Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Теория и практика экспериментально-трасологических исследований неметаллического инструментария раннего железного века - средневековья (на материалах южно-таежной зоны Средней Сибири)

Покупка
Основная коллекция
Артикул: 684561.01.99
Представлены оригинальные разработки по теоретическим и практическим аспектам применения экспериментально-трасологического анализа к комплексу неметаллических инструментов из археологических поселений раннего железного века и средневековья южно-таежной зоны Сибирского региона. Предназначена трасологам, археологам, историкам, студентам направления подготовки 46.03.01 «История», а также всем интересующимся археологией и древней историей Сибири.
Голубева, Е. В. Теория и практика экспериментально-трасологических исследований неметаллического инструментария раннего железного века - средневековья (на материалах южно-таежной зоны Средней Сибири): Монография / Голубева Е.В. - Краснояр.:СФУ, 2016. - 144 с.: ISBN 978-5-7638-3488-8. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/967063 (дата обращения: 18.06.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
Оглавление 
 

1 

Министерство образования и науки Российской Федерации 
Сибирский федеральный университет 
 
 
 
 
 
 
 
 
Е. В. Голубева 
 
 
ТЕОРИЯ  И  ПРАКТИКА  
ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНО-ТРАСОЛОГИЧЕСКИХ 
ИССЛЕДОВАНИЙ   НЕМЕТАЛЛИЧЕСКОГО   
ИНСТРУМЕНТАРИЯ  РАННЕГО   
ЖЕЛЕЗНОГО  ВЕКА – СРЕДНЕВЕКОВЬЯ 
(на материалах южно-таежной зоны Средней Сибири) 
 
 
Монография 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Красноярск 
СФУ 
2016 

Оглавление 
 

2 

УДК 903.2 
ББК 63.44 
         Г621 
 
 
Р е ц е н з е н т ы:  
П. В. Волков, доктор исторических наук, доцент, ведущий научный 
сотрудник ИАЭТ СО РАН; 
М. Ш. Галимова, кандидат исторических наук, заведующая отделом 
первобытной археологии Института археологии им. А. Х. Халикова Академии наук Республики Татарстан 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Голубева, Е. В.  
Г621            Теория и практика экспериментально-трасологических исследований неметаллического инструментария раннего железного века – 
средневековья (на материалах южно-таежной зоны Средней Сибири) : 
монография / Е. В. Голубева. – Красноярск : Сиб. федер. ун-т, 2016. – 
144 с. 
ISBN 978-5-7638-3488-8 
 
 
Представлены оригинальные разработки по теоретическим и практическим аспектам применения экспериментально-трасологического анализа к комплексу неметаллических инструментов из археологических поселений раннего 
железного века и средневековья южно-таежной зоны Сибирского региона. 
Предназначена трасологам, археологам, историкам, студентам направления подготовки 46.03.01 «История», а также всем интересующимся археологией 
и древней историей Сибири.  
 
 
Электронный вариант издания см.: 
http://catalog.sfu-kras.ru 
УДК 903.2  
ББК 63.44 
 
ISBN 978-5-7638-3488-8                                                            © Сибирский федеральный  
                                                                                                          университет, 2016 

Оглавление 
 

3 

 
ОГЛАВЛЕНИЕ 
 
ПРЕДИСЛОВИЕ ........................................................................................................... 4 
Г л а в а  1.  ОПЫТ  ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНО-ТРАСОЛОГИЧЕСКОГО  
                     АНАЛИЗА  АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ  КОЛЛЕКЦИЙ   
                     РАННЕГО  ЖЕЛЕЗНОГО  ВЕКА – СРЕДНЕВЕКОВЬЯ .................... 8 
1.1. Становление и развитие экспериментально-трасологического метода ........... 8 
1.2. Проблема изучения орудийных комплексов  
       раннего железного века – средневековья в трасологии ................................... 14 
Г л а в а  2.  МЕТОДИЧЕСКИЕ  ОСНОВЫ   
                     ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНО-ТРАСОЛОГИЧЕСКОГО  ИЗУЧЕНИЯ   
                     НЕМЕТАЛЛИЧЕСКИХ  ОРУДИЙ   
                     РАННЕГО  ЖЕЛЕЗНОГО  ВЕКА – СРЕДНЕВЕКОВЬЯ .................. 21 
2.1. Теория экспериментально-трасологического исследования  
        неметаллического инструментария поздних эпох ........................................... 21 
2.2. Терминология метода .......................................................................................... 28 
2.3. Отбор материала и его камеральная обработка ................................................ 36 
Г л а в а  3.  ПРАКТИКА  ПРИМЕНЕНИЯ   
                    ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНО-ТРАСОЛОГИЧЕСКОГО  МЕТОДА   
                    ПРИ  ИЗУЧЕНИИ  НЕМЕТАЛЛИЧЕСКИХ ОРУДИЙ   
                    РАННЕГО  ЖЕЛЕЗНОГО  ВЕКА – СРЕДНЕВЕКОВЬЯ ................... 42  
3.1. Экспериментальные работы ............................................................................... 42 
3.1.1. Эксперименты по обработке неорганических материалов .................... 43 
3.1.2. Эксперименты по обработке органических материалов ........................ 59 
3.1.3. Эксперименты по абразивной обработке ................................................ 63 
3.2. Типология следов износа .................................................................................... 66 
3.2.1. Следы износа на орудиях от обработки 
          неорганических материалов ..................................................................... 68 
3.2.2. Следы износа на орудиях по обработке органических материалов ..... 84 
3.2.3. Следы износа на абразивных инструментах ........................................... 90 
Г л а в а  4.  ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНО-ТРАСОЛОГИЧЕСКИЕ   
                     ИССЛЕДОВАНИЯ  НЕМЕТАЛЛИЧЕСКОГО   
                     ИНСТРУМЕНТАРИЯ  В  ХОЗЯЙСТВЕННЫХ  
                     РЕКОНСТРУКЦИЯХ  РАННЕГО   
                     ЖЕЛЕЗНОГО  ВЕКА – СРЕДНЕВЕКОВЬЯ ....................................... 94  
4.1. Функциональная типология и анализ палеоэкономики поселений ................ 94 
4.2. Роль неметаллических орудий в хозяйственной деятельности населения  
        южно-таежной зоны Средней Сибири  
        в раннем железном веке – средневековье ....................................................... 107 
ЗАКЛЮЧЕНИЕ ......................................................................................................... 117 
СПИСОК  ЛИТЕРАТУРЫ ....................................................................................... 120 

Предисловие 
 

4 

 
ПРЕДИСЛОВИЕ 
 
 
Надо помнить при этом, что процесс всей 
этой работы в голове исследователя совершается далеко не так стройно и систематически, как это кажется, далеко не по тем 
рубрикам, на которые он распадается на бумаге; надо помнить, что один вывод теснит 
и гонит другой и что часто, если не всегда, 
приходится начинать не с начала, а с середины или конца, в зависимости от поставленного вопроса и от хода работы каждого исследователя. 
 
М. И. Ростовцев. Поездка в Египет 
 
Работа любого исследователя сопряжена с постоянным поиском.        
В археологии он в первую очередь связывается с поиском новых памятников 
древности, новых редких артефактов, которые, наконец, помогут пролить 
свет на пробелы в наших представлениях о прошлом, соединить обрывочные сведения воедино, подкрепить смелые выводы. Романтика этого пути 
захватывает. Каждый такой путь определяется той методологической      
основой, которой располагает на конкретный момент наука: это и совокупность накопленного фактического материала, и существующий комплекс общепринятых методик для его исследования. Направление поиска 
часто может также корректироваться принадлежностью исследователя        
к тому или иному научному подходу или научной школе, в которой он либо 
воспитывался изначально, либо присоединился в результате долгой кропотливой работы.  
Каков же будет этот поиск и каковы будут его результаты, зависит от 
выбора ученого, внешних обстоятельств, случая, в конце концов, удастся 
ли сразу найти прямую дорогу.  
Каждый исследовательский путь соприкасается со множеством других 
таких же научных поисков, в чем-то они пересекаются, в чем-то расходятся, 
а иногда идут параллельно. Каждый по-своему субъективен, и каждый         
борется в научном споре, защищая свой выбор, свои источники, методики 
и свое видение.  
Прошлое, которое мы так стараемся объективно реконструировать 
по всем канонам науки, тоже субъективно. Оно построено человеком, 

Предисловие 
 

5 

множеством людей, бесконечностью судеб. И как бы мы не прикрывались 
передовыми методиками, нас будет затягивать многоликий полилог ушедших жизней, оставивших те самые «памятники» прошлого. И здесь нам 
опять приходится сделать выбор: то ли стараться их реконструировать,          
а то ли пытаться их понимать. 
В центре данной монографии – поиск человека прошлого, попытка 
понимания его самого и процесса его жизнедеятельности. Основным источником исследования стали неметаллические орудия труда, сопровождавшие данный процесс и сохранившие на своей поверхности его следы. 
Для комплексного изучения был выбран и использован определенный      
набор инструментов, восходящий к экспериментальной археологии и трасологическим исследованиям. 
Выбор экспериментально-трасологического метода к изучению неметаллических орудий из поселений периода раннего железного века – 
средневековья не был случайным. Постепенно пришло осознание того, что 
каменный инвентарь, несмотря на изменения в технике его обработки,          
вероятно, продолжал занимать существенное место в системе жизнеобеспечения местного населения. Со временем появилось предположение, что 
такие предметы могли быть связаны с важнейшими хозяйственными        
отраслями изучаемого времени (например, металлургией, кожевенным 
производством и т. д.), и поэтому их специальное исследование необходимо 
для изучения и понимания особенностей хозяйства [Мандрыка, 2003а; 
Мандрыка и др., 2009; Морозов, Волков, 2007;Сенотрусова, 2008; Кунгуров, 2008].  
Однако включить данный комплекс материалов в контекст хозяйственно-производственных реконструкций не получалось. Во-первых, традиционная модель исследования определяла каменные макропредметы как 
малоинформативные, и их описание как сопутствующего материала лишь 
вскользь упоминалось при характеристике археологических коллекций. 
Общепринятые правила морфологической типологии позволяли дать некоторым предметам «функциональные» наименования и использовать их        
в качестве своеобразной иллюстрации выводов, сделанных на основе совершенно иных источников. К сожалению, данный принцип долгое время 
преобладал. Во-вторых, сама природа каменных материалов, естественная 
форма, отсутствие вторичной обработки и невыраженность внешних признаков были существенным препятствием для включения их в комплекс 
изучаемых артефактов, выбора наименования и интерпретации. То есть 
археология раннего железного века и средневековья не обладала необходимым набором методов для проведения комплексного анализа каменного 
инструментария. Все это не позволяло включить в научный оборот такую 
важную группу источников. 

Предисловие 
 

6 

При изучении материалов более ранних периодов – каменного            
и бронзового веков – многие из указанных проблем и противоречий,        
связанные с изучением каменных орудий, уже были решены с помощью 
экспериментально-трасологического метода.  
Работы основателя данного научного направления С. А. Семенова 
[1957; 1968; 1974] не только позволили получать информацию о функциональном назначении использовавшихся древним человеком орудий из 
камня и ряда других материалов (кость, рог, бивень и др.), но и значительно расширили возможности для моделирования приемов и способов обработки различных материалов, что, в свою очередь, создало предпосылки 
для перехода к реконструкциям отдельных производств и хозяйства            
в целом.  
За многие десятилетия своего развития отечественная школа трасологии существенно изменила отношение и подходы к изучению каменных 
орудий труда. Они стали восприниматься как особый вид исторического 
источника, поскольку каменный инструментарий представляет собой один 
из важнейших компонентов системы жизнеобеспечения [Коробкова, 2004].  
Являясь неотъемлемой частью комплексных археологических исследований эпох каменного и бронзового веков, трасологический анализ        
позволяет восстанавливать технологии изготовления самих орудий труда,  
а также технологии связанных с ними производств, соотносить их с определенными отраслями хозяйства и, соответственно, выявлять значимость 
тех или иных производств в системе различных хозяйственных комплексов 
[Щелинский, 1972; 1983; Гиря, 1997;Коробкова, 1987; 2004; Кононенко, 
1986; Волков, 1999; 2010; Скакун, 2006; Галимова, 2007; Поплевко, 2007; 
2010]. 
Рост интереса специалистов по археологии раннего железного века  
и средневековья к морфологически неопределимым каменным предметам 
из поселенческих комплексов данного времени, сложность их идентификации и интерпретации также обусловили обращение к экспериментальнотрасологическому методу. Однако накопленная на тот момент методологическая и фактологическая базы экспериментально-трасологических         
исследований не имели необходимого банка данных для изучения каменных орудий труда раннего железного века – средневековья. Следы износа, 
характеризующие обработку различных материалов, не были систематизированы, а в некоторых случаях и вовсе не изучались и не идентифицировались. Для орудий из этих материалов не существовало разработанной          
и четко структурированной функциональной типологии, а сама методика 
трасологического изучения подобных материалов требовала серьезной доработки и адаптации к конкретному сырью и региональным особенностям 
исследуемых территорий. 

Предисловие 
 

7 

Для среднесибирских материалов подобных исследований тем более 
не проводилось, хотя полевые археологические работы на поселениях раннего железного века – средневековья южно-таежной зоны выявили значительный пласт неметаллических орудий. В археологических коллекциях 
они составляют более многочисленную группу предметов, чем металлические изделия, которым традиционно уделялось большее внимание исследователей при анализе хозяйства раннего железного века – средневековья. 
В этом смысле неметаллические орудия являются уникальными и представляют значительный интерес для комплексного экспериментальнотрасологического исследования, поскольку имеют специфические признаки 
и характеристики, ранее не исследованные и не привлекавшиеся к историческим реконструкциям. 
В главах 1, 2 данной монографии рассмотрены теоретические и методологические проблемы экспериментально-трасологического исследования 
археологических материалов «поздних» эпох. В главах 3, 4, описана совокупность результатов применения данного метода к исследованию подобных 
источников. Настоящая монография – первое комплексное исследование 
такого рода, поэтому главная ее задача не дать исчерпывающие ответы,          
а показать всю совокупность и множественность путей и направлений возможного движения в развитии экспериментально-трасологических методик, 
задаваемых новым материалом.  
 
*** 
Хотелось бы выразить благодарность моему учителю П. В. Волкову, 
прошедшему рядом весь нелегкий путь обсуждений и отшлифовки представленных результатов, его постоянная поддержка позволяла двигаться 
вперед, а также П. В. Мандрыке, П. О. Сенотрусовой, С. М. Фокину,               
Ю. А. Титовой, К. В. Бирюлевой, чьи археологические материалы легли        
в основу данного исследования, а помощь и обсуждение сопровождали 
важную часть работы.  
Отдельное спасибо руководителю Лаборатории художественной 
ковки Института цветных металлов и материаловедения СФУ члену Союза 
кузнецов России С. А. Колчину за помощь в проведении экспериментальных работ и руководителю Лаборатории естественнонаучных методов              
в истории и археологии Гуманитарного Института  СФУ  В. С. Мыглану  
за помощь с необходимым оборудованием. 
На написание этой монографии автора вдохновили экспериментальные 
поиски и творчество С. А. Агапова, Т. Ю. Гошко, О. В. Зайцевой, Е. В. Водясова, постоянно стремящихся понять неизведанное во всей совокупности 
его проявления. 

Г л а в а  1. Опыт экспериментально-трасологического анализа археологических коллекций… 
 

8 

  
Г л а в а  1 

 
ОПЫТ  ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНО-ТРАСОЛОГИЧЕСКОГО 
АНАЛИЗА  АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ  КОЛЛЕКЦИЙ  
РАННЕГО  ЖЕЛЕЗНОГО  ВЕКА  –  СРЕДНЕВЕКОВЬЯ 
 
Экспериментально-трасологический метод – неотъемлемый инструмент, позволяющий получать информацию о функциональном назначении 
использовавшихся древним человеком орудий из камня и кости. Его             
результаты значительно расширяют возможности для моделирования 
приемов и способов обработки различных материалов, что в свою очередь 
создает предпосылки для перехода к реконструкции отдельных производств и хозяйства в целом.  
За многие десятилетия своего развития отечественная школа трасологии существенно изменила отношение и подходы к изучению орудий 
труда. Они стали восприниматься как особый вид исторического источника, поскольку неметаллический инструментарий (т. е. комплекс орудий из 
камня, кости, рога и керамики) представляет собой один из важнейших 
компонентов системы жизнеобеспечения [Коробкова, 2004].  
Являясь неотъемлемой частью комплексных археологических исследований эпох каменного века и палеометалла, экспериментальнотрасологический анализ позволяет восстанавливать технологии изготовления 
самих орудий труда, а также технологии связанных с ними производств, 
соотносить их с определенными отраслями хозяйства и соответственно 
выявлять значимость тех или иных производств в системе различных хозяйственных комплексов. При этом метод является достаточно молодым,  
и период его становления, а также дальнейшее развитие изобилуют постоянными методологическими поисками, спорами, попытками усовершенствовать системы описания, определения и верификации данных, а широкий 
тематический охват является причиной возникновения различных направлений трасологической специализации. 
 
 
1.1. Становление и развитие  
экспериментально-трасологического метода 
 
Собственно 
экспериментально-трасологический 
анализ 
возник               
в 30-е годы XX в. Его создание и детальная разработка принадлежат С. А. Семенову, основные работы которого были направлены на изучение различных 

1.1. Становление и развитие экспериментально-трасологического метода 
 

9 

технологических аспектов эпохи каменного века путем многочисленных 
экспериментов и микроанализа следов износа [Семенов, 1957; 1968; Семенов, Коробкова, 1983]. Анализ был основан на применении бинокулярного 
микроскопа с увеличением до 100 крат и монокулярного с увеличением 
300–500 крат. Это позволяло изучать общую картину износа орудия,                
а также фокусировать внимание на отдельных деталях и характеристиках 
следов [Семенов, 1957]. 
Охват исследуемых Семеновым вопросов был очень широк. Он не 
только дифференцировал типы следов износа и функциональные группы 
орудий палеолита–неолита на материалах Восточной Европы и Сибири,  
но и изучал разные отрасли древнейшего хозяйства и системы жизнеобеспечения в целом: охоту, рыболовство, приемы строительства жилищ, способы передвижения и т. д. Особое внимание им было уделено проблеме 
происхождения земледелия [Семенов, 1974]. Все работы этого ученого 
опирались на разнообразный круг источников: данные археологии, трасологии, многочисленные эксперименты и этнографические свидетельства.  
В созданной С. А. Семеновым Петербургской школе трасологии 
данные исследования были углублены и существенно расширены [Щелинский, 2011б]. Среди ее представителей необходимо упомянуть В. Е. Щелинского, который занимался изучением технологий изготовления и использования орудий палеолита. Им были разработаны приемы применения 
количественного и микрометрического методов при анализе данных, полученных экспериментально-трасологическим путем, изучался вопрос корреляции морфологических типов орудий и их функций [Семенов, Щелинский, 1971; Щелинский, 1972; 1974; 1975; 1977; 1983; 1994; 2001; 2011а].  
Позднепалеолитические материалы изучал А. К. Филиппов. Его работы посвящены исследованию технологий косторезного производства, 
реконструкции технико-технологических элементов в культуре древнейшего населения, а также проблеме связи функции и формы палеолитических орудий [Филиппов, 1977а; 1977б; 1978; 1981; 1983; 2003а; 2003б; 
2004]. Моделированием древних производственных процессов занимался 
А. Е. Матюхин. Среди круга исследуемых им вопросов наибольшее внимание заслуживают разработки проблем влияния сырья на техникотипологический аспект в изготовлении орудий труда и функционального 
анализа изделий эпохи палеолита [Матюхин, 1976; 1977; 1978; 1983; 1985; 
1998; 2001; 2002].  
Особую 
роль 
в 
развитии 
отечественной 
экспериментальнотрасологической школы играют труды Г. Ф. Коробковой. Она занималась 
технико-морфологическим, технологическим, функциональным изучением 
орудий труда значительного хронологического диапазона, с эпохи палеолита до бронзового века [Коробкова, 1965; 1972; 1974; 1975; 1977; 1978а]. 

Г л а в а  1. Опыт экспериментально-трасологического анализа археологических коллекций… 
 

10 

Именно ей принадлежит первенство применения метода микроанализа           
к массовым археологическим коллекциям неолита – энеолита Средней Азии 
[Коробкова, 1969; 1983а; 1987а; 2001а; 2001б; 2001в; 2004]. Коробкова разработала теоретические и методологические основы экспериментальнотрасологического метода, а также определила перспективы развития макротрасологии и экспериментально-трасологического изучения каменных 
макроорудий эпохи палеометалла [Коробкова, 1978б; 1980; 1981; 1983б; 
1987б; 1994; 2003; Коробкова, Щелинский, 1996].  
Представителями Петербургской трасологической школы являются Е. Ю. Гиря, который разработал методику экспериментальнотрасологического анализа каменных и костяных индустрий [1991; 1994; 
1997; Гиря, Нехорошев, 1993; Гиря, Питулько, 1995; 2003; Гиря, Павлов, 
2011; Хлопачев, Гиря, 2010; Гиря и др., 2013], а также исследовал технику 
выполнения наскальных изображений [Гиря, Дэвлет, 2008; 2010; 2012; Гиря и др., 2012];Н. Н. Скакун, научные интересы которой связаны с хозяйственно-производственными комплексами раннеземледельческих обществ 
Балкан и юго-западной части Восточной Европы [1978; 1987; 1999; 2006]; 
Т. А. Шаровская, исследовавшая материалы неолита-бронзы Кавказа, 
Средней Азии и Сибири, в том числе функции макроорудий [Шаровская, 
1992; 1994; 1999; 2003;2004; Коробкова, Шаровская, 1983]; Г. Н. Поплевко – 
работала в рамках комплексного подхода в изучении каменных индустрий 
[2007; 2010; Поплевко, Лычагина, 2012]; Л. Г. Чайкина – занималась экспериментально-трасологическим анализом материалов каменного и бронзового веков Восточной Европы [1994; 1999; 2003] и др.  
Своеобразным методологическим продолжением разработок Г. Н. Поплевко и Е. Ю. Гири являются работы М. Ш. Галимовой. На материалах 
эпохи камня и ранних металлов Волго-Камья ею была показана необходимость применения комплексного подхода к анализу каменных индустрий  
и его значение для реконструкций хозяйственной деятельности древнего 
населения этого региона, а также обоснована необходимость применения 
морфологического и экспериментально-трасологического методов при 
анализе каменного инвентаря [Галимова, 2003; 2007; 2010].  
Экспериментально-трасологическими определениями сибирских материалов неолита-бронзы занимается Н. Ю. Кунгурова [Кунгурова, 1997; 
1999; 2003; Кунгурова, Удодов, 1997]. Особый вклад в изучение хозяйственно-производственных комплексов неолита – раннего железного века 
был сделан Н. А. Кононенко [1982, 1986, 1990]. Анализ отдельных орудий 
мезолита – раннего железного века Урала и Западной Сибири проводился 
Ю. Б. Сериковым, Н. А. Алексашенко [Сериков, 2003; 2005, 2008; Алексашенко, 1999; 2002; 2003]. 

1.1. Становление и развитие экспериментально-трасологического метода 
 

11 

Среди экспериментально-трасологических исследований материалов 
Сибирского региона видное место занимают работы П. В. Волкова. Занимаясь анализом материалов каменного века Северной Азии, он разработал 
и использовал комбинированный трасологический метод. Особое внимание он уделил созданию функциональной типологии исследуемых коллекций, теоретическим приемам анализа и систематизации ее результатов; показал первостепенное значение экспериментально-трасологического анализа для проведения планиграфических и палеоэкономических реконструкций [Волков, 1991; 1992; 1994а; 1994б; 1999; 2000; 2007; 2008; 2010]. 
Зарубежная трасология начала развиваться сразу после публикации 
на Западе работ С. А. Семенова в 1964 г. Западные исследователи с большим энтузиазмом принялись изучать возможности метода и разрабатывать 
критерии идентификации отдельных видов обрабатываемых материалов. 
При этом если чертой отечественной трасологии всегда являлась комплексность в изучении различных форм модификаций поверхности рабочего края орудий, то за рубежом изначально возникли различные направления, занимающиеся отдельными характеристиками следообразования на 
орудиях.  
Среди них, например, выкрашивание (edge-chipping) [Tringham et al., 
1974; Odell, 1975; Shea, 1988], заполировка (polish) [Keeley, 1980; Keeleyand Newcomer, 1977], неорганические остатки (non-organic residues) 
[Aderson, 1980; Anderson-Gerfaud, 1986]. Кроме того, тогда же сформировались два параллельно развивающихся методологических подхода к анализу признаков следов износа: Low Power Approach (LPA), с использованием бинокуляра увеличением до 100 крат и High Power Approach (HPA), 
применяющий микроскоп с направленным светом и увеличением более 
100 крат. 
В рамках подхода, использовавшегонебольшое увеличение (LPA) 
работала Р. Трингам [Tringhametal., 1974]. Ею был проделан широкий круг 
экспериментов и тестов, включавших исследование зависимости механизма следообразования от особенностей сырья, из которого изготовлено орудие, обрабатываемого материала, интенсивности работы, силы давления, 
угла движения и т.д. Особое внимание уделялось такому феномену износа 
рабочего края, как микровыкрашивание (microchipping or microscarring). 
Работы в рамках данного подхода продолжил Дж. Оделл. Им была уточнена и усовершенствована система описания микровыкрашивания рабочего 
края и на этой основе выделены четыре степени твердости материалов: 
мягкие, средней степени мягкие, средней степени твердые и твердые [Odell 
and Odell-Vereecken, 1980; Odell, 1981; Odell, Cowan, 1986]. 
На Западе подход LPA широко применяется в тех случаях, когда типологизировать артефакты по морфологическим признакам по каким-то