Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

До и после. Архитектура катастрофы и ее документация

Покупка
Артикул: 683747.01.99
Доступ онлайн
159 ₽
В корзину
История все больше представляется нам как череда катастроф. Их репрезентацией чаще всего служат фотографии «до и после», которые требуется сопоставить: две фотографии одного и того же места, снятые в разное время, до и после разрушительного события. Здания, которые на фотографии «до» предстают в нетронутом виде, на фотографии «после» превращаются в развалины. На одном снимке бурлит жизнь - на другом то же место лежит в руинах или скрыто под толщей гниющей воды. Уничтожение лесов, загрязнение окружающей среды, таяние айсбергов и пересыхание рек - все это представляют нам парные фотографии, задача которых - продемонстрировать последствия злостного вторжения прогресса в природу, эксплуатации ресурсов, войн или климатических изменений. Похоже, у любой фотографии, снятой сегодня, есть потенциал превратиться в фотографию «до» того опустошительного «после», которому еще предстоит наступить.
Вайцман, Э. До и после. Архитектура катастрофы и ее документация: монография / Э.Вайцман, И.Вайцман. - 3-е изд. - Москва : Стрелка Пресс, 2017. - 48 с.: ISBN 978-5-906264-19-0. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/965458 (дата обращения: 15.04.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
Эяль и Инес Вайцманы 

ДО И ПОСЛЕ
АРХИТЕКТУРА 
КАТАСТРОФЫ 
И ЕЕ ДОКУМЕНТАЦИЯ

«Стрелка Пресс» 

2017

3-е издание (электронное)

 Москва

УДК 72
ББК  85

Вайцманы, Эяль и Инес.

В14
До и после. Архитектура катастрофы и ее документация [Электронный ресурс] / Эяль и Инес Вайцманы ; пер. с англ. М. Коро- 
бочкин. — 3-е изд. (эл.). — Электрон. текстовые дан. (1 файл pdf : 
48 с.). — М. : Стрелка Пресс, 2017. — Систем. требования: 
Adobe Reader XI либо Adobe Digital Editions 4.5 ; экран 10".

ISBN 978-5-906264-19-0

     История все больше представляется нам как череда катастроф. Их репрезентацией чаще всего служат фотографии «до и после», которые требуется 
сопоставить: две фотографии одного и того же места, снятые в разное время, до и после разрушительного события. Здания, которые на фотографии 
«до» предстают в нетронутом виде, на фотографии «после» превращаются в 
развалины. На одном снимке бурлит жизнь – на другом то же место лежит в 
руинах или скрыто под толщей гниющей воды. Уничтожение лесов, загрязнение окружающей среды, таяние айсбергов и пересыхание рек – все это 
представляют нам парные фотографии, задача которых – продемонстрировать последствия злостного вторжения прогресса в природу, эксплуатации 
ресурсов, войн или климатических изменений. Похоже, у любой фотографии, снятой сегодня, есть потенциал превратиться в фотографию «до» того 
опустошительного «после», которому еще предстоит наступить.

УДК 72
ББК  85

Деривативное электронное издание на основе печатного издания: До 
и после. Архитектура катастрофы и ее документация / Эяль и Инес Вайцманы ; пер. с англ. М. Коробочкин. — М. : Стрелка Пресс, 2015. — ISBN 
978-5-519-02622-2.

В соответствии со ст. 1299 и 1301 ГК РФ при устранении ограничений, установленных техническими средствами защиты авторских прав, правообладатель вправе 
требовать от нарушителя возмеще-ния убытков или выплаты компенсации.

ISBN 978-5-906264-19-0
© Институт медиа, архитектуры 
и дизайна «Стрелка», 2014

В14

Дрезден, церковь Богородицы (Фрауэнкирхе) до и после разрушения,
13–14 февраля 1945[1]

История все больше представляется нам как череда катастроф. Их
репрезентацией чаще всего служат фотографии «до и после»,
которые требуется сопоставить: две фотографии одного и того же
места, снятые в разное время, до и после разрушительного
события. Здания, которые на фотографии «до» предстают в
нетронутом виде, на фотографии «после» превращаются в
развалины. На одном снимке бурлит жизнь — на другом то же
место лежит в руинах или скрыто под толщей гниющей воды.

ВВЕДЕНИЕ

— 3 — 

Уничтожение лесов, загрязнение окружающей среды, таяние
айсбергов и пересыхание рек — все это представляют нам парные
фотографии, задача которых — продемонстрировать последствия
злостного 
вторжения 
прогресса 
в 
природу, 
эксплуатации
ресурсов, войн или климатических изменений. Похоже, у любой
фотографии, снятой сегодня, есть потенциал превратиться в
фотографию «до» того опустошительного «после», которому еще
предстоит наступить.
Процедура сопоставления, имманентно присутствующая в
этих снимках, несет сообщение не о медленных изменениях,
которые происходят с течением времени, а о внезапной и
радикальной перемене. В заметках исследователя, который должен
реконструировать то, что произошло между двумя временными
точками, порой отражаются запутанные процессы интерпретации,
устанавливающие перекрестные связи между фотографиями «до и
после» и другими видами свидетельств. Но чаще фотографии «до
и после» используют для того, чтобы подчеркнуть прямую
причинно-следственную связь между единичным действием и его
уникальным эффектом. В фотографиях «до и после» само
событие — природного или рукотворного происхождения (или же
результат и того, и другого) — отсутствует. Оно улавливается
только в трансформации пространства и, соответственно, взывает
к архитектурному анализу. Интерпретируя пространственные
изменения, мы заполняем разрыв между двумя фотографиями
нарративом, но эта работа никогда не ведет прямо к цели.
Фотография «до и после» — ровесница самой фотографии. В
самом 
деле, 
своим 
происхождением 
она 
обязана 
тем
ограничениям, 
которые 
были 
присущи 
фотографическому
процессу на ранней стадии его развития. Выдержка в несколько
десятков секунд, которая требовалась для фотографии середины

— 4 — 

XIX века, была слишком длинной, чтобы фиксировать движущиеся
фигуры 
и 
внезапные 
события. 
Соответственно, 
люди 
на
фотографиях 
чаще 
всего 
отсутствовали 
— 
фотография
регистрировала только здания и прочие элементы городской
ткани. Чтобы запечатлеть событие, требовалось два снимка.
Только так техника помогала репрезентировать последствия
городских 
конфликтов, 
революционных 
волнений 
и
крупномасштабных городских реконструкций. Поскольку событие
регистрировалось только как изменение среды, тому, кто изучал
результаты совершенного насилия, приходилось смещать свое
внимание с фигуративного изображения (человека или действия)
на фон (городскую ткань или ландшафт).

Сенафе, Эритрея, 1999 и 2002 — до и после разрушения города
эфиопской армией[2]

— 5 — 

Северный Дарфур, Судан, 2003 и 2006[3]

Сегодня самые распространенные фотографии «до и после» —
это фотографии, сделанные со спутника, и они опять же являются
продуктом 
несовершенства 
фотографического 
процесса.
Спутникам требуется время, чтобы облететь планету по орбите, а
это значит, что они могут фиксировать происходящее в некоем
месте лишь с определенными интервалами. Поскольку фотографии
отделяет друг от друга временной промежуток (самые скоростные
спутники облетают Землю за 90 минут, но на больших высотах на
это уходит несколько часов), ключевое событие зачастую бывает
упущено. 
Кроме 
того, 
сегодня 
международные 
правила
ограничивают разрешающую способность снимков, находящихся в
общем доступе, 50 см на пиксель (каждому участку размером 50
см соответствует неделимая цветокодированная поверхность). У
государственных агентств есть доступ к снимкам более высокого
разрешения, но для общедоступных изображений ограничение
разрешающей способности устанавливалось с тем расчетом,
чтобы на них не отображались люди[4].

— 6 — 

Хотя эти ограничения вводились ради охраны частной жизни,
за ними стоят и соображения секретности. Разрешение 1 пиксель
на 50 см не только камуфлирует стратегические объекты — оно
затрудняет исследование последствий актов государственного
насилия 
и 
противоправных 
действий. 
В 
Израиле 
и 
на
оккупированных территориях действуют еще более суровые
ограничения: 
провайдеры 
обязаны 
снижать 
разрешение
спутниковой картинки до одного метра на пиксель[5]. Таким
образом 
— 
безусловно, 
намеренно 
— 
ограничивается
возможность независимых организаций осуществлять мониторинг
действий властей в этой зоне. Ограничение разрешающей
способности 
— 
в 
силу 
политических 
или 
технических
факторов — означает, что и через 150 лет после изобретения
фотографии изначальная проблема никуда не девается: люди попрежнему не отображаются на фотографии «до и после», которая
чаще всего оказывается документальным свидетельством событий,
повлекших за собой разрушительные последствия.
Нынешняя распространенность изображений «до и после»
формирует наше мировосприятие. Наше внимание смещается с
репрезентации 
актора 
— 
человека 
— 
на 
репрезентацию
территории и архитектуры, превращая пространственный анализ в
фундаментальный 
политический 
инструмент 
и, 
безусловно,
открывая для нас новое измерение. При этом важнейшая черта
изображений «до и после» — это разрывы между ними; разрывы,
которые сопротивляются легкой интерпретации.
Чтобы разобраться в политическом измерении фотографии
«до и после», необходимо понять ее историю.

— 7 — 

ИСТ ОР ИЯ ФОТ ОГРАФИИ «ДО
И ПОСЛЕ»

Эжен Тибо. Революция 1848 года. До и после атаки, 1848[6]

Возможно, самыми ранними снимками «до и после», сделанными в
городе, является пара дагерротипов с изображением баррикад на
парижской рю Сен-Мор Попенкур. Их автор — Эжен Тибо. Он
сделал эти фотографии из укромного окна — до и после стычки,
которая произошла между рабочими и национальной гвардией под
предводительством генерала Ламорисьера в воскресенье, 25 июня
1848 года. Историк фотографии Мэри Уорнер Мэриен так
описала события, которые разворачиваются в этой паре снимков[7].
На фотографии «до» видны две или три баррикады, возведенные
друг за другом и, видимо, сложенные из мешков с песком и
булыжника. Хотя в рабочих районах в те годы наблюдался
беспрецедентный всплеск численности населения, на улице мы не

— 8 — 

Доступ онлайн
159 ₽
В корзину