Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Правовое и духовно-нравственное воспитание российского офицерства

Материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным участием (14 ноября 2014 г.)
Покупка
Основная коллекция
Артикул: 674665.01.99
Сборник включает доклады и выступления, представленные на Всероссийской научно-практической конференции с международным участием «Правовое и духовнонравственное воспитание российского офицерства», проведенной 14 ноября 2014 г. на базе Самарского юридического института ФСИН России совместно с Казанским юридическим институтом МВД России. Предлагаемые материалы адресованы преподавателям вузов, адъюнктам, докторам и соискателям, аспирантам, курсантам и студентам, практическим работникам правоохранительных органов.
Зиннуров Фоат Канафиевич Никандров Николай Дмитриевич Абдулмуталинова Тамара Адамовна Арзамаскин Юрий Николаевич Белоносов Владимир Олегович Борисов Борис Юрьевич Боровицкий Алексей Михайлович Беловолов В. А. Брылева Елена Александровна Буреева Е. В. Бурукин Вадим Валерьевич Волков Евгений Павлович Дорошенко Е. В. Жанабаева М. М. Жуковская Ирина Вадимовна Захарченко Георгий Всеволодович Зенина Н. В. Павлова Е. В. Зотова Карина Валерьевна Илиджев А. А. Казаченок В. В. Караваев А. Н. Кареева Ирина Владимировна Катькова Валентина Владимировна Клячкина Н. Л. Кобылкин Р. А. Кукарцева Т. А. Романова Г. Н. Куриленко Л. В. Логинов И. Е. Мазилов В. Ю. Макарова Н. А. Маркина О. В. Мельникова Марина Витальевна Михелькевич В. Н. Попов Д. В. Антонов Г. М. Миронов Сергей Николаевич Набиев Р. Ф. Нефедов С. А. Отрокова О. Ю. Ощепкова Ольга Владимировна Паламарчук С. П. Пачколина Е. Н. Пискунов Андрей Иванович Мирошниченко А. Н. Попова Л. Н. Постников С. В. Романова Н. В. Максакова Н. В. Рыбалкин Дмитрий Алексеевич Сапогов В. М. Елькин И. Д. Сергевин С. Л. Елисеева А. А. Синицын М. В. Сироткин Ю. Л. Смирнова Ирина Викторовна Щекин М. А. Снигирев А. Л. Старостин В. Г. Степанов Сергей Аркадьевич Хомяков И. Д. Столярова Н. В. Султанбеков Т. И. Суховецкая И. Ю. Тимофеева Елена Александровна Федосеев Владимир Иванович Хабибулин Р. Г. Шадрин В. А. Шакирьянов М. М. Шевченко И. В. Шевченко Н. Р. Шестериков А. В. Хациева И. А. Шутько Д. В. Ягоферов А. О.
Правовое и духовно-нравственное воспитание российского офицерства : материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным участием (14 ноября 2014 г.) / Ф. К. Зиннуров, В. Т. Волов, Н. Д. Никандров [и др.] ; под общ. ред. Ромашова Р.А. - Самара : Самарский юридический институт ФСИН России, 2015. - 344 с. - ISBN 978-5-91612-095-0. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/939831 (дата обращения: 21.04.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
САМАРСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ

ФЕДЕРАЛЬНОЙ СЛУЖБЫ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЙ

ПРАВОВОЕ И ДУХОВНО-НРАВСТВЕННОЕ ВОСПИТАНИЕ

РОССИЙСКОГО ОФИЦЕРСТВА

Материалы

Всероссийской научно-практической конференции

с международным участием

14 ноября 2014 г.

Самара 2015

УДК 34
ББК 67

П68

П68 Правовое и духовно-нравственное воспитание российского офицерства : Материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным участием (14 ноября 2014 г.) / под общ. ред. Р. А. Ромашова. – Самара : 
Самарский юридический институт ФСИН России, 2015. – 344 с.
ISBN 978-5-91612-095-0

Сборник включает доклады и выступления, представленные на Всероссийской 

научно-практической конференции с международным участием «Правовое и духовнонравственное воспитание российского офицерства», проведенной 14 ноября 2014 г.
на базе Самарского юридического института ФСИН России совместно с Казанским юридическим институтом МВД России.

Предлагаемые материалы адресованы преподавателям вузов, адъюнктам, док
торам и соискателям, аспирантам, курсантам и студентам, практическим работникам 
правоохранительных органов.

УДК 34
ББК 67

ISBN 978-5-91612-095-0
© Самарский юридический институт
ФСИН России, 2015

ПЛЕНАРНЫЕ ДОКЛАДЫ

ГОСУДАРСТВЕННАЯ ТРАДИЦИЯ РОССИИ И ЕЕ РОЛЬ

В ПАТРИОТИЧЕСКОМ ВОСПИТАНИИ РУССКИХ ОФИЦЕРОВ

© 2015 Р. А. Ромашов

доктор юридических наук, профессор,

заслуженный деятель науки Российской Федерации

Автором рассматривается понимание Родины в контексте патриотическо
го воспитания будущих офицеров, а также трансформация государственной традиции России.

1. Понимание Родины в контексте патриотического воспитания будущих 

офицеров

Патриотическое воспитание – важная составляющая подготовки офи
церского корпуса, независимо от формы государственного устройства, правления и режима страны, публичные интересы которой должны отстаивать армейские подразделения и силовые структуры. Офицерская служба на всех исторических этапах рассматривалась как служение государству, связанное с перенесением определенных тягот и риском для здоровья и жизни. Однако когда
мы говорим о беззаветном служении Родине, возникает вопрос: можно ли отождествлять Родину с государством как местом проживания и несения службы?

Я начинал свою службу в системе МВД СССР, в которую входили под
разделения ОВД России, Украины, Грузии, республик Прибалтики и др. Мы все 
присягали на верность своей стране, считая ее своей общей Родиной. Вот слова
из текста советской присяги сотрудников ОВД СССР: «Я, гражданин Союза Советских Социалистических Республик, поступая на службу в органы внутренних 
дел, принимаю присягу и торжественно клянусь до конца оставаться преданным 
своему народу, социалистической Родине…»1. А вот слова из современной присяги: «Я, (фамилия, имя, отчество), поступая на службу в органы внутренних 
дел, торжественно присягаю на верность Российской Федерации и ее народу!»2. 
Как видим, тексты практически идентичны. Вот только сегодняшние солдаты
и курсанты присягают другой Родине, для которой многие бывшие «братские» 
республики ассоциируются с враждебными государствами, с некоторыми из которых Россия за истекший после распада СССР период успела вступить в вооруженные конфликты. Получается, что «советская Родина» – СССР и Российская Федерация, равно как советский и российский народ – это разные страны
и народы. Значит ли это, что изменение страны проживания и службы влечет 
изменение представления о Родине в юридическом смысле? Полагаю, что да. 
Государственная служба вообще и офицерская служба в частности регламентируется законами того государства, которому служит офицер. Начало службы 

солдата и офицера обусловлено принятием присяги. Соответственно офицер 
служит тому государству, которому он присягал. Как уже было сказано, после 
распада СССР на постсоветском пространстве возникло 15 (по числу бывших 
союзных республик) суверенных государств, в число которых вошла и Российская Федерация. Можно ли говорить о Российской империи, СССР и России 
(Российской Федерации) как о различном по форме правления, государственного устройства и политического режима, но все-таки одном государстве. Считаю, 
что нет. Мы имеем дело с разными как по социально-территориальному устройству, так и по национальной идеологии государственными образованиями. Следовательно, и патриотическое воспитание будущих офицеров должно осуществляться с учетом изменяющейся государственной традиции России и с акцентированием внимания на современной внутриполитической и международной обстановке.

2. Трансформация государственной традиции России
В процессе формирования государственной традиции России представ
ляется целесообразным выделять три циклических этапа: два завершенных –
имперский и советский и один длящийся – постсоветский. Причем на каждом
из перечисленных этапов отличались спецификой как основополагающие духовно-нравственные ценности, положенные в основу представления о Родине, так
и содержательно-методические аспекты патриотического воспитания офицеров.

Идейными доминантами Российской империи являлись «самодержавие, 

православие, народность».

Самодержавие определяло иерархичность построения государства

и общества во всех социально-культурных проявлениях и формах. При этом 
первичные социальные ячейки – семьи – строились по тому же принципу, что
и государство. В механизме имперского государственного строительства следует 
выделить абсолютную власть – императора; исполнительную власть – чиновную 
бюрократию; народ, «приданный государю и чиновникам» в качестве объекта 
заботы, контроля и наказания.

Православие являлось духовной основой государственной идеологии. 

При этом ни в коем случае нельзя говорить о том, что православие и было идеологией (в отличие от католицизма, не только провозгласившего отделение церкви от государства, но и в реальности осуществившего его). Православие с момента выделения в качестве самостоятельного направления христианства всегда носило национальный и государственный характер. Являясь государственной религией в Российской империи, православие обеспечивалось системой 
государственных гарантий и санкций, а Святейший синод с петровских времен 
имел статус «министерства по вопросам религии».

Соотношение православия с другими религиями также иерархично.

В империи существовали: государственная религия – православие, допустимые 
религии, обеспечиваемые сугубо конфессиональными ресурсами, и недопусти
мые религии, отношение к которым рассматривалось и как греховное, и как противоправное.

Народность закрепляла национальный характер Российской империи как 

русского государства. Архимандрит Георгий (Шестун) высказал идею верноподданства, в соответствии с которой русский народ, представлявший социальное 
содержание Российской империи, делился на две категории: державные русские
и имперские русские. Державные русские – это собственно русские (великороссы, малороссы, белороссы, казаки), идентифицирующие себя с православной 
верой и составляющие ядро русского народа. Имперские русские – это инородцы (иноверцы), проживающие на территории Российской империи и присягающие ей на верность. Как уже отмечалось, религия вообще и православие в частности не следует рассматривать в качестве государственной идеологии в полном ее объеме. Вместе с тем религия составляла духовную основу жизнедеятельности российского государства и общества: монарх являлся помазанником 
Божьим, ответственным в принимаемых решениях только перед собственной 
совестью и Богом; семья и служба государственная (государева) были основаны
на сакральном верноподданстве. Брак освящал священнослужитель, он же принимал присягу на верность «царю и отечеству». В свою очередь православие
в Российской империи являлось не просто государственной религией, «первой 
среди равных», но и играло основную роль в формировании русской православной цивилизационной культуры, в рамках которой объединялись и бесконфликтно соуживались представители различных национальностей и вероисповеданий. 
Применительно к офицерскому корпусу следует говорить о русских (православных) офицерах и офицерах-инородцах (иноверцах). Причем во время военных 
действий все офицеры императорской армии, независимо от вероисповедания, 
называли себя «русскими».

Советская идеология, занявшая главенствующую позицию после победы 

Октябрьской социалистической революции 1917 г., была основана на качественно отличающихся от имперской принципах.

Идею иерархии сменила идея социального равенства («вышли мы все

из народа, дети семьи трудовой…»). Уравнению подлежали мужчины и женщины, русские и нерусские граждане РСФСР (СССР), в комплексе образовавшие 
интернациональную общность «многонациональный советский народ», субъекты 
Федерации, независимо от территориальных масштабов и имеющихся ресурсов. 
Религиозная полифония сменилась коммунистическим монизмом, на смену сословно-классовому неравенству пришло «содружество» классов рабочих и крестьян с «интеллигентской прослойкой», сплоченное в «нерушимый союз коммунистов и беспартийных». Вера в Бога была подменена верой в «идеалы коммунизма», при ближайшем рассмотрении мало чем отличавшиеся от библейских 
заповедей. Уравнение коснулось всех сфер общественной жизнедеятельности. 
Государственные органы публичной власти формально носили представительно-демократический характер, однако на практике Фактической властью обладал 

узкий круг лиц, составлявших высшую партийную номенклатуру (политбюро
ЦК КПСС), замыкающуюся на личности генерального секретаря партийного ЦК. 
«В Советском Союзе была предпринята попытка объединения народов и социальных групп на основе общей идеологии, государственной собственности и репрессивного государственного аппарата. Однако в межнациональном объединении народов и граждан преобладали не естественные механизмы и устремления, а насильственно навязываемые ценности и ориентации»3. Искусственный 
характер публично властной коммуникации такого типа обусловил в конечном 
итоге ее нежизнеспособность. Как результат, последовавший в середине 80-х –
начале 90-х гг. XX в. глобальный кризис мировой социалистической системы
и ее разрушение, в том числе – распад СССР в 1992 г.

Государственная идеология современной России является постсовет
ской и сочетает как традиционные для СССР идеологические штампы, так и новации, в большинстве своем заимствованные из идеологических моделей стран, 
относящихся к системе западной демократии.

Прежде всего следует отметить сохранившуюся тенденцию к «уравни
ловке», которая в современных условиях не только не утратила своей значимости, но и приобрела новые «точки приложения». П. 2 ст. 14 Конституции России 
(1993 г.) определяет: «Религиозные объединения отделены от государства
и равны перед законом». Таким образом, православие, с одной стороны, на конституционном уровне не обеспечено государственной поддержкой и как «религиозное объединение» приравнено к другим конфессиям, в т. ч. сектантского типа (свидетели Иеговы, адвентисты 7-го дня, баптисты и т. п.). Закрепление
в ст. 2 Конституции положения о том, что «человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека
и гражданина – обязанность государства», означает признание приоритета эгоистических ценностных детерминант, по сравнению с общественными. Любой человек, опираясь на изложенный тезис, может рассматривать собственные интересы как более важные, нежели государственные и общественные. В Конституции также сохранен уравнительный подход к статусу народов, образующих 
«многонациональный народ Российской Федерации». Понятие «русский народ»
в Основном законе России не используется. Вместе с тем в преамбуле в качестве исходного «общепризнанного» принципа закрепляется «равноправие и самоопределение народов». Те, кто помнит историю Советского государства, понимают, что «игры» в «народные суверенитеты», «равноправия наций и народностей», «национальные самоопределения» имели трагические последствия как 
для отдельных людей и социальных групп, так и для СССР в целом. Не могут 
быть равноправны, а точнее, равностатусны национально-культурные группы, 
составляющие более 80 % населения государства и менее 1 %. Точно так же не 
равны в своих правах и обязанностях родители и дети, представители публичной политической власти и рядовые граждане, субъекты Российской Федерации.
Не соглашаться с этим просто нелогично. Единое государство, стремящееся

к достижению общих целей и решению связанных с этими целями задач, должно 
иметь собственную национальную идеологию, обеспечивающую коммуникацию 
публичной власти и взаимную ответственность «власть имущих» и «власти подчиненных»4. Однако на конституционном уровне закрепляется качественно противоположная установка, в соответствии с которой «в Российской Федерации 
признается идеологическое многообразие. Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной» (ст. 13). Приведенное положение в юридическом смысле уравнивает официальную государственную политику и оппозиционное движение точно так же, как и власть, которая 
претендует на статус «представителей народных интересов». При этом возникает интересная, хотя и очень неприятная для власти ситуации, когда государство 
воспринимается обществом отстраненно и двояко: с одной стороны, деятельностью государства недовольны и готовы в рамках протестных форм коммуникации поддерживать оппозицию, с другой стороны, от государства ждут решения 
личных проблем и воспринимают как субъекта, обязанного заботиться о «государственных иждивенцах»5. Применительно к формированию государственной 
традиции современной России подобная идеологическая неопределенность 
влечет смешение методологических подходов, что обусловливает возникновение оксюморона «демократического бюрократизма»6. Ни у кого не вызывает сомнения то, что основным инструментом формирования властных структур в современной России является назначение чиновников бюрократического аппарата 
государственной власти начиная с фигуры «президента-преемника» вплоть
до руководителя поселковой администрации. Однако вместе с тем декларируется демократическая процедура выборов населением Фактически уже назначенных должностных лиц. При этом вышестоящая власть в императивном порядке 
требует от нижестоящей обеспечить легитимность свободных и добровольных 
выборов и массовое участие в них правильно (с точки зрения современной бюрократии) мыслящего населения. Предполагается, что «сплоченность населения… единение с властью позволит создать основу для дальнейшей созидательной работы, для наведения порядка во всех сферах жизни»7. Примеры мягких революций в ряде постсоветских государств и пресловутый киевский майдан, 
обусловивший Фактически гражданскую войну в Украине, свидетельствуют, что 
попытки осуществления авторитарной политики «советского типа» в условиях 
идеологического многообразия и либеральной экономики влекут за собой последствия аналогичные тем, которые уже имели место в России в 1917 и 1991 гг.
Не учитывать этого обстоятельства нельзя.

3. Понимание патриотизма и эгоизма в контексте современной государ
ственной традиции России

Отношение будущего офицера к самому себе и месту, которое в зависи
мости от обстоятельств называется родина, отчизна, государство, страна и т. п., 
можно охарактеризовать при помощи контрастной системы оценок. Любит Роди
ну в ущерб себе – патриот. Любит себя в ущерб Родине – эгоист. Эгоист – потенциальный предатель.

Патриоты как «правильные» граждане своей страны живут с чувством 

«неоплатного долга» перед ней и готовы этот долг в течение всей жизни отдавать, в том числе, если потребуют государственные интересы, жертвовать собственной жизнью и здоровьем. Эгоисты – те, кто думают в первую очередь
о собственных интересах, а к общегосударственным относятся пофигистски, 
мол, «собака лает – караван идет, своя рубашка ближе к телу». Несмотря
на примитивность суждений государственная пропаганда что в советской России, что в современной, и не только в нашей стране, идеологический штамп: 
«патриот – хороший гражданин, эгоист – плохой» использовала и использует 
достаточно широко. А любой штамп нужен, прежде всего, для того, чтобы будущий офицер как потребитель идеологического продукта не задумывался и не 
усложнял конкретики приказного нормотворчества. Иными словами, враг тот,
с кем тебе приказано воевать. И не надо задавать лишних вопросов.

Что же такое патриотизм, и как он соотносится с эгоизмом?
Античная культура в недрах своих взрастила много того, что впослед
ствии легло в основу культуры европейской, в том числе и патриотизм. Причем 
патриотизм в Древней Греции – это то, что мы сейчас называем региональным 
сепаратизмом. Самостоятельные города – полисы (Афины, Спарта, Сиракузы, 
Дельфы и др.), воспринимающие себя как самостоятельные государства и ведущие соответствующую политику, заключающие торговые и военные союзы, 
торгующие и воюющие друг с другом, захватывающие и продающие в рабство 
жителей соседних полисов. И никакого общего «древнегреческого патриотизма»
в Древней Греции не было, точно так же, как не было «великого древнегреческого государства».

Вот Великий Рим – другое дело. Ничем не отличаясь на момент своего 

возникновения от других полисов, Рим стал великим, потому что из полиса превратился в империю, государство, объединяющее народы, говорящие на разных 
языках и исповедующие различные религии. Лучшая в мире, на тот период, римская армия и революционные военные технологии обеспечили расширение территории Рима и включение в состав государства новых провинций. Одновременно возникла жизненно важная проблема, говоря современным языком, разработки единой национальной идеи, способной сплотить «многонациональный и многоконфессиональный римский народ». Такую идею предложил выдающийся 
римский политик, оратор и мыслитель Цицерон. Суть идеи – respablika – общее 
дело, государство, объединяющее всех живущих в нем и закрепляющее за всеми свободными общий статус – граждане Великого Рима. В свою очередь Рим 
становится для своих граждан «большой Родиной – patria». Патриотизм – любовь к Риму – не поглощал и не противопоставлялся любви гражданина к своему 
отечеству, народу, семье, богам. Просто расставлялись приоритеты. Живя в Риме и будучи верным ему, римский гражданин (независимо от национальности

и вероисповедания) был обязан за Рим воевать, а если того требовали обстоятельства, то и отдавать жизнь за него.

Что касается эгоизма, то ничего подобного в античности быть попросту

не могло, поскольку и в полисную, и в имперскую эпохи гражданин считался такой же неотъемлемой частью полиса / империи, как палец – частью руки, а та
в свою очередь – частью тела. Не зря Платон в свое время изрек: «Жизнь гениального гражданина важна настолько, насколько полезна полису».

Появление эгоизма как отделенного от патриотизма себялюбия, проис
ходит в период реформации. Протестантский тезис о том, что человек создан
по образу и подобию Божьему и Бог есть в каждом из нас, есть не что иное, как 
замена иерархической схемы миропонимания уравнительной. Действительно, 
если индивид подобен Богу, то, по сути, равен ему. Так же, как и ребенок, будучи 
созданным родителями, может уравняться с ними, к примеру, сам став родителем, так и человек с его индивидуальными правами и свободами должен восприниматься в качестве первичной и главной ценности, по своей значимости,
по крайней мере, не меньшей, чем ценность публичных интересов государства
и нации.

Таким образом, патриотизм и эгоизм – это не противопоставляемые од
нопорядковые категории (как, например, рождение и смерть), а понятия, относящиеся к различным историко-культурным слоям. Несмотря на свою разность,
патриот и эгоист могут мирно соуживаться в одной человеческой личности. Любовь к абстрагированной от конкретного места рождения, проживания, регистрации, работы и т. п. величине, называемой Родина, не исключает и не должна 
противопоставляться любви к конкретному себе, своей семье, друзьям, родным
и близким людям.

Вывод: патриотическое воспитание современного русского офицера 

должно основываться на следующих ценностных приоритетах:

– изначально Россия воспринималась как русское государство, в основу 

которого была положена идея сохранения и распространения православной веры;

– советская идеология имеет своей целью формирование советской 

культуры и ее продукта – советского человека и советского офицера – коммуниста, интернационалиста, богоборца;

– если современная Россия не только декларирует возврат к традициям 

дореволюционного русского офицерства, но и в реальности к этому стремится,
в первую очередь следует на официальном уровне признать Российскую Федерацию национальным русским государством с выделением русского народа
в качестве самостоятельной социальной группы – носителя статуса титульной 
нации России. В этом случае можно говорить о русских как титульной нации
и русских гражданах иного национального происхождения (русский татарского, 
китайского, чеченского и др. происхождения). Полагаем, что подобный подход 
будет способствовать формированию единой государственной идеи, положен
ной в основу современной государственной традиции патриотического воспитания великорусского офицерского корпуса.

1 Присяга рядового и начальствующего состава ОВД СССР. Утверждена указом президиума Верховного Совета СССР от 23 октября 1973 г.
2 Федеральный закон от 30. 11. 2011 № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской
Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». 
Ст. 28 // Криминологи РФ. URL: http://crimpravo.ru/blog/reforma_mvd/1535.html (дата обращения:
23.10.2014).
3 Российская цивилизация: учеб. пособие / А. В. Скоробогатов, Б. Г. Кадыров, О. Д. Агапов и др.; 
под ред. В. Г. Тимирясова. – Казань: Изд-во «Познание» Института экономики, управления и права, 2012. – С. 59.
4 См.: Луман Н. Власть. – М.: Праксис, 2001. – С. 28.
5 В предвыборной программе врио губернатора Самарской области Н. И. Меркушкина приводится 
наглядный пример такой двойственности: «Во время кризиса по личному поручению В. В. Путина 
были направлены 76 млрд руб., чтобы спасти АвтоВАЗ. Этими усилиями завод был спасен от 
остановки конвейера. В то же время очередные выборы в Тольятти выигрывает сила, оппонирующая Президенту России, а через некоторое время выигрывает представитель оппозиционной 
«Гражданской платформы». См.: За Согласие! За Порядок! За Созидание! – Самара, 2014. – С. 6.
6 Дословный перевод слова бюрократия – власть стола (точнее должности), определяющего 
объем властных полномочий лица и его административный ресурс, независимо от его лидерских 
и профессиональных способностей.
7 За Согласие! За Порядок! За Созидание! – Самара, 2014. – С. 14.

ДУХОВНО-НРАВСТВЕННОЕ ВОСПИТАНИЕ ОФИЦЕРА ПОЛИЦИИ

В КАЗАНСКОМ ЮРИДИЧЕСКОМ ИНСТИТУТЕ МВД РОССИИ

© 2015 Ф. К. Зиннуров

доктор педагогических наук, кандидат психологических наук, доцент

Казанский юридический институт МВД России

В статье на примере Казанского юридического института МВД России рас
смотрены актуальные проблемы правового и духовно-нравственного воспитания 
российского офицерства как одной из важнейших задач, стоящих перед ведомственными образовательными организациями в сфере профессиональной подготовки сотрудников органов внутренних дел.

В настоящее время тенденции развития образовательной системы, сфе
ры правоохранительной деятельности предопределяют необходимость изменения ведомственной системы образования, его технологий, методик обучения, 
усиление их действенности по развитию творческого мышления, его инновационности и прогностичности, формирования так называемого инновационного образования, которое не ограничивается определенными сроками обучения и стенами учебных заведений. В качестве непрерывного процесса образование перестает быть в основном внешне организованным процессом и становится в зна