Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Психологические исследования интеллекта и творчества

Покупка
Артикул: 725300.01.99
Доступ онлайн
350 ₽
В корзину
Данный сборник включает научные сообщения, представляющие разные аспекты психологии интеллекта и творчества: проблемы методологии и теории, феноменологии и механизмов, психофизиологических основ, места интеллектуальных и творческих способностей в структуре индивидуальности, их развития на разных этапах онтогенеза, возрастной специфики проявлений интеллекта и творчества, влияния процесса межличностного взаимодействия и культурного контекста. Сборник подготовлен к 90-летию Я. А. Пономареваи 55-летию В. Н. Дружинина.
Адамкина Татьяна Анатольевна Астахова Армини Аветиковна Афонина Наталья Юрьевна Ахметгалеева Зульфия Мансуровна Бабаева Юлия Давидовна Бандурка Татьяна Никифоровна Белавина Ольга Вячеславовна Березина Татьяна Николаевна Будрина Екатерина Генриховна Владимиров Илья Юрьевич Гаврилко Татьяна Ивановна Горюнова Наталья Борисовна Греченко Татьяна Николаевна Гусакова Марина Петровна Данилова Марина Викторовна Дербенева Мария Юрьевна Дикая Людмила Александровна Дрынкина Татьяна Ивановна Душабаев Зафаржан Раимжанович Елизаров Андрей Николаевич Ермакова Елена Сергеевна Жуковская Лидия Валерьевна Захаров Валерий Константинович Каблихина В. С. Кибальченко Ирина Александровна Кисенова Розалья Хайрулловна Климонтова Татьяна Анатольевна Конева Елена Виатльевна Кононенко Майя Алексеевна Корнилов Юрий Константинович Коровкин Сергей Юрьевич Коростылева Людмила Алексеевна Кузнецова Мария Дмитриевна Кыштымова Ирина Михайловна Лебедева Евгения Игоревна Лисовенко Богдана Сергеевна Лобанов Александр Павлович Локалова Наталья Петровна Лосева Светлана Николаевна Мазалецкая Анна Леонидовна Мазилов Владимир Александрович Малюгина Дарья Александровна Мехтиханова Наталья Николаевна Микляева Анастасия Владимировна Мурафа Светлана Валентиновна Осорина Мария Владимировна Пачина Наталья Николаевна Петраков Александр Геннадьевич Пехтерев Валерий Валентинович Попов Андрей Иванович Попов Леонид Михайлович Разина Татьяна Валерьевна Разумникова Ольга Михайловна Рамендик Дина Михайловна Резников Евгений Николаевич Рудкевич Лев Александрович Сабадош Павел Александрович Семенова Анастасия Алексеевна Слепович Елена Самойловна Струнина Наталья Николаевна Сырникова Наталья Александровна Талдыкина Анна Андреевна Толочек Владимир Алексеевич Трифонова Алина Владимировна Усова Ольга Валерьевна Харитонова Инна Юрьевна Хохоева Лаура Владимировна Чекина Марина Даниловна Чередникова Татьяна Владимировна Шемякина Наталья Вячеславовна Штейнбах Хелене Эдуардовна Щербакова Ольга Владимировна Щукина Мария Алексеевна
Психологические исследования интеллекта и творчества : материалы научной конференции, посвященной памяти Я. А. Пономарева и В.Н. Дружинина, ИП РАН, 7-8 октября 2010 г. / под ред. А.Л. Журавлева, М.А. Холодной, Д.В. Ушакова, Т.В. Галкиной. - Москва : Институт психологии РАН, 2010. - 288 с. - ISBN 978-5-9270-0189-7. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/1059421 (дата обращения: 18.04.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
Издательство
«Институт психологии РАН»
Москва – 2010

Материалы научной конференции,
посвященной памяти
Я. А. Пономарева и В. Н. Дружинина

ИП РАН, 7–8 октября 2010 г.

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ 
ИССЛЕДОВАНИЯ 
ИНТЕЛЛЕКТА И ТВОРЧЕСТВА

Российская академия наук
Институт психологии

 УДК 159.9
 ББК 88
 
П 86

Психологические исследования интеллекта и творчества: 
Материалы научной конференции, посвященной памяти 
Я. А. Пономарева и В. Н. Дружинина, ИП РАН, 7–8 октября 
2010 г. – М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2010. – 288 с.

ISBN 978-5-9270-0189-7

П 86

© Учреждение Российской академии наук
Институт психологии РАН, 2010
ISBN 978-5-9270-0189-7

 УДК 159.9
 ББК 88

Данный сборник включает научные сообщения, представляющие разные аспекты психологии интеллекта и творчества: 
проблемы методологии и теории, феноменологии и механизмов, психофизиологических основ, места интеллектуальных 
и творческих способностей в структуре индивидуальности, 
их развития на разных этапах онтогенеза, возрастной специфики проявлений интеллекта и творчества, влияния процесса 
межличностного взаимодействия и культурного контекста. 
Сборник подготовлен к 90-летию Я. А. Пономарева и 55-летию 
В. Н. Дружинина.

Ответственные редакторы:

член-корр. РАН, доктор психологических наук, профессор А. Л. Журавлев
доктор психологических наук, профессор М. А. Холодная
доктор психологических наук, профессор Д. В. Ушаков
кандидат психологических наук Т. В. Галкина

Все права защищены.
Любое использование материалов данной книги полностью
или частично без разрешения правообладателя запрещается

Раздел 1
Методологические и теоретические проблемы психологии 
интеллекта и творчества

Е. В. Гаврилова. Креативность и переработка информации: 
«дарвиновский» и «ламарковский» подходы 
11

Н. Б. Горюнова. Когнитивный ресурс как основа
моделирования структуры общего интеллекта 
13

В. К. Захаров, Л. В. Черемошкина. Об одной модели
создания новых типов деятельности 
16

Л. Я. Зобнина. Эволюция познания 
18

И. А. Кибальченко. Рефлексивно-интегративный подход
к изучению познавательной триады опыта обучающихся 
20

Л. А. Коростылева, Е. Ф. Коломиец. Современные подходы 
к систематизации концепций креативности 
23

М. А. Крылова, Т. В. Чередникова. Творческие стили 
или патологические симптомы? 
25

И. М. Кыштымова. Психосемиотическая модель
креативности 
27

В. А. Мазилов. Решение творческих мыслительных задач: 
соотношение знания и мышления 
30

В. В. Суворов. Интеллект и креативность – междисциплинарный 
подход и парадигма системообразования 
32

Н. А. Сырникова. К вопросу о механизмах интеллекта 
35

А. А. Талдыкина. Диагностика умственных способностей 
37

Т. В. Чередникова. Общий фактор интеллекта «g»:
фикция или реальность? 
39

Содержание

Раздел 2
Природа интеллекта и творчества: феноменология и механизмы

Т. Н. Бандурка. Полимодальность восприятия
в структуре интеллекта 
43

Т. Н. Березина. О компенсационном характере интеллекта 
и креативности 
45

Е. Г. Будрина. Особенности связей между когнитивными
стилями и интеллектуальной продуктивностью 
48

А. В. Герасимова. Воздействие декларативного знания
на структуру процедурного знания 
50

М. П. Гусакова. Сравнительный анализ проявлений креативности 
при особенностях познавательной активности 
53

Е. С. Ермакова. Образные средства гибкости мыслительной 
деятельности как основа формирования творческого 
мышления детей 
55

М. А. Кононенко, Т. В. Галкина. Динамика развития способности 
действовать «в уме» в музыкально-исполнительской 
деятельности учащихся 
57

Е. И. Лебедева, Е. А. Сергиенко. Интеллектуальное развитие 
и понимание ментального и физического мира
в детском возрасте 
60

А. П. Лобанов. Интеллект и академические достижения 
школьников в парадигме ментального опыта 
62

Д. А. Малюгина. Связь непроизвольного и произвольного 
интеллектуального контроля 
65

О. А. Мацкевич, Т. В. Галкина. Проявление закона ЭУС 
Я. А. Пономарева в творческом процессе
создания рекламы 
67

Ж. В. Нагорнова. Исследование пространственно-образной 
творческой деятельности при варьировании
инструкций к творческим заданиям 
69

М. В. Осорина, О. В. Щербакова. Уровневая структура 
эмоционального понимания 
72

Б. В. Палатник. Интуитивный уровень способности
действовать «в уме» и феномен глоссолалии 
74

В. П. Песков. О соотношении представления, интеллектуальных 
и творческих способностей человека 
77

Е. А. Петрова. Взаимосвязи мнемических способностей 
с интеллектуальными особенностями учащихся 
79

Е. С. Слепович, Т. И. Гаврилко. Проблема взаимодействия 
аффективных и интеллектуальных структур в процессе 
продуктивного мышления 
81

М. Д. Чекина. Особенности когнитивных стилей студентов
с разной успешностью обучения 
83

Х. Э. Штейнбах, П. А. Панфилов. Моно- и многоязычие 
и особенности интеллекта 
86

Раздел 3
Психофизиологические основы интеллекта и творчества

Е. В. Воробьева, И. Ю. Харитонова. Интеллект и профильная 
асимметрия у монозиготных и дизиготных близнецов 
89

Т. Н. Греченко. О некоторых нейронных механизмах творчества 
91

Л. А. Дикая. ЭЭГ-корреляты решения творческих задач 
у испытуемых с разным уровнем креативности 
93

А. В. Колесникова. Особенности эмоционального интеллекта 
лиц с девиантным поведением делинквентного 
и психопатологического типов 
96

Э. А. Кузнецова. Синестезическая метафора 
как психофизиологический феномен творчества 
98

Ж. В. Нагорнова, Н. В. Шемякина. ЭЭГ-исследование
невербальной творческой деятельности
при варьировании инструкций к заданиям 
100

О. М. Разумникова, С. Б. Фиников. Социальный интеллект 
и социальная креативность в связи с активностью
коры головного мозга 
103

Л. А. Рудкевич. Конституция и креативные способности 
105

Н. В. Шемякина, М. Г. Старченко. Исследование мощности 
независимых компонент ээг при выполнении
вербальных творческих и нетворческих заданий 
107

Раздел 4
Интеллектуальные и творческие способности в структуре 
индивидуальности

Т. А. Адмакина. Когнитивные детерминанты
эстетической реакции 
111

З. М. Ахметгалеева. Имплицитная теория креативности 
у представителей творческих специальностей 
113

Ю. Д. Бабаева, Е. Н. Попова. Ценность творчества
и субъективные представления
о творческой деятельности 
116

О. В. Белавина. Роль интеллекта в формировании трудовых 
ценностей старшеклассников 
118

М. Ю. Дербенева. Интеллектуальный потенциал 
и профессиональное самоопределение
старшеклассников 
120

Т. Н. Джумагулова. Особенности развития
интеллектуальной сферы личности актера 
123

О. В. Истомина. Взаимосвязь свойств темперамента
и уровня интеллекта 
125

С. М. Коваленко. Способность действовать «в уме»
и эмоциональная сфера: проблема факторов развития 
127

М. Д. Кузнецова. Роль интеллекта в структуре субъектности 
восприятия рекламного сообщения 
130

Н. П. Локалова. Влияние интеллекта
на аффективно-эмоциональную составляющую
в структуре индивидуальности 
133

Т. В. Манянина. Эмоциональный интеллект
в психологической культуре личности 
135

С. П. Мелехин. Внутренние и внешние детерминанты
творческих способностей 
138

Л. М. Попов. Самооценка и самотворение
студента-психолога 
140

Д. М. Рамендик, В. Г. Асадова, В. С. Каблихина. Особенности 
мотивационных и когнитивных процессов
у студентов творческих вузов 
142

П. А. Сабадош. Эстетические ценности и личностные
свойства академически успешных подростков 
145

И. Г. Самойлова. Духовные способности и религиозный опыт 
147

Н. Н. Струнина. Учет интеллектуального фактора 
в жизнедеятельности личности 
150

М. А. Щукина. Саморазвитие личности как жизнетворчество 
152

Раздел 5
Развитие интеллектуальных и творческих способностей 
на разных этапах онтогенеза

А. А. Астахова. Особенности творческого мышления
младших школьников с разным уровнем тревожности 
155

Н. Ю. Афонина. Познавательная потребность как фактор 
когнитивного развития в старшем дошкольном
возрасте 
157

И. Н. Била. Развитие творческого конструирования
дошкольников 
159

Т. Г. Бобченко, А. А. Шестакова. Особенности эмоционального 
интеллекта старших дошкольников 
161

Н. А. Ваганова. Творческое восприятие и понимание
старшими дошкольниками стихотворений 
163

Е. П. Воропаев. Факторы развития творческих способностей 
воспитанников детских театральных студий 
166

М. В. Данилова. Роль интеллекта в решении возрастных
задач подросткового периода 
168

З. Р. Душабаев. Развитие интеллекта детей подготовительной 
группы детского сада 
171

А. А. Емелин. Особенности организации метакогнитивного
опыта у детей с различными формами дизонтогенеза 
173

Е. И. Комкова. Умственное развитие как условие
саморегуляции у детей 6–7 лет 
175

А. В. Кузнецова. Мыслительные и мнемические способности 
интернет-активных школьников в возрасте 14–16 лет 
177

Н. В. Медведева. Особенности реализации замысла
в процессе художественной деятельности
младшего школьника 
179

С. В. Мурафа. Мнемические способности детей 7–11 лет 
с задержкой психического развития 
182

А. Г. Петраков. Влияние интеллектуальных игр
на развитие интеллекта старшеклассников 
184

О. В. Усова. Познавательный контроль как фактор
воспроизведения танцевальных движений
дошкольниками 
186

А. Е. Харитонов. Аттенционные и мыслительные способности 
интернет-активных младших школьников 
188

Л. Г. Жербер-Хуснутдинова. Влияние развития способности 
действовать «в уме» на развитие социального
интеллекта детей 
190

А. А. Цуканова. Развитие творческих способностей младших 
школьников в системе дополнительного образования 
193

Ю. В. Шешенина. Особенности интеллектуального развития 
младших школьников, обучающихся по разным 
образовательным системам 
195

Раздел 6
Возрастная специфика проявлений интеллекта и творчества:
одаренность, компетентность, мудрость

А. Р. Алюшева. Вклад автобиографической памяти
в актуалгенез феномена мудрости 
199

Г. А. Балл. Интеллектуальная культура специалиста 
как составляющая его профессиональной культуры 
201

Т. И. Дрынкина. Профессиональная компетентность
как ресурсный фактор интеллектуальной зрелости 
204

Е. В. Емельянова. Особенности структуры интеллекта 
математически одаренных школьников 
206

Л. В. Жуковская. О соотношении мудрости
и психологического благополучия личности 
209

Е. В. Завгородняя. Особенности ценностной сферы
художественно одаренных студентов 
212

Р. Х. Кисенова. Творчество и одаренность 
214

Т. А. Климонтова. Роль интеллектуальной одаренности
в системе внутреннего мира человека 
216

Е. В. Конева. Компетентностные составляющие мышления 
профессионала 
218

Ю. К. Корнилов, И. Ю. Владимиров, С. Ю. Коровкин.
Практическое мышление: регулятивная функция 
221

Е. И. Крылова. Психологические проблемы одаренных
детей 
223

С. Н. Лосева. Развитие интеллекта музыкально одаренных
учащихся в процессе формирующего эксперимента 
226

А. Л. Мазалецкая. Креативная компетентность педагога
как фактор развития одаренных учащихся 
228

Н. Н. Мехтиханова. Мудрость как научная категория 
230

Н. Н. Пачина. Характеристика компетентности
как одной из форм интеллектуальной одаренности 
233

А. В. Трифонова. Признаки интеллектуальной одаренности 
в подростковом возрасте 
236

Раздел 7
Исследование интеллекта и творчества
в межличностном взаимодействии и контексте культуры

А. И. Виноградская. Эмоциональный интеллект
в современных диалогах СМИ 
239

А. Н. Елизаров. Взаимосвязь интеллекта
с удовлетворенностью браком 
241

А. С. Кашапов. Роль коммуникативной креативности
в регуляции вузовской социальной адаптации 
244

А. И. Комарова. Социальный и эмоциональный интеллект: 
кросскультурное исследование 
246

Б. С. Лисовенко. Креативность и социальная адаптация 
248

А. В. Микляева. Интеллектуальные возможности пожилых
людей в свете проблем социальной психологии 
250

В. В. Пехтерев. Анализ связи креативности и стилей 
межличностных отношений курсантов 
252

А. И. Попов. Развитие творческих способностей
специалиста в условиях олимпиадного движения 
255

Т. В. Разина. Когнитивные и мотивационные предпосылки
развития научного творчества у современной
студенческой молодежи 
257

Е. Н. Резников. Проблемы выявления
интеллектуального потенциала этноса 
260

А. А. Семенова. Проблема интеллектуального
потенциала общества 
262

В. А. Толочек. Пространство взаимодействия субъектов:
ресурсный подход 
264

Л. В. Хохоева. Влияние интеллекта на социальную
адаптацию и самоактуализацию человека 
267

И. А. Шишкина. Особенности самоотношения и восприятия
других людей подростками с разным уровнем
интеллекта 
269

О. В. Яремчук. Этнокультурное мифотворчество личности 
как современная модель творчества 
272

Сведения об авторах 
275

Креативность и переработка информации: 
«дарвиновский» и «ламарковский» подходы

Е. В. Гаврилова
О
бщесистемные теории творчества, рассматриваемые в рамках 
исследования, составляют два полюса. Первый полюс можно 
назвать «дарвиновским»: согласно относящимся к нему моделям, 
новые мысли образуются, подобно дарвиновским биологическим 
видам, путем отбора случайно возникших вариантов. Впервые эту 
идею высказал У. Джемс, а из современников ее воплотили Д. Саймонтон и К. Мартиндейл. Второй полюс – «ламарковский», в котором 
подчеркивается роль целенаправленного поведения в творчестве (подходы К. Дункера, Г. Саймона с соавторами, О. К. Тихомирова и др.).
В рамках нашего исследования анализируется проблема связи 
дарвиновской и ламарковской концепций творчества с моделями 
переработки информации, согласно которым информация может 
извлекаться диффузно или структурно. Диффузное извлечение 
происходит в соответствии с принципом ассоциации: информация 
извлекается потому, что различные содержания в памяти связаны. 
Структурное извлечение, напротив, состоит в целенаправленном 
поиске в долговременной памяти информации, обладающей определенными свойствами.
В экспериментальной части работы производилось сопоставление индивидуальных особенностей испытуемых в плане креативности и в плане переработки информации. С позиции дарвиновской модели можно ожидать превосходство высококреативных 
испытуемых в отношении диффузного извлечения информации. 
С позиции ламарковской модели предсказывается, напротив, превосходство креативов в структурном извлечении информации. Вся 

Раздел 1

Методологические и теоретические проблемы 
психологии интеллекта и творчества

схема экспериментов включает: 1) стадию кодирования информации, на которой испытуемому предъявляется как основная, так 
и «периферийная» (фоновая) информация; 2) стадию извлечения 
информации, различно организованную для разных серий.
В качестве основы для экспериментальной процедуры исследования использовалась методика, разработанная в рамках теории 
уровневой переработки информации (Craik, Lockhart, 1972; Craik, 
Tulving, 1975; Fisher, Craik, 1977). Согласно данной теории, процесс 
кодирования информации осуществляется на нескольких уровнях – 
от поверхностного (например, буквенный состав слова) до глубинного (например, значение слова). Чем глубже уровень переработки, 
тем эффективнее запечатлевается информация.
Общая схема исследования предполагала два уровня кодирования информации – уровень рифмы и уровень категорий (названия 
городов). Основным методом был семантический прайминг. Эксперимент предполагал две части. В первой части происходила работа 
с экспериментальным материалом. Испытуемым предъявлялась 
фокальная (основная) и периферийная (фоновая) информация – одна 
группа должна была сказать, рифмуются слова между собой или нет; 
другая – вынести суждение о том, является ли появившееся слово 
названием города. В обеих группах экспериментальный материал 
был идентичным – содержащим как просто рифмующиеся или нерифмующиеся слова, так и рифмующиеся города. После экспериментальной части все испытуемые должны были придумать рифмы 
к указанным словам (которые рифмовались со словами и названиями 
городов в эксперименте) и придумать названия городов, имеющие 
в своем составе от 4-х до 7-и букв.
Отдельные две группы выполняли то же задание, но после экспериментальной процедуры испытуемых просили просто вспомнить 
все те слова, которые они только что видели. Таким образом, сопоставлялись процессы извлечения информации, организованные 
в условиях расширенного фокуса внимания (свободная генерация 
рифм и городов) и узкого фокуса внимания (простое вспоминание 
слов). Всего в эксперименте участвовало 130 студентов (средний 
возраст – 20,5 лет). Для измерения креативности использовались 
тесты «Необычное использование», тест Медника и рисуночный 
тест Урбана.
Значимые корреляции между креативностью и эффективностью 
воспроизведения слов были обнаружены в условиях фокусированного внимания. Более креативные испытуемые хорошо активировали 
основную информацию. В группе, которой предъявлялись рифмы, 

креативность значимо связана с воспроизведением основных словрифм (r = 0,43, p<0,05). В группе, которой предъявлялись города, 
креативность значимо связана с воспроизведением этих городов 
(r = 0,4, p<0,05).
В условиях дефокусированного внимания был обнаружен значимый эффект влияния креативности на активацию фоновой информации в группе, которой предъявлялись рифмы (в данном случае 
этой информацией выступали слова, не рифмующиеся между собой, 
но воспроизведенные затем испытуемыми в качестве рифм) – F = 4,7, 
p<0,05.
Результат относительно активации фоновой информации 
представляется наиболее важным, так как позволяет поставить 
вопрос о способе кодирования информации. Так, сопоставление 
полученных результатов с гипотезами показывает, что в части кодирования информации получены данные в пользу «дарвиновской» 
гипотезы – креативные испытуемые в большей степени запечатлевают информацию, являющуюся побочным продуктом действия. 
Также результаты по проведенным экспериментам показывают, 
что на активацию фоновой информации влияет не только уровень 
ее кодирования, но и то, в каких условиях происходит кодирование 
данной информации. Однако результаты относительно извлечения 
информации требуют более пристального рассмотрения. Если данные относительно влияния условий кодирования на активацию 
семантической, прежде всего фоновой, информации получат подтверждение, то в дальнейшем можно говорить о смешанной модели 
креативности, предполагающей периферийное, «дарвиновское» 
кодирование информации креативными испытуемыми и в то же 
время структурное, «ламарковское» ее извлечение.

Когнитивный ресурс как основа моделирования 
структуры общего интеллекта*

Н. Б. Горюнова
О
бщий интеллект, или g, является достаточно мощным и хорошо 
определенным конструктом в психологии. В психометрических 
теориях интеллекта «g» является статистическим конструктом 
более высокого порядка, который выявляется из корреляционных 

* 
Работа выполнена при финансовой поддержке РГНФ, проект № 09-06-00401а.

матриц между разнообразными когнитивными тестами. Чем более 
разнообразные тесты способностей включаются в тестовую батарею, тем более мощный фактор «g» выявляется. Гипотетически, 
этот статистический конструкт отражает работу общих процессов, 
обеспечивающих выполнение разнообразных тестовых заданий.
Множественность подходов к проблеме взаимоотношений g 
и отдельных когнитивных способностей проявляется в разнообразии представлений об их природе, структуре и развитии. Согласно Д. В. Ушакову, проблема наличия или отсутствия генерального 
фактора – это, скорее, проблема обработки и интерпретации данных, 
требующая более пристального внимания. Очевидно, что для понимания механизмов интеллектуального функционирования необходима адекватная модель описания данного конструкта (g-фактора).
Ч. Спирмен определял фактор «g» в терминах процессов, требующих схватывания взаимоотношений, выведение правил, обобщения, 
нахождения подобия и различий между вещами и т. д. Позже исследователи пытались объяснять функционирование логически выведенных компонентов g-фактора в терминах продуктивности и объема 
общих процессов обработки информации, типа скорости обработки, 
эффективности торможения, рабочей памяти, исполнительного 
контроля и т. п. Современные достижения нейрокогнитивных наук 
указывают на необходимость разработки интегрированной нейрокогнитивной теории интеллекта, которая могла бы объяснить, каким 
образом различные познавательные процессы, лежащие в основе 
g-фактора, обслуживаются определенными сетями или паттернами 
нейрональной активности.
Предпосылкой такой теории должна стать адекватная когнитивная модель общего интеллекта, разработка которой предполагала бы 
идентификацию основных когнитивных процессов, вовлеченных 
в «g», и определение структурных связей и их динамики с исполь-
зованием приемов структурного моделирования. Это согласуется 
с основными положениями структурно-динамической теории интеллекта, предложенной Д. В. Ушаковым, согласно которой исследование 
индивидуальных различий в уровне интеллекта становится более 
продуктивным с учетом динамики онтогенетического развития 
и функционирования когнитивных процессов.
Одной из попыток описания структуры общего интеллекта 
является априорная редукционистская модель, предположенная 
А. Деметриоу с соавторами, согласно которой более сложные процессы могут быть частично редуцированы к более простым, т. е. 
в иерархии процессы на более высоком уровне включают процессы 

всех предыдущих уровней вместе с процессами, специфичными 
для данного уровня.
Моделирование структуры общего интеллекта с использованием 
конструкта «когнитивный ресурс» позволяет эмпирически верифицировать ресурсную модель общего интеллекта. Используя принцип 
структурно-функциональной аналогии, в когнитивной сфере можно 
выделить структуры, обеспечивающие порождение многомерных 
моделей в ментальном пространстве, а анализ динамических аспектов когнитивной деятельности обеспечивает некоторое понимание, 
каким образом осуществляется многомерное отображение задачи 
в мысленном плане. Согласно В. Н. Дружинину, именно метафора 
когнитивного ресурса обеспечивает выход на динамическую модель 
общего интеллекта.
Гипотетически, когнитивный ресурс – это мощность множества 
связанных когнитивных элементов, актуализация которых обеспечивает реконструкцию многомерных моделей в процессе решения 
задач разного уровня сложности. Под когнитивным элементом 
подразумевается минимальная единица когнитивной структуры 
(например, признак). Структурно-функциональный анализ позволяет выделить в качестве одной из важных функций когнитивной 
системы порождение и поддержание в активном состоянии той 
части «субъективной реальности», которая представлена в ментальном плане в виде модели, отражающей проблемную ситуацию. 
Операционализация понятия «когнитивный ресурс» через набор 
дескрипторов (иконическая память, ВР-выбора, мерность когнитивного пространства и др.) позволяет наполнить этот теоретический 
конструкт психологическим содержанием и оценить некоторые его 
количественные параметры.
Мы полагаем, что такие свойства когнитивного ресурса, как симультанное «схватывание» некоторого множества элементов ситуации, удержание его в фокусе внимания и оперирование им, обеспечивают индивидуальную продуктивность. В ресурсной модели 
общего интеллекта скоростные характеристики интеллектуальной 
деятельности зависят от мощности когнитивного ресурса. Ошибки, 
возникающие при решении задачи, объясняются тем, что при ограниченном когнитивном ресурсе симультанно актуализируется 
множество когнитивных элементов, которое оказывается недостаточным для реконструкции адекватной модели задачи. Однако 
если у индивида сформированы регуляторные механизмы интеллектуальной деятельности, то дополнительное время позволяет ему 
переструктурировать условия задачи и решить ее.

Результаты современных исследований структуры общего интеллекта и основных проблем, связанных с ее верификацией, дают 
основание рассматривать конструкт «когнитивный ресурс» в качестве теоретической основы моделирования структуры и динамики 
общего интеллекта.

Об одной модели создания
новых типов деятельности

В. К. Захаров, Л. В. Черемошкина
В
 работе рассматривается вопрос о том, каким образом происходит 
создание новых типов деятельности. Ответ дается на основе метода анализа архетипов деятельности. При этом архетип человеческого 
поведения рассматривается авторами как частный случай архетипа 
деятельности и восходит к введенному К. Г. Юнгом архетипу личности. С каждым типом деятельности связан его памятный образ 
(мем). «Засыпание» и «пробуждение» типа деятельности зависит 
от состояния жизнедеятельной среды (и материальной, и идеальной).
Система всех мемов деятельности некоторого общества рассматривается нами как одна из систем его деятельной наследственности. Среди системы всех архемемов выделяется подсистема тех 
архемемов, которые пробуждаются при ощущении (произошедшего 
или будущего неотвратимого) изменения жизнедеятельной среды 
(здесь в качестве состояния среды берется ее изменение). Назовем ее 
системой деятельной изменчивости общества. Внутри этой системы 
мы рассмотрим подсистему, ответственную за создание новых типов 
деятельности. Назовем ее системой идейно направленных мутаций. 
Прежде чем описывать эту систему, рассмотрим, как откликается 
данное общество на изменение своей жизнедеятельной среды.
При (произошедшем или неотвратимо предстоящем) изменении жизнедеятельной среды в индивидуальном и коллективном 
сознании данного общества возникает ощущение изменения, которое в свою очередь влечет за собой ощущение (произошедшего 
или неотвратимо предстоящего) нарушения жизнеобеспечения 
этого общества и ощущение необходимости восстановления нарушаемого жизнеобеспечения. Это ощущение приводит к совокупности 
ответных реакций, направленных на восстановление нарушаемого 
жизнеобеспечения. Первой реакцией общества является возбуждение 
его умственной среды. При этом возбуждении происходит востребо
вание всей сознательной и подсознательной памяти общества, ее 
включение на сознательном оперативном уровне. Для восстановления нарушаемого жизнеобеспечения некоторые члены общества 
выдвигают идеи о способах такого восстановления.
Если во включенной части памяти подходящих к новому измененному состоянию среды типов деятельности не отыскивается, 
то пробуждается архетип обновления. Он состоит в том, что появившееся ранее общее ощущение необходимости восстановления 
нарушаемого жизнеобеспечения перерастает в более частное настоятельное ощущение необходимости создания каких-то совершенно 
новых типов жизнедеятельности, подходящих к новому состоянию 
среды. Например, овладеть передвижением по воздуху, передавать 
зрительный образ без видимого носителя и т. д.
При этом происходит осознание необходимых условий и ограничений, которым должны удовлетворять эти новые типы жизнедеятельности, а также степеней возможности их осуществления. 
В результате такого осознания оформляется достижимая целевая 
идея новых типов жизнедеятельности, подходящих к новому состоянию среды. Например, идея создания крыльевых летательных 
аппаратов, способных переносить грузы по воздуху.
По мере оформления достижимой целевой идеи пробуждается 
архетип создания мнимого образа (протомема) нового типа деятельности. Он состоит в том, что вначале происходит обращение 
к индивидуальным и коллективным знаниям, хранящимся как в сознании и подсознании членов данного общества, так и на внешних 
материальных носителях. Доступные знания, а точнее памятные 
образы всех старых сущностей (и материальных, и идеальных), 
соотносимые (ассоциированные) с целевой идеей, закрепляются 
в индивидуальной и коллективной памяти на оперативном уровне. 
Происходит образование целевого набора памятных образов. Затем 
внутри этого целевого набора у некоторых индивидов начинается 
восходящий перебор комбинаций памятных образов старых сущностей, все более удовлетворяющих целевой идее. Одновременно 
с этим происходит и расширение целевого набора. При одной из комбинаций возникает сначала индивидуальное, а затем и коллективное ощущение достаточного и осуществимого соответствия этой 
комбинации целевой идее, Эту комбинацию естественно назвать 
эвристичной комбинацией. Наконец, происходит сначала индивидуальная, а затем и коллективная мыслительная обработка найденной 
эвристичной комбинации. В частности, происходит целенаправленное соединение и связывание различных памятных образов из этой 

комбинации, а также привлечение других необходимых памятных 
образов. В результате этой мыслительной обработки в сознании 
некоторых членов данного общества возникает совершенно новый, 
не существовавший ранее мысленный образ, соответствующий 
целевой идее. Его можно назвать мнимым образом (протомемом) 
нового типа деятельности. Созданный протомем откладывается 
в индивидуальной и коллективной памяти данного общества, а также переносится и на внешние материальные носители.
Если к тому времени состояние жизнедеятельной среды данного 
общества изменилось в соответствии с данной целевой идеей, то после создания протомема, соответствующего целевой идее, пробуждается архетип целедостижения. Он состоит в том, что протомем 
(так же, как и мем) обладает побуждающим воздействием на жизнедеятельность данного общества и обеспечивает свое воплощение 
в его (реальную или идеальную) жизнедеятельность. В результате создается новый, не существовавший ранее, тип деятельности, 
подобный своему мнимому образу и поэтому удовлетворяющий 
целевой идее и поставленной цели, т. е. подходящий к новому измененному состоянию среды. Отметим, что самими членами общества 
изменение жизнедеятельной среды осуществляется с помощью 
изобретений, установлений, вменений и пр.

Эволюция познания

Л. Я. Зобнина
В
опрос о связи между интеллектом и творчеством предполагает 
рассмотрение нескольких аспектов этой проблемы. Попытаться 
феноменологически найти различия между интеллектом и творчеством едва ли возможно. И тот, и другой процесс предполагают 
наличие конечного результата: решение задачи. Можно ли ответить 
на вопрос, как был найден ответ – это были никому не известные 
способы решения или использовались хорошо известные операции? 
Это был процесс, логически связанный, или переходы совершались 
в совершенно новом порядке следования? Et cetera…
Вряд ли мы можем предположить что-нибудь иное, кроме 
как представление о том, что творчество было первичным. В пользу 
такого предположения говорит и чрезвычайно медленная эволюция человека в первые периоды его развития: в эпоху палеолита 
и неолита. Существует традиционно бихевиористское утверждение 

Доступ онлайн
350 ₽
В корзину