Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Общая теория государства и права: предмет, структура, функции

Покупка
Основная коллекция
Артикул: 612745.01.99
В работе освещаются основные методологические проблемы общей теории государства и права, имеющие в настоящее время дискуссионный характер. Большое внимание в ней уделено анализу предмета, структуры и функций, а также места общей теории государства и права в системе юридических наук. Книга рассчитана на научных работников и преподавателей — юристов, философов, экономистов и социологов, аспирантов и студентов юридических, философских, экономических вузов, а также на широкий круг читателей, интересующихся актуальными проблемами развития марксистско-ленинского государствоведения и правоведения.
Керимов, Д. А. Общая теория государства и права: предмет, структура, функции / Д. А. Керимов. - Москва : Юрид. лит., 1977. - 134 с. - ISBN 978-5-16-013010-1. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/347741 (дата обращения: 28.05.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
ДА Керимов 

ОБЩАЯ ТЕОРИЯ 
ГОСУДАРСТВА 
И ПРАВА 

Предмет 
Структура 
Функции 

«Юридическая 
литература» 

Москва 
—1977 

К 3 6 

Керимов Д. А. 

К36 
Общая теория государства и права: предмет, 

структура, функции. М., «Юрид. лит.», 1977. 

136 с. 

В работе 
освещаются 
основные 
методологические 
проблемы 
общей теории государства и права, 
имеющие в настоящее время 
дискуссионный характер. Большое внимание в ней уделено анализу 
предмета, структуры и функций, а также места общей теории государства и права в системе юридических наук. 

Книга рассчитана на научных работников и преподавателей — 
юристов, философов, экономистов и социологов, аспирантов и студентов юридических, философских, 
экономических вузов, а также 
на широкий круг читателей, интересующихся актуальными проблемами развития марксистско-ленинского государствоведения и правоведения. 

11001-010 
34 
К 
2-77 

012(01)-77 

© Издательство «Юридическая литера^па», 1977 

ПРЕДИСЛОВИЕ 

XXV съезд КПСС поставил перед советской наукой 
важные h ответственные задачи дальнейшего расширения и углубления исследований закономерностей природы и общества, повышения ее вклада в решение актуальных проблем строительства материально-технической 
базы коммунизма, ускорения научно-технического прогресса и роста эффективности производства, повышения 
благосостояния и культуры народа, формирования коммунистического мировоззрения трудящихся1. 

Успешное выполнение этих величественных исторических задач требует сосредоточения внимания ученых 
на основных проблемах научно-технического и социального прогресса, от решения которых в наибольшей степени зависит успешное развитие экономики, культуры и 
самой науки. В этой связи 
становится 
актуальной не 
только мобилизация и концентрация научных сил, но и 
рациональная организация научной деятельности. Необходимо дальнейшее усиление взаимосвязи между общественными, естественными 
и 
техническими 
науками, 
комплексное решение ими проблем народного хозяйства, 
практики социального и культурного строительства, ибо 
«могущество науки многократно умножается благодаря 
взаимовлиянию и взаимопроникновению многих ее направлений, что неизбежно вытекает из взаимосвязи самих явлений 
природы, 
из 
единства 
материального 
мира»2. 

Интенсивные интеграционные 
процессы, характеризующие развитие науки последних 
лет, 
оказываются 
тем плодотворнее, чем точнее определен предмет каж
1 См.: Материалы XXV 
съезда КПСС. М., Политиздат, 
1976, 
с. 213. 

2 Т р а п е з н и к о в 
С. Наука и коммунизм.— «Проблемы мира 
и социализма», 1976, № I, с. 12. 

3 

дой из ее отраслей. Тем самым исключается 
параллелизм, дублирование в изучении одних и тех же объектов различными отраслями научного знания, становятся более определенными место и роль каждой науки в 
комплексном подходе, познании и преобразовании соответствующих явлений, процессов и сфер общественного бытия. Однако стремление «жестко» очертить пределы каждой данной отрасли научного знания, игнорируя процессы современного взаимодействия и взаимопроникновения наук, может привести к ее изоляции от 
комплексного исследования 
тех 
сложных 
системных 
объектов, которые требуют к себе внимания и усилий 
многих или нескольких наук. Одним словом, речь идет 
о тех разумных уровнях дифференциации и интеграции 
наук, которые сами по себе требуют научных исследований; речь идет о научном определении самого предмета науки, ее связях, взаимодействии и взаимопроникновении с другими науками в процессе 
познания тех 
сложных и многогранных объектов, которые представляют общий интерес. Этот 
вопрос 
вовсе не является 
таким простым, как может показаться на первый взгляд. 
Еще предисловие гегелевской «Философии права» заканчивалось словами: «Понятие предмета не является природным нашим достоянием. Каждый человек обладает 
пальцами, может получить в свое распоряжение кисть 
и краски, но это еще не делает его живописцем. Точно 
так же обстоит дело и с мышлением. Мысль о праве не 
есть нечто такое, чем каждый обладает непосредственно; 
лишь правильное мышление есть 
знание 
и познание 
предмета, и наше познание должно 
быть поэтому научным»1. 

Безусловно, слова 
Гегеля 
справедливы, но между 
констатацией необходимости научного мышления в области права и его реализацией — дистанция довольно значительная и для многих оказалась непреодоленной. -Вспомним в этой связи характеристику состояния буржуазного правоведения, данную Иерингом. «Мы нисколько не 
преувеличим,— писал 
он,— если скажем, что у большинства юристов полностью отсутствует подлинное понимание их метода и что наша наука знает все другие 
законы лучше, чем законы самой себя. На практике и 

1 Г е г е л ь . Соч., т. VII, с. 19. 

4 

из практики юридический 
метод 
им, 
конечно, очень 
хорошо известен, но он представляется скорее предметом темного чувства и рутины, чем ясного 
сознания»1. 

Положение с «мышлением о праве» и определением 
предмета, структуры и функций правоведения, и в частности общей теории 
государства и права, коренным 
образом изменилось 
как только это мышление стало 
основываться на учении 
марксизма-ленинизма. Вооружив исследование подлинно научным методом познания 
социальных явлений, это учение сбросило с государства 
и права мистически-туманное покрывало, вскрыло их 
классовую сущность, закономерности развития, назначение и роль в жизни общества. 
На этом 
фундаменте 
сформировался и плодотворно 
развивается 
комплекс 
марксистско-ленинских государствоведческих 
и правоведческих наук, определилось их единство и наметились 
основные линии предметного разграничения внутри данного единства. 

Однако каждый более или менее существенный этап 
в развитии науки всегда сопряжен 
с необходимостью 
возвращения к рассмотрению ее предмета. И это вполне 
закономерный процесс, поскольку само развитие не только влечет за собой количественное расширение и качественное изменение тех явлений, 
которые 
неизбежно 
включаются в орбиту исследования, но и представляет 
собой все более всестороннее и углубленное проникновение в эти явления, в их связи и отношения. Научное 
овладение новыми объектами (или их свойствами), более 
высокий уровень их познания, необходимость системного 
к ним подхода и анализа во взаимодействии с другими 
отраслями знания со временем приводит к преобразованию предмета науки, определение которого обычно вызывает острые дискуссии в среде специалистов. Именно 
с такой ситуацией мы сталкиваемся, стремясь определить предмет основной и наиболее сложной, многогранной науки в системе государствоведения 
и правоведения— общей теории государства и права. 

Во всех учебниках по данной дисциплине, во многих 
монографических исследованиях и специальных статьях 
дается толкование ее предмета, критически анализиру
1 Ihering. Geist des romischen Rechts, Bd. 11, 1881, S. 310. 

5 . 

ются точки зрения различных авторов по тем или иным 
моментам этого толкования. При этом, однако, рассмотрение предмета общей теории государства и права обычно не выходит за пределы традиционно 
юридического 
его осмысления. 

Смысл и назначение данной работы 
как раз и состоит в попытке взглянуть 
на 
предмет, 
структуру и 
функции общей 
теории 
государства и права с более 
широких социальных позиций. Автору представляется, 
что такая попытка актуальна в связи с теми задачами, 
которые ставит XXV съезд КПСС перед советской наукой, в том числе перед общей теорией 
государства и 
права. 

Такая постановка вопроса неизбежно влечет за собой использование и критический анализ соответствующей литературы, включая и работы прошлых лет самого автора настоящей книги. Однако мы должны тут же 
оговорить, что высказанные в настоящей работе соображения не претендуют на исчерпывающее и окончательное решение всех затронутых 
проблем. 
Ее 
главная 
цель — продолжить обмен 
мнениями, 
но отнюдь не в 
стремлении, несмотря на критичность, утвердить только 
свою точку зрения и отвергнуть иные. Важно выдвинуть 
наиболее сложные проблемы, 
которые 
должны быть 
решены коллективными усилиями. Поэтому автор с благодарностью примет и учтет в своей дальнейшей работе 
критические замечания в его собственный адрес. В этой 
связи мы считаем своим долгом выразить признательность докторам юридических 
наук 
А. М. Васильеву и 
Г. Н. Манову за то критическое и вместе с тем подлинно творческое отношение к мыслям автора, которое ими 
было выражено при рецензировании 
рукописи настоящей книги. Только путем коллективных поисков, всестороннего и глубокого обсуждения проблемы мы обнаружим истину и поставим ее на службу той благородной 
миссии, которую призвана выполнять наша наука. 

Г л а в а 
1 

ОБЩАЯ ТЕОРИЯ 
ГОСУДАРСТВА И ПРАВА 
КАК ОБЩЕСТВЕННАЯ НАУКА 

В современную эпоху мирового общественного развития, когда успешно 
осуществляется 
строительство 
коммунистического общества в нашей стране и развитого 
социализма в странах социалистического 
содружества, 
когда происходит исторический переход от капитализма к 
социализму, растет мощное национально-освободительное движение народов, когда 
развертывается научнотехническая революция, идет острая борьба двух основных идеологий, 
марксистско-ленинские 
общественные 
науки приобретают особое 
значение, 
повышается их 
роль в решении проблем социального прогресса. 

Возрастание роли общественных наук в настоящее 
время определяется тем, что они, во-первых, составляют 
научную основу социалистического и коммунистического строительства; во-вторых, становятся 
могучим, постоянно действующим идеологическим 
средством 
коммунистического воспитания всех членов 
социалистического общества; в-третьих, являются теоретической базой для активной, наступательной идейно-политической 
борьбы с антикоммунизмом, со всеми формами идеологической диверсии империализма, с ревизионизмом, догматизмом, сектантством. 

Лозышение роли общественных наук — это объективная необходимость, закономерность современного этапа 
общественного развития и преобразования нашей планеты. Глубоко ошибочно представление, будто общественные науки имеют лишь пропагандистское значение, призваны только разъяснять 
и комментировать практику. 
«Развитие общественных наук и внедрение их рекомендаций в практику играют не менее важную роль, чем 

7 

использование достижений естественных наук в сфере 
материального производства и развитии духовной жизни 
народа»1. 

Практика развернутого строительства коммунизма в 
нашей стране требует 
безотлагательной 
разработки и 
научно обоснованного решения многих 
проблем социального прогресса. Это в свою очередь обусловливает 
необходимость выяснения готовности науки удовлетворить возросшие потребности 
практики, 
мобилизации, 
организации и концентрации научных сил для исследования 
проблем 
первостепенной 
важности и особой 
актуальности. 

/Вместе с тем мы переживаем такой период в самом 
поступательном движении общественного знания, когда 
требуется подвести определенные итоги, оценить пройденный путь, вскрыть недостатки и устранить их, наметить ближайшие и перспективные 
цели его развития. 
Именно поэтому каждый, 
кто следит 
за глубинными 
процессами, происходящими сейчас 
в нашей науке, не 
мог не заметить, что все ее представители заняты тщательным анализом прошлого, настоящего и будущего 
общественного знания. 

В этой связи прежде всего 
следует 
отметить, что 
единство материального мира обусловливает и единство 
науки. Поэтому нельзя противопоставлять естественные 
науки общественным. При этом 
превращение науки в 
непосредственную производительную силу относится не 
только к естествознанию, но и в не меньшей степени к 
науке об обществе. Чем интенсивнее и шире внедряются 
в промышленное производство достижения естественных 
наук, тем с большей необходимостью выявляется объективная потребность в научном определении социальных 
условий и последствий 
этого 
внедрения. Да и анализ 
социальной сущности самого превращения науки в непосредственную производительную силу 
со всей очевидностью свидетельствует отнюдь не о том, что оно есть 
результат внутренне присущего 
ей саморазвития, а о 
том, что это превращение является продуктом и выражением развития общественных потенций современного 
производства. Именно поэтому еще К. Маркс предвидел, 
что ликвидация 
частной 
собственности, 
преодоление 

1 Б р е ж н е в Л. И. Ленинским курсом. Речи и статьи, т. I. М., 
Политиздат, 1970, с. 360. 

8 

антагонистических противоречий производства, установление коллективного контроля над мерой труда и мерой 
потребления, слияние физического и умственного труда, 
превращение свободного времени и времени для научного образования индивида в основную меру общественного богатства 
и т. д. изменят социальную роль и значение науки. 

Разве не ясно, что только при условии решения социальных проблем науки возможно высвободить ее как 
могучую творческую силу и предоставить человечеству 
ее несметные богатства?! Нужно ли говорить о том, что 
судьба теории относительности, 
квантовой 
механики, 
ядерной физики, химии полимеров, кибернетики, молекулярной биологии и других научных отраслей знания, 
составляющих лицо современной естественной науки, во 
многом зависит от тех социальных условий, в которых 
осуществляется 
их практическое 
использование?! Но 
ведь сами социальные условия развиваются по законам, 
изучаемым общественными науками. Более того, именно эти науки не только изучают, 
но и освещают пути 
преобразования социальной 
действительности, создающей предпосылки и условия для 
свободного развития 
духовной жизни общества, в том числе и для естественно-научного творчества. Задача, выраженная в знаменитых словах К. Маркса: «Философы лишь различным образом объясняли 
мир, но дело заключается в том, чтобы 
изменить его»1, успешно 
реализуется 
объединенными 
усилиями марксистско-ленинской науки 
и революционным творчеством масс. 

Но и дальнейшее развитие 
естествознания в современных условиях немыслимо без использования достижений общественных наук. Не случайно поэтому к разработке крупных проблем, имеющих на первый взгляд 
лишь естественно-научное содержание, все чаще и в возрастающем количестве привлекаются экономисты и социологи, философы и юристы, 
психологи 
и историки, 
представители других 
отраслей 
общественной науки. 
Очевидным является и тот бесспорный факт, что на развитие всех отраслей общественного знания оказывают 
весьма существенное воздействие новейшие открытия в 
познании природы и овладение ее стихийными силами. 

• М а р к с К- и Э н г е л ь с Ф. Соч., т. 3, с. 4. 

Достижения естественно-научного 
познания не только 
вдохновляют нас на поиски еще не изведанных средств 
и методов исследования, но и заставляют искать ответы на многие вопросы, поставленные перед нами практикой общественного развития, заставляют проникать в 
глубинные процессы социальных 
изменений современности. 

Таким образом, между естественными и общественными науками происходит постоянная циркуляция взаимообогащающей информации, средств и методов иссле? 
дования; между ними складывается прочное органическое взаимодействие. Так, например, решение крупных 
народнохозяйственных задач невозможно 
без систематического сотрудничества экономистов, юристов и техников, статистиков, математиков и биологов, представителей других общественных 
и естественных наук. Без 
такой кооперации немыслимо, в частности, эффективное 
и рациональное использование материальных, финансовых и трудовых ресурсов, выбор наиболее целесообразных путей технического прогресса, 
совершенствование 
практики регулирования общественных 
отношений, решение других жизненно важных вопросов интенсификации общественного развития. Равным образом и успех 
культурного строительства, 
народного 
образования и 
воспитания нового человека предполагает совместные усилия философов, юристов, педагогов, физиологов и психологов, представителей иных отраслей научного знания. 
Таким образом, мы являемся очевидцами 
того исторического процесса развития союза естественных и общественных наук, который завещал В. И. Ленин и который постоянно укрепляется благодаря заботам Коммунистической партии. 

В Отчетном докладе ЦК КПСС XXV съезду партии 
указывалось, что новые возможности для плодотворных 
исследований как общетеоретического, фундаментального, так и прикладного характера открываются на стыке 
различных наук, в частности естественных и 
общественных. Партия и государство нуждаются в исследованиях проблем, связанных прежде всего со всесторонним 
развитием производства и управления производством, в 
рекомендациях, дающих возможность существенно повысить его эффективность. Существенно важным является 
углубленное исследование вопросов, относящихся к тенденциям развития нашего общества, его производитель
10