Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Человек вчера и сегодня: междисциплинарные исследования. Вып. 1

Покупка
Основная коллекция
Артикул: 612404.01.99
Человек вчера и сегодня: междисциплинарные исследования. Вып. 1 [Текст] / Рос. акад. наук, Ин-т философии ; Отв. ред. М.С. Киселева. - Москва : ИФРАН, 2008. - 250 с. ISBN 978-5-9540-0092-4. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/344103 (дата обращения: 02.03.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
9

преувеличенное значение, что объяснялось, по его мнению,
сравнительно поздним проникновением идей системного подхода в отечественную научную литературу. Развивавшийся
И.Т.Фроловым комплексный подход есть та ипостась, в которой выступает диалектический метод по отношению к частным
для него, общенаучным методам. В его рамках последние и составляют комплекс, сложно организованный и выступающий
каждый раз в зависимости от задачи в той или иной конкретной форме взаимодействия. Системный подход является одним
из таких частных (общенаучных) методов, связанным с развитием в современной науке процессов аксиоматизации и моделирования. Сам же диалектический метод, не предписывая
ничего непосредственно научному исследованию, составляет
его «живую душу».
Следующим шагом в развитии комплексного подхода стало для И.Т.Фролова изучение философских проблем НТР и глобальных процессов: биологизации производства, адаптации
биосферы и человеческой природы к современной НТР, глобальных угроз будущему человечества. Биология открывает человеку возможность управлять процессами жизни, но сумеет
ли человек справиться с этим, не навредив себе и планете? –
вот проблема, поставленная И.Т.Фроловым.
Исходной позицией комплексного подхода к глобальным
проблемам является идея И.Т.Фролова о том, что человек составляет центр, вокруг которого выстраивается система глобальных проблем. Фактически речь здесь идёт о творческом применении в современных условиях идеи Маркса о «второй природе» человека, о технических средствах и преобразованных
предметах природы как «органах человеческого мозга». Это новое понимание человека как микрокосма, которое в отличие от
традиционного, идущего от античности через средневековье к
ренессансному титанизму, опирается не на физиологические
аналогии, а на идею человеческой предметно-преобразующей
деятельности. Потому и микрокосм здесь расширяется до масштабов макрокосма. В «тело» человека, осуществляющего глобальную деятельность по преобразованию природы, включается
то, что ранее воспринималось как внешняя природа. Современный человек сам глобален. Конкретизируя мысль Маркса о сущ
ности человека как совокупности общественных отношений,
И.Т.Фролов рассматривает её как комплекс качеств, включающий «отношения человека с природой и с себе подобными»2.
Глобальные проблемы возникают как проблемы функционирования «органов» человеко-природного целого (ресурсы,
энергетика, космос, Мировой океан и т.п.). Чтобы решить глобальные проблемы, человечество должно преодолеть социальные, национальные и религиозные перегородки, стать поистине единым субъектом глобальных преобразований, создать новую цивилизацию, в которой человек смог бы разумно
управлять наукой и техникой и был бы самоцелью общественного развития. Приоритетность человека сопрягает его саморазвитие со сбережением природы. И.Т.Фролов, как известно,
принимал участие в разработке концепции устойчивого развития, которая провозглашает ценность чистого воздуха и воды
превыше интересов извлечения прибыли. Он подчёркивал, что
глобализация экономической, социальной и политической
жизни народов в современных условиях приводит к глобализации опасностей, а перспектива их преодоления требует глобализации мышления3 .
Глобальные проблемы, составляя комплекс, сложившийся
вокруг своего центра – человека, сами в свою очередь носят
комплексный характер, и их решение требует взаимодействия
всего комплекса наук. И.Т.Фролов считал международные исследования глобальных проблем примером комплексных исследований, создающих, как он говорил, «точки роста» нового знания благодаря концентрации многих наук – естественных и
общественных, и утверждающих глобальные подходы. В комплексных исследованиях глобальных проблем существенно возрастает роль философии, которая призвана обеспечить реальное взаимодействие различных наук, не допуская абсолютизации отдельных факторов общественного развития и
противопоставления одних из них другим. «Всестороннее решение глобальной проблемы человека не может не опираться
на целый комплекс наук о человеке», – писал И.Т.Фролов4 .
Любая из глобальных проблем, будучи комплексной, выступает в различных аспектах, каждый из которых требует специальных исследований в рамках отдельных дисциплин. Выявление

же взаимосвязей, иерархической соподчинённости, которая и
определяет стратегию исследования характера комплексной соподчинённости – прерогатива научной философии. Научная
философия обеспечивает, организует междисциплинарное взаимодействие широкого круга наук. Фактически комплексный
междисциплинарный подход оказывается осуществлением
классической триады диалектического процесса познания: непосредственное – опосредованное – целостное.
И.Т.Фроловым была выдвинута не только концепция комплексного, междисциплинарного подхода к исследованию человека, но
и предложена идея единой науки о человеке. Собственно, он следовал здесь за Марксом, говорившим о том, что естествознание и
социально-гуманитарные науки в будущем сольются в единую науку о человеке. Маркс связывал эту перспективу с разумным управлением человеческими сущностными силами и силами природы в
обществе, устранившем социальные антагонизмы. Классическая
статья И.Т.Фролова 1985 г. в журнале «Природа» (№ 8), в которой
дано теоретическое обоснование идеи Института человека, прямо
называется: «На пути к единой науке о человеке».
Нет ли противоречия между комплексным, междисциплинарным подходом к человеку и идеей единой науки о человеке?
Ведь комплексный подход сохраняет самостоятельность отдельных дисциплин, не претендуя на их объединение в единую науку. Думается, что в общей форме решение этого вопроса следующее: комплексный подход соотносится с единой наукой о
человеке как путь с идеалом. Выдвинутый Марксом и развитый И.Т.Фроловым идеал единой науки о человеке выступает,
говоря словами И.Т.Фролова, в качестве регулятивной идеи и
цели, а наука как сущностная сила человека пребывает в «абсолютном движении становления», включая в поток движения
многообразные формы преобразования природы, социальной
практики и воздействия на человека.
Соответственно можно выделять стадии становления единой науки о человеке по мере перехода от монодисциплинарных к комплексным междисциплинарным исследованиям.
В классической новоевропейской науке новые науки возникали путём детального членения объектов исследования (природы или общества). Выявление нового объекта было опреде
ляющим для возникновения новой науки. В дальнейшем
дисциплинарная организация науки, как она сложилась в конце XVIII – первой половине XIX в., сохраняется в качестве исходной основы, но в научном исследовании, находящемся непосредственно на грани непознанного, уступает место новым,
более сложным формам. С началом научно-технической революции в возникновении наук решающую роль стало играть
возникновение новых методов исследования, когда наука
возникает вследствие создания нового метода. Затем интегративная тенденция усиливается благодаря перенесению методов одних наук в другие. Следующий шаг – возникновение
наук в результате комплексного использования методов на
стыках наук; междисциплинарный эффект достигается в этом
случае применением методов различных наук к объекту,
который иначе не может быть должным образом исследован.
И.Т.Фролов справедливо называл междисциплинарные стыки в познании «точками роста» научного знания и связывал
этот рост, прежде всего, с взаимопроникновением методов
смежных наук.
Новейший же этап формирования комплексного научного
знания характеризуется уже не столько вычленением новых наук
(хотя и это по-прежнему происходит), сколько выявлением
комплексных проблем, которые требуют концентрации усилий
многих наук с присущими им методами. Можно констатировать новое качество современной науки, в которой взаимодействие наук и их комплексность достигают всеобщих или глобальных масштабов. В поле познания включаются объекты,
которые сами по себе носят глобальный, универсальный характер и выступают в качестве глобальных проблем современности: экология, космос, здоровье, населённость, питание, НТР.
При их изучении не столько создаётся какая-то новая дисциплина, сколько работает весь комплекс наук, который, однако, в
каждом случае перестраивается в соответствии с тем акцентом,
углом применения, который требуется. Тем самым наука приближается к идеалу энциклопедичности, когда проблема исследуется комплексно, работает всё универсальное знание в целом,
что достигается в основном новыми формами взаимодействия
различных методов.

Проблемная (а не объектная – пусть и в наиболее совершенных формах) дифференциация научного знания предъявляет более высокие требования к уровню и качеству интеграции. Формами объединения усилий учёных в этом случае могут служить комплексные междисциплинарные исследовательские программы, в
том числе общегосударственные и общеакадемические (подобно
возглавлявшейся И.Т.Фроловым Программе «Человек – наука –
общество: комплексные исследования»), а также новые типы научных учреждений. Подобные координирующие функции (хотя
и в очень ограниченных масштабах) имел, например, Научный
совет по философским и социальным проблемам науки и техники (закрытый незадолго до смерти И.Т.Фролова). Институт человека как раз замышлялся И.Т.Фроловым в качестве небольшой
гибкой структуры, работающей с традиционными научными учреждениями на договорной основе в рамках комплексных программ и обеспечивающей координацию исследований.
В связи с постановкой современных глобальных, экологических, социально-этических, социобиологических проблем
И.Т.Фролов говорил о складывании нового типа науки, который приближает нас к идеалу единой науки, синтезирующему
естественнонаучные и гуманитарные методы познания. Интегративная тенденция современной науки обеспечивается ориентацией на человека. Не объекты природы, но различные стороны человеческой деятельности будут в этом случае основанием для выделения того или иного направления исследований.
Эффект комплексности возникает тогда, когда человеческая
деятельность обретает глобальные масштабы, и усиливается по
мере развития науки как социального института и небывалого
переоснащения технического инструментария научных исследований. Прежде всего, это касается проблем, увязывающих в
целостность природу, общество и человека.
Путь становления единой науки о человеке – от всесторонности через междисциплинарность к комплексности в собственном смысле слова. Процессы распространения сфер применимости отдельных методов и тем более исследование глобальных проблем указывают на то, что новые науки можно
определить как методологические по своему генезису и даже
по предмету.

Назревает новое понимание структуры научного знания, в
которой существенное место могут занять дисциплины, рассматриваемые сегодня как «вспомогательные». Статус комплексных по своей природе дисциплин в структуре научного знания
пока не вполне определён потому, что они относятся не к традиционным объектно-ориентированным и даже не к междисциплинарным наукам, а к наукам, так сказать, проблемно-ориентированным, само возникновение которых явилось не следствием включения в поле научного познания нового типа
объектов или скрещивания частных наук и взаимопроникновения методов различных наук, а стало результатом интегративного эффекта познания человека как существа объективно
комплексного и универсального в своей деятельности. Эти науки исследуют не какую-либо сторону человека, но берут его
сразу как целостность, которая лишь рассматривается под тем
или иным углом зрения. Комплексные науки о человеке возникают на основе исследования отдельных измерений человека, в которых он представлен как целостность, в отличие от частных наук, которые исследуют отдельные компоненты этой
целостности, как, например, психология – психику. Эти измерения являются одновременно основными проблемами существования и развития человека, что само по себе провоцирует
привлечение представителей различных специальностей, но не
несёт с собой угрозу размывания дисциплинарной определённости таких наук.
К числу этих измерений-проблем человека и соответствующих им комплексных наук можно отнести: происхождение
человека (антропология), его воспитание (педагогика), его взаимодействие со средой (краеведение, экология, глобалистика),
его жизненный путь (биографика), его духовность (виртуалистика), его здоровье (экология, валеология, биоэтика), его возраст (психотемпорология, геронтология), его смерть (биоэтика, танатология), его будущее (футурология), его универсальность и целостность (энциклопедистика).
Наука возвращается отрицанием отрицания к древнему
идеалу целостного постижения мира-макрокосма. Такое невозможно для картезианского идеала познания, выносящего человека «за скобки»5 .

Новые науки возникают как во многом методологические
образования, поэтому роль философии в них иная, более значительная. Новая роль философии в эпоху НТР формулировалась И.Т.Фроловым в виде постановки комплексных проблем
и осуществления на практике синтеза многих дисциплин и организации усилий представителей разных наук. Здесь совпадают методологическая, мировоззренческая и прогностическая
функции философии, а сама она оказывается полем и основой
интеграции и продвижения вперёд на качественно новом уровне
понимания. Процессы дифференциации и интеграции научного знания превращают науку в единую сложную дифференцированную и взаимозависимую целостность.
По-настоящему осознанно исследовать человека сегодня
можно и нужно именно исходя из перспективы становления
единой науки о человеке. Сказанное, разумеется, следует рассматривать лишь как указание на тенденцию, которая тем не
менее является определяющей. Сам И.Т.Фролов подчёркивал
это обстоятельство, отмечая, что мы находимся лишь «на пути»
становления единой науки о человеке. Поэтому для современного состояния того симбиоза наук, который обращен сегодня
к человеку, И.Т.Фролов в своих работах 1990-х гг. пользовался
термином «общая антропология». Нельзя сказать, чтобы этот
термин прижился, в отличие от «комплексного подхода». Но
сама постановка проблемы И.Т.Фроловым наводит на размышления принципиального характера относительно места и роли
философии в изучении человека.
Философия не может сегодня в постановке проблемы человека довольствоваться лишь философско-антропологическим сектором в структуре собственно философского знания.
Понимать роль философии в постижении человека только философско-антропологически значит придерживаться частичного, «отсечного» понимания философии. Она должна мировоззренчески и методологически направлять комплекс наук в рамках, как говорил И.Т.Фролов, общей антропологии, – иными
словами – становящейся единой науки о человеке. Задачу эту
частные науки выполнить сами не могут, а по мере усиления
комплексности и универсальности процесса познания её значение всё возрастает.

«Речь идёт об антропологии в широком смысле слова, –
писал И.Т.Фролов, – включающей философские и социологические аспекты, но отнюдь не о существующих сегодня вариантах философской антропологии, противопоставляемой, как
правило, отдельным наукам»6 . Данное отграничение уместно
подчеркнуть для правильного понимания позиции И.Т.Фролова. И.Т.Фролов активно поддерживал развитие философской
антропологии в нашей стране, но дерзал осуществить нечто
большее, преодолеть своего рода ограниченность общефилософских размышлений о человеке, которые он называл «слишком абстрактными, лишёнными содержательной связи с реальными жизненными ситуациями, а потому малоэффективными
в конкретном теоретическом и практическом смыслах»7 .
Идея о человековедении (общей антропологии) предполагает
у И.Т.Фролова последовательное продвижение по пути синтеза
философии, науки и практики вокруг и во имя человека. Она и легла в основу программы работы основанного им Института человека РАН и нашла отражение в структуре его отделов и секторов. «Философия и социология человека только тогда чего-нибудь стоят, –
утверждал И.Т.Фролов, – когда они развиваются в связи со специальными исследованиями (медицинскими, генетическими, психофизиологическими, демографическими, этическими и другими),
как часть общей науки о человеке»8. Такой подход предполагает
рассмотрение в качестве становящейся органической целостности – «синтеза многих определений» (Маркс) не только общественного человека, но и единой науки о нём. «Единая наука о человеке
предстаёт, следовательно, как синтез многих специальных наук, с
разных сторон изучающих человека. Это отчётливо выражается в
необходимости комплексного научного подхода, усиления координации между представителями разных наук, так или иначе изучающих человека, включая сюда не только гуманитарные науки (философию, социологию, этику, эстетику, педагогику и другие), но и
медицинские исследования, психофизиологические, генетические,
психологические и т.п.»9, – писал И.Т.Фролов.
Он указывал и на способ осуществления специфической
роли философии в становлении единой науки о человеке. Им
становится научный гуманизм. По мере складывания единой
науки о человеке, включающей в себя весь комплекс естествен
ма, писал И.Т.Фролов, «причащает «отсечное» философствование к философствованию общечеловеческому – к последним
вопросам бытия»11, вопросам о смысле жизни, о смерти и бессмертии человека и рода человеческого. Но вопросы эти достигают интимной глубины человеческой индивидуальности, её
предназначения, её жизненного пути. Глобальность может действительно осуществляться, лишь раскрывая уникальность,
когда частичное, частное, превращается в локальное и тем значимое в рамках взаимозависимого и целостного мира. Подобной задаче в научно-философском плане адекватно комплексное человековедение, которое, выступая как постнеклассическая форма научной рациональности, сосредоточивает (вопреки
идущей от Аристотеля генерализирующей традиции научного
мышления) мысль на человеческой единственности, уникальности, сопрягает единство и единственность человеческого
бытия в культуре, даёт тем самым мощный стимул развития не
только отдельным философским дисциплинам, но и гуманитарному знанию, гуманитарной культуре в целом.

Примечания

1
Мотрошилова Н.В. Об И.Т.Фролове – субъективные заметки // Академик
Иван Тимофеевич Фролов. Очерки. Воспоминания: Избр. ст. М., 2001. С.
312–313.
2
Фролов И.Т. Человек и человечество в условиях глобальных проблем //
Вопр. философии. 1981. № 9. С. 46.
3
Фролов И.Т. Философия: итоги и перспективы исследований // Общественные науки: состояние и перспективы. М, 1991. С. 25.
4
Фролов И.Т. Человек и человечество в условиях глобальных проблем //
Вопр. философии. 1981. № 9. С. 43; Его же. О человеке и гуманизме. М.,
1989. С. 401.
5
Фролов И.Т. На пути к новой науке о жизни // Природа. 1973. № 9. С. 25.
6
Фролов И.Т. Современная наука и гуманизм // Вопр. философии. 1973. №
3. С. 11.
7
Там же. С. 14.
8
Там же. С. 11.
9
Там же. С. 11–12.
10 Там же. С. 11.
11 Фролов И.Т. Новый гуманизм // Свободная мысль. 1997. № 4. С. 96.

Марина Киселева

Знания о человеке в философии Возрождения и Нового
времени: методология додисциплинарности

Для доказательства истины и хорошего рассуждения мы не нуждаемся ни в каких орудиях, кроме истины и хорошего рассуждения
Бенедикт Спиноза

Методы познания того, что есть человек, дифференцировались в философии Нового времени, формируя предметные
области его изучения. В XIX в. процесс проходит свою «первичную» институализацию, закономерно породив целый ряд наук
о человеке как объекте научного исследования. Полидисциплинарность сформировала и многопредметность: процесс этот
в отношении человека, бурно протекавший с середины XIX столетия, завершился к первым десятилетиям ХХ в. обретением
дисциплинарной независимости как естественных наук о человеке (физиология, нейрофизиология, биология со всеми разделами, касающимися человека и др.), так и социальных (антропология, археология, социология, психология, и др.)1. Завершение этого этапа включило новый процесс «вторичной»,
внутрипредметной, дифференциации, с ее последующим институциональным закреплением. «Исследования – это есть то,
что позволяет в предмете представлять факты таким образом,
чтобы объект у нас был…» – объяснял своим слушателям
П.В.Малиновский2 . Можно констатировать, что на протяжении XX столетия человек был объектом разнообразных дисциплинарных научных исследований.
Видимо, методология такого рода исследований повлияла
на представление о том, что и в междисциплинарных исследованиях человек может выступать как объект, формирующий
особую междисциплинарную предметную область3 . Возможно