Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Идентичность в философской, социальной и культурной антропологии

Покупка
Основная коллекция
Артикул: 690573.01.99
Доступ онлайн
345 ₽
В корзину
Учебное пособие предназначено для обучающихся по программам бакалавриата и ма- гистратуры в рамках направления подготовки «культурология». В учебном пособии на основе междисциплинарного подхода раскрываются философ- ские, социологические и психологические аспекты феномена идентичности; обосновывается продуктивность взаимодополнительности традиционно противопоставляемых методологий в исследовании этнокультурных явлений и процессов; раскрываются основные функции и структура этнокультурной идентичности в ее актуальном и континуальном аспектах; ана- лизируются исторические формы этнокультурной идентичности и закономерности ее исто- рической динамики; обозначены доминирующие векторы трансформации этнокультурной идентичности в условиях глобализации. В контексте обозначенной проблематики анализируются феномены культурной памя- ти, этноцентризма, национализма, принципы межкультурных коммуникаций в современном мире. Особое внимание в учебном пособии уделяется российской идентичности, ее истори- ческой эволюции и современным трансформациям. Учебное пособие включает в себя комплект контрольных вопросов и заданий, направ- ленных на закрепление и более глубокое усвоение знаний в процессе самостоятельной рабо- ты студентов. Учебное пособие рекомендовано для использования в процессе реализации образовательных программ бакалавриата (Разделы II- IV) и магистратуры (Разделы I- IV).
Малыгина, И. В. Идентичность в философской, социальной и культурной антропологии: Учебное пособие / Малыгина И.В., - 2-е изд. - Москва :Согласие, 2018. - 240 с.: ISBN 978-5-906709-93-2. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/978413 (дата обращения: 26.05.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
И. В. Малыгина

ИДЕНТИЧНОСТЬ  
В ФИЛОСОФСКОЙ, СОЦИАЛЬНОЙ 
И КУЛЬТУРНОЙ АНТРОПОЛОГИИ

Учебное пособие

Москва 
Издательство «Согласие»

2018 

издание второе

УДК 008
ББК 71.05
     М 20

Рецензенты:
доктор философских наук, профессор О. Н. Астафьева 
доктор философских наук, профессор А. Я. Флиер

Малыгина И. В. 
Идентичность в философской, социальной и культурной антроп ологии:   
учебное пособие. Издание 2-е. —  М.: ООО "Издательство "Согласие",  201 8. — 240 с.

ISBN 978–5–906709–93–2

Учебное пособие предназначено для обучающихся по программам бакалавриата и магистратуры в рамках направления подготовки «культурология».
В учебном пособии на основе междисциплинарного подхода раскрываются философские, социологические и психологические аспекты феномена идентичности; обосновывается 
продуктивность взаимодополнительности традиционно противопоставляемых методологий 
в исследовании этнокультурных явлений и процессов; раскрываются основные функции 
и структура этнокультурной идентичности в ее актуальном и континуальном аспектах; анализируются исторические формы этнокультурной идентичности и закономерности ее исторической динамики; обозначены доминирующие векторы трансформации этнокультурной 
идентичности в условиях глобализации.
В контексте обозначенной проблематики анализируются феномены культурной памяти, этноцентризма, национализма, принципы межкультурных коммуникаций в современном 
мире.
Особое внимание в учебном пособии уделяется российской идентичности, ее исторической эволюции и современным трансформациям.

Учебное пособие включает в себя комплект контрольных вопросов и заданий, направленных на закрепление и более глубокое усвоение знаний в процессе самостоятельной работы студентов. 
Учебное пособие рекомендовано для использования в процессе реализации 
образовательных программ  бакалавриата (Разделы II– IV) и магистратуры (Разделы I– IV).

ISBN 978–5–906709–94–3
© Малыгина И.В., 2018.
© Филиппов В.Л., обложка, 2018.
© ООО "Издательство "Согласие", 2018.

УДК 008  ББК 71.05

М 20

В оформлении обложки использовано фото 
В. Филиппова "Все мы люди планеты Земля"

СОДЕРЖАНИЕ

Введение ............................................................................................................................5

Раздел I 
Идентичность как междисциплинарная проблема .....................................................8
1.1. Идентичность как объект философского знания. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .8
Идентичность как характеристика бытия.....................................................................9
Идентичность как самоопределение личности..........................................................10
Гносеологический подход к пониманию идентичности...........................................10
Антропологический подход к интерпретации идентичности................................11
«Открытие» социальной природы идентичности .....................................................14
От философии тождества – к философии различия.................................................17
1.2. Идентичность как социальный феномен . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .23
Механизмы формирования и социальные функции идентичности.....................25
Индивидуальная и коллективная формы социальной идентичности  
и их соотношение...............................................................................................................33
Динамика структурных компонентов социальной идентичности........................43
1.3. Идентичность как форма психологической адаптации . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .48
Психологическая природа идентичности....................................................................49
Идентичность как  социализация и психологическая адаптация.........................51
Идентичность как психологическая потребность.....................................................56
Партисипация как универсальный механизм идентификации .............................63
Выводы .................................................................................................................................64
Уточнение понятия............................................................................................................66

Раздел II 
Этнокультурная идентичность: сущность и структура ............................................66
2.1. Сущность и природа этничности . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .66
Интерпретации этнического феномена: столкновение методологий...................68
Эвристический потенциал «теории этноса»  
и методологии примордиализма....................................................................................69
Познавательные возможности и пределы «теории этничности» и конструктивистской методологии.......................................................................................................71
Методология исследований этнокультурной идентичности: 
в поисках ресурса взаимодополнительности .............................................................73
Адаптивная функция этнокультурной идентичности .............................................84
2.2. Функциональная специфика этнокультурной идентичности . . . . . . . . . . . . . . . . . .84
Дифференцирующая функция .......................................................................................86
Интегративная функция ..................................................................................................87
Культурная память как механизм этнокультурной интеграции..........................101
2.3. Структура этнокультурной идентичности: 
синхронический и диахронический аспекты . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .111
Опыт структурирования этнокультурной идентичности:  
синхронический аспект..................................................................................................113
Чувственно-эмоциональный компонент ...................................................................113
Рациональный компонент .............................................................................................116

Ментальный компонент.................................................................................................128
Динамический аспект структуры этнокультурной идентичности......................132

Раздел III 
Генезис этнокультурной идентичности и эволюция ее исторических форм .......135
Универсальные тенденции  
и закономерности динамики этнокультурной идентичности..............................135
Взаимообусловленность социально-интерактивных 
и идентификационных процессов...............................................................................142
3.1. Этнокультурный ресурс родовой идентичности 
и его воплощение в культурных формах архаического общества  . . . . . . . . . . . . . . . .142
Тотемная партисипация  
как первая историческая форма культурной идентичности ................................146
Дифференциация и усложнение идентификационных  
оснований в условиях архаической культуры..........................................................153
Выводы ...............................................................................................................................160
3.2. Синтез генетических и социокультурных оснований 
в структуре этнической идентичности  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .161
Трансформация парадигмы родства 
в контексте этнической идентичности.......................................................................161
Культура как основа идентичности.............................................................................167
Динамика этнической идентичности: русский опыт..............................................172
3.3. Симультанность и прецедентный характер 
национальной идентичности . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .193
Выводы ...............................................................................................................................193
Иерархическая структура национальной идентичности.......................................194
Национализм как историческая форма  
этнокультурной идентичности.....................................................................................198
Универсальные черты и социокультурные  
особенности русского национализма .........................................................................202
Выводы ...............................................................................................................................209

Раздел IV 
Этнокультурная идентичность в условиях глобализации: 
Универсальные тенденции  и российская специфика.............................................211
Кризис идентичности:  
приметы, причины, российская специфика..............................................................211
Актуальные векторы динамики российской идентичности.................................214
Цивилизационная идентичность России: 
Между Западом и Востоком..........................................................................................216
Локализация  культурных оснований идентичности 
как тренд новейшей истории России..........................................................................222
Феномен региональной  идентичности......................................................................227

Контрольные вопросы и задания..............................................................................231

Список литературы......................................................................................................235

ВВЕДЕНИЕ

Историческая и социальная динамика культуры сопровождается 
двумя взаимосвязанными тенденциями. С одной стороны, человеческое общество во все века тяготело к консолидации и самоидентификации; с другой — всегда имела место тенденция к дифференциации 
социума и выделению в нем различных структур: сословных, профессиональных, конфессиональных, расовых, этнических, политических, 
имущественных, субкультурных и т. д.
В результате к началу третьего тысячелетия человек оказался «на 
границах» множества культурных миров, контуры которых все больше размываются в связи с глобализацией культурного пространства. 
Осознавая и переживая свою принадлежность к пересекающимся макрогрупповым множествам, человек стал носителем сложной, множественной идентичности.
Этим обстоятельством обусловлен тот факт, что у современного 
человека остается все меньше оснований воспринимать и идентифицировать те или иные социальные общности как «чужие» и тем более 
враждебные, но вместе с тем все чаще и тревожнее обсуждается проблема кризиса, «дрейфа» или «утраты» идентичности, ставшая важной 
темой теоретических и эмпирических исследований.
Оправданное стремление и реальная необходимость подобных 
исследований, призванных не только отразить актуальное состояние 
данных процессов, но и выявить основные тенденции их развития 
с целью продуктивного социального прогнозирования, встречают на 
своем пути препятствия, связанные с неоднозначностью концептуальных оснований интерпретации идентификационных процессов, особенно в этнонациональном аспекте.

Можно заметить, что понятие «идентичность», широко вошедшее 
в последние годы в научный и публицистический оборот, зачастую воспринимается как самоочевидное. Этимологически восходящие к позднелатинским identifico (отождествляю), identicus (тождественный, 
одинаковый, тождество, совпадение двух предметов или понятий), 
термины «идентификация», «идентичность» в современной научной 
и обыденной лексике значительно потеснили традиционные понятия 
«самосознание» и «самоопределение», при этом нередко выступая как 
их смысловые эквиваленты. Сложилась особая теоретико-познавательная ситуация, суть которой составляет «эффект добавленной валидности» 1: завышенные ожидания, связанные с использованием иноязычного термина и придание ему особой значимости, что зачастую 
влечет за собой некорректное употребление понятия.
Однако мы более склонны связывать подобную «терминологическую экспансию» с большим (по отношению к «самосознанию») эвристическим ресурсом термина «идентичность», включающего также 
нерефлексивные, ускользающие от контроля самосознания явления 
и процессы. Сегодня с помощью терминов «идентификация» и «идентичность» обозначают как рациональные, так и внерациональные механизмы самоопределения и постижения «другого», не обращаясь при 
этом к ставшим прерогативой психоанализа понятиям «подсознание» 
и «бессознательное».
Исследование идентичности чрезвычайно осложнено тем, что данный феномен ускользает от традиционных способов научного анализа. Концепция идентичности, как отмечает С. Хантингтон со ссылкой 
на одного из современных аналитиков, «столь же обязательна, сколь 
и неотчетлива», поскольку представляет собой «неявное множество, 
не поддающееся строгому определению и неподвластное стандартным 
методам измерения» 2. Близка к этому оценка, принадлежащая наиболее авторитетному исследователю идентичности Э. Эриксону, использовавшему применительно к интересующей нас категории такие ха
1 Малахов В. Неудобства с идентичностью // Вопросы философии. 1998. 
№ 2. С. 45.
2 Хантингтон С. Кто мы?: Вызовы американской национальной идентичности. М.: АСТ, 2004. С. 49.

рактеристики, как «всепроникающая», «туманная и непостижимая» 1. 
Несмотря на значительную разработанность феномена идентичности 
в рамках философии, общей и социальной психологии, социологии, 
антропологии и других научных дисциплин понимание его сущности 
по-прежнему лишено однозначности. Вероятно, в качестве причин 
можно назвать два главных обстоятельства.
Прежде всего, сказывается междисциплинарная разобщенность 
специалистов. Различия в понятийном аппарате, методах исследования и самом стиле мышления крайне затрудняют сопоставление и корреляцию результатов.
С другой стороны, очевидно, что за термином «этнокультурная 
идентичность» стоит не столько логически строгое понятие, сколько феномен, не редуцируемый к строго логической форме, имеющий 
сложное социально-психологическое содержание и глубокие культурно-исторические корни. Каждый этап исторической и социокультурной динамики сопровождался формированием специфических социальных структур и порождал соответствующие типы идентичности.
Но, как бы ни менялись исторический контекст и теоретические 
предпосылки осмысления феномена идентичности, в своей основе 
он отражает присущее только человеку стремление увидеть в картине мира свое собственное отражение, а исторические формы и типы 
идентичности фиксируют способы адаптации и самоопределения 
исторического человека в окружающем его мире.

1 Там же.

РАЗДЕЛ I 
ИДЕНТИЧНОСТЬ КАК МЕЖДИСЦИПЛИНАРНАЯ ПРОБЛЕМА

1.1. Идентичность как объект философского знания

Несмотря на то, что сам термин «идентичность» появился в научной 
литературе достаточно поздно —  в 60–70-х годах ХХ столетия и широкое распространение получил в связи с исследованиями этнонациональных процессов —  в философии проблема идентичности в ее различных 
аспектах в явном или латентном виде существовала  издавна.
Можно утверждать, что именно в рамках философского знания 
была подготовлена почва для современных социально-гуманитарных 
исследований идентичности.
Принято считать, что первые опыты сколько-нибудь развитой философской саморефлексии оказались доступными человеку 
лишь в эпоху, которой К. Ясперс дал наименование «осевого времени». В этот период, по словам философа, человек открывает для 
себя универсум бытия, самого себя и, обнаружив ограниченность 
собственных возможностей, задается вопросами личного предназначения и спасения. Осознавая свои границы, он «познает абсолютность в глубинах самосознания и в ясности трансцендентного 
мира» 1. На смену мифологической эпохе приходит логоцентризм. 
«Сознание осознавало сознание, мышление делало своим объектом 
мышление» 2. Началась борьба рациональности и рационально проверенного опыта против мифа (логоса против мифа), затем борьба 
за трансцендентного Бога 3.

1 Ясперс К. Смысл и назначение истории. М.: Политиздат, 1991. С. 12.
2 Там же.
3 Там же.

И все же зрелая философская рефлексия 
по поводу идентичности личности стала возможной только с распадом теоцентрической 
картины мира. Как известно, средневековая 
схоластика, патристика и теология не отделяла человека, сотворенного по образу и подобию Бога-Творца, от всеобъемлющего Божественного замысла. А потому теоцентрическому 
типу мировосприятия свойственно было глубокое интеллектуально-эмоциональное переживание факта «неразрывности …индивидуальной 
жизни с общемировым процессом со дня сотворения до конца света…, 
осознание причастности индивидуальной судьбы судьбе христианского мира в целом» 1.
Заметим, что и в дальнейшем в рамках философского знания долгое время сохранялась традиция рассмотрения проблемы идентичности в онтологическом аспекте. Так, пантеизм Б. Спинозы в целом 
исходил из тождества (идентичности) Творца и творения, «реальности» и «идеальности». Абсолютная идентичность, по мнению нидерландского философа, есть не причина универсума, а сам универсум 2; 
позднее эта тема нашла развитие в философии тождества Ф. Шеллинга, 
его учении о тождестве Духа и Природы. Озвученная и обоснованная 
Шеллингом идея Абсолюта, где объект и субъект неразделимы, впоследствии стала важнейшим методологическим основанием философии «всеединства», созданной Вл. Соловьевым и его последователями. 
Еще позднее М. Хайдеггер, солидаризуясь с синкретичными представлениями древнегреческих философов, понимал под идентичностью 
«всеобщность бытия». Всякое сущее, по его мнению, тождественно самому себе и, постольку, поскольку оно есть сущее, —  всякому другому 
сущему. Идентичность, таким образом, исключает различие, ведь она 
исключает иное бытие, а вместе с ним и то, что выступает причиной 
инаковости, —  изменение 3. Подобная настойчивость в признании онтологического статуса идентичности позволила некоторым исследователям прийти к справедливому выводу: «В традиции метафизики от 

1 Шибаева М. М. Введение в философию культуры (западноевропейская 
мысль о культуре). М., 1998. С. 42.
2 См.: Спиноза Б. Этика. СПб., 2001.
3 См.: Heidegger M. Тождество и различие. М.: Логос, 1997.

Идентичность
как
характеристика 
бытия

Аристотеля до наших дней идентичность есть характеристика бытия 
(выделено нами —  И.М.), более фундаментальная, чем различие» 1.
Основные направления философского осмысления феномена 
идентичности всегда отражали векторные тенденции социальных изменений. Хорошо известно, что основу социальных отношений в средневековой Европе составляла коллективная, сословная, чаще всего 
унаследованная принадлежность. Именно она имела решающее значение для индивида, определяла его жизненные шансы и обеспечивала 
тот или иной статус в социальной иерархии.
Начиная с эпохи Ренессанса социальные 
процессы сопровождались постепенным, но 
неизменным самодистанцированием человека 
от трансцендентного начала, внешней среды 
и социального окружения, усилением его индивидуализации, что нашло свое отражение в антропоцентристской философии гуманистов. Это была одна из самых ранних групп людей, которым 
общественно значимая позиция была предоставлена не по наследству, 
а в силу их личных достижений и свойств характера. «Сдвиг в сторону индивидуализации, который они представляли, означал совершенно определенный поворот в развитии структуры общества. Cogito Декарта, с его 
решительным подчеркиванием значения «Я», также являлось знаком этого поворота в положении отдельного человека в его обществе» 2.
Однако со всей отчетливостью проблема 
самоидентификации личности с акцентом на 
ее гносеологический аспект была поставлена 
только в Новое время и именно в контексте 
картезианской философской традиции. «Нет 
более плодотворного занятия, чем познание самого себя» 3 —  таков был 
изначальный познавательный импульс философии Р. Декарта.
Декарт, сформулировавший свой знаменитый принцип: «Cogito, ergo 
sum» («Мыслю, следовательно, существую»), положил начало новой тради
1 Малахов В. Неудобства с идентичностью // Малахов В. Скромное обаяние расизма и другие статьи. М.: ДИК, 2001. С. 51.
2 Элиас Н. Изменение баланса между «Я» и «Мы» // Элиас Н. Общество 
индивидов. М.: Праксис, 2001. С. 274–275.
3 Декарт Р. Избранные произведения. М., 1950. С. 547.

Идентичность
как
самоопределение
личности

Гносеологический 
подход к 
пониманию 
идентичности

ции —  смещению акцентов в самоопределении человека, а именно переходу 
от общего превалирования коллективной идентичности к укреплению приоритета личностной идентичности. В то время как основная часть общества все еще осознает собственное «я» в неразрывной связи с определенной 
группой, будь то династия, сословие, семейный альянс, цех, земельная или 
церковная община, в размышлениях Декарта «обособленное «Я» вышло из 
тени общественных объединений, и маятник баланса между «Я» и «Мы» 
качнулся в противоположном направлении. Этот мыслитель переживал самого себя или, точнее, свое мышление, свой разум, как нечто единственно 
реальное и несомненное» 1, не нуждающееся во внешней референции.
В традиции картезианского мышления «я» рассматривается как 
«субстанция, вся сущность или природа которой состоит только 
в мышлении и которая, чтобы существовать, не нуждается ни в каком 
месте и не зависит ни от какой материальной вещи» 2. Для Декарта характерно отношение к познающему субъекту как «мыслящей вещи», 
которая «…сомневается, понимает, утверждает, отрицает, желает, не 
желает, представляет и чувствует» 3 совершенно независимо от субъект-объектных или субъект-субъектных отношений. Таким образом, 
Декарт, одним из первых обратившись к проблеме самопознания личности, абсолютизировал рационалистический характер данного процесса, ограничив акт самоидентификации мыслительными процедурами, а также констатировал его самодостаточность и автономность.
Антропологический аспект проблемы 
идентичности в контексте философского 
знания связан с одной из наиболее устойчивых философских традиций —  осмыслением 
«самости» индивида, его интегральной целостности, на основании которой он отличает себя от внешнего мира 
и от остальных людей. В контексте данного подхода проблема идентичности нередко впрямую сопрягается с одной из наиболее важных 
философских проблем —  феноменом «Я».
Как бы ни определяла наука понятие «Я», всегда отмечается 
его двойственный характер, ибо сознание самого себя заключает 

1 Элиас Н. Изменение баланса между «Я» и «Мы». С. 275.
2 Декарт Р. Избранные произведения. С. 283.
3 Там же. С. 345.

Антропологический 
подход к 
интерпретации 
идентичности

в себе двоякое «Я»: с одной стороны, как субъект мышления, рефлексирующее «Я» и с другой —  как объект восприятия и внутреннего чувства. В научной литературе первое «Я» обычно называется 
активным, действующим, субъектным или экзистенциальным «Я» 
(«Эго»), а второе —  объектным, рефлективным, феноменальным, 
категориальным «Я» или «образом Я», «понятием Я», «Я-концепцией» и т.п 1.. Иными словами, речь идет о «концептуальной представленности» индивида, которая возможна на двух уровнях: индивидуально-рефлексивном и культурно-коммуникативном.
По словам Ю. М. Лотмана, «структура «Я» —  один из основных показателей культуры» 2. Начало формированию такого своеобразного теоретического конструкта, как «Я-концепция» также было положено в рамках 
философской традиции. Как отмечает О. Горяинова, «у истоков философского знания антропологическая тема (человек, познай самого себя) 
была равносильна специфике и назначению способа философствования. 
Классическая философская парадигма опиралась на идею самосознания 
как центра личности, а отсюда и процесс формирования идентичности 
мыслился как рефлективный. Самосознание выступало в качестве инструмента определения самого себя, своих собственных характеристик» 3.
Предметом же особого внимания человеческое «Я», и в первую 
очередь способы и границы самопознания, стали в европейской философии Нового и Новейшего времени. В рамках английского сенсуализма, где впервые встал вопрос о происхождении «Я —  концепции», 
акцент в осмыслении способов и границ самопознания и самоопределения был перенесен на роль чувственного опыта в процессе самоидентификации. Д. Локк, в частности, настаивал на том, что рефлексивные идеи производны от жизненного опыта: только достигнув зрелого 
возраста и накопив знания о внешнем мире, люди начинают размышлять «серьезно о том, что происходит внутри их…» 4.

1 См.: Кон И. С. Категория «Я» в психологии // Психологический журнал. 
1981. Т. 2. № 3.
2 Лотман Ю. М. «Я» и «Я» // Лотман Ю. М. Семиосфера. СПб.: Искусство–СПБ, 2001. С. 127.
3 Горяинова О. Культура и личность // Современные проблемы исследования культуры. М., 2002. Вып. 3. С. 7.

4 Локк Д. Избранные философские произведения: в 2 т. М., 1960. Т. 1. С. 131.

Доступ онлайн
345 ₽
В корзину