, и в этом смысле их исследование полезно и целесообразно.

Раздел I
ИНВАРИАНТНОСТЬ В КОГНИТИВНОЙ 
ЛИНГВИСТИКЕ

ПРИРОДА ЗНАчЕНИЯ СЛОВА

1. Типы лексического значения. термин «значение» поразному понимается в рамках различных направлений языковых исследований — в философии языка, когнитивной лингвистике, компьютерной семантике, лексикографии [Песина 
2011б,г]. значение слова трактуется и как особая языковая форма отражения действительности, и как отношение между звуковым комплексом и понятием, и как отнесенность звукового 
комплекса к явлениям действительности и как отношение между образом внешнего объекта в сознании и теми последствиями, которые этот образ влечет за собой.
значение слова связано с выделением и обобщением отдельных признаков объекта или явления и введением последних в 
известную систему категорий. Подчеркивая невозможность 
объединения всех типов значений в одну систему, исследователи разделяют их на три основные группы: 1) денотативное значение, связанное с функцией смысла имени; 2) коннотативное 
значение, опосредующее связь между языком и эмоциональным состоянием/оценкой говорящего; 3) терминологическое 
значение, отражающее воздействие контекстуальных, ситуативных межличностных, социальных факторов на понимание и 
интерпретацию текста [Crystal 1973]. Более известна констатация тройственной природы значения: референционный аспект 
отношения между словами и миром, денотативный, представляющий связь между словами и концепциями, и смысловой, 
отражающий отношение между различными словами [Lyons 
1977: 174–215]. Одна из наиболее полных классификаций в английской семантической традиции была разработана Дж. личем 
в его книге «Семантика», где автор представляет семь типов 

лексического значения: концептуальное, коннотативное, стилистическое, аффективное, рефлективное, коллокационное и 
тематическое [Leech 1974: 13–17].
говоря об уровнях соотнесенности и взаимодействия значений 
в условиях языкового контекста, мы выделяем следующие аспекты значений: 1) референционный, отражающий связь между языком и явлениями внеязыковой действительности; 2) денотативный или сигнификативный (в зависимости от того, идет ли речь 
о реальном или вымышленном объекте), представляющий собой 
связь между словами и концептами; 3) смысловой или контекстуальный, отражающий отношение между окружающими словами и 
предполагающий актуализацию под влиянием контекста тех или 
иных обертонов смысла; 4) чувственный, передающий связь между языком и эмоциональным состоянием, оценкой говорящего, 
предполагающий наличие коннотативных созначений; 5) прагматический, связанный с целевыми установками коммуниканта. 
Последний аспект чрезвычайно важен, поскольку мысль становится понятнее, если мы улавливаем эмотивно-волевую подоплеку. И, наоборот, без понимания мотивов, того, зачем высказывалась мысль, невозможно полное понимание сказанного, поскольку мысль рождается не только из другой мысли, но и из 
мотивирующей сферы нашего сознания, которая связана с желаниями, эмоциями.
2. Стилистическая и логическая типология значений. Исследо- 
ватели, уделяющие большое внимание стилистической окраске, 
выделяют значения, исчерпывающие свое содержание знанием 
о мире (о «натуральных» объектах, артефактах, физических акциях, чувствах, явлениях, событиях, фактах и свойствах), которые имеют нейтральную стилистическую маркированность; 
безóбразные значения, включающие в себя только рациональную оценку (они также всегда нейтральны); значения, экспрессивно окрашенные, которые включают в себя эмотивность и 
всегда стилистически маркированы [телия 1996: 126].
Иногда все многообразие концептуальных внутрисловных 
связей сводится только к двум основным типам: импликационным и классификационным. Импликационная связь значений 
широко представлена в семантических структурах многозначных слов: материал — изделие, причина — следствие, исход- 

ное — произвольное, действие — цель, процесс — результат, 
часть — целое и т.д., — т.е. все разновидности симультанных и 
секуссивных, статических и динамических, слабых и сильных 
связей с жесткой и вероятностной зависимостью. Второй тип 
связей представляет собой своеобразный «мыслительный аналог распределения признаков у сущностей объективного мира» 
[никитин 1996: 256]. Классификационные связи могут быть  
гиперогипонимическими (родовидовыми) и симилятивными, 
т.е. связями по сходству признаков вещей и их отношений в 
объективном мире. Указанные содержательные связи образу- 
ют каркас семантической структуры полисемантичного слова  
[там же].
Для многих современных теорий семантического анализа 
важны такие характеристики признаков значения, как устойчивость и информационная значимость. так, признаки отдельного значения отличаются друг от друга тем, насколько они могут 
подвергаться изменениям. Устойчивость того или иного признака отражает степень зависимости от него всей внутренней 
структуры значения или же, иными словами, обусловливает его 
вклад в обеспечение целостности структуры значения. напри- 
мер, геометрическая форма уже не является устойчивым признаком некоторых овощей, фруктов и даже ягод: представление 
о них существенно не изменится, если вообразить квадратные 
помидоры и арбузы. Однако круглая форма является устойчивым признаком, например, колеса. таким образом, признак является неизменным, постоянным, если его возможное изменение приведет к полному распаду целостной структуры ментальной репрезентации.
3. Диффузный характер значения. Основываясь на когнитивном подходе к осмыслению природы значения слова, мы полагаем, что значение не является чем-то раз и навсегда данным, 
закрепленным за тем или иным означающим (последнее характерно, например, для объективистского подхода). значения 
слов изменяются под влиянием языковых и экстралингвистических факторов, для них характерно отсутствие четких, фиксированных границ, им присуща некоторая расплывчатость и неопределенность. Образно о природе значений высказалась австралийский лингвист Дж. Эйтчисон: «Word meanings cannot be 

pinned down, as if they were dead insects. Instead, they flutter around 
elusively like live butterflies. Or perhaps they should be likened to 
fish which slither out of one’s grasp» [Aitchison 2001: 41]. (значения 
слов не могут быть приколоты как засушенные насекомые, их 
можно сравнить с разлетающимися бабочками или с рыбками, 
которые выскальзывают из рук.)
В значениях накапливаются и сохраняются знания о воспринимаемом мире, при этом компоненты значения закреплены в 
семантической памяти, которая, будучи динамичной и постоянно работающей системой, выбирает новые и преобразует старые значения. Это приводит к возможности дальнейшего семантического развития слова. то, что лексикографические описания не отражают факт нечеткости границ значения (более 
того, наоборот, стремятся освободить словарные статьи от неопределенных примеров), существенно искажает представление 
о семантической структуре описываемых слов. С другой стороны, неопределенность и зыбкость границ значений предполагает возможность их ошибочной трактовки, вызывает трудности 
в определении их статуса [Песина 2005, 2011а].
Пытаясь выявить природу языковых фактов, находящихся в 
промежуточной диффузной области между двумя значениями 
одного и того же слова, и при этом не разрушить традиционного представления о дискретности значений, г. Стерн создал 
учение об «осциллирующих» случаях употребления слов, т.е. 
употреблениях, допускающих в одном и том же контексте два 
понимания [Stern 1931: 190; см. также тынянов 1965]. О палимпсестном наложении образов разных значений одного и 
того же слова в контексте писал Б.М. гаспаров [гаспаров 
1996].
Факт перехода одних значений в другие получил воплощение 
в теории югославского философа М. Марковича. значение истолковывается им как комплекс отношений, в значениях как 
бы перекрещиваются, имплицитно «присутствуют» и переходят 
друг в друга различные отношения [Marcovič 1961: 304].
Все вышеизложенное позволяет говорить о том, что лексические единицы обладают открытыми потенциальными зна- 
чениями. При этом актуализация коммуникативно значимых 
лексико-семантических вариантов (лСВ) осуществляется в про
цессе взаимодействия между имеющимися языковыми ресур- 
сами и характеризующими ситуацию контекстуальными факторами.
4. Лексическое значение и контекст. Контекст есть свойство 
языка и коммуникативного процесса, их органическая составная часть, так как само существование языковых единиц уже 
предопределено как существование в сети системных контекстных условий. Понятие контекста — это сама языковая реальность. Контекст начинает действовать одновременно с актуализацией коммуникативной единицы, не прерываясь никакими 
«процедурными операциями». Именно контекстным окружением снимается многозначность высказывания, порожденная не 
поверхностной структурой, а абстрактностью лексических значений слов. Вместе с тем необходимо сделать одно существенное уточнение: мы не можем согласиться с мнением о том, что 
именно «контекст может порождать значения» [Galperin 1981: 
138]. В соответствии с учитываемым нами принципом антропоцентризма и когнитивным подходом к исследованию речевых 
актуализаций, только субъект может быть активен в процессе 
порождения и восприятия знаков. значение слова лишь реализуется, выявляется в контексте, сам контекст не наделен способностью порождать значения. Окружающий контекст может 
лишь сигнализировать субъекту об актуализации того или иного лСВ.
если признать, что любой языковой контекст может сделать 
что-то сам, он становится некой имманентной сущностью в духе Платона, фактором «вне человека», действующим по своим 
правилам и законам. Слово как сущность, производная от сознания, не может самостоятельно генерировать смыслы и новые значения (либо оттенки значений), поскольку значения 
возникают в сознании носителя языка как результат когнитивных процессов. Контекст лишь проявляет значение или его изменение, задуманное говорящим, который использует то или 
иное слово в контексте с тем, чтобы просигнализировать слушающему о том содержании, которое он хочет «передать». Как 
отмечает С.С. гусев, успешность коммуникации определяется 
не только общностью семантических и синтаксических характеристик используемого коммуникантами языка, но и совме
стимостью их контекстуально-прагматических установок [гусев 
2008: 354].
Слово может «вобрать» в себя, «впитать» из всего контекста, 
в который оно вплетено, эмоциональные, экспрессивные, аффективные коннотации и начать значить больше или меньше, 
чем содержится в его толковании, если рассматривать его изолированно, вне контекста. Больше — потому что круг семантических компонентов, лежащих в его основе, «вбирает в себя» 
еще ряд зон, наполненных иным содержанием, меньше — потому что абстрактное значение слова может ограничиваться, 
сужаться и тем самым конкретизироваться под влиянием окружающего контекста. И, наоборот, вырванное из контекста слово сразу перестает функционировать и обнаруживает только понятийные признаки.
Смысл, присущий данному слову в данном речевом событии, 
по образному замечанию г.-г. гадамера, «не исчерпывается наличным смыслом, присутствующим здесь и теперь. здесь и теперь присутствует еще нечто, и в присутствии всего многообразия соприсутствующего заявляет о себе живущая в речи порождающая сила» [гадамер 1991: 59]. И действительно, нахождение 
слова в контексте предполагает, что его никогда нельзя отделять 
от той многозначности, которой оно обладает само по себе — даже если контекстом ему придан однозначный смысл. С другой 
стороны, слово, освобождаясь от предложения, где оно всегда 
приурочено к конкретному контекстному значению, и, так сказать, прикреплено к месту, приобретает подвижность, способность обозначать и обобщать представления и стано- 
вится само по себе ценностью, «превращаясь в разменную и ходкую монету речи — мысли» [Овсянико-Куликовский 1912: XXX].
Итак, слово может значительно расширить рамки своего значения, вбирая в себя все многообразие заключенных в нем 
смысловых единиц, а также смыслы предыдущих и последующих слов, и становится по своему смыслу как бы эквивалентным всему тексту в целом (это особенно отчетливо проявляется 
в названиях произведений). Что касается границ лексического 
значения, то, очевидно, предельный объем у значения есть, но 
он зачастую не может быть исчислен. Однако данное обстоятельство не должно давать основания для исследовательского 

Доступ онлайн
175 ₽
В корзину