Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Основы социального управления

Покупка
Основная коллекция
Артикул: 405800.05.01
Доступ онлайн
от 168 ₽
В корзину
В учебном пособии излагаются основы и принципы общей теории управления, теории социального управления. Подробно рассмотрены этапы управленческой деятельности. Обосновываются социальные технологии обеспечения и сопровождения управленческих решений, которые целесообразно использовать в практике управленческой деятельности государственных служащих, предпринимателей и других руководящих работников. Рекомендован студентам, обучающимся по направлениям подготовки «Государственное и муниципальное управление», «Управление персоналом», «Менеджмент», другим управленческим специальностям, слушателям различных форм подготовки, профессиональной переподготовки и повышения квалификации, а также аспирантам соответствующих специальностей.
Тавокин, Е. П. Основы социального управления : учеб. пособие / Е.П. Тавокин. — Москва : ИНФРА-М, 2018. - 200 c. — (Высшее образование: Бакалавриат). - ISBN 978-5-16-006150-4. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/978544 (дата обращения: 24.06.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
Москва
ИНФРА-М
2018

УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ

Рекомендовано 
Советом Учебно-методического объединения
по образованию в области менеджмента в качестве учебника 
для студентов высших учебных заведений, обучающихся 
по направлениям подготовки 38.03.02 «Менеджмент», 
38.03.04 «Государственное и муниципальное управление», 
38.03.03 «Управление персоналом»

Е.П. ТАВОКИН

ОСНОВЫ 
СОЦИАЛЬНОГО
УПРАВЛЕНИЯ

УДК 005(075.8)
ББК 60.5:65.290-2я73
 
Т13

Тавокин Е.П.
Т13 
 
Основы социального управления : учеб. пособие / Е.П. Тавокин. — 
М. : ИНФРА-М, 2018. – 200 c. — (Высшее образование: Бакалавриат).

ISBN 978-5-16-006150-4 (print)
ISBN 978-5-16-106895-3 (online)

В учебном пособии излагаются основы и принципы общей теории 
управления, теории социального управления. Подробно рассмотрены 
этапы управленческой деятельности. Обосновываются социальные технологии обеспечения и сопровождения управленческих решений, которые целесообразно использовать в практике управленческой деятельности государственных служащих, предпринимателей и других руководящих 
работников.
Рекомендован студентам, обучающимся по направлениям подготовки 
«Государственное и муниципальное управление», «Управление персоналом», «Менеджмент», другим управленческим специальностям, слушателям различных форм подготовки, профессиональной переподготовки 
и повышения квалификации, а также аспирантам соответствующих специальностей.

УДК 005(075.8)
ББК 60.5:65.290-2я73

Р е ц е н з е н т ы:
Казакова Н.Д., доктор социологических наук, профессор Московского университета приборостроения и информатики;
Клементьев Д.С., доктор философских наук, профессор, заведующий кафедрой социологии управления Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова

ISBN 978-5-16-006150-4 (print)
ISBN 978-5-16-106895-3 (online)
© Тавокин Е.П., 2013

ПРЕДИСЛОВИЕ

В настоящее время на примере России можно видеть редкий 
в истории пример общества, которое интенсивно и целенаправленно 
движется от высокоразвитой цивилизации назад, к более примитивным формам организации социальной жизни. Признаками этого 
является развал науки и образования, уничтожение высокотехнологичных производств, превращение экономики в сырьевую, деградация образования, здравоохранения, культуры, пронизывающая все 
структуры коррупция, расцвет демагогии и шарлатанства. Практически разрушены все отрасли отечественной промышленности, нерентабельные с точки зрения неолиберальных представлений правящего клана. Следствием этого стало разрушение систем политической, продовольственной и промышленной безопасности страны, 
полная зависимость жизнеобеспечивающих сфер России от внешних поставок и конъюнктуры мирового рынка.
Можно смело, без каких-либо оговорок, утверждать, что Россия 
находится в состоянии интенсивного системного регресса. При этом 
процессы деградации нарастают. Обильные заклинания властных 
«лидеров» на тему пяти, семи или десяти «и» (инновации, информатизация и т.д.), «прорывные» проекты типа «Сколково» по какому-то 
странному (для них) стечению обстоятельств никак не могут повлиять на характер происходящих процессов. В реальности имеются 
пока три «д» (деиндустриализация, декультурация, десоциализация). 
Вместе эти три «д» и образуют устойчивый системный регресc. 
Главные причины провалов во всех жизнеобеспечивающих сферах современной России помимо всех прочих следует искать, прежде 
всего, в профессиональной неподготовленности и отсутствии необходимых морально-нравственных качеств у тех, кого по какому-то 
недоразумению называют «элитой». Ритуальный подход к организации функционирования государства на основе стандартных и, как 
оказалось, умозрительных, разработанных исключительно для «внешнего» использования, схем, предложенных Западом, и ревностно, 
со школярским усердием и педантизмом исполняемых «элитой», погубил практически все (за исключением сырьевых) сферы жизнедеятельности в России. Однако для всех, у кого еще сохранилась способность понимать реальный смысл происходящих процессов, стало 
отчетливо ясно, что рыночное либерально-монетаристское общество 
способно только к саморазрушению и уничтожению основы основ 
любого общества — человеческого потенциала. У подавляющего 
большинства даже совсем не искушенных в научных премудростях 
людей произошло осознание того, что погоня за индивидуальной 

прибылью как доминанта всеобщего поведения контрпродуктивна 
в принципе, так как ее неотвратимым итогом является разрушение 
человечества.
Конструктивный выход из данной ситуации состоит в том, что 
необходимо формирование новых мотивационных стимулов, нового типа мышления, новой социалистической альтернативы, которая одна только и способна вывести человечество из тупика не за 
счет подавления той или иной его части, а, напротив, благодаря 
ОБЩЕМУ прогрессу. Стратегически это означает переход от концепции потребления (паразитической в своей основе) к концепции 
созидания. Ведь хорошо известно, что технологии управления обществом строятся на технологиях управления человеком, его интересами 
и потребностями. Лучшей технологией социального управления является созидание, поэтому и необходима масштабная программа 
СОЗИДАНИЯ. Тогда в ней найдется место каждому, и каждый будет 
собой управлять САМ!!! Тогда не потребуется отдельно ни «управления персоналом», ни «менеджмента», ни кадровых технологий 
и других заморочек паразитического функционирования.
Понятно, что этот переход, а также преодоление указанных 
и других последствий неолиберального «рыночного» погрома потребует колоссальных усилий, обоснования главных направлений развития, концентрации немногих еще имеющихся ресурсов на этих 
направлениях, четкой координации действий, организацию действенного контроля и т.д. Таким образом, в число наиболее актуальных проблем, без преодоления которых невозможно созидательное 
развитие современной России, входит задача радикального повышения качества и эффективности управленческой деятельности, 
повышения профессионального уровня всех управленцев, в особенности лиц, принимающих решения.
Как решать эту проблему?
Ее можно решать на основе тщательного анализа каждым конкретным чиновником имеющихся у него практических навыков, которые он более или менее часто и осознанно использует, накапливает и совершенствует и которые, в конечном счете, формируют его 
профессиональный и жизненный опыт. Если чиновник достаточно 
чувствительно и внимательно относится к тому, что и как происходит 
в сфере его компетенции, то какая-либо теория такому чиновнику 
для реализации и совершенствования собственной управленческой 
деятельности, в общем-то, не требуется.
При необходимости передачи управленческих навыков другим — тем, кто только вступает в сферу управленческой деятельности, — решение этой проблемы также возможно без привлечения 
каких-либо теорий. Понятно, что и в этом случае потенциальные 
чиновники должны тонко чувствовать то, что происходит в сфере их 

предстоящей деятельности, видеть и понимать реакцию на их действия управленца-учителя и обладать способностью ставить себя 
на его место в различных управленческих ситуациях.
Достаточно очевидно, что такой процесс передачи управленческих навыков без опоры на понятийный и терминологический 
аппарат теории управления — это хорошо известный путь «проб 
и ошибок». Основывается он на том, что всегда найдутся отдельные 
индивиды, которые смогут проникнуть в тонкости и понять важные 
нюансы конкретных управленческих ситуаций, выработать в себе 
некоторую совокупность конкретных управленческих навыков и достаточно успешно справляться с задачами управленца в реальных 
жизненных ситуациях. Те же, кто не обладает такими навыками, набьют себе много «синяков и шишек». И с этим можно было бы согласиться: в конце концов, это их «синяки и шишки» и набьют они 
их себе! Однако возникает одно досадное обстоятельство: они набьют 
их не только себе, но и тем, кто прямо или косвенно связан с последствиями их управленческих действий! Ведь хорошо известно, что 
всякое действие в социуме, а тем более действие государственного 
или муниципального чиновника, затрагивает множество людей, подчас не в одном поколении. Таким образом, возведение в статус стратегии пути «проб и ошибок» чревато совершенно неприемлемыми 
негативными последствиями.
Хорошо известно, что формирование и передача необходимой 
управленческой культуры от поколения к поколению, от управленца 
к управленцу будут гораздо более результативными, если этот процесс будет строиться на основе достаточно четко разработанной 
фундаментальной общей теории управления в совокупности с соответствующими частными управленческими теориями. Именно это 
направление следует рассматривать в качестве стратегического. Необходимо, однако, заметить, что несмотря на то, что путь «проб 
и ошибок» как стратегия многократно доказал свою пагубность, полностью исключать его все же нецелесообразно. Его можно использовать в качестве вспомогательного, сосуществующего в качестве 
практикума с основным.
Насколько же успешно справляются соответствующие высшие 
учебные заведения России с реализацией названной стратегии?
Если взглянуть на тематику учебных планов этих вузов, то очень 
трудно не заметить, что обучение принципам, технологиям и методам управления осуществляется преимущественно в рамках менеджмента, а также в виде множества специализированных частных 
управленческих дисциплин и практик: политического, государственного, муниципального, корпоративного, военного управления, 
управления персоналом, делопроизводством, качеством, финансами, 
маркетингом, транспортировкой грузов и т.п. В учебных программах 

некоторых вузов студентам приходится изучать 3–4 и более специализированных управленческих дисциплин. В результате вместо 
цельного, единого представления об управленческой деятельности 
в сознании обучаемых управление предстает в виде пестрой, эклектичной мозаики в чем-то похожих, но все-таки различных концептуальных и технологических практик. Образуются своеобразные 
теоретические джунгли, пробиться сквозь которые к единой, целостной картине о природе управления удается далеко не каждому.
Есть все основания утверждать, что в настоящее время в учебных программах вузов нет обобщающей, соответствующей потребностям современной управленческой практики науки об управлении. 
Во всяком случае специальность «Социальное управление» в российских вузах отсутствует, ее заменяет «Менеджмент».
Огромная номенклатура отечественных и переводных учебников 
по менеджменту, появившаяся в последнее десятилетие и выпускаемая большими тиражами, в принципе не может компенсировать 
полное отсутствие учебной литературы по общей теории управления. 
Как известно, менеджмент в силу своей ограниченной предметной 
области не способен заменить не только общую теорию управления, 
но даже такой частный вид управленческой практики как социальное 
управление, которое значительно шире и богаче менеджмента. Сложившаяся в 1990-х и укрепившаяся в 2000-х гг. тенденция рассматривать менеджмент в качестве базовой теории управления приводит 
к тому, что у обучаемых управление предстает в основном только как 
средство достижения прагматичных целей социально-экономических организационных структур. В качестве примера можно привести 
вполне доброкачественный, оснащенный всеми атрибутами, необходимыми для такого рода изданий, учебник «Теория управления: 
Учебник. 3-е изд., доп. и перераб. / Под общ. ред. А.Л. Гапоненко, 
А.П. Панкрухина. М.: Изд-во РАГС, 2008».
Авторы учебника с первой же фразы дают идентичное (за исключением некоторых нюансов) общепринятому определение управления: «Управление есть элемент и одновременно функция организованных систем различной природы (биологических, социальных, 
технических и др.), обеспечивающая сохранение их структуры, поддержание режима деятельности, реализацию программы и цели деятельности» (С. 19).
Однако сразу же поясняют: «В дальнейшем под словом “управление” понимается, как правило, управление социально-экономическими процессами» (С. 20). То есть «теория управления» раскрывается исключительно через призму проблем социально-экономической 
сферы общества.
Эта ориентация на экономику приводит авторов к противоречию.

С одной стороны, они совершенно справедливо отмечают, что 
«общие закономерности управления выявлены кибернетикой, наукой об общих принципах и методах управления сложными системами в природе, технике и обществе» (С. 19). Далее, однако, они 
утверждают, что «предмет науки управления составляют управленческие отношения, в которых проявляются одновременно экономические, социальные и политические отношения и интересы, находящие выражение в воздействии на общество или на его отдельные 
элементы с целью их упорядочения, сохранения качественной специфики, совершенствования и развития» (С. 20). Ясно, что никаких 
управленческих отношений, «в которых проявляются одновременно 
экономические, социальные и политические отношения и интересы», в природе и технической сфере не существуют. Таким образом, 
под наукой управления авторы понимают исключительно ее усеченный вариант, ориентированный на социально-экономическую 
сферу.
Не способствует решению названной задачи и никак не контролируемая дифференциация науки об управлении. Это очень опасная 
тенденция, так как она нарушает целостность представления о природе управления.
В самой по себе дифференциации наук нет ничего плохого, 
однако это может быть конструктивно лишь тогда, когда имеется 
целостное представление о предметной области. Только в этом случае частные науки будут восприниматься скоординированно, не заслонять, а дополнять друг друга, высвечивая новые грани и углубляя 
понимание базовой теории.
Вызывает озабоченность и то обстоятельство, что сами авторы 
учебников, посвященных частным видам управления, часто не 
вполне представляют себе существо управленческой деятельности 
в целом. Таких учебников великое множество. В качестве примера 
можно привести обильную (и, как правило, объемную) печатную 
продукцию Г.В. Атаманчука. Например: Атаманчук Г.В. Теория государственного управления: Курс лекций. 3-е изд., доп. М.: Омега-Л, 
2005.
В Лекции 1, названной «Понятие государственного управления», автор предлагает читателям базовую дефиницию: «…Управление… в буквальном смысле этого понятия начинается тогда, когда 
в каких-либо взаимосвязях, отношениях, явлениях, процессах присутствуют сознательное начало, интерес и знания, цели и воля, энергия 
и действия человека» (С. 41). В этой дефиниции именно СМЫСЛА 
управления не раскрывается. Очень смутно и суесловно указываются области, где управление «присутствует». При этом признаки 
«присутствия» таковы, что подходят практически к ЛЮБОЙ деятельности человека: прием пищи, ограбление банка, ловля рыбы и т.д.

Далее поясняется: «Управление — это одна из труднейших и ответственнейших сфер интеллектуальной и практической деятельности людей. Это сфера, от состояния которой во многом зависит 
благополучие общества и, в конечном счете, — судьба каждого человека» (С. 42). И эта столь же суесловная, очень похожая на банальность «дефиниция» СМЫСЛА управления также не проясняет.
Следующее разъяснение: «…Управление есть процесс и продукт 
функционирования сознания и воли людей, важнейшее направление 
действия их разума» (С. 43). Как видно, и здесь автор верен себе: 
определить, ничего не определяя.
Еще одна попытка автора справиться с задачей определения 
ГЛАВНОГО понятия учебника выглядит следующим образом: 
«Управление есть обязательная интегрирующая функция любой коллективной экономической деятельности, обусловленная специализацией 
и кооперацией труда, производства и обслуживания» (С. 52). В этом 
«определении» появляется проблеск попытки как-то обозначить 
различительную способность понятия «управление». Оказывается, 
(по мнению автора) управление есть функция только экономической деятельности. Причем не всей, а только обусловленной «специализацией и кооперацией труда, производства и обслуживания». 
На главный вопрос — «Что такое управление?» — даже пытливый, 
терпеливый читатель в данном учебнике ответа не найдет в силу его 
отсутствия. Причина, как легко понять, — неспособность автора дать 
на него ответ.
В целом автор в этом (и во всех остальных, как правило, весьма 
объемных) печатном труде убедительно раскрыл свой, к сожалению, 
не уникальный, а свойственный большинству гуманитариев и, в особенности, юристам, талант пространно и многословно рассуждать 
о весьма важных вещах, не сказав решительно ничего определенного. 
Это в целом. Что же касается собственно управления, то из обильных 
текстов данного автора следует, что он не имеет даже отдаленного 
представления об общем смысле управления. Он искренне убежден, 
что разработка законов и механизмов, обеспечивающих их выполнение, это и есть управление. Ему, по всей видимости, невдомек, что 
то, о чем он так пространно и туманно рассуждает, не более, чем 
один из видов РЕГУЛИРОВАНИЯ, что оно ПРИНЦИПИАЛЬНО 
отличается от УПРАВЛЕНИЯ. Автор не подозревает, что право, как 
наука, исследующая преимущественно правовое регулирование 
общественных отношений, не исчерпывает и в принципе не может 
исчерпать сложную структуру социального управления как имманентного социального феномена, раскрыть специфику управленческих общественных отношений, предложить инвариантные алгоритмы управления.

При всех рассмотренных трудностях остается неизменным императив: высшая школа должна готовить профессиональных управленцев, как ей и положено, — высшего класса. Без знания общей 
теории социального управления обеспечить достижение этого статуса невозможно. Ее отсутствие в учебных планах высших учебных 
заведений существенно снижает надежды на возможность повышения качества управленческой деятельности властных структур со 
всеми вытекающими отсюда последствиями.
Отсутствие указанного учебного курса в учебных планах вовсе 
не означает его отсутствия вообще. Парадокс заключается в том, что 
соответствующая теория, на базе которой можно разработать данный 
курс, уже давно существует. Сущность, принципы и законы управления весьма фундаментально разработаны в рамках кибернетики 
и сопряженной с ней общей теории систем. Таким образом, проблема легко преодолевается принятием соответствующего решения.
Основными задачами включения общей теории социального 
управления в программы соответствующих специальностей вузов 
являются:
 
•
дать обучаемым четкое представление о сущности управления 
на основе рассмотрения инвариантных принципов и механизмов 
этого процесса;
 
•
раскрыть специфику и основные этапы социального управления, 
исходя из характерных свойств социальных явлений;
 
•
обосновать оптимальные формы и механизмы практической реализации принципов социального управления.
В качестве первого шага в этом направлении можно рассматривать данное учебное пособие.

Тема 1. 
КИБЕРНЕТИКА КАК ОБЩАЯ ТЕОРИЯ 
УПРАВЛЕНИЯ

Управление возникло и развивалось одновременно с возникновением и развитием социума. Однако прошло очень много времени, 
пока оно стало осознаваться как особая форма профессиональной 
деятельности. Именно это осознание и дало толчок развитию социума и радикально выделило человека из всего остального живого 
мира, в том числе и из других популяций, организованных и функционирующих по принципу социальных образований (муравьи, пчелы, некоторые виды обезьян и т.п.).
Постепенно, по мере формирования и развития социальной 
структуры, стратификации социума по профессиональным, материальным, функциональным и другим признакам появились люди 
(поначалу — шаманы, колдуны, старейшины, жрецы, позже — вожди, монархи и т.п.) и сопряженные с ними социальные структуры 
(силовые, чиновные, судебные и т.п.), главными функциями которых 
являлось оказание направляющего, упорядочивающего, регулирующего воздействия на социум. Иными словами, возникли формальные структуры, которые имели возможность обосновывать и определять цели развития общества, а также создавать и использовать 
соответствующие механизмы их реализации. Основывалась эта возможность на институте власти.
В современном понимании власть (англ. право управления — 
power, authority; господство — rule; греч. — kratos; лат. — auctoritas, 
imperium; нем. — Macht; исп. — poder; итал. — dominio, potere; португ. — poderio; фр. — pouvour; эсперанто — potenco) — это: 1) способность, право и возможность распоряжаться кем-либо, чем-либо, оказывать решающее воздействие на судьбы, поведение и деятельность, 
нравы и традиции людей с помощью различного рода средств — 
закона, права, авторитета, воли, суда, принуждения; 2) политическое господство над людьми, их общностями, организациями, над 
странами и их группировками; 3) система государственных органов; 
4) лица, органы, облеченные соответствующими государственными, 
административными полномочиями, или обладающие разного рода 
влиянием, полномочиями по обычаю, или присвоившие их себе. 
В силу такого широкого понимания сущности власти ее иногда отождествляют с собственно управлением. Однако это совершенно неверно! Власть — лишь обязательное, необходимое УСЛОВИЕ управления, но не само управление. Важно подчеркнуть, что феномен 
управления имеет естественное происхождение, а его появление обусловлено объективными потребностями социума.

Доступ онлайн
от 168 ₽
В корзину