Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Современные проблемы педагогики и образования

Покупка
Основная коллекция
Артикул: 708392.01.01
К покупке доступен более свежий выпуск Перейти
Монография — результат многолетнего стремления известного педагога-исследователя Якова Семеновича Турбовского с научных позиций решать исторически актуальную совокупность фундаментальных проблем и отвечать на ряд судьбоносных для государства, школы и семьи вопросов. И ученый, и общественный и государственный деятель, и руководитель органов управления отечественным образованием и учебным учреждением, и молодой и со стажем семейной жизни родитель, и, конечно, школьный учитель смогут найти в книге то, что волнует каждого и может быть использовано на практике, и то, что может и призвано стать фундаментальной основой для развития отечественного образования в современных условиях. Автор этой монографии, отражающей поиски ответов на запросы, поставленные временем перед отечественным образованием, не только с благодарностью отнесется к каждому высказанному мнению, но и учтет в дальнейшей работе пожелания читателей.
Турбовской, Я. С. Современные проблемы педагогики и образования : монография / Я.С. Турбовской. — Москва : ИНФРА-М, 2020. — 320 с. — (Наука и практика). — DOI 10.12737/1021940. - ISBN 978-5-16-015285-1. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/1021940 (дата обращения: 18.07.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
Н А УКА  и П Р А К Т И К А

Я.С. ТУРБОВСКОи

СОВРЕМЕННЫЕ 
ПРОБЛЕМЫ 
ПЕДАГОГИКИ 
И ОБРАЗОВАНИЯ

МОНОГРАФИЯ

Э л е к т р о н н о 
znanium.com

Москва

ИНФРА-М

2020

УДК 37(075.4) 
ББК 74 
Т86

А в т о р :
Турбовской Я.С., доктор педагогических наук, профессор, вице-президент 
Академии гуманитарных дисциплин, советник директора Института стратегии 
развития образования Российской академии образования, научный руководитель Городского методического центра Департамента образования г. Москвы

Р е ц е н з е н т ы :
Наливайко Н.В. I, доктор философских наук, профессор;
Виноградова Н.Ф., доктор педагогических наук, профессор, член-корреспондент Российской академии образования

Турбовской Я.С.

Т86 
Современные проблемы педагогики и образования : монография /  
Я.С. Турбовской. — Москва : ИНФРА-М, 2020. — 320 с. — (Наука и практика). -  DOI 10.12737/1021940.

ISBN 978-5-16-015285-1 (print)
ISBN 978-5-16-107742-9 (online)

Монография — результат многолетнего стремления известного педагога-иссле- 
дователя Якова Семеновича Турбовского с научных позиций решать исторически 
актуальную совокупность фундаментальных проблем и отвечать на ряд судьбоносных для государства, школы и семьи вопросов.

И ученый, и общественный и государственный деятель, и руководитель органов управления отечественным образованием и учебным учреждением, и молодой 
и со стажем семейной жизни родитель, и, конечно, школьный учитель смогут найти в книге то, что волнует каждого и может быть использовано на практике, и то, 
что может и призвано стать фундаментальной основой для развития отечественного 
образования в современных условиях.

Автор этой монографии, отражающей поиски ответов на запросы, поставленные 
временем перед отечественным образованием, не только с благодарностью отнесется к каждому высказанному мнению, но и учтет в дальнейшей работе пожелания 
читателей.

УДК 37(075.4) 
Б Б К  74

ISBN 978-5-16-015285-1 (print) 
ISBN 978-5-16-107742-9 (online)
© Турбовской Я.С., 2020

ВВЕДЕНИЕ

У книг, как и у людей, есть своя предыстория. И эта книга не составляет исключения. Но чтобы не растекаться мыслию по древу, скажу прямо: о создании такой 
книги раньше и мысли не было. Никогда не видел необходимости перепечатывать 
уже опубликованное. Но оказалось, что написанные за эти годы статьи не только 
не потеряли своей актуальности, а наоборот, приобрели, без какого-либо преувеличения, еще большую фундаментальную значимость. И получается, что издание 
книги, статьи которой раскрывают пути системного решения проблем и от которых 
во многом зависит конкурентоспособность отечественного образования, превращается в востребованный отклик. И хочется надеяться, что именно эта востребованность исследовательских решений станет залогом эффективного преодоления 
многих проблем, не теряющих, к сожалению, своей актуальности.

Текст книги разбит на сравнительно автономные разделы; такая структура призвана помочь читателю избирательно и целенаправленно обращаться к каждому 
из них.

Так, первый раздел включает статьи, связанные с вопросами безопасности 
нашей страны в современных условиях, с попыткой выяснить те коренные изменения, которые позволят понять, какую роль отечественное образование призвано 
играть в обеспечении столь необходимой стране безопасности и по какой причине. 
Помещенные в этом разделе статьи раскрывают произошедшие изменения во взаимоотношениях между государством и личностью, раскрывают исторически возникшую обусловленность — которой раньше ни на каком этапе развития нашей 
страны не было — зависимость государства от степени сформированности конкурентоспособной личности, способной проявить востребованный сложившейся 
ситуацией уровень своего творческого потенциала. Именно творческий потенциал 
личности, реализуемый во всех сферах общественного бытия, является той определяющей основой, благодаря которой и на которой может строиться стратегия 
развития отечественного образования как фундаментальной основы безопасности 
государства.

Концептуальные решения фундаментальной совокупности проблем, определяющих стратегию развития государства и общества, находят свое содержательное

3

развитие в других разделах книги. Читатель найдет ответы на вопросы, связанные 
с соотношением идеологии, политики и школы, светского и религиозного образования, ознакомится с выделенной совокупностью проблем, от которых зависит 
эффективность исторического, эстетического, интеллектуального развития наших 
школьников, получит возможность изучить пути использования формирующих 
потенций учебно-воспитательного процесса, обеспечивающих на природосообразной основе воспитание патриотов и граждан своей страны.

Читатель сможет ознакомиться с концептуальным обоснованием идеи, не только 
отвергающей расхожую мысль об отсутствии у нас в стране идеологии, а наоборот, 
системно доказывающей наличие такой идеологии, воплощенной в отечественной 
Конституции. И идеология эта, что структурно, социально и исторически для России предопределено, — в великой, исторически востребованной идее федерализма. 
С этих позиций отечественная Конституция — не только высший документ, вбирающий в себя необходимый свод законов, но и идеология, философия и культура 
общественного бытия, общества и функционирование системы отечественного 
образования на всех уровнях — знаний, компетенций, отношений личности с государством, другими людьми, с собою.

Особый раздел посвящен проблеме отношения к педагогической науке и ее роли 
в решении всей совокупности задач, стоящих перед государством и обществом. 
В силу разных причин педагогика как наука занимала и продолжает занимать подчиненное положение, проявляющееся в том, что ей уготована роль формулирования 
прикладных задач и определения путей их решения. В современных условиях ситуация радикальным образом изменилась, что требует коренных изменений отношения к педагогике как единственной науке, определяющей пути системного формирования подрастающих поколений, начиная с самого раннего возраста и завершая 
их выходом во взрослую жизнь. И дело совсем не в том, чтобы формально признать 
за педагогикой право на самостоятельные решения стоящих перед социумом задач, 
и не в том, чтобы это формальное право нашло отражение в определенных директивных установках. Коренное изменение отношения к педагогике обусловлено 
настоятельными потребностями не школы, не самой педагогики, а непосредственно 
социума и той политики, которая определяет его функционирование и развитие. 
Принципы педагогики, такие как природосообразность, преемственность и адаптация в современных условиях, не могут далее рассматриваться как сугубо педагогические принципы, относимые к учебе.

Установленная историческая обусловленность зависимости государства от 
конкурентоспособности личности безотлагательно требует признания за этими 
принципами фундаментальной основы принятия не только того или иного дидактического требования, не только собственно ведомственного решения, но и любого 
управленческого документа, адресованного человеку, и тем самым поставленного 
в прямую зависимость от отношения этого человека к этому документу. Поэтому 
в книге есть специальный раздел, включающий только одну тему — педагогическую 
аксиоматику. Выведение педагогических принципов на уровень социально-общественных аксиом, основанное на теории, разработанной мной как руководителем

Турбовской Я. С. Вторгаясь в жизнь: позиция педагога (2005-2015)

4

лаборатории философии образования ИТИП РАО, не только отражает возникновение в XXI в. новых тенденций как исторической потребности в принципиальном 
изменении отношения к принципам педагогики, но и становится той методологической основой, с позиций которой педагогические аксиомы проявляют себя как 
критерии эффективности подготавливаемой на всех государственных уровнях 
документации, адресованной человеку.

В заключение важно отметить, что книга, вобравшая в себя совокупность статей, 
отражающих не только потребности государства и общества, но и раскрывающих 
пути удовлетворения этих потребностей, адресована широкому читателю, для которого проблемы, стоящие перед школой, всей системы непрерывного образования, 
представляются личностно значимыми и необходимыми государству, обществу, 
специалистам, каждой семье.

____________________________________________________ Введение

5

Раздел I

БЕЗОПАСНОСТЬ ГОСУДАРСТВА И ОБЩЕСТВА 
В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ КАК ОБЪЕКТ 

СИСТЕМНОГО МЕТОДОЛОГИЧЕСКОГО РАССМОТРЕНИЯ

Есть такие проблемы, в актуальности которых никого не надо убеждать. И одной 
из них является проблема безопасности. Объясняется же такая всеми разделяемая 
актуальность безопасности достаточно просто и неопровержимо убедительно.

Всё, что касается опасностей и угроз человеческому бытию, начиная с отдельного 
человека и кончая людским сообществом и государством, не может не признаваться 
первостепенно значимым и актуальным. И, следовательно, всё, что несет в себе или 
с собой такую угрозу, будь то голод, наводнение, пожар, землетрясение и, к глубокому сожалению, надвигающаяся война, не может не требовать от человека, общества и государства принятия определенных мер и готовности к противостоянию. 
И значит, всякого рода декларативные разглагольствования об их актуальности 
изначально лишены смысла. И так всё понятно. И постоянная забота о безопасности естественна и необходима.

Но коль скоро это давным-давно всем известно, то сам факт возникшего в общественном сознании обостренного внимания к проблеме безопасности, с одной 
стороны, свидетельствует о каких-то принципиально новых явлениях, характеризующих современные социальные условия и тем самым вносящих глубинные 
изменения в наши устоявшиеся представления о необходимой безопасности, 
с другой — о каких-то исторически возникших факторах, требующих от нас не 
только глубокой аналитической рефлексии, но и выявления возможностей и путей 
целенаправленного повышения уровня готовности к противостоянию и нейтрализации объективно возникших и существующих в реальной действительности угроз. 
И надо полагать, что обилие литературных источников, связанных с проблемой 
безопасности, не только отражает уровень общественной тревожности, но и является объективным индикатором неотложной необходимости нахождения ответов 
и решений, способных в исторически сложившихся условиях обеспечить необходимую стране безопасность. А эффективность требующихся ответов находится 
в прямой зависимости от решения двуединой задачи: системного раскрытия сути 
такого социально сложного феномена, каким является категория «безопасность», 
и путей ее обеспечения.

6

«Безопасность» как фундаментальная категория 
бытия и развития социума

Затрагивая жизненные интересы каждого, категория «безопасность» тем самым 
вбирает в себя не только сущностно определенную содержательность, но и совокупность условий, от которых искомая безопасность зависит. И следовательно, 
«безопасность» как концентрированное отражение неотложных потребностей 
социума представляет собой органическое единство и сущности каждой из них, 
и процесса их удовлетворения. И для социума в конечном итоге не столь важно 
(хотя этого никто отрицать не может) пытаться как можно точнее сформулировать 
суть этого явления, сколько выявить и раскрыть его как процесс требуемых реше­
ний и практического достижения безопасности как цели.

Но, к сожалению, приходится признать, что и в литературе, и в специальных 
исследованиях эта имманентная составляющая безопасности остается незамечаемой. А отсутствующее методологическое требование относиться к проблеме безопасности как к двуединой задаче если и не является одной из основных причин, 
порождающих ее особую актуальность в современных условиях, то, несомненно, 
одной из смысловых преград, буквально перекрывающих возможность ее системного решения. Ведь если мы не трактуем безопасность как процесс, то мы по определению не можем и даже не стремимся выявить его разноуровневую структуру, последовательность и этапность необходимых для ее обеспечения действий. Мы ведь как 
бы просто не знаем и не осознаём объективности существования «второй» стороны 
одной и той же задачи, и нам нет никакой надобности искать пути ее решения.

Но дело не только в этом. Не менее важен и другой, собственно методологический аспект проблемы безопасности, характеризующий ее современное состояние. 
Никому, наверное, не надо доказывать, какое значение имеет адекватная точность 
сформулированного определения. При всей логической правильности исходной 
установки, что в понятии отражены сущностные характеристики объекта, в реальной действительности трудно ограничиваться этой избыточной в своей абстрактности «правильностью». Особенно в тех случаях, когда искомое определение изначально призвано максимально обеспечивать требующиеся от миллионов людей если 
и не тождественность восприятия, то, несомненно, допустимый уровня совпадения 
и схожести трактовок.

Избыточная полисемичность термина, адресованного массовой практике, — 
одна из основных и трудно устраняемых причин недопустимо низкой по своей 
эффективности совместной людской деятельности. Здесь и разобщенность, и несовпадение, и вплоть до взаимного отрицания целевая направленность. Полисемичность трактовки и формулировочного определения того или иного феномена не 
является результатом разной семантической готовности разных авторов или проявлением непрофессионального субъективизма. Она неопровержимое в своей объективности доказательство системной сложности фиксируемого явления, каждый 
аспект или каждая составляющая которого становятся содержательной основой

Раздел L Безопасность государства и общества в условиях глобализации...

7

отрабатываемой формулировки. И эти объективно существующие основания для 
формулирования того или иного определения настолько сущностно значимы, что не 
только невозможно выбрать из них единственно правильное, но и никак не вырваться 
из этой разрушительной для любой совместной деятельности полисемичности.

А методологическое признание двуединой природы категории «безопасность» 
принципиально меняет возможности продуктивного разрешения сложившейся 
семантической ситуации. Ибо признание объективного существования «второй» 
составляющей данного понятия создает определенную критериальную основу, 
с позиций которой возможно преодоление фрагментарных подходов, изначально 
разрушающих целостность самого явления как целенаправленного процесса. Ведь 
в конечном итоге социальная значимость самой категории «безопасность» не сводится и тем более не должна сводиться к самодостаточности рефлексивного улучшения или уточнения наличествующих формулировок. Ее изначальная социальная 
направленность состоит именно в совершенно конкретном раскрытии путей достижения безопасности как цели, стоящей перед государством, обществом и всеми 
теми, от кого это зависит. И следовательно, искомые формулировки, отражающие 
сущностные особенности безопасности как феномена реальной действительности, 
находятся в прямой зависимости от этой цели и тем самым превращаются в исследовательскую задачу, постановка и решение которой станут совокупностью необходимых и государству и обществу ответов.

Перевод рефлексивных усилий, направленных на поиск требуемых формулиро- 
вочных уточнений понятия «безопасность» на уровень задачи, подлежащей решению, кардинально изменяет ситуацию, превращая ее в конкретное дело, требующее 
системного осмысления и содержательного раскрытия.

Но сам факт признания двуединой природы безопасности, существующей в органическом единстве с требуемой целенаправленной деятельностью, несомненно, 
способен сыграть определенную исследовательскую роль, но неспособен автоматически, будучи даже очень важным и нужным знанием, раскрыть реальные пути 
практического решения столь актуальной проблемы. И для ее решения есть путь, 
который органично вытекает из необходимости учета уже сложившегося контекста 
подхода к этой проблеме. И то, о чём выше в самом обобщенном виде шла речь, не 
только не находит своего подтверждения в сложившейся познавательной ситуации, 
но и может от нее оттолкнуться как от точки отсчета, создающей определенные 
предпосылки для этой требующей решения задачи.

Но и для этого надо не просто перечислить имеющиеся формулировки и описать 
тем самым познавательную ситуацию, а найти, образно говоря, «методологический 
ключ» к ее гипотетической расшифровке. И таким ключом, как представляется, 
может стать внутренняя логика многолетнего исследовательского поиска и достигнутые на ее основе результаты.

Обобщающей, ни в ком не вызывающей возражений характеристикой сложившихся подходов к решению проблемы безопасности является, как отмечалось, при 
всех семантических различиях определений, всеми разделяемое понимание сути 
проблемы. А различия формулировок объясняются разноаспектным подходом

Турбовской Я. С. Вторгаясь в жизнь: позиция педагога (2005-2015)________________________

8

к самой проблеме. И поэтому при всём их реальном сугубо вербальном многообразии в действительности речь идет об одном и том же. Безопасность трактуется 
либо как угроза государству «от внешнего и внутреннего врага», либо как «важнейшая составляющая национальной безопасности, связанная с защитой государственного суверенитета»1. Не вдаваясь специально в проблему соотношений терминов 
«государственная» и «национальная», отмечу, что в одних случаях их рассматривают как синонимы, в других — как принципиально разные по объему понятия. 
И соотношение между ними обычно определяется как отношение между «видовым» 
и «родовым» понятиями. В данном же контексте эти различия не играют особой 
роли. Важно другое: отметить смысловую тождественность трактовки понятия 
«безопасность», относимого к государству и его суверенитету. И никто против такой 
трактовки не возражает. Она сущностно не только адекватна, но и обладает всеми 
признанной приоритетностью по отношению к любым другим формулировкам.

Но, как неопровержимо выясняется, проблема безопасности вышла далеко за 
пределы таких определений, что в конечном итоге не только раскрыло их смысловую недостаточность, но и потребовало в современных условиях ее системной 
дифференциации. Особую озабоченность государства и общества стала вызывать 
огромная совокупность возникших опасностей, требующих неотложного принятия 
соответствующих мер. За широко используемыми в настоящее время терминами 
«военная безопасность», «финансовая безопасность», «экономическая безопасность», «продовольственная безопасность», «религиозная безопасность», 
«информационная безопасность», «экологическая безопасность», «личная 
безопасность», «ядерная безопасность» и т. д. стоит не просто ряд определений 
и терминологических новообразований, а зафиксированное отражение реально 
возникших и возникающих опасностей, каждая из которых требует всестороннего 
и системного учета своих особенностей как основы для принятия необходимых 
решений. За хорошо известным каждому утверждением, что всё в реальной действительности находится в непрерывном развитии, приобретшим, к сожалению, 
характер банальности, в действительности скрыты неодолимо возникающие не 
только положительные, но и негативные в своей социальной разрушительности 
тенденции и процессы, которые и обусловили возникшую необходимость целенаправленной заботы о дифференцированной безопасности современной сложноструктурной и многофакторной действительности. И вся возникшая совокупность 
этих терминов, отражающих особенности требующейся безопасности, несомненно 
и неопровержимо свидетельствует о необходимости искать и находить оптимальные возможности адресного устранения каждой из возникших угроз и опасностей.

И следовательно, категория «безопасность» не только отражает сущность объективно существующих явлений и процессов, от которых так или иначе зависит 
степень исторического благополучия и продуктивного развития государства 
и общества, но и вбирает в себя динамику происходящих в реальной действительности изменений, что в конечном итоге создает методологическую основу не только

__________________Раздел I. Безопасность государства и общества в условиях глобализации...

1 Война и мир в терминах и определениях. М., 2004. С. 47.

9

для прогностически опережающего выявления областей возникновения новых 
угроз и рисков, но и раскрытия перспективных и исторически необходимых путей 
целостного и в то же время системного решения проблемы безопасности в самом 
широком смысле этого понятия.

Турбовской Я. С. Вторгаясь в жизнь: позиция педагога (2005-2015)________________________

Образование как фундаментальная основа системного решения 
проблемы безопасности в условиях глобализации

В науке, как известно, не бывает синонимов. И каждый новый термин даже при 
самой очевидной смысловой близости другому или другим терминам по определению 
обязан своим возникновением не тождественности с ними, а сущностным отличиям 
от них. И не видеть за фактом возникновения нового термина каких-то ранее терминологически не улавливаемых сторон и оттенков реальной действительности — 
значит не заметить произошедшей подвижки в ее научном познании. Сложность 
процессов взаимоотношения науки и практики во многом объясняется исторической неравномерностью происходящих в них процессов и изменений. И в любом 
категоричном преувеличенном противопоставлении практики и науки в их вкладе 
в общественное развитие нет всей правды. Оно, это противопоставление, — односторонне. В одних условиях наука опережает практику, создавая для последней 
содержательную основу для продуктивного функционирования, в других — практика, несомненно, опережает науку, выдвигая всё новые запросы и свои потребности.

И тот факт, что проблема безопасности подверглась системной дифференциации, 
несомненно, свидетельствует о социально возникшей необходимости учитывать 
особенности каждой из выявленных и отрефлексированных опасностей, возникших и заявляющих о себе в реальной действительности. Реальные отличия новых 
угроз, неустранимых традиционно существующими методами и рекомендациями, 
становятся теми неотступными требованиями, которые социум уже больше не 
может не признавать и не учитывать. И произошедшая дифференциация запросов самым убедительным образом отражает наличие новых подлежащих решению 
задач. И трудно, наверное, с таким выводом не согласиться.

Но возникшая и заявившая о себе дифференциация проблемы безопасности 
объективно отражает и другой чрезвычайно важный аспект ее развития и познания. 
И определяется он не сугубо рефлексивными размышлениями, а процессами, произошедшими в реальной действительности и требующими аналитического осмысления.

Если существующие определения безопасности оказались неспособны отразить исторически возникающие виды угроз и опасностей, если уровень развития 
постиндустриального общества обусловил возникшую необходимость дифференцированного подхода к этой проблеме, то наряду с неопровержимым признанием 
необходимости учета каждого из возникших видов опасностей столь же закономерно следует вывод об отсутствии в распоряжении государства и общества

10

К покупке доступен более свежий выпуск Перейти