Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Философия римского времени (I в. до н. э. - V в. н. э.)

Покупка
Артикул: 682882.01.99
Доступ онлайн
320 ₽
В корзину
В подборке материалов к истории философии римского времени исполь- зованы произведения М. Туллия Цицерона, Диона Хрисостома, М. Корнелия Фронтона, Макробия Феодосия и Фавония Евлогия, не представленные еще на русском языке. Она может послужить в качестве хрестоматии в процессе как изучения, так и преподавания истории античной философии.
Философия римского времени (I в. до н. э. - V в. н. э.): Хрестоматия / Звиревич В.Т., - 2-е изд., стер. - Москва :Флинта, 2017. - 256 с.: ISBN 978-5-9765-3108-6. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/960149 (дата обращения: 21.05.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
ФИЛОСОФИЯ
РИМСКОГО ВРЕМЕНИ

(II в. до н. э. – V в. н. э.)

Хрестоматия для студентов, обучающихся
по программе бакалавриата по направлению подготовки
030100 «Философия»

Перевод с древнегреческого и латинского В. Т. Звиревича

Составитель В. Т. Звиревич

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

УРАЛЬСКИЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
ИМЕНИ ПЕРВОГО ПРЕЗИДЕНТА РОССИИ Б. Н. ЕЛЬЦИНА

2-е издание, стереотипное

Москва
Издательство «ФЛИНТА»
Издательство Уральского университета
2017

УДК  1(091)(075.8)
ББК  Ю3(0)323я73-3
        Ф56

В подборке материалов к истории философии римского времени использованы произведения М. Туллия Цицерона, Диона Хрисостома, М. Корнелия
Фронтона, Макробия Феодосия и Фавония Евлогия, не представленные еще
на русском языке.
Она может послужить в качестве хрестоматии в процессе как изучения,
так и преподавания истории античной философии.

Философия римского времени (I в. до н. э. – V в. н. э.) 

[Электронный ресурс] : [хрестоматия] / пер. и сост. В. Т. Звиревич ; 
М-во образования и науки Рос. Федерации, Урал. федер. ун-т.   — 
2-е изд., стер. — М. : ФЛИНТА : Изд-во Урал. ун-та, 2017. — 256 с.
ISBN 978-5-9765-3108-6 (ФЛИНТА)
ISBN 978-5-7996-1653-3 (Изд-во Урал. ун-та) 

Ф56

УДК  1(091)(075.8)
ББК  Ю3(0)323я73-3

© Звиревич В. Т., перевод, 2015
© Звиревич В. Т., составление, 2015
© Уральский федеральный университет, 2015

Рецензенты:
отдел философии Института философии и права УрО РАН
(заведующий отделом доктор политических наук,
профессор  О.  Ф.  Р у с а к о в а);
А.  В.  С е в а с т е е н к о,  кандидат философских наук, доцент,
заведующий учебно-методическим сектором Гуманитарного университета

Научный редактор
С.  П.  П у р г и н,  кандидат философских наук,
доцент кафедры истории философии и философии образования

ISBN 978-5-9765-3108-6 (ФЛИНТА)
ISBN 978-5-7996-1653-3 (Изд-во Урал. ун-та) 

ОГЛАВЛЕНИЕ

Предисловие ................................................................................................. 4

ГЛАВА 1. Формирование философской культуры
в период республики (II–I вв. до н. э.) ....................................................... 7

1.1. Усвоение греческой философии ..................................................... 7
1.2. Философская проблематика в сочинениях Цицерона ................. 12

1.2.1. Римский образ жизни и его ценности по речам Цицерона  12
1.2.2. Вопрос о прорицании ............................................................ 37
1.2.3. Проблема судьбы .................................................................... 68
1.2.4. Философия и риторика .......................................................... 72

ГЛАВА 2. Философия в «золотой век» империи (I–II вв. н. э.) ............. 96

2.1. Последователи стоицизма ............................................................. 96
2.2. Сторонники кинической философии ............................................ 98

2.2.1. Дион Хрисостом. О философии ......................................... 101
2.2.2. Дион Хрисостом. О философе ........................................... 105
2.2.3. Дион Хрисостом. О Сократе .............................................. 109
2.2.4. Дион Хрисостом. Первая [речь] о Тюхе ........................... 111
2.2.5. Дион Хрисостом. Вторая [речь] о Тюхе ........................... 114
2.2.6. Дион Хрисостом. Третья [речь] о Тюхе ........................... 126
2.2.7. Дион Хрисостом. О печали ................................................ 131
2.2.8. Дион Хрисостом. Первая [речь] о царской власти ......... 134
2.2.9. Дион Хрисостом. Вторая [речь] о царской власти .......... 151

2.3. Неопифагорейцы. Нумений ........................................................ 172
2.4. Наставления оратора М. Фронтона императорам

М. Аврелию Антонину (философу) и Л. Веру ........................... 173
2.4.1. Этико-политические наставления .................................... 173
2.4.2. Риторические наставления ................................................ 175

ГЛАВА 3. Философия платонизма (неоплатонизма)
в поздней империи (V в. н. э.) ................................................................. 197

3.1. Комментаторы «Сновидения Сципиона» .................................. 197

3.1.1. Макробий Феодосий .......................................................... 199
3.1.2. Фавоний Евлогий ............................................................... 225

3.2. Симпликий ................................................................................... 254

ПРЕДИСЛОВИЕ

Латынь из моды вышла ныне:
Так, если правду вам сказать,
Он знал довольно по-латыне,
Чтоб эпиграфы разбирать.
А. С. Пушкин. Евгений Онегин

Предлагаемая вниманию читателя сводка материалов к исто
рии философии римского времени может рассматриваться как дополнение к нашей «Хрестоматии по эллинистическо-римской философии» (Свердловск, 1987). Это обстоятельство проявляется,
в частности, в том, что она построена исключительно на основе
собственных переводов составителя и тех произведений Цицерона, Диона Хрисостома, Фронтона, Макробия и Фавония Евлогия,
которые еще не были представлены на русском языке, а также составлена в соответствии с некоторыми разделами названной «Хрестоматии», которая получила в свое время в целом положительный
отзыве в рецензии Д. В. Джохадзе и А. Н. Ерыгина (Вопросы философии, 1989. № 2. С. 171–172).

В хрестоматии представлен ряд значительных эпизодов, отно
сящихся к различным периодам истории философии в римское
время. Вполне естественно, что она начинается с показа того, как
философские учения греков стали проникать в римское образованное общество и усваиваться аристократами, симпатизирующими греческой культуре. При этом приводятся свидетельства, что
дела в данном направлении шли непросто, как это всегда бывает
при взаимодействии различных культур, при проникновении элементов одной культуры в другую, когда чужое, по крайней мере
на первых порах, всегда встречает сопротивление по тем или иным
причинам. Сам процесс зарождения римской философии, мы полагаем по праву, характеризует философское творчество М. Туллия

1 См.: Нахов И. М. Философия киников. М., 1982. С. 208–209.

Цицерона, которое лежит в основании, пожалуй, всей последующей латиноязычной философии. Ведь первые философские труды
на латинском языке из тех, что дошли до нас, – это именно сочинения Цицерона.

Философия в «золотой век» династии Антонинов представле
на главным образом на примере речей греческого ритора Диона
Хрисостома, которого исследователи считают выдающимся философом кинического направления1. Он, в частности, выступал с философско-политологическими речами о царской власти перед одним из императоров названной династии – Траяном, внушая ему
идеи человеколюбивой власти. Обо всем этом читатель сможет
получить достаточно полное представление на основе самих публикуемых речей Диона.

В этом же разделе читатель познакомиться также с отношени
ем к философии известного римского оратора М. Корнелия Фронтона, воспитателя знаменитого императора-философа из той же
самой династии Антонинов – Марка Аврелия. Это позволяет нам
судить, на каком понимании отношения и значения философии
и риторики, этих двух важнейших составляющих античной культуры, строилось образование Марка Аврелия.

Из философских идей конца Западной римской империи из
браны самые влиятельные из них, определившие дальнейшее развитие философии на европейском Западе почти вплоть до наступления эпохи Нового времени, именно идеи латинских авторов,
последователей философии Платона и неоплатоников. Феномен западного платонизма и неоплатонтзма, как мы увидим, отличается
тем, что его сторонники опираются на осмысление пифагорейскоплатонических представлений в римской философии, которое нашло свое выражение в сюжете сновидения Сципиона из трактата
Цицерона «О государстве». Главной фигурой здесь является Макробий Феодосий, который ввел в «научный оборот» этот цицероновский сюжет и сделал его весьма популярным в последующее
время. Во всяком случае, В. Х. Шталь замечает, что комментарий

на сновидение Сципиона, принадлежащий Макробию, был наиболее важным источником платонизма на латинском Западе в Средние века2.

В заключение еще раз отметим, что в каждом разделе хресто
матии приводятся фрагменты сочинений названных выше философов. Указания на оригиналы переводимых и публикуемых трудов
избранных философов делаются в каждом соответствующем разделе.

Здесь же, в предисловии, мы укажем только на старую немец
кую хрестоматию, немногие материалы из которой также привлекались при составлении данной хрестоматии: Ritter H., Preller L.
Historia philisophiae Graecae et Romanae / Rec. G. Teichmueller. Gothae,
1875 (дальше в тексте – Ritter H. с указанием номера (n.) фрагмента).

Автор выражает свою большую признательность Максиму

Борисовичу Хомякову, доктору философских наук, профессору,
проректору по международным связям ФГАУО ВПО «Уральский
федеральный университет имени первого Президента России
Б. Н. Ельцина», без содействия которого это книга еще долго бы
не вышла.

2 Macrobius. Commentary on the Dream of Scipio / Transl. by W. H. Stahl. N. Y.,

1952. Р. 10.

Глава 1

ФОРМИРОВАНИЕ

ФИЛОСОФСКОЙ КУЛЬТУРЫ

В ПЕРИОД РЕСПУБЛИКИ

(II–I вв. до н. э.)

1.1. Усвоение греческой философии

По мере завоевания Римом Средиземноморья, в результате чего

и сама Греция стала провинцией Ахайей римского государства,
римляне, начиная с III в. до н. э., все более испытывали воздействие греческой культуры. Приведем известный стих Горация, говорящий об этом:

«Греция, пленницей став, победителей грубых пленила,
В Лациум сельский искусства внесла».

Об этом же писал и Цицерон, перекликаясь с Лукрецием: от афи
нян «пошла и распространилась по всем землям человеческая культура (humanitas), наука, богослужение, всякие изобретения, право,
законы».

Одним из моментов процесса эллинизации римской жизни

было проникновение греческой философии в Рим. Первыми философами, которые оказали на римлян большое влияние, были пифагорейцы. Эллинизация римского общества шла трудно, вызывала
сопротивление консервативных римлян. Во II в. до н. э. решением сената из Рима были изгнаны греческие риторы и философы.
Но как бы то ни было, пропаганда философских знаний подолжалась. В связи с этим историки философии обычно отмечают
афинское посольство в Рим все в том же II в. до н. э., составленное
из философов, которые выступили с лекциями перед римлянами

и тем самым стимулировали их интерес к философии. Таким образом, под воздействием греков и среди римлян появляются люди,
увлекающиеся, а также серьезно занимающиеся философией. Они
примыкают к различным школам эллинистической философии,
особенно же к наиболее влиятельным в это время эпикурейцам,
стоикам и скептикам.

История не оставила нам достаточно данных, чтобы можно

было в деталях описать начальный период римской философии.
Появление римской мудрости и философии обычно вслед за Цицероном связывают с филэллинским научным кружком государственного деятеля, знаменитого полководца П. Сципиона Младшего (II в. до н. э.). Но еще более значительное место в философском
просвещении римлян принадлежало М. Туллию Цицерону, выдающемуся оратору, а также и известному государственному деятелю
I в. до н. э. Он выступил с призывом создавать философские произведения на латинском языке, что было, конечно же, основным средством романизации философии, и сам воплотил свой призыв, создав значительный корпус философских сочинений. Они показывают, что в нибольшей мере он сочувствовал воззрениям скептиков
и стоиков.

Публикуемые ниже отрывки из сочинений Цицерона, кото
рые до сих пор еще не представлены на русском языке, были переведены с использованием следующих изданий его произведений:
Ciceronis Scripta quae manserunt omnia / Rec. R. Klotz. Lipsiae, 1860.
Par. 2. Vol. 3; Ciceronis Opera rhetorica / Rec. Gul. Friedrich. Lipsiae,
1893. Par. 1. Vol. 2; Cicero. Staatsreden. B., 1981. T. l. 2; Ciceron.
Oeuvres completes. P., 1821. T. 11; 1822. T. 12; 1821. T. 14; Cicero.
Opera. Lipsiae, 1864. Vol. 7; Ciceron. Divisions de l’art oratoire. Topiques. P., 1990. Наиболее интересные в философском отношении
места из трактатов Цицерона «О прорицании» (De divinatione)
и «О судьбе» (De fato) приводятся также в собственном переводе
автора данного учебного пособия.

Квадратными скобками во всех переводах отмечены вставки

переводчика, угловыми – пропуски текста.

ґ

ґ

Философское посольство из Афин (Ritter, n. 444). Три разных

вида [речи] были подмечены у трех философов, которых афиняне
послали к сенату в Рим с просьбой уменьшить пеню, что наложили на них за разорение Оропа1. <…> Это были философы Карнеад из Академии, стоик Диоген, перипатетик Критолай. Введенные
в сенат, они воспользовались переводчиком сенатором Г. Ацилием. Но до этого каждый [из них] поочередно выступал при великом стечении народа, чтобы показать [свое ораторское искусство].
В то время, рассказывает Рутилий и Полибий2, красноречие трех
философов, [притом] у каждого свое [собственное], было [всем]
на удивление. Бурно и быстро, рассказывают они, говорил Карнеад;
умно и гладко – Критолай; умеренно и трезво [говорил] Диоген.

Трудности распространения философии в Риме (Ritter, n. 444).

При консулах Г. Фаннии Страбоне и М. Валерии Мессале было принято постановление сената о философах и риторах3: «М. Помпоний,
претор, [согласно мнению] сената постановил. Вследствие того,
что [в сенате] сделано заявление (verba) о философах и риторах,
[сенаторы] по этому делу решили, чтобы М. Помпоний наблюдал
и следил за тем, как [это] ему представляется нужным, [исходя из]
общего блага и его [собственного] долга, дабы их не было в Риме».

Влияние эпикурейцев (De divinatione [О прорицании] II, 25, 54).

Ты, [Квинт]4, привел много [чудес, бывших] накануне Марсийской
войны5, которые собрал Сизенна6.

(I, 44, 99) Только во время Марсийской войны сенат восста
новил храм Юноны Спасительницы благодаря сновидению Цецилии, дочери Квинта [Цецилия Метелла]. [Однако] Сизенна не только оспорил [то], что этот вот сон удивительно до [единого] слова

1 Известное в истории философии посольство 155 г. до н. э.
2 П. Рутилий Руф, римский историк II–I вв. до н. э. Полибий – знаменитый

греческий историк II в. до н. э.

3 Senatus consultum de philosohpis et rhetoribus 161 г. до н. э. См.: Барто
шек М. Римское право. М., 1989. С. 287.

4 Брат Цицерона, от лица которого ведется защита прорицания в первой

книге трактата.

5 Она называется также Союзнической войной и охватывает 90–88 гг. до н. э.
6 Л. Корнелий Сизенна, римский историк (II–I вв. до н. э.).

совпал с действительностью, но и заносчиво спорит, натравленный, я уверен, каким-нибудь эпикурейцем, будто [вообще] не следует верить снам. [Впрочем], он же нисколько не возражает против
чудес и рассказывает, что в начале Марсийской войны изображения богов покрывались потом и истекали кровью; грохотало небо;
были слышны таинственные голоса, которые вещали о бедствиях
войны; и мыши объели щиты Ланувия7, что гаруспикам8 казалось
весьма зловещим.

Деятельность Цицерона в области философии. Разработ
ка латинской философской терминологии. (De divinatione [О прорицании] II, 1, 1). Мне, ищущему и много, и долго размышляющему о том, чем бы я мог быть наиболее полезен, чтобы [при всем
том] никогда не прерывать заботы о государстве, ничего не представилось более великим, чем то, если бы я передал моим согражданам способ [изучения] наилучших наук, чего, я думаю, уже достиг многими книгами. Ведь в той книге, которая была названа «Гортензий», мы поощряли к изучению философии, как только могли,
и какой род философствования мы считали менее всего надменным, и наиболее последовательным, и изящным, это мы показали
в четырех книгах «Академиков».

(2) И так как основание философии было заложено в [сочине
нии] «О пределах добра и зла», этот вопрос был разъяснен нами
в пяти книгах, чтобы можно было уразуметь то, что говорилось
каждым философом, и то, что [говорилось] против него. Столько
же книг последовавших [вскоре] «Тускуланских бесед»9 обнажили
вопросы, весьма необходимые для блаженной жизни. Ибо первой
является [книга] о презрении к смерти, вторая – о перенесении боли, об облегчении печали – третья; четвертая – об остальных смятениях души, пятая [книга] охватывает ту область, которая в высшей
степени украшает всю философию, так как она учит, что для счастливой жизни достаточно добродетели самой по себе.

7 Город около Рима с храмом Юноны Спасительницы.
8 Предсказатели по внутренностям животных.
9 Цицерон написал философские трактаты один за другим в течение корот
кого времени (см.: Утченко С. Л. Цицерон и его время. М., 1972. С. 295).

ґ

(3) После издания этого были завершены три книги [сочине
ния] «О природе богов», в которых содержится исследование всего этого вопроса. Чтобы оно было закончено совершенно и вполне, мы начали писать в этих книгах о прорицании. Если мы присоединим к ним [трактат] «О судьбе», так как есть такое намерение,
то будет достаточно дано разъяснение по всему этому вопросу.
И к этим книгам нужно также причислить шесть [книг сочинения]
«О государстве», которые мы написали тогда, когда удерживали
управление государством. <…> А что я скажу о [трактате] «Утешение»? Он вполне удовлетворительно помогает мне самому. Прочим,
я думаю, он будет также весьма полезен. Недавно выпущена еще
книга «О старости», которую мы послали нашему [приятелю] Аттику.

(4) В этот же перечень книг следует, кажется, внести также на
ши ораторские произведения. Так, было три книги [под названием]
«Об ораторе», четвертая – [под названием] «Брут», пятая – «Оратор».

(2, 4) Это было до сих пор. К остальному мы стремились с во
одушевлением, подготовленные настолько, что нам казалось, будто нет никакой области философии, которая не была бы доступна
для освещения на латинском языке, если бы не препятствовала
некоторая очень веская причина.

(5) Что касается меня, то я постигаю плоды своего труда еще

на примере тех, кто, уже достигнув преклонного возраста, находит
утешение в наших книгах. Их страсть чтения день ото дня все сильнее возбуждает мое желание писать. Я узнал, что их даже больше,
чем я думал. Великим [бы] и славным [было] для римлян также то,
чтобы они не нуждались в греческих сочинениях по философии.

(6) [Именно] это, в конце концов, я преследую, если осуществ
лю [свои] начинания. А тяжелое положение государства послужило
для меня поводом к изложению философии, так как во [время] гражданской войны я не мог ни защитить государство по своему обыкновению, ни предпринять чего-либо, и я нашел, что не сделал бы ничего
лучшего, что было бы достойно меня, [чем изложение философии].

(7) Когда подобное случилось с нашим государством, тогда мы,

лишенные прежних должностей, возобновили эти занятия [философией], чтобы с помощью этого и дух как можно лучше утешить
в тягостях, и нашим гражданам принести пользу, чем и как мы бы

Доступ онлайн
320 ₽
В корзину