Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Либерально-коммерческое чутье

Покупка
Артикул: 696917.01.99
Доступ онлайн
405 ₽
В корзину
Гитис, Л. Х. Либерально-коммерческое чутье: Научно-популярное / Гитис Л.Х. - Москва :Горная книга, 2014. - 56 с.: ISBN 978-5-98672-388-4. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/993426 (дата обращения: 21.06.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
МОСКВА
ИЗДАТЕЛЬСТВО «ГОРНАЯ КНИГА»
2014

ЛИБЕРАЛЬНОКОММЕРЧЕСКОЕ ЧУТЬЕ

Леонид Гитис

УДК 001.92 
ББК 76.17 
Г 46 
 
Книга соответствует «Гигиеническим требованиям к изданиям 
книжным для взрослых» СанПиН 1.2.1253-03, утвержденным Главным государственным санитарным врачом России 30 марта 2003 г. 
(ОСТ 29.124—94). Санитарно-эпидемиологическое заключение Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и 
благополучия человека № 77.99.60.953.Д.014367.12.13 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Гитис Л.Х. 
Г 46 
Либерально-коммерческое чутье.  М.: Издательство «Горная книга», 2014.  56 с. 
ISBN 978-5-98672-388-4 
 
 
 

 
 
УДК 001.92 
ББК 76.17 
 
 
ISBN 978-5-98672-388-4 
 




Л.Х. Гитис, 2014 
Издательство «Горная книга», 2014 
Дизайн книги. Издательство «Горная книга», 2014 
 

В ЧЕМ ЖЕ ЗАКЛЮЧАЕТСЯ 
КОММЕРЧЕСКОЕ ЧУТЬЕ?

(предисловие)

Советская власть приучила граждан к тому, что они 
должны вовремя придти на работу, соблюдать дисциплину, 
добросовестно выполнять поручения руководителей. А что 
еще нужно делать? Это решают Госплан, Госснаб, Совмин, 
ЦК КПСС и далее по списку. Плохо они решали, вечно 
чего-то не хватало, товары противно было в руки взять, 
все ломалось, везде процветала халтура. Иначе и быть не 
могло. Такую систему производства могли придумать только 
неучи и жулики.
В 1992 году все изменилось, россияне вступили в конкурентную борьбу с мировыми лидерами. Но люди-то 
остались прежними, они не умели быть изобретательными 
в промышленном производстве, сельском хозяйстве, образовании, медицине, да еще и пьянствовали. Поэтому 
вся старая система рухнула, а новую создать пока не получается. Чтобы осуществить либеральные планы, нужны 
реальные знания, трудовые навыки и коммерческое чутье. 
Этот раздел либеральных заметок посвящен важнейшему 
элементу бизнеса – интуиции предпринимателя, которая 
и называется чутьем. Вообще в бизнесе работают разные 
люди: умные и не очень, доверчивые и подозрительные, 
образованные и неучи, совестливые и эгоисты. Большая 
часть из них разоряется в первый год, кто-то находит надежную «крышу» и процветает, кто-то по наивности не 
замечает опасностей. Если такой коммерсант останется 
жив, значит повезло.
Как отточить коммерческое чутье? Может, читая истории про других ротозеев? Или слушая байки успешных? 
К сожалению, все это малоэффективно. Поможет только 
собственный опыт, хотя и слушать и читать тоже полезно. 
И не ищите ответов на возникающие вопросы в кино и 

интернете. Почему же все-таки полезно читать? Иногда 
книга или журнальная статья не содержат нужной вам 
информации, но польза все равно есть. Печатный текст 
возбуждает мозг, заставляет его работать, строить ассоциативные модели, делает ваше мышление логичнее и острее. 
Многим чтение открыло новые подходы к бизнесу. Успеха 
вам, дорогие либералы-коммерсанты и управленцы. И не 
теряйте бдительности и энтузиазма!

ДОЛГОЕ ПРОЩАНИЕ С КОММУНИСТИЧЕСКОЙ 
УТОПИЕЙ

В плену коммунистических идей находились миллионы не 
худших людей по обе стороны океана. Эйнштейн, Фейхтвангер, Нансен, Уэллс и многие другие выдающиеся деятели 
XX века. Советским жуликоватым политикам грех было 
не воспользоваться наивностью западных ротозеев. И эта 
наивность продлила существование развитого социализма.
Отсутствие жизненного опыта приводило многих молодых интеллектуалов к утопическим идеям равенства, 
братства, отрицания эксплуатации, мировой гармонии. 
Мечтательные юноши и девушки изучали труды Томаса 
Мора, Кампанеллы, Мелье, Бабефа, Сен-Симона, Герцена и других утопистов. Для многих на этом увлечение 
утопическими идеями и заканчивалось, потому что авторы 
социалистических теорий не могли даже на бумаге свести 
концы с концами, уйти от насилия и уравниловки. Впрочем, активизация гормональных проявлений прекрасно 
излечивали молодежь от желания вторгаться в социальную 
сферу. Хоть и не всех.
Утопические идеи, как свидетельствует опыт СССР, 
небезобидны. Ведь их неэффективность надо было чем-то 
компенсировать. В ход  пошли войны, рукотворный голод, 

цензура и лживые СМИ, дискриминация умников, отвратительное образование. В связи с этим социалистическая 
утопия была обречена заранее, хотя понимали это немногие. Возможно, в более развитом и благородном обществе 
что-то можно было бы осуществить (израильские кибуцы, 
шведский социализм, американская система благотворительности). Но не у нас. За нашу коммунистическую утопию отдали жизни десятки миллионов граждан, но урок 
не пошел впрок.
Понимание того, что коммунистическая утопия неосуществима, доступно хорошо образованным гражданам, 
только их слишком мало. Замечу, что всю сознательную 
жизнь мне приходилось разъяснять окружающим опасность 
следования утопическим идеям, но безрезультатно. Успех 
скептического отношения к коммунистическим лозунгам 
объяснялся наличием некоторого числа здравомыслящих 
граждан, которые становились моими союзниками. В последние годы, в результате умелого промывания мозгов, 
разъяснения натыкаются на стену непонимания. Встречающиеся руководители учебно-научных учреждений обычно 
книг не читают, сами ничего не пишут, обсуждают только 
финансово-хозяйственные вопросы. С невеждами дискутировать бесполезно.

Коммунистические утопизмы постепенно переросли в бессмысленное потребительство, воровство, коррупционное 
хозяйствование. Вера в то, что все задачи решаются 
только коррупционными методами, перешла в разряд эпидемии. Номенклатурно-утопическая болезнь с каждым 
днем становится все более запущенной и неизлечимой.

Утопия опасна еще и тем, что вселяет в проходимцев 
уверенность в правильности выбранной стратегии. Из-за 
отсутствия либерально образованных союзников в последние годы приходится жить в постоянном напряжении. 
Научно-издательская деятельность мало кого интересует, а 
на взятки и откаты у книжника денег нет и не может быть. 

Подобные проблемы возникают и у других стратегически 
добросовестных коммерсантов. Этим и объясняются болезни и ранние кончины среди них. Из-за безразличия к 
содержанию бизнеса, невежества и тяги к легкому обогащению партнеров многие добросовестные фирмы разоряются 
и уже вряд ли смогут восстановиться. Мой полувековой 
опыт сотрудничества с различными организациями давал 
успешные результаты. Но торжество стяжательской утопии 
приводит к многочисленным поражениям. И это – закономерное следствие коммунистического обмана.

КОМУ НУЖНЫ СТАРЫЕ УЧЕНЫЕ И ИНЖЕНЕРЫ

Знания ветеранов – ценнейшее государственное имущество. 
Его разбазаривание и нерациональное использование – преступление. А неверие руководитлей страны в полезность 
пожилых специалистов отбрасывает Россию еще дальше 
от мировой цивилизации.
Чиновникам ветераны-ученые ни к чему, от них только 
хлопоты и нервотрепка. Хорошо бы избавиться от них побыстрее и заняться «настоящим делом». Нейтрализовать 
профессора просто: вызвать его лишний раз в пенсионный 
фонд, заставить стоять в очереди, убрать из коридора стулья, 
а если он еще работает, то загрузить его по полной программе. Такую нагрузку ученый вряд ли выдержит, впрочем, 
можно добавить еще и бытовые неудобства и материальную 
нужду. Бюрократы могут потирать руки – в таких условиях 
незакаленные специалисты долго не протянут.
Старым специалистам уже ничего не нужно. Они устали 
от неустроенной жизни. А вот обществу от них многое 
нужно: знания, инженерный опыт, взвешенные мысли. 
Конечно, если у общественных деятелей сохранилось здравомыслие.

Российские ветераны вообще обделены вниманием властей, но особо неустроенными выглядят научные работники 
и инженеры. При этом квалификация, уникальные знания, 
инженерный опыт не играют роли, кроме случаев участия 
в их судьбе коллективов НИИ, университетов, молодых 
коллег. Ведь чиновники не в состоянии определить ценность знаний специалистов, реальный опыт, возможность 
использования пожилого ученого в решении практических 
задач. Они ориентируются, в основном, по регалиям и 
сплетням.
Выгод в использовании знаний ветеранов-ученых бюрократ для себя не видит, а хлопот множество. Сварливые 
старики, вечно недовольные пенсиями и медицинским 
обслуживанием, создающие дополнительную нагрузку на 
инфраструктуру и занимающие просторные кабинеты. Все 
это снижает рентабельность народного хозяйства. Для полноты картины можно добавить бесчеловечность бюрократов 
и тех, кто должен бы осуществлять заботу о пенсионерах. 
Проблемы создает и недостаточная выносливость самих 
ветеранов-ученых.
И все-таки интеллигенцию нужно беречь, особенно ветеранов, аккумулирующих в себе знания, традиции, огромный 
опыт. От интеллигенции нужны не только знания – без 
образованных стариков наше общество будет разбалансированным. Наличие ветеранов-интеллигентов необходимо 
для противостояния невежественным маргинальным силам, 
агрессивным националистам, нечистоплотным политикам, 
жуликоватым лжеизобретателям. Исчезновение думающей интеллигенции равносильно разложению общества и 
сеянию бури.
Для ветерана-специалиста ничего нет страшнее вынужденного безделья, оно хуже физической гибели. СМИ сообщают о хирурге Алле Лёвушкиной, которая в свои 87 лет 
делает сто операций в год. Она востребована и уважаема, 
окружена вниманием коллег и больных. И это продлевает 
ее жизнь, делает счастливой. Но такое счастье – исключе
ние из правил, большая часть специалистов оказываются 
невостребованными, они раньше времени уходят из жизни. 
А чиновникам все равно, ведь не они придумали такие 
правила.

Но как могли вы, не пойму,
Стать, не страшась, причиной смерти!
Так равнодушно вдруг чуму
На фронт отправить нам в конверте.
 
 
 
          Конст. Симонов
Определяя для ветеранов педагогическую нагрузку наравне с молодыми преподавателями, чиновники не могли 
не понимать, что выносят смертный приговор тысячам 
пожилых профессоров. Но бюрократов эти очевидные соображения не смутили, их примитивные представления о 
равенстве вытеснили остатки совести.
Впрочем, некоторые ветераны стараются решить задачу 
передачи знаний и опыта потомкам самостоятельно, не 
прибегая к помощи государства. Недавно пришел к нам в 
издательство 85-летний пенсионер, профессор Анатолий 
Кузьмич М. с предложением выпустить его учебник за счет 
автора. Он обобщил свой 60-летний педагогический опыт и 
хотел бы, чтобы книга попала  всем его коллегам. Конечно, 
наше издательство основную нагрузку по выпуску книги 
возьмет на себя. Неужели государству безразлично, что 
опыт М. и многих его коллег пропадет из-за лени бюрократов? Ведь пренебрежение к пожилым ученым равносильно 
вынесению им смертного приговора. Схожую историю я 
описал в документальном рассказе «Учитель», где главный 
герой – профессор Вадим Сергеевич Перевалов успел выпустить четырехтомный учебник по теоретической механике 
для горняков и за месяц до кончины разослать его своим 
коллегам. История душещипательная, но тоже уникальная.
«Да еще старики, что все так же стучат в домино». 
Модель пенсионера-бездельника устойчиво пропагандиру
ется десятки лет. И неважно, что у этих стариков еще 
сохранилось здоровье, есть специальность и желание быть 
полезными. Но бюрократу они только мешают спокойно 
работать, а их знания не соответствуют требованиям 
чиновников к компьютерной цивилизации.
Иногда встречаются среди профессоров люди закаленные, привыкшие работать до изнеможения, умирающие 
прямо в студенческой аудитории. А чиновники им не верят, 
думают, что те притворяются дееспособными. Тем не менее, 
эксплуатировать вынужденную работоспособность ученых 
недальновидно и безнравственно, ведь тяжелая нагрузка для 
пожилых людей обычно заканчивается трагедиями. Войдите 
в положение 80-90-летних ветеранов, которые пережили 
нападки на свои науки,  страх сталинских репрессий, бесконечную идеологическую трескотню, рабоче-крестьянскую 
дискриминацию, малограмотное управление, нищету и 
беспомощность. И все-таки они сумели накопить знания, 
с которыми на старости лет не знают что делать.
Возможно, для активной эксплуатации в работе со студентами старики не очень полезны, но воспользоваться их 
потребностью поделиться своими знаниями с потомками 
вполне рентабельно. Не очень сложно придумать технологию, чтобы «выжать» из них накопленные знания. Да тут и 
выдумывать ничего не надо, ветераны сами найдут возможность для передачи сделанного другим поколениям. Хотя 
простейшая грамотная помощь в записывании, наборе, 
подготовке чертежей, обсуждении аксиоматики все-таки 
была бы полезной. Важна демонстрация уважения и минимальная заинтересованность в сохранении накопленных 
стариками знаний.
И немного о финансовой стороне жизни пенсионеровученых, хотя по значимости она не на первом месте. Как 
известно, в СССР граждане жили весьма скромно, тем не 
менее пенсии составляли 88% от уровня средних зарплат 
населения. Хотя были еще и более высокие персональные 
пенсии для лауреатов и других известных ученых. Сегодня 

Доступ онлайн
405 ₽
В корзину