Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Философия и история науки

Покупка
Основная коллекция
Артикул: 402250.05.01
К покупке доступен более свежий выпуск Перейти
Учебник ориентирован на изучение курса по философии и методологии науки и соответствует программе кандидатского минимума по предмету «История и философия науки». Состоит из семи глав, которые посвящены современным философским, методологическим и историческим проблемам научного знания. Рассматриваются классические и современные философско-методологические проблемы, возникающие как внутри самих наук, так и при погружении научного знания в соответствующий социокультурный контекст. Для студентов, аспирантов и соискателей, готовящихся к экзаменам кандидатского минимума по философии науки, а также преподавателей и всех желающих составить собственное представление о современной философии науки.
Гусева, Е. А. Философия и история науки : учебник / Е.А. Гусева, В.Е. Леонов. — Москва : ИНФРА-М, 2020. — 128 с. — (Высшее образование: Магистратура). - ISBN 978-5-16-005796-5. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/1039299 (дата обращения: 26.05.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
ФИЛОСОФИЯ 
И ИСТОРИЯ 
НАУКИ

Е.А. ГУСЕВА
В.Е. ЛЕОНОВ

Допущено УМО
по образованию в области производственного 
менеджмента в качестве учебника для аспирантов
и соискателей всех специальностей

Москва
ИНФРА-М
2020

УЧЕБНИК

УДК 001(075.8)
ББК 72.3я73
 
Г96

Гусева Е.А.
Г96 
 
Философия и история науки : учебник / Е.А. Гусева, В.Е. Леонов. — 
М. : ИНФРА-М, 2020. — 128 с. — (Высшее образование: Магистратура).

ISBN 978-5-16-005796-5 (print)
ISBN 978-5-16-102257-3 (online)
Учебник ориентирован на изучение курса по философии и методологии 
науки и соответствует программе кандидатского минимума по предмету 
«История и философия науки». Состоит из семи глав, которые посвящены 
современным философским, методологическим и историческим проблемам научного знания. Рассматриваются классические и современные философско-методологические проблемы, возникающие как внутри самих 
наук, так и при погружении научного знания в соответствующий социокультурный контекст. 
Для студентов, аспирантов и соискателей, готовящихся к экзаменам 
кандидатского минимума по философии науки, а также преподавателей 
и всех желающих составить собственное представление о современной философии науки.

УДК 001(075.8)
ББК 72.3я73

Р е ц е н з е н т ы:
Пукшанский Б.М., доктор философских наук, профессор СанктПетербургского горного университета;
Круглова Л.К., доктор философских наук, профессор Санкт-Петербургского университета водных коммуникаций

ISBN 978-5-16-005796-5 (print)
ISBN 978-5-16-102257-3 (online)
© Гусева Е.А., Леонов В.Е., 2012

ВВЕДЕНИЕ

Предметом философии науки являются общие закономерности 
и тенденции научного познания как особой деятельности по производству научных знаний, взятой в ее историческом развитии и в исторически изменяющемся социокультурном контексте. Как направление современной философии она представлена множеством концепций, предлагающих ту или иную модель развития науки.
Философия науки как особая дисциплина сформировалась в середине ХХ в. Круг ее проблем чрезвычайно широк. Среди них: понятие и образ науки, проблема возникновения науки, структура научного знания, функции научного исследования, научные революции, 
идеалы научности, нормы и ценности научного сообщества и др.
Начало философии науки может быть датировано второй половиной XIX в. Именно в это время появился поток публикаций, не 
прерывающийся до настоящего времени и посвященный специфической проблематике философии науки — проблематике строения, 
оснований и функций научного знания.
Первым фактором, способствовавшим формированию философии науки, был рост масштабов научной деятельности. В это время 
наука оформляется в важную самостоятельную сферу общественной 
жизни. Интеллектуальный авторитет науки подкрепляется ее практическим авторитетом, развитием прикладных исследований и разработок. Расширяется сеть научных учреждений, возрастает число 
ученых.
Второй фактор заключался в самом содержании научного знания. 
В науке ХХ в. приобретает особую остроту проблема обоснования 
знания. А поскольку обоснование какого-либо фрагмента знания, 
изучение его структуры и функций предполагает выход за пределы 
этого фрагмента, оно становится философской проблемой. В работах 
философов и ученых обсуждаются вопросы о том, что такое научная 
теория, каково ее соотношение с экспериментом и наблюдением, 
какое место в ней занимают математические уравнения.
Современная философия науки рассматривает научное познание 
как социокультурный феномен. И одной из важных ее задач является 
исследование того, как исторически меняются способы формирования нового научного знания и каковы механизмы воздействия социокультурных факторов на этот процесс.
Современная философия науки выступает в качестве звена, соединяющего естественнонаучное и гуманитарное знание. Она определяет место науки в современной цивилизации, в ее многообразных 

отношениях к этике, политике, религии. В этом состоит общекультурная функция философии науки. Она не позволяет ученым замыкаться на узкопрофессиональном подходе к различным явлениям и 
процессам.
Философия как методологическая основа современной науки помогает ученому осмыслить специфику той интеллектуальной деятельности, которой он занимается. И, в первую очередь, ему необходимо понять осо бенности научного мировоззрения, познакомиться с этапами развития науки и формами взаимодействия науки 
с другими сферами жизни.

ГЛАВА 1 
ПРЕДМЕТ И ОСНОВНЫЕ КОНЦЕПЦИИ 
СОВРЕМЕННОЙ ФИЛОСОФИИ НАУКИ

1.1.  
НАУКА КАК ОБЪЕКТ ФИЛОСОФСКОГО АНАЛИЗА

Громадное влияние науки на жизнь и деятельность людей заставляет обратить внимание на саму науку и сделать ее предметом 
особого изучения. Попытки найти ответы на вопросы, связанные с 
пониманием науки как особой сферы человеческой деятельности, 
привели к возникновению особой дисциплины — философии науки, 
которая сформировалась в XX в. на стыке трех областей: самой науки, ее истории и философии. Философия науки пытается понять, 
что такое наука, в чем состоит специфика научного знания и методов 
науки, как развивается наука и как она получает свои результаты.
Предметом философии науки являются общие закономерности и 
тенденции научного познания как особой деятельности по производству научных знаний, взятых в их историческом развитии и рассмотренных в исторически изменяющемся социокультурном контексте.
Как особое направление философия науки впервые была представлена в трудах У. Уэвелла, Дж. С. Милля, О. Конта, Г. Спенсера, 
Дж. Гершеля. В их работах достаточно отчетливо была выражена нормативно-критическая задача — привести научно-познавательную 
деятельность в соответствие с некоторым методологическим идеалом. Выдвижение такой задачи на передний план было связано с 
институциональной профессионализацией научной деятельности, 
становлением ее дисциплинарной структуры в XIX в.
Современная философия науки рассматривает научное познание 
как социокультурный феномен. И одной из важных ее задач является 
исследование того, как исторически меняются способы формирования нового научного знания и каковы механизмы воздействия социокультурных факторов на этот процесс.
Чтобы выявить общие закономерности развития научного познания, философия науки должна опираться на материал истории 
различных конкретных наук. Она вырабатывает определенные гипотезы и модели развития знания, проверяя их на соответствующем 
историческом материале. Все это обусловливает тесную связь философии науки с историко-научными исследованиями.
Философия науки XX в. породила довольно большое количество 
теорий развития научного знания. Одна из тенденций философского 

интереса к науке состоит в постепенном отходе методологических 
концепций от ориентации исключительно на формальную логику и все 
большее их сближение с историей науки. Если в эпоху господства логического позитивизма образцом для методологических построений 
служили формально-логические конструкции, а основным орудием 
методологического исследования был логический анализ языка науки и построение формальных моделей, то в начале 60-х гг. большинство методологов начинают заботиться не столько о формальной 
строгости своих построений, сколько об адекватности их историческому процессу развития науки.
В предшествующий период внимание в основном было направлено на обсуждение и решение проблем, связанных с анализом структуры научного знания, процедур проверки и подтверждения теорий, 
а с начала 60-х гг. ХХ в. центральными вопросами философии науки 
становятся попытки описания развития научного знания.
Обсуждение и решение этих вопросов потребовало привлечения 
исторического материала. Обращение к реальной истории научных 
идей дало мощный импульс к развитию самой философии науки. 
Происходит быстрое ослабление и смягчение жестких методологических стандартов и норм, замена их более мягкими. В конечном 
итоге этот процесс привел к отказу вообще от каких-либо универсальных стандартов научности и рациональности. Одновременно 
изменялось отношение к метафизике или философии в традиционном смысле: неопозитивисты объявили метафизику бессмыслицей; 
затем ей вернули осмысленность и даже признали ее плодотворное 
влияние на развитие науки; в конечном итоге пришли к отрицанию 
каких-либо границ между наукой и философией.

1.2.  
ПОЗИТИВИСТСКИЙ ПОДХОД К ИССЛЕДОВАНИЮ НАУКИ

Термин «позитивизм» образован от фр. positivism, возникшего 
на основе латинского positivius — «положительный». Позитивизм как 
особое философское направление, возникшее в 30-х гг. XIX в., считает 
своим основным предметом исследование научного познания, его 
логики и методологии. Успехи естественных наук привели к тому, что 
именно «позитивное», или фактическое, знание о природе стало особенно высоко оцениваться. В своем развитии позитивизм прошел 
несколько этапов:
1. Классический позитивизм (О. Конт, Дж. С. Миль, Г. Спенсер). 
1830-е гг. — конец XIX в.
2. Эмпириокритицизм, или махизм (Э. Мах, Р. Авенарис). Конец 
XIX в. — до 1920-х гг.
3. Неопозитивизм, или логический позитивизм (Л. Витгенштейн, 
М. Шлик, Б. Рассел, Р. Карнап и др.). 1920-е — 1960-е гг.

4. Критический рационализм (К. Поппер). 1930-е – 1960-е. гг.
5. Постпозитивизм (Т. Кун, И. Лакатос, П. Фейерабенд, М. Полани, С. Тулмин, К. Хюбнер и др.). С 1960-х гг. — до настоящего 
времени.
Предметом научного исследования, согласно О. Конту (1798–
1857), должна являться эмпирически данная действительность — 
реальный мир явлений. Философские рассуждения об абстрактных 
сущностях, таких как «вещь-в-себе», «первопричина» и др., он относил к «негативной философии» и считал ненаучными. Однако и философское знание не случайная выдумка. Оно предшествует появлению «позитивного» научного знания как необходимый этап или 
предпосылка.
Единственной формой знания, с точки зрения О. Конта, является 
научное знание. Важной чертой научного знания является  эмпиризм — строгое подчинение воображения наблюдению. Здесь Конт 
повторяет идею Бэкона о том, что фундаментом знания должен стать 
проверенный опыт. Ученые должны искать не сущность явлений, 
а их отношение, выражаемое с помощью законов — постоянных отношений, существующих между фактами. Еще одной чертой научного знания является прагматизм. Ученые перестают быть эрудитами 
и энциклопедистами. Одним словом, знание становится позитивным: полезным, точным, достоверным и утвердительным.
Вторым крупнейшим представителем классического позитивизма 
стал английский философ и экономист Дж. С. Милль (1806–1873), 
который вслед за Контом полагал, что наука должна строиться на 
основе наблюдаемых фактов и выводимых из них законов природы. 
Важное место Милль уделял разработке научной методологии, и в 
частности, индуктивного метода, впервые выдвинутого еще Ф. Бэконом. Философия науки Милля — это, прежде всего, «философия 
опыта».
На втором этапе своего развития позитивизм получил название 
«эмпириокритицизм», или махизм, по имени основателя австрийского физика и философа Э. Маха (1838–1916). Близкие идеи были 
почти одновременно выдвинуты Р. Авенариусом (1843–1896).
Бурное развитие в XIX в. химии, биологии и других наук привело 
к тому, что оказалось невозможным объяснить все биологические, 
химические и другие явления исходя из законов механики как лишь 
движения атомов. Требовалась новая философия и методология научного познания, способная изменить усложнившийся мир. Важное 
влияние на становление махизма оказал кризис в физике на рубеже 
XIX–XX вв. Отождествление материи с веществом, состоящим из 
атомов, в классической физике не могло уже объяснить статус электромагнитных полей. Это привело к утверждениям некоторых физиков об исчезновении материи. Так, для Маха «атом», «субстанция», 

«материя» оказываются такими же ненаучными понятиями, как и 
кантовская «вещь-в-себе». Теоретическим обоснованием нового похода стал сформулированный Махом принцип «экономии мышления» (нечто наподобие знаменитой «бритвы Оккама»).
Одним из фундаментальных положений классической позитивистской философии науки было представление об абсолютной непрерывности и кумулятивности любого развития, как исторического, так и 
лежащего в его основе научного процесса, непоколебимая вера в научный прогресс.
Возникновение логического позитивизма (неопозитивизма) как 
направления в философии науки связано с деятельностью так называемого Венского кружка или содружества ученых, которые в 20-х гг. 
XX в. работали в рамках кафедры натуральной философии Венского 
университета. В состав кружка входили такие ученые, как М. Шлик, 
Р. Карнап, О. Нейрат, Г. Фейль и некоторые другие. Больше влияние 
на деятельность кружка оказал Л. Витгенштейн.
Члены Венского кружка и их соратники сформулировали методологическую концепцию, которая пользовалась широким признанием до середины 50-х гг. прошлого века. Основным стимулом творчества членов Венского кружка был поиск достоверности — стремление найти в конгломерате человеческих идей, убеждений и мнений 
те безусловно истинные элементы, которые могли бы служить надежным базисом познания и деятельности. По существу, логические 
позитивисты пытались провести четкую логическую границу между 
наукой и не наукой. Опираясь на понимание научного знания как 
описание чувственно данного, логические позитивисты в качестве 
критерия демаркации избрали принцип верифицируемости: предложение научно только в том случае, если оно верифицируемо, т.е. если 
его истинность может быть установлена наблюдением; если же предложение неверифицируемо, то оно ненаучно.
Логический позитивизм основывается на следующих гносеологических предпосылках:
1. Всякое знание есть знание о том, что дано человеку в чувственном восприятии. Вне чувственных впечатлений нет никакой 
реальности, во всяком случае, мы не может сказать о ней ничего достоверного.
2. То, что дано нам в чувственном восприятии, мы можем знать с 
абсолютной достоверностью. Истинность предложения, выражающего то или иное восприятие, является несомненной для субъекта. 
Например, предложения «Вот этот предмет двигается» или «Это тело 
тяжелее, чем то» будут безусловно истинными, если мы действительно наблюдаем соответствующее движение или приводим взвешивание. Таким образом, члены Венского кружка следовали общей линии эмпиризма, всегда подчеркивающим ценность опытного знания.

3. Знание сводится к фиксации чувственных впечатлений. Вопрос о том, существует ли что-то «за» чувственными данными, чтото, что является их причиной, не имеет никакого смысла, так как это 
гипотетическая причина не дана нам в чувственном опыте. Следствием такой установки является то, что, изучая какое-либо явление, 
следует задаваться вопросом «как?» оно происходит, а не «почему?».
Кроме того, методологическая концепция логического позитивизма сформировалась в результате отождествления некоторых структур математической логики со структурой всего научного знания и определенного гносеологического истолкования элементов этой структуры. Так возникла модель научного знания, которую логические 
позитивисты считали тем стандартом, на который должны ориентироваться все науки и научные теории.
Эмпиризм в гносеологии в сочетании с методологией, основанной на формальной логике, являются той основой, на которой 
основывается представления о подлинно научном знании в логическом позитивизме.
С точки зрения представителей логического позитивизма, язык 
науки должен был включать в себя три элемента:
1) язык наблюдения, термины и предложения которого обладают 
значением благодаря их связи с чувственными впечатлениями;
2) теоретический язык, термины и предложения которого сами по 
себе лишены значения и который уподобляется формальному исчислению;
3) правила соответствия, связывающие теоретический язык с эмпирическим. Термины теоретического языка входят в теоретические 
постулаты, которые обеспечивают между ними определенную связь. 
Когда некоторые из этих терминов с помощью правил соответствия 
связываются с терминами наблюдения, то (благодаря теоретическим 
постулатам) все теоретические термины получают эмпирическую 
интерпретацию и осмысленность. Таким образом, если для некоторого термина мы можем подобрать цепочку предложений, устанавливающих его связь с другими терминами, и если хотя бы один термин из этой цепочки предложений можно связать с терминами наблюдения посредством походящих правил соответствия, то исходный 
термин можно считать научным.
В естественном языке, так же как и в языке философии, существует большое число предложений, которые трудно сколько-нибудь 
однозначно соотнести с какими-либо фактами. Но тогда в чем же 
смысл этих предложений? Предложения, которые говорят «ни о 
чем», в том смысле, что мы не можем однозначно указать их область 
определения, показать чувственно воспринимаемые вещи или процессы, которым они соответствуют, являются с точки зрения логического позитивизма бессмысленными.

Рассмотрим пример демаркации научного и ненаучного знания 
на основе методологии логического позитивизма. Возьмем два высказывания: «Между любыми двумя телами возникает сила притяжения, пропорциональная произведению их масс и обратно пропорциональная квадрату расстояния между ними» и «Как абстрактная 
самость материи свет является абсолютно легким, а как материя он 
есть … материальная идеальность». Первое высказывание — это одна 
из формулировок закона всемирного тяготения, второе — определение света, данное Гегелем в работе «Энциклопедия философских 
наук». Какое из этих высказываний является научным, а какое нет? 
Чтобы верифицировать первое, необходимо указать на предметную 
область, для которой это высказывание будет справедливым. Для 
этого, например, можно указать на тело, падающее на поверхность 
Земли или на планеты, вращающиеся вокруг Солнца. С определением света все гораздо сложнее. Причем дело даже не в том, что это 
высказывание фактически ложно: свет на самом деле «весом», что 
подтверждается известным опытом по определению величины его 
давления. Что значит определение света как «материальной идеальности»? Конечно, в рамках философской системы Гегеля, рассматривающего природу как «инобытие духа», такое высказывание 
вполне ожидаемо. Но как быть с принципом верификации? Очевидно, необходимо указать на что-то, что является эмпирически воспринимаемым примером идеального. Очевидно, что сделать это в 
принципе невозможно. Тогда понятие «материальная идеальность» 
не имеет своей области определения или, проще говоря, оно является бессмысленным.
Процесс развития знания с точки зрения логических позитивистов 
выглядит следующим образом. Научная теория мыслится в виде пирамиды, в вершине которой находятся основные понятия, определения и постулаты; ниже располагаются предложения, выводимые 
из аксиом; вся пирамида опирается на совокупность протокольных 
предложений или элементарных атомарных высказываний, которые 
верифицируются посредством эмпирических данных. Прогресс науки 
выражается в построении таких пирамид и в последующем слиянии 
небольших пирамидок, построенных в некоторой конкретной области науки, в более крупные пирамиды, которые, в свою очередь, 
сливаются в еще более крупные и так далее, до тех пор, пока все 
научные теории и области не сольются в одну громадную систему — 
в единую унифицированную науку. В такой кумулятивной модели 
развития знания не происходит никаких потерь или отступлений: 
каждое установленное протокольное предложение навечно ложится 
в фундамент науки.
Более конкретно проблема соотнесения старого и нового научного 
знания в рамках кумулятивистской модели выглядит следующим об
К покупке доступен более свежий выпуск Перейти